Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов




Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

Современное общество

Понятия: «бюрократия» и «бюрократизм»

Анализу же теоретических проблем, неизбежно возникающих на пути развития любых общественных институтов, которые охватываются необходимостью обеспечения государственного управления, уделяется неоправданно мало внимания. Осмысление и анализ теоретических проблем бюрократии как содержанию государственной службы представляются актуальными с научной и практической точек зрения. В настоящей главе понятие «бюрократия» рассматривается в контексте содержания и формы организации государственной власти и управления.

В литературе, средствах массовой информации и в обыденных разговорах, как уже отмечалось, нередко смешивают два важных, но разных понятия: «бюрократия» и «бюрократизм». Рассмотрим подробнее и специально, какова сущность тех явлений, которые обозначаются этими понятиями, и в чем между ними различие.

В этом параграфе сделаем акцент исключительно на понятии «бюрократия».
Бюрократия в самом широком смысле (власть канцелярии; от фр. bureau — бюро, канцелярия и греч. kratos — власть) — это особая форма организации власти и управления какими-либо социальными объектами, например промышленными предприятиями, фирмами, государственными учреждениями, армией, вузами и т. д.

В современном обществе бюрократическая организация власти стала доминировать в различных сферах жизнедеятельности общества, хотя имеются (и развиваются) и другие формы, в частности добровольные общества и объединения, политические партии, ассоциации, которые строятся, как правило, не по бюрократическому принципу. Согласно точке зрения немецкого социолога, социального философа и историка Макса Вебера, бюрократия — это форма управления, отличная от других форм — демократии, тоталитаризма, авторитаризма.

В целом, как полагал Вебер, она является прогрессивной технологией, позволяющей значительно рационализировать процесс управления и повысить эффективность организации. Бюрократическая модель означает, что работники должны действовать не как частные, а как формальные лица, наделенные определенными правами и ответственностью.

Их деятельность должна быть предметом публично- правового регулирования. При этом все действия работников совершаются в определенной последовательности согласно существующим правилам и процедурам. Строгое соблюдение принципов иерархии, формально — рациональных норм, правил и установлений, позволяет, как утверждал Вебер, устранять возможные индивидуальные отклонения в процессе осуществления государственных санкций и способствует успешной деятельности различных звеньев государственной системы в целом .

При этом подразделения, находящиеся на нижних «этажах», последовательно подчиняются соответствующим подразделениям более высокого «этажа». Верхние «этажи» содержат меньшее количество подразделений и соответственно меньшее количество сотрудников. «Вершина» пирамиды оказывается самой немногочисленной, нередко ее возглавляет один человек (со штатом помощников). Обязанности каждого подразделения и каждого сотрудника в подразделении определены заранее безотносительно к конкретным людям и жестко регулируются системой правил и инструкций .

Важнейшей чертой бюрократической организации является то, что сотрудники, в том числе и руководители подразделений, не избираются, а, как правило, назначаются вышестоящим начальником или вышестоящим подразделением на основе профессиональной квалификации. Они являются служащими (чиновниками), получают заработную плату в соответствии с рангом. Бюрократическая организация предусматривает строгий порядок продвижения сотрудника по служебной лестнице. При этом, как правило, принимаются во внимание в первую очередь компетентность, профессионализм, исполнительность сотрудника. Пирамидальное строение бюрократической организации обусловливает обычно острую конкурентную борьбу между сотрудниками за право занять место на более высоком «этаже», что в принципе вынуждает сотрудников заботиться о дисциплине труда, повышении своего профессионального уровня.

Бюрократическая форма организации власти ныне получила широкое распространение практически во всех странах, прежде всего в органах исполнительной власти, в администрациях, обслуживающих выборные органы власти (парламенты, президентов, председателей правительств, если они избираются, судей). В российском обществе она существует на разных уровнях — федеральном, региональном, муниципальном. Кроме того, бюрократическая форма правления широко представлена в разных сферах жизнедеятельности современного общества. Экономическая сфера, ее государственный и негосударственный сектора, средний и крупный бизнес используют эту форму.

Бюрократия как форма организации власти и управления сыграла в последние два-три века и поныне играет важную роль в экономическом и социальном развитии стран. Она вынуждает четко определять цели деятельности той или иной организации и ее подразделений, выбирать оптимальные средства достижения этих целей, иными словами — делать управление компетентным, рациональным и эффективным.

Веберовская трактовка понятия «бюрократия» может быть рассмотрена в качестве одного из теоретических источников понимания бюрократии как рациональной организации государственной службы.

Развитие России, как современного демократического государства, невозможно без эффективного управления. Государственная служба является проводником государственной воли власти. Она выступает основным средством практической реализации задач и функций государства, обеспечивая функционирование его структур, создающих условия для нормальной жизнедеятельности человека и общества. От государственной бюрократии как формы организации государственной власти и управления в жизнедеятельности общества, в судьбе людей — граждан государства — зависит очень многое, практически вся линия человеческой истории.

Новое государственное строительство осуществляется в условиях, когда идет интенсивный пересмотр многих существовавших ранее представлений об организующем и регулирующем воздействии государства чиновничьего аппарата, их функциях, системе государственной власти, отношений собственности. Осмысливать их приходится с учетом кардинальных общественно-политических преобразований, социальных трансформаций в условиях становления новой России. Изменяясь, российское общество строит новое государство, которому нужны квалифицированные специалисты, добросовестные чиновники, способные эффективно реализовывать функции государства, а точнее государственного управления, согласно новым потребностям общественного развития.

Государственным служащим, чиновничьему аппарату во многом принадлежит важнейшая роль в укреплении российской государственности, модернизации и стабилизации общества на основах демократии, права и социальной справедливости. Государственная служба Российской Федерации, формируемая как социальный институт, призвана опираться на принципы взаимодействия государства и общества, соблюдения гражданских свобод и прав, определяющие суть государственного управления в его современном пониманий.

Как подчеркнул в своем выступлении на расширенном заседании Государственного совета от 8 февраля 2008 года В.В.Путин: мы должны за счет оптимизации функций и изменения системы финансирования создать мотивацию эффективной деятельности ведомств и отдельных чиновников, конкурентные условия для привлечения на госслужбу — лучших кадров, при этом повысить их ответственность перед обществом .

Проблемы государственного управления в последние годы находятся в центре внимания общественных наук. Однако, в основном, большинство публикаций, будь то политическая, экономическая или юридическая сторона, чаще всего касается практических аспектов государственного управления в связи с социальными трансформациями в той или иной сфере жизни людей.

Тем не менее, веберовская трактовка проблемы рациональной бюрократии оказалась чуждой отечественной науке, в которой господствовало мнение, что бюрократия- это изначально негативное явление. Маркс, а вслед за ним и Ленин по существу отождествляли бюрократию (то есть определенного рода организацию и аппарат, необходимые для осуществления функций управления) с бюрократизмом- косностью, канцелярщиной, пренебрежением к существу дела ради соблюдения формальностей. Методологической основой такого подхода был классовый подход к госаппарату как особому комитету по защите интересов буржуазии.

Бюрократию как принцип построения власти изучали многие философы, социологи, I историки (в том числе Г.-В.-Ф. Гегель, К.Маркс, М.Вебер). Если кратко суммировать их ! выводы, то можно сказать следующее. Бюрократическая организация управления с широким I использованием специально подготовленных служащих — чиновников имеет длительную историю.

Ее истоки уходят в глубь веков и прослеживаются еще в древнем мире — в древних государствах Египта, Китая, Индии, Греции, Рима. Однако наибольшего развития бюрократия получила в Новое время, когда стала доминировать в управлении такими сложными социальными структурами, как экономическая и политическая, особенно в абсолютистских монархиях, или армия. Чиновничество XVII—XVIII вв. во Франции, России, других странах стало заметной социальной силой. Российское чиновничество, его образ жизни и образ мыслей нашли яркое художественное воплощение в произведениях крупнейших отечественных писателей — Н.В.Гоголя, М. Е.Салтыкова-Щедрина, А.П.Чехова и многих других.

Чем же характеризуется бюрократическая организация управления? Прежде всего, она представляет собой некоторую пирамиду властных отношений, в которой имеется несколько «этажей» управления. На каждом из них располагаются различные административные подразделения со строго определенными функциями и полномочиями (сектора, отделы, управления).

К сожалению, сегодня в научной литературе еще не выработано общепринятого понятия «бюрократия». К числу наиболее характерных определений понятия государственной службы можно отнести следующие:
— как формы участия граждан в осуществлении целей и функций государства;
— как формы реализации «связи отношений государства, общества, закона и гражданина;
— как механизма формирования, реализации и совершенствования институтов государственной власти и государственного управления;
— как единство правовых институтов, регулирующих осуществление государственной власти и государственного управления, и социального института — сообщества, профессиональной корпорации, лиц, практически исполняющих эти функции в соответствии со своим правовым статусом;
-как система государственных органов, имеющих своих служащих для выполнения государственных задач и функций;
-как особый вид управленческой деятельности – государственной администрации .

Встречаются и другие определения понятия «государственная служба», но их определяют как синонимы: «государственная организация», «работа в пользу государства» и т.д.
Как рациональная организация государственной службы, бюрократия играет важную роль. Она выступает одним из ведущих факторов единства страны, формирования цивилизованной государственности, объединения усилий ветвей власти, обеспечения притока в органы государственного управления наиболее способных, квалифицированных работников.

Государственная власть осуществляется при непосредственном участии бюрократии, которая реализует волю государства, выраженную в решениях соответствующих ветвей власти, оказывает определяющее воздействие на деятельность и поведение людей и социальных групп с помощью правовых, организационных и идеологических механизмов (авторитета, права, убеждения, силы и т.п.).

Рациональная бюрократия реализует на практике принуждение, монополия на которое принадлежит, как известно, исключительно государству. С содержательной стороны существенно то, что государственная бюрократия от имени государства и в рамках законодательства использует основные методы государственной власти – планирование, прогнозирование, управление, организацию, убеждение, поощрение, контроль и т.д. С их помощью она проводит в жизнь принятые органами государственной власти решения.

Государственная бюрократия представляет собой также и форму организации аппарата с целью выполнения задач государственного управления. Государственные служащие активно участвуют в выработке проектов законов, программ, выражающих внутреннюю и внешнюю политику государства, предметно занимаются подготовкой предложений об изменениях в структуре государственных органов, текущих решений по злободневным вопросам, требующим государственного регулирования.

Рациональная бюрократия является реальным проводником идей государственности. Она должна быть правовой, четко организованной, социально ориентированной, эффективной. От качества государственной службы в значительной мере зависит будущее страны.

Понятие «бюрократия» можно рассматривать с различных точек зрения. При социологическом подходе государственная бюрократия понимается, во-первых, как форма организации государственной власти и управления, вид социальной практики, нацеленный в конечном счете на признание, соблюдение и защиту законным прав и свобод граждан, на создание благоприятных условий для их безопасности и достойной жизни; во-вторых, как функция особого социального слоя людей — чиновников со своими интересами и запросами; в третьих, как особый срез общественных отношений, складывающихся в процессе осуществления государственным аппаратом функций по обеспечению органической связи государства и гражданского общества; в-четвертых, государственная служба является носителем культуры социума и народных традиций, носителем должной морали и духовности российского общества.

Социальная природа чиновничьей работы обусловлена разделением труда между государственной властью и ее аппаратом, зависимостью целей и функций государственной службы от политического строя общества, а также социальным составом государственных служащих, которые поступают на службу из всех слоев общества. В результате государственная служба отражает глубинные социальные условия своего формирования и развития в рамках общества, является формой организации граждан, их участия в управлении государством, инструментом производства социальных услуг (образование, здравоохранение, нотариальные услуги и т.д.). В рамках государственной службы находят продолжение многие социальные явления, связанные с реализацией индивидуальных и групповых интересов людей, их знаний, опыта и отношений.

Как форма организации государственной власти и управления, бюрократия призвана осуществлять в этом качестве следующие функции:
— реализация интересов, прав и свобод граждан;
— решение социальных задач государства;
— производство государственных социальных услуг;
— регулирование социальных конфликтов;
— регулирование социального статуса государственных служащих,

Государственная служба, как и деятельность

С правовой точки зрения, государственная служба, как и деятельность государственного аппарата, характеризуется как комплексная отрасль законодательства, суть которой выражают следующие положения:

а) основной задачей государственной службы является реализация Конституции РФ и законов Российской Федерации, законодательства субъектов Федерации, обеспечение национальной безопасности, государственного суверенитета, экономической самостоятельности, духовно-нравственной самобытности страны с учетом интересов ее регионов. Эти функции объективно может выполнять лишь высокопрофессиональный, стабильный, рационально выстроенный и организационно продуманный, обеспеченный в экономическом и правовом отношениях аппарат государственных органов;

б) государственная служба отправляется на основе специального законодательства о государственной службе, представляющего собой совокупность юридических норм, правил и процедур, регулирующих отношения связанные: с организацией государственной службы и выполнением стоящих перед ней задач; правовым статусом государственных служащих; особыми процедурами замещения государственных должностей; правами, обязанностями и ответственностью должностных лиц; особым порядком и технологиями прохождения службы; нацеленностью не только на признание и соблюдение, но и защиту прав и свобод граждан и т.д.;

в) государственный служащий реализует политику социального государства, которая направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
Таким образом, государственная деятельность бюрократии — это профессиональная деятельность государственного служащего, предполагающее наличие у него соответствующего профессионального образования и соответствующей специализации.

Профессионализм и компетентность государственных служащих является законодательно установленным принципом государственной службы Российской Федерации. За подготавливаемые принимаемые решения, неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей государственные служащие несут юридическую ответственность. Можно, конечно, сказать и так, что государственная служба — это вид трудовой деятельности, заключающейся в практическом осуществлении государственных функций работниками государственного аппарата, занимающими должности в государственных учреждениях и получающими от государства вознаграждение за свой труд .

Понятие государственной службы употребляется в двух различных смыслах. Широкое значение термина охватывает всю совокупность людей, работающих в государственных и муниципальных учреждениях и на предприятиях независимо от характера их деятельности, т.е. всех кроме работающих в частном секторе. При таком подходе в состав государственной бюрократии входят работники не находящихся в частной собственности заводов, больниц, школ, научных учреждений, почты, полиции и т.д. В узком смысле государственная бюрократии включает в себя только персонал (прежде всего функционеры) органов государственной власти и управления центрального и местного уровней.

Понятие «государственный аппарат» также имеет два значения -структурное и кадровое. В первом значении государственный аппарат — это совокупность органов, прежде всего исполнительных (административных), осуществляющих управление государством. Во втором значении, которое является главным, государственный аппарат это определенным образом организованная совокупность служащих, называемых иначе кадрами или персоналом государственной службы, занятых повседневной работой по осуществлению исполнительно — распорядительной деятельности государства.

Таким образом, в отличие от партийной и корпоративной бюрократии государственная бюрократия — это такая группа граждан, которая профессионально участвует в осуществлении целей и функций государства посредством исполнения государственных должностей, учрежденных в государственных органах. Другими словами, государственная бюрократия — социальный слой, состоящий из государственных служащих.

Главным достоинством такого определения понятия «государственная бюрократия» является его комплексное содержание. В этом определении осуществляется взаимосвязь трех элементов: государства, государственного органа, государственной должности, и фиксируется, что самым главным в активности граждан в государственном органе и в соответствии с государственной должностью является осуществление целей и функций государства.

Исполнение государственной должности представляет собой конкретное осуществление общественных отношений, которые государственная власть посредством Конституции, законов, правовых статусов органов закрепила за данной должностью.

Таким образом, каждая должность имеет свое предназначение, содержание, формы и методы реализации, определенные ресурсы и другие элементы, обусловливающие ее значение для государства, общества и граждан.

Исполнение государственной должности предполагает, что лицо ее замещающее является носителем определенного мировоззрения, идеологии целостности общенациональных интересов и развития государства. Поэтому должности в государственном аппарате должны быть прописаны таким образом, чтобы игнорирование идеалов, ценностей и целей государства быстро выявлялись и пресекалось.

Исполнение государственной должности всегда связано со знаниями, опытом, творческим поиском, способностью оказывать влияние на других людей как непосредственно, так и через принимаемые правовые акты, управленческие решения и организационные действия. Государственная должность требует при ее исполнении высокой профессиональной специальной подготовки, применения обширной информации, разнообразных проявлений напряженной интеллектуальной деятельности.
Исполнение государственной должности — это напряженный процесс, не имеющий в рамках страны ограничений в пространстве и во времени. Государство, его власть, аппарат, управление должны функционировать постоянно, устойчиво, надежно и, следовательно, любые должности должны таким же образом исполняться.

Исполнение государственной должности всегда происходит в установленном правовом режиме и с соблюдением определенных материальных и процессуальных правовых норм. В этом отношении исполнение государственной должности предопределено.

7 июля 2004 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации принят Федеральный закон «0 государственной гражданской службе Российской Федерации». Данным федеральным законом в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным законом «0 системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 года устанавливаются правовые, организационные и финансово-экономические основы государственной гражданской службы Российской Федерации.

В вышеназванном Федеральном законе дано следующее определение государственной гражданской службы Российской Федерации. Государственная гражданская служба Российской Федерации (далее также — гражданская служба) — вид государственной службы, представляющий собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации (далее — граждане) на должностях государственной гражданской службы Российской Федерации (далее также — должности гражданской службы) по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации (включая нахождение в кадровом резерве и другие случаи) .

Тем не менее, интересен обзор «болезни Паркинсона», которая может поразить практически любое учреждение и способно загубить всякую его работоспособность. Эта болезнь проходит стадии. Первый признак заболева­ния проявляется в том, что среди сотрудников учреждения появляется человек, сочетающий полную непригодность к своему делу с завистью к чужим успехам. Опасность увеличивается, когда этот человек, не справляясь с работой, суетится и пытается войти в руководство. Когда ему это в какой-то степени удается, наступает вторая стадия заболевания. Он начинает выживать тех, кто способнее его, и не дает продвинуться тем, кто может заменить его в будущем. И в конечном итоге штаты заполняются людьми, которые глупее начальника.

Если он второго сорта, они будут третьего, а их подчиненные четвертого. А чтобы жить спокой­ной жизнью в этом учреждении все принимают эти правила игры и пыта­ются выглядеть глупее, чем они есть. Коматозного состояния учреждение достигает на третьей стадии, когда в нем снизу доверху не встретишь и йоты разума. Из этого состояния выхода практически уже нет и учреждение обречено на гибель или неплодотворное существо­вание.

Бюрократизация общества остается и сегодня одной из важных гло­бальных проблем. Она касается и российского общества. Беспрецедентный рост управленческого аппарата на всех уровнях власти, формализм, волокита при рассмотрении и решении государственных и местных вопросов — все это частные случаи бюрократизации практически всех сфер обществен­ной жизни. Сегодняшний госаппарат является в значительной степени за­бюрократизированной, коррумпированной системой, не мотивированной на позитивные изменениям, а тем более на динамичное развитие. Одной из главных проблем сегодняшнего госуправления остается его чрезмерная централизация. Любые, даже элементарные решения принимаются в правитель­стве месяцами, а то и годами.

Вроде бы все делается по инструкции, все правильно, но это как раз тот случай, когда порядок превращается в абсурд. И во всей этой системе госуправления, бюджетной сети и предприятий, контролируемых государством и органами мест­ного самоуправления работает около 25 миллионов человек, и это более трети общего числа работающих в стране. Здесь обращаются триллионы рублей инвестиций и текущих государственных расходов.

Разумеется, формы проявления бюрократизма в наши дни имеют свои особенности. Раньше, например, во времена «классической бюрократии» государственный служащий был отделен от политических целей государственной власти. Вопросы большой политики были вне пределах его реальной компетенции. Сегодня государственная бюрократия в значительной мере политизирована. А так как она обладает по своему объективному статусу достаточно большими властными возможностями, то ее опасность для политических сил государственной власти может быть вполне реальной. Государ­ственный бюрократизм, следовательно, опасен не только для общества, но и для самой государственной власти.

Конечно, влияние чиновников на властные, отношения в обществе было всегда. Однако современная бюрократия в значительной мере предала

идеалы классического чиновничества начала XX века. Сегодня она откры­то лоббирует определенные политические интересы, пытаясь оказать дав­ление в той или иной форме на политиков.

Как уже отмечалось, государственный служащий демократической ориентации — это человек, который работает с полной отдачей сил во имя общих интересов страны. Смысл существования такого руководите­ля в том и состоит, чтобы выполнять интегративные функции в коллекти­ве, обществе во имя интересов человека, выражать эти интересы, развивать и проводить их в жизнь. При таком подходе государственных служащих аппарата управления нужно рассматривать как органическую часть общест­ва, народа, которая живет его интересами, за счет своего собственного труда.

Между руководителями этой категории работников государственно­го управления и остальной частью общества никаких противоречий нет и быть не может, ибо их объединяет общий, гуманистический интерес. И разли­чия между ними носят чисто профессиональный характер.

В отличие от государственной службы демократического типа бюрократизм является антиподом этой службы. Можно сказать и так, если государственная бюрократия связана с деятельностью государственного служащего, исключающей какую-либо дисгармонию его интересов и интереса­ми общества, то бюрократизм — это антиобщественный феномен, предполагающий несовпадение интересов государственного служа­щего с интересами общества. Конечно, степень такого несовпа­дения интересов бывает разной. В одних случаях она очень высо­ка, когда государственный чиновник решает свои жизненные проб­лемы в ущерб обществу. Высшей формой такого рода бюрократизма является коррупция, личное обогащение государственного служаще­го за счет общества.

Но существуют и более мягкие формы проти­востояния чиновника и общества. Этот вид бюрократизма чаще всего связан просто с формальным исполнением должностных полномочий. Казалось бы — безобидная форма государственного бюрократизма. Однако и она связана с недооценкой социальной цели государства. Очевидно, что государственная служба существует не только и не столько для обеспечения исполнения полномочий государственных органов, т.е. для подготов­ки решений властей, а для того, чтобы осуществлялась общественная сущ­ность государства, его предназначение обеспечивать потребности и инте­ресы своих граждан.

Формальное исполнение обязанностей означает, что государственный служащий не проявляет творческого отношения к своей работе, а это негативно сказывается на реализации ее истинной цели.

Говоря о необходимости исполнения государственных должностей, важно понять, что речь здесь идет об использовании полномочий для реализации установленных функций государственного органа, для решения общественных проблем, для регулирования поведения и деятельности людей, обслуживания их интересов.

Необходимо четкое осознание того, что в системе элементов, харак­теризующих взаимодействие государства и общества, «государство — систе­ма государственных органов – государственный орган — государственная должность — государственный служащий — гражданин -общество», государствен­ная служба охватывает главным образом элементы «государственная должность — государственный служащий – гражданин» и включает в себя два вида правоотношений:
-между лицом, исполняющим государственную должность, и государст­вом в целом (через государственный орган и их систему);
-между лицом, исполняющим государственную должность (государственным служащим), и гражданами государства (в целом общества).

С точки зрения своего предназначения государственная служба представляет собой процессуальное явление, определяющее порядок исполнения функций государственной власти в управлении общественными процессами. Она тогда осуществляется, когда власть реально, на деле служит общест­ву, помогает решать ему его проблемы, удовлетворяет те или иные нужды человека. Если же она этого не делает, то в этом пункте государственная служба трансформируется в бюрократизм.

Таким образом, государственная должность тогда не исполняется (практически не осуществляется), когда закрепленные за ней объем и содержание деятельности никак не сказываются на рациональности и общественной эффективности принятых решений. В этом случае мы имеем дело с государственным бюрократизмом. Если же, скажем, военная государственная служба обеспечивает суверенитет, свободу, внутреннюю и внешнюю безопасность государства и общества, то речь здесь уже идет о позитивной государственной бюрократии.

Сегодня огромную опасность для России представляет бюрократизм в правоохранительной системе государственной службы. Эта система, как известно, связана по определению с поддержанием общественного порядка, обеспечиванием прав и свобод человека, соблюдением определенных правил поведения. Актуальность такого вида государственной службы в современный период и на перспективу обусловлена многими объективными и субъективными обстоятельствами. Это — усложнение технических изделий и технологических процессов, нарушение правил эксплуатации которых ведет к тяжелым последствиям; обострение экологической ситуации под давле­нием техносферы; серьезные психологические сдвиги в поведении человека под влиянием отяжеленной наследственности, злоупотребления алкого­лем, наркомании, токсикомании, информационной перегрузки; высокий уровень преступности, достаточно организованной, ставящей под угрозу общественную безопасность и т.д. Без надлежащего государственного регулирования и контроля всего того, что опасно для жизни и здо­ровья человека, для спокойствия и благополучия общества, нельзя нала­дить нормальные взаимоотношения в системе «человек-общество-техника-технологии-природа».

Конечно, антиобщественная сущность бюрократических структур государства не во всех случаях очевидна. Дело в том, что широкая общественность страны не всегда может осознавать и понимать свои объективные интере­сы и потребности. В каких-то ситуациях общество может оказаться во власти иллюзорных представлений. Поэтому наличие противоречий между государством и обществом еще не является автоматическим критерием бюрократизма. Для того, чтобы сделать такое заключение, нужен конкретный анализ, дающий подлинное знание о действительных, а не мнимых интересах общества. Ведь еще нередки случаи, когда трудовой коллектив выступает с антидемократических позиций, действует в противовес тому, что ему действительно необходимо, руководствуясь при этом весьма и весьма субъективными оценками и критериями, сиюминутными настроениями. В этом случае его конфликт с государственным чиновничеством не является показателем бюрократизма государственной службы, ее пренебрежительного отношения к общественным интересам.

Таким образом, сопоставляя действия должностных лиц государства с интересами человека, коллектива и общества, важно ориен­тироваться при этом прежде всего на долговременные, коренные их интересы, ибо ситуация нередко складывается так, что во имя удовлетворения долговременных интересов людей приходится жертвовать некоторыми их текущими интересами. Поэтому правильный выбор решения не обяза­тельно тот, который служит делу удовлетворения сиюминутных интересов в обществе. Подлинная забота о человеке предполагает учет его фундаментальных интересов и потребностей. И чтобы удовлетворить их иногда приходится идти на определенные жертвы в отношении других интересов. Взять, например, проблему реформирования цен. Конечно, введение новых розничных цен может вызвать определенные потери. Одна­ко, если подходить к этому вопросу стратегически, то изменение системы ценообразования может иметь огромный позитивный смысл для общества. Оно может оздоровить финансовую систему страны, задействовать все материальные стимулы совершенствования экономики. И самое главное это то, что цены станут соответствовать реальным экономическим про­цессам и их реформирование должно быть осуществлено так, чтобы не произошло снижение реального жизненного уровня населения.

Бюрократизм же имеет место там и тогда, где и когда интересы руководства вступают в противоречие с действительными интересами людей, с целями удовлетворения и развития их потребностей, где и когда государственная должность становится инструментом унижения и подав­ления граждан, инструментом наживы и обогащения. Бюрократизм -это антиобщественная деятельность работников аппарата управления, предполагаю­щая защиту их особенных групповых и индивидуальных интересов во вред обществу. Всеобщими чертами его являются: пренебрежение интересами, как отдельного человека, так и общества в целом, антидемократизм, карьеризм, иерархическое чинопочитание, кастовость, канцелярщина и т.п. Одним из первых аналитиков и критиков бюрократизма был К. Маркс, который обратил внимание на то, что он связан с потерей чиновниками содержательной цели своей работы, с ее подчинением задаче собственного самосохранения и укрепления, с превраще­нием государственных целей в канцелярские, а канцелярских — в государственные.

Таким образом, бюрократизм — это замкнутый, действующий по законам иерархии, жесткий механизм власти, стоящий над законом и волей членов общества. Эта – власть, которая превращена в самодовлеющую организацию, функци­онирующую исходя лишь из собственных интересов, предающую забвению ин­тересы общества.
Бюрократизм многолик, изменчив, противоречив, приспособляем к любым изменениям конъюнктуры. Но в многообразии проявлений бюрократизма можно выделить более или менее крупные блоки.

Во-первых, бюрократизм — это формализм, бумаготворчество, местничест­во, ведомственность, безразличие к судьбе человека, к конечным результата общих усилий. Внешняя активность, бесконечные приказы и распоряжения, проведение «мероприятий» вместо живой работы, постоянное подчеркивание своего «я» — такие штрихи характерны для портрета чиновника-бюрок­рата, благополучно дожившего до наших дней. 0 серьезности болезни многих управленцев и специалистов (причем не только государственной службы) говорят социологические исследования, в том числе контент-анализ доку­ментов. Многим из них не хватает аналитичности. За обилием цифр подчас скрывается неумение вникнуть в существо проблемы, определить конкретные пути ее решения, поставить задачу на перспективу. Все это приводит к своеобразной «инфляции» принимаемых решений.

Во-вторых, бюрократизм — это административный волюнтаризм и субъективизм. Диапазон их проявлений достаточно широк — от принятия теоретически и практически необоснованных решений и до пренебрежения установленными принципами, правилами, нормами, законностью. Сюда следует отнести неумение и нежелание учитывать последствия принимаемых решений, пресловутое «телефонное право», безропотную исполнительность, использо­вание служебной информации в личных целях.

К числу основных проявлений бюрократизма можно отнести, следова­тельно: стереотипное мышление, нежелание глубоко вникать в острые конф­ликтные ситуации, шаблонное решение актуальных проблем, недостаток компетентности, менторство, привычка поучать других, формальное отношение к делу, отстаивание личное благополучия, безответственность.

В-третьих, бюрократизм — это консерватизм и догматизм, различные формы административного ограничения участия общественности в управлении, недоверие к общественной инициативе. Одно из классических проявлений бюрократизма — административная пассивность. Характерные черты носителя этого качества: чинопочитание и сознательный отказ от сколько-нибудь серьезных самостоятельных решений и действий; сведение управленческой деятельности к ожиданию указаний «сверху» и применению инструкций; приложение административного шаблона к изменяющейся действительности.

Однако бюрократизм — это не только пассивность самого администратора в плане общественно полезной инициативы. Это и практика ограничения административными органами участия общественности в управлении, попытка подменить общественную инициативу администрированием, различные формы выхолащивания подобной инициативы. По большому счету, это не что иное, как стремление ограничить возможности каждого института гражданского общества. Соответственно возникает целая система мер ограничения инициативы рядовых граждан в управлении общими делами. Среди них внедрение в административную практику духа слепого подчинения вышестоящим инстанциям; мелочная регламентация действий подчиненных; келейные формы организации принятия решений; окружение процесса принятия решений покровом секретности; волокита, перестраховка, видимость активной деятельности. Многие бюрократы- служащие госаппарата — в основном суетятся, больше имитируют бурную деятельность, чем действуют во благо. И это в то время, когда власть должна смягчать неизбежные социально-политические и экономические издержки преобразований. Отсюда и последствия — косность мысли, стремление к централизму, тоталитаризму, государственному контролю и регулированию, исключение всякого риска. С этим и связано стремление администраторов вывести на все ключевые должности «своих людей».

В-четвертых, бюрократизм — это различные формы использования эконо­мических, политических и идеологических средств, находящихся в должнос­тном распоряжении, в корыстных целях (карьеризм, протекционизм, припис­ки, взяточничество и другие формы использования административных функций в личных целях).

Таким образом, можно сказать, что бюрократизм — это коллективный эгоизм работников аппарата, проявляющийся в доминировании их специфических интересов над интересами представляемых ими социальных групп, государств, общества в целом.

Аппарат управления — не только совокупность учреждений и органов, но и совокупность многих работающих в них людей. С этой, точки зрения последняя представляет собой крупную, социальную группу (слой), занимающую специфическое положение в обществе. Характер­ной её чертой является высокий уровень организованности: помимо социальных связей работники аппарата связаны множеством организационных отношений, закрепленных в инструкциях, положениях и т.д. При определенных ус­ловиях здесь возможна деформация всей системы социальных интересов. Аппарат, созданный для обслуживания власти, утрачивает сугубо служебную роль, концентрирует в своих руках властные полномочия. Чем шире полномо­чия у управляющего органа, чем больше его оперативная самостоятельно­сть, тем больше власти в его руках. При отсутствии действенного конт­роля со стороны общества эта власть начинает использоваться в интересах самого аппарата.

Бюрократизм — не просто монополизация власти аппаратом, а как бы вторая власть, разлагающая единую систему власти. Это антидемократическая форма управления, выросшая на почве исторически закономерного процесса выделения управления в особый вид общественного труда, профессионализации аппарата управления и наделения его необходимыми для управления властными полномочиями. Конкретнее — это чрезмерная формализация управления, используемая для фактического (максимально возможного) оттеснения народа и его представителей от власти, для обеспечения собственных интересов в ущерб интересам общества. Он, как правило, неразлучен с «двоевластием» и в структурно-функциональном смысле. Структурно-функциональное «двоевластие», дележ власти между обычно сменяемым политическим руководством и обычно несменяемым бюрократическим аппаратом управления, который внешне подчинен политическому руководству, но не забывает себя, ставит свои интересы на первое место, является скорее правилом, чем исключением. Формализм — лишь «цветочки» бюрократизма, а его политическая суть – «кража власти у народа». Это определение бюрократизма столь же бескомпромиссно и привлекательно, как определение Прудоном частной собственности как кражи.

Ахиллесова пята государственной службы — низкая эффективность исполнительной власти, отсутствие надлежащего порядка в деятельности аппарата, хаотичность и недисциплинированность, чрезмерные материальные затраты по каждому государственному решению. С точки зрения опрашиваемых, наиболее болезненными проявлениями этого оказываются неспособность многих руководителей противостоять бюрократизации всех эшелонов аппарата, а также мздоимство в среде чиновников.

Бюрократизация и коррупция аппарата, широкое участие должностных лиц в коммерческих предприятиях, совмещение одними и теми же людьми нескольких постов в законодательных и исполнительных органах власти, правовой нигилизм, недостаточная проработанность законодательных актов, указов и постановлений, непродуманные высказывания представителей «верхов», попытки ограничения конституционных прав людей, неспособность противостоять нарастающему валу преступности — все это самым серьезным образом компрометирует чиновничество.

Несколько слов о социальных истоках бюрократизма. Прежде чем рассмотреть вопрос о борьбе с бюрократизмом как весьма опасном зле современности, необходимо понять ту социальную почву, которая благо­приятствует его появлению на свет.

Необходимо различать объективные и субъективные условия возникновения, существования и развития бюрократизма. С одной стороны, бюрокра­тизм продуцируется объективными условиями жизни людей и общества. В этом плане он является отражением, порождением определенных объектив­ных обстоятельств. Известно, что поведение и деятельность любого субъек­та могут быть осмыслены и поняты только на основе изучению его об­щественного бытия. В этом плане можно сказать, что неразвитость общественных отношений, демократических институтов и личностного достоинства граждан является самой благоприятной почвой для государственного бюрократизма. Малокультурный человек обладает крайне неразвитыми общественными потребностями, он равнодушен к управлению общественными делами, ему легко внушить благоговение перед ложным величием бюрократичес­ких учреждений, его легко запугать.

Таким образом, когда в обществе неразвиты демократические институты гражданские формы взаимодействия людей друг с другом как в плане вер­тикальной, так и в плане горизонтальной мобильности, когда жизнь людей характеризуется чрезмерной зависимостью от государства, его структур и органов управления, то, естественно, что все это отражается в сознании и психологии людей, создавая благоприятный условия для возникновения и существования проявлений бюрократизма. Бюрократизм и придавленность недемократичность общества взаимосвязаны друг с другом. Чиновник процветает там, где люди проявляют робость, не умеют постоять за свои права, где послушание и исполнительство граждан берут верх над разу­мом и здравым смыслом. В свою очередь, задавленность и приниженность граждан имеют место там, где руководящие кадры заражены бюрократизмом. Одним словом, опора на все то в человеке, что связано с его униженностью, подавленностью, угнетенностью и забитостью — вот главный, решающий объективный корень бюрократизма.

Тем не менее, никакие проявления бюрократизма не являются автоматическим самопорождением объективного фактора. Чтобы объективная возможность в обществе превратилась в действительность, необходимы и соответствующие субъективные условия, т.е. наличие в структурах госу­дарственной власти таких людей, которые способны на противоправные и безнравственные деяния. Разумеется, в системе государственной службы России далеко не все чиновники являются недобросовестными людьми. В этом вопросе нельзя допускать упрощенных опенок и выводов, тем более огульной критики чиновничества. В России всегда были квалифицированные специалисты, сделавшие немало полезного для страны. 0ни и сейчас отдают свой ум и талант делу демократического обновления страны, многие добились выдающихся результатов уже за последние годы. Речь идет о тех, кто стремится возвратить нас на путь экономического и интеллектуального развития и все большей зависимости власти от общественных интересов.

Однако исторический и современный опыт российской жизни показывает, что в структурах ее власти и управления всегда был и остается теперь слой недобросовестных чиновников, которые решают свои жизненные проблемы за счет общества и в ущерб обществу. Этот слой чиновников является в известном смысле атрибутом российской власти.

Вместе с тем, бюрократизм нельзя рассматривать в качестве автоматической самореализации не только объективных, но и субъектив­ных условий. Феномен бюрократизма становится реальностью лишь в ре­зультате бюрократических деяний. Истинная причина бюрократизма заключается не просто в способности чиновника к недобросовестным действиями в использовании этой способности на практике, когда чинов­ник делает сознательный выбор в пользу негативного действия. Именно в этом пункте возможность бюрократизма трансформируется в его причину. Одним словом, до тех пор, пока чиновник не совершит реально антиобщественное деяние, его действия нельзя считать негативными. Бюрокра­тизм — это осознанное самопорождение субъекта, относительно свободная самореализация духа и воли чиновника.

Из всех факторов, способных нейтрализовать негативные проявления государственного бюрократизма самым эффективным является само общество. Государство это часть общества и оно будет в принципе таким, какова сама общественная целостность. Можно сказать и так: каково бытие общества — таково и бытие государства. Первое определяет второе. Отсюда следует, что бюрократизм власти станет бессмысленным, если общество в своем развитии достигнет такого состояния, когда оно будет способно само выдавливать дух бюрократизма из самого себя и своего государства. Такое общество называется гражданским. Именно в его рамках демократическая природа государства обретает наибольшую — силу своего проявления.

С гражданским обществом политической демократией в России дела обстояли всегда трудно. По характеру доминирующей роли государства Россия была ближе к восточному типу обществ, но в России эта роль в силу ряда исторических, природно-географических и геополитических причин была выражена еще рельефнее. Государство выступало по большей части основным инициатором формирования общественных институтов, и это накладывало отпечаток на все отношения — хозяйственные, социальные, культурные, не говоря уже о политических. Самодеятельность снизу ограничивалась, Общество сдавливалось налоговым прессом, из него выкачивался для государственных нужд не только прибавочный продукт, но и часть необходимого. Отсюда слабое развитие городов, торговли, предпринимательства. Отсюда зыбкость права и отношений собственности. Отсюда ригидность политической системы, лишенной обратной связи. Отсюда, наконец, бедность и неустроенность быта большинства населения и консерватизм культурных ценностей.

В результате традиционное общество и традиционная культура в России плохо развивались «снизу», путем естественной эволюции. Любой институт был тесно привязан к государству и зависим от него. Это относится в первую очередь к церкви. Русская православная церковь унаследовала от Византии традицию слияния с государственной властью и подчинения ей. Попытки противостояния церкви государству были крайне редки (митрополит Филипп при Иване Грозном, патриарх Никон). Поэтому в политическом и социальном плане русское православие, православное духовенство были гораздо более пассивными по сравнению с католицизмом, протестантизмом и некоторыми восточными религиями. Так, русская церковь несравненно меньше по сравнению с западным христианством способствовала развитию массового образования. Церковно-приходские школы в России появились только в 1839 г., на несколько веков позже, чем в европейских странах.
Аналогичным образом обстояло дело с сельской общиной. Хотя последняя в определенной степени могла считаться формой самоорганизации крестьянства, в еще большей мере она была подчинена государству, которое использовало ее в фискальных целях. Не говоря уж о том, что община, по крайней мере, до середины ХIХ в. контролировалась помещиками.

Точно так же в России не сформировалось и «третье сословие», подобного европейскому. Русское купечество постоянно ощущало тяжелую руку государства — то в форме давящих налогов, то в результате установления прямой государственной монополии на наиболее прибыльные товары. Очень часто купцы становились по существу государственными агентами, исполняли различные поручения власти — руководили отдельными производствами, чеканили монету. Они могли при этом обогащаться, но могли и впасть в немилость. Все это вкупе с неблагоприятными условиями для коммерции в России (громадные расстояния, плохие дороги, узость внутреннего рынка и т.д.) приводило к тому, что в России слабо шло складывание традиций коммерческой деятельности и формирование соответствующих автономных купеческих корпораций. При Петре I, а позднее при Екатерине II купечество получило корпоративные (гильдейские) права лишь по форме.

В целом русские купцы, так же как и ремесленники, обитавшие в городах, лишенных городских вольностей, не стали теми бюргерами, которые в Европе стояли у истоков предпринимательского класса. И это дало о себе знать в пореформенный период, в эпоху промышленной революции.
Единственным сословием, обладавшим не фиктивной автономией, было дворянство (после 1762 г.). Но дворянство в целом не использовало свои права для строительства общества политической демократии. Большая часть дворянства (как крупного, так и мелкого) зависела от государства (одни, потому что нуждались в вооруженной защите от своих крепостных, другие – в силу постоянной нужды и ожидания щедрот от монархии). В своей массе дворянство оставалось политически консервативным. Исключение составлял достаточно узкий слой более или менее обеспеченного среднего дворянства, а также та его часть, которая возглавила революционное движение. Однако в условиях самодержавия политическая оппозиция долгое время была вынуждена вести «катакомбное» существование.

Правда, дворянство сыграло еще немалую роль в земских учреждениях — институте самоуправления, который в пореформенной России стал наиболее значительной структурой возникавшего гражданского общества. Земство сделало очень много для развития народного образования, здравоохранения, статистики и других отраслей общественной жизни в России. Вместе с тем его политическая активность намного уступала активности социальной. В итоге земские элементы не стали основой политической демократии в России.

История политической демократизации

Со второй половины XIX в. проблема политической демократии стала разрабатываться в русской научной и общественной мысли, в основном представителями либерального направления (Б.Н. Чичерин, Е.Н. Трубецкой, П.И. Новгородцев, С.Л. Франк и др.), В целом русские дореволюционные мыслители вполне профессионально и адекватно рассматривали комплекс европейских идей о гражданском обществе, уделяя особое внимание его правовым аспектам. Вместе с тем в своей трактовке гражданского общества они были в определенной степени оригинальны: в отличие от ряда европейских авторов они делали акцент не столько на правах, сколько на обязанностях личности по отношению к общественному целому, которое зависит именно от солидарности и взаимодействия личностей.

В собственном смысле история политической демократизации общества в России начинается лишь после 1905 г. Тогда возникли не только политические партии, но и многочисленные общественные ассоциации — союзы промышленников и предпринимателей, профессиональные объединения, кооперативное движение и пр., которые уже могли в какой-то мере воздействовать на бюрократизированные государственные структуры власти и управления. Но этот период был недолгим. Дело
было не только в неблагоприятных исторических обстоятельствах (революционные потрясения, мировая война), но и в отсутствии консенсуса между различными общественными силами. А времени на складывание этого консенсуса уже не оставалось. Наиболее серьезным камнем преткновения стал социальный и культурный разрыв между образованными слоями и широкими массами населения, которые оказались несравненно более отзывчивыми на левый радикализм антидемократического толка.

После 1917 г. поднимавшиеся было ростки политической демократизации общества в России были начисто уничтожены коммунистической властью и заменены суррогатами – «приводными ремнями» однопартийной тоталитарной структуры. И это обстоятельство создает сегодня одну из главных проблем преодоления того глубокого и всестороннего кризиса, в котором оказалось российское общество после развала коммунистической системы с середины 80-х годов. Без гражданского общества невозможен переход к рыночной экономике, так же как и к политической демократии. Этим векторам развития далеко не адекватны те процессы, которые происходили и происходят в действительности: простое разрушение прежней централизованной хозяйственной системы и резкое ослабление государственной власти. Но теперь последняя уже не может быть укреплена только «сверху» (ибо это означало бы возвращение в командно-административный тупик), а прежде всего «снизу», через гражданское общество, которое пока только намечается.

Коммунистическая эпоха привела к грандиозному нивелированию всех членов общества перед всесильным государством, вымыванию (или уничтожению) любых групп, преследующих собственные частные или корпоративные интересы. Соперничество интересов было вытеснено в узкую сферу аппаратных игр внутри правящей элиты, номенклатуры. Во многом эта ситуация сохраняется и сегодня, Общество еще не структурировалось на различные группы и слои, которые четко определяли бы свои цели и интересы и могли бы вести социальный «торг». Отсюда маргинальность существующих политических партий, которые напоминают больше кружки единомышленников, нежели массовые политические организации. Отсюда непредсказуемость поведения депутатского корпуса, многие из которого представляют больше самих себя, нежели избирателей. Отсюда, наконец, социальная и политическая пассивность большинства населения, у которого не только отбит предшествующими десятилетиями вкус к общественной деятельности, но и накапливается разочарование от сегодняшних «схваток под ковром» существующей власти,

С другой стороны, российское общество остается расколотым. Монетаристские эксперименты и национально-этнические конфликты «поссорили» между собой различные секторы, отрасли и предприятия, привели к глубокой социальной и идеологической поляризации. А без социального и политического консенсуса, хотя бы частичного, невозможны ни структурные, рыночные реформы, ни демократическое развитие, ни гражданское общество.

Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы и блоки гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Необходимо организовывать новые профсоюзы — попытки реформирования прежних, по сути государственных, профсоюзов не привели к успеху. Нужны также полноценные предпринимательские объединения — те, что существуют сегодня, либо неэффективны, либо преследуют узкие, не включающие интересы всего общества цели. Возникнут, разумеется, и другие «группы интересов» — общенациональные, региональные и локальные. Так или иначе, лишь на основе взаимодействия интересов труда и капитала станут возможными и экономическая модернизация, и создание демократического (пусть для начала ограниченно демократического, близкого к авторитарному типу) государства, которое смогло бы стать арбитром в соперничестве различных групповых интересов. Этот процесс означает одновременно и становление гражданского общества как необходимого условия для искоренения бюрократизма в России.

Для построения антибюрократического государства в современной России необходимо:
— формирование правового государства, развитие законодательства, строгое разделение властей;
— создание экономического фундамента гражданского об­щества на основе конкуренции разных форм собственности;
— преодоление социальной неустойчивости, поддержка среднего класса;
— изучение и использование зарубежного опыта, развитие образования, культуры, науки.

Все это в совокупности позволит создать условия для развития
политической демократии, гражданского общества в России.

Таким образом, гражданское общество — необходимый элемент на пути демократизации, дебюрократизации российской власти. Жизненная важность его созидания может бить обоснована следующим образом.

Первое. Неэффективно решение всех проблем доверять только власти — это политическая аксиома. Утопично полагать, что власть может всем управлять. Плох тезис: сильное государство — слабый народ. Он плох тем, что у людей в таком случае отсутствуют мотивы роста. Предприниматель, к примеру, ищет не резервы внутреннего развития, а кому дать взятку. Он скорее займется ликвидным бизнесом, торговлей, финансовой аферой. Так отсутствие институтов гражданского общества формирует мобилизационный тип экономики, который не имеет стимулов к саморазвитию, а движется только волевыми толчками сверху.
Второе. Гражданское общество – это универсальный политический стабилизатор. Когда через структуры гражданского общества люди могут решать свои проблемы, не возникает желания действовать методами всеобщего разрушения. Гражданское общество нужно и как гражданский контроль за властью, и как институт постановки проблем перед властью. Ведь общество стабильно тогда, когда один и тот же человек принадлежит как можно большему количеству групп, — так он лучше понимает общество в целом.

Таким образом, только свободное общество как определенный рубеж в поступательном развитии человеческого общества в состоянии обуздать бюрократизм государственных структур власти и управления. Такое общество в состоянии быть посредником во взаимоотношениях между индивидом и государством. Оно формирует личность, осознающую себя обладателем неотчуждаемых прав и свобод и несущую перед обществом ответственность за свою деятельность и поведение.

Основными сущностными признаками «сильного» общества, способного регулировать свои отношения с бюрократической организацией власти, являются экономическая, социальная, политическая и духовная свобода его членов, их право и способность самостоятельно решать свои экономические и социально-политические проблемы. «Сильное» общество, общество политической демократии — это самоорганизация граждан, независимая от государства и существующая наряду с ним, представ­ляющая собой совокупность, многообразие форм самодеятельности людей и служащая для удовлетворения их потребностей и интересов. «Сильное» общество — это общество, которое в состоянии использовать свои возможности для подавления сил государственного бюрократизма.

В настоящее время в нашей стране наметились тенденции развития такого общества, но в России процесс его зарождения и развития не может протекать так, как это было в других странах, в силу ряда причин. В связи с неоднозначностью сложившейся ситуации возникают различные проблемы формирования общества способного регулировать свои взаимоот­ношения с государством, характерные для Российского региона, такие как взаимодействие со средствами массовой информации, образование, внутренняя самоорганизация граждан и другие. Особое внимание должно быть уделено в плане преодоления бюрократизма в России добровольчес­кому движению. Эта проблема наиболее в значима, так как процесс форми­рования антибюрократической общественности не может начинаться сверху. Фундамент общества в общем смысле этого слова, общества, способного противостоять бюрократизму власти, в частности, — люди, его составляющие. Общество будет таким, каким его себе представляет каждый конкретный человек, член этого общества.

Конечно, роль государства в созидании общества политической демократии в России высока. И эту роль ни в какой мере нельзя недооценивать. Однако ее нельзя и переоценивать. Общество политической демократии не может быть результатом целенаправленного процесса, задуманного «сверху». Многое здесь зависит от самого общества, естественных темпов его саморазвития, самосовершенствования. И очевидно, что внутреннее само­развитие гражданского процесса в стране, поскольку оно связано с духовным самосознанием каждой отдельной личности, не может быть объектом развитого социального познания. В этом смысле конкрет­ное будущее политической демократии в России непредсказуемо. Если же иметь в виду генеральную линию развития России, то эра ее политической демократизации уже пришла.

Россия вошла в полосу своего необратимого развития на основе принципов демократии. Как подчеркнул В.В.Путин в своем выступлении на расширенном заседании. Государственного совета от 8 февраля 2008 года: будущее российской политической системы определе­но стремлением современного человека, миллионов наших граждан к индиви­дуальной свободе и социальной справедливости. Демократическое государство должно стать эффективным инструментом самоорганизации гражданско­го общества. Работа здесь рассчитана на годы. И она обязательно про­должится — с помощью просветительской деятельности, воспитания граждан­ской культуры, через повышение роли неправительственных организаций, уполномоченных по правам человека, общественных палат и, конечно, за счет развития российской многопартийной системы. И, наконец, политическая система России должна не только соответствовать национальной полити­ческой культуре, но и развиваться вместе с ней. Тогда она будет одновременно и гибкой, и стабильной.

При любых разногласиях все общественные силы страны должны дейст­вовать по простому, но жизненно важному принципу: ничего — в ущерб Рос­сии и ее гражданам, все — для блага России, для ее национальных интересов, для благополучия и безопасности каждого гражданина в России.
Таким образом, только на основе демократизации общества и государства дебюрократизация российского управления может найти свое конструк­тивное решение. Сегодня уже очевидно, что никакая дебюрократизация власти в России невозможна до тех пор, пока общество не преодолеет свой исторический страх перед структурами государственной власти и управления, пока оно не перестанет рассматривать государство в качестве чужеродной реальности своего бытия. Очевидно, что никакая дебюрократизация государственного управления в России невозможна до тех пор, пока государственная власть в стране остается быть авторитарной властью, отделенной от человека и общества силой. Очевидно, что никакая дебюрократизация в России невозможна, если не произойдет нормализация отношений с Западом.

Проведенный анализ соотношения бюрократический организации госу­дарства как организации профессиональных государственных служащих и бюрократизма как самодовлеющей машины управления показал, что между этими двумя моделями управления существует принципиальная, качествен­ная грань, которую ни при каких условиях нельзя преодолеть, переступить и обойти» Организация государственных служащих как составная часть государственной власти — это управленческая необходимость общественного бытия. Никакая государственная власть не в состоянии обеспечить свое организующе-регулирующее воздействие на общественную жизнедеятель­ность людей в целях ее упорядочения, сохранения или преобразования без эффективного и надежного аппарата государственных служащих, его кадрового потенциала.
Анализ рациональной модели бюрократии показал, что она является весьма сложным структурным и функциональным образованием.

Бюрократия как организация профессиональных государственных служащих призвана обеспечивать реализацию власти государства. Однако современное государство само по себе не является первоисточником властных полномочий. Они ему делегированы народом. В демократическом про­цессе, в поступательном развитии положительного взаимодействия органов власти, рациональной бюрократии с укрепляющимся гражданским обществом меняется и само государство. По мере своей демократизации оно стано­вится правовым и социальным. Этим же изменениям подвергается и государственная бюрократия. Оставаясь государственно-правовым институтом, госу­дарственная служба приобретает в своем воздействии на человека и обще­ство социальную ориентированность, изменяющую приоритеты государствен­ного служения. Выступая от имени государства, организация профессиона­льных государственных служащих, рациональная бюрократия становится менее директивной, но более обслуживающей общество и человека в той мере, в какой она способствует реализации его интересов, прав и свобод как гражданина и суверенной личности.

В социальном плане институт государственной службы представляет собой взаимодействие общества и государства, госаппарата и об­щественных структур, госслужащего и гражданина. В этом смысле регио­нальная бюрократия обеспечивает выполнение функций регулятора поведе­ния людей в различных социальных отношениях, порождаемых потребностями, интересами, склонностями, привычками, инстинктами и другими побуждениями. Именно на бюрократию возлагается решение задач по обеспечению соци­альных гарантий и прав граждан, определяемых конституцией и законода­тельством. Государственное служение обществу должно помогать человеку решать его проблемы, способствовать удовлетворению его социальных потребностей.

По мере, становления и укрепления в общественно-государственной жиз­ни провозглашаемых Конституцией приоритетов развития бюрократическая организация, будет все в большей мере выражать и защищать интересы не только государства как института организованной власти, но и всех граждан, каждого человека. Государственный чиновник приз­ван Конституцией служить, прежде всего, человеку. Общество выше госу­дарства, которое есть лишь форма организаций общественных отношений, их регулирования посредством государственного управления. Государственная бюрократия, выступая проводником государственного управления, руководствуется приоритетами развития общества приумножения его материального и духовного благосостояния.

Государственная бюрократия представляет собой необходимый и важный элемент структуры государства. Она выполняет связующую роль между госу­дарством и обществом. Главный критерий выделения ее сущности заключен в ее основном предназначении — профессионально выполнять и компетент­но реализовывать функции государственного управления по организации и регулированию общественных отношений. В претворении задач и функций государства по руководству обществом состоит функциональное назна­чение государственной бюрократии.

Имея тесную связь с реализацией власти, технологией и механизмом управления, государственная бюрократия нацелена на выполнение функций социальной организации, планирования и прогнозирования, разработки и исполнения решений, социальной коммуникации, в координации, контроля, информирования. На современном этапе функционирования государственной бюрократии все более доминирующей становится тенденция производства государственных социальных услуг — образовательных, воспитательных, правовой защиты, безопасности и т.д. Если исходить из сущности государственной службы как административной деятельности, то
в ней можно выделить такие функции: информационно-аналитические, органи­зационно-технические, экспертные соблюдения управленческих процедур и выполнения управленческих решений, финансово-хозяйственные, правовые, кадровые.

Как важная сфера государственно-управленческой деятельности
государственная служба организуется на определенных началах, чем придается четкий ориентир ее правовому регулированию и деятельности государственных служащих. Социально-правовые основы деятельности государственной бюрократии образуют официально провозглашаемые приоритеты и направления общественного развития, соответствующие им установки и цели государственного строительства, а, также нормативно установленные принципы и основы организации и функционирования государственной службы.

Социальным началом здесь выступают, прежде всего, приоритеты и ценности гражданского обществе, правового демократического государства, интересы, права и свободы человека и гражданина (обеспечение и защита прав и свобод личности, верховенство закона, гласность, демократизм службы и т.п.). Социальная роль государственной бюрократии, ее социальный статус предопределены характером общественно-экономического строя, политической системы, типом государства, внутренним устройством государ­ственного аппарата, характером механизма его функционирования, персональным составом корпуса государственных служащих.Диалектика взаимодейст­вия субъекта и объекта государственного управления подчиняет цели и задачи государственно-служебных взаимоотношений потребностям и воле социума, его первосубъекта — народа. В конечном счете, эффективность организации профессиональных государственных служащих, ее социаль­ная полезность определяются тем, как, каким образом и насколько качест­венно она обслуживает человека, помогает ему в жизни.

Правовое начало деятельности государственной бюрократии составля­ют юридические нормы, принципы, установления, регламентирующие порядок формирования и практики осуществления ее работы. В юридическом смыс­ле организация государственной бюрократии принадлежит к публично-право­вой сфере, регулирующей общественную, государственную жизнь человека. И вообще государственная служба всегда связана с властью, что предоп­ределяет специфику ее правового опосредования и организации. В ней много императивного-должного, необходимого, обязательного, того, что неп­ременно следует осуществлять независимо от желания, или воли лица, на­ходящегося на государственной службе или с ней соприкасающегося. Здесь проявляется отличие государственной службы от труда, относящегося к частной сфере жизни человека, где частноправовые отношения регулируются гражданским законодательством.

К принципам, определяющим демократическую сущность государственной службы, относятся те, которые постулируют воплощение идеалов социальной справедливости в государственно-служебной практике.
Таким образом, государственная служба Российской Федерации должна олицетворять собой единство элементов двух групп. С одной стороны — система правовых институтов, определяющих порядок формирования и реализации целей и функций государства и применения государственной власти, а с другой — совокупность людей, специально подготовленных и профессионально занятых в государственном аппарате для воплощения социальной роли государства. Такое единство придаёт государственной службе параметры социального публично-правового института, занимающего самостоятельное место среди государственных, правовых и общественных институтов.

В отличие от рациональной модели бюрократической организации государства, являющейся его функциональной необходимостью, бюрократизм — это управленческая патология, злоупотребление служебным положением государственного чиновника в целях личного обогащения за счет общества. Интересы рациональной бюрократии и интересы бюрократизма диаметраль­но противоположны. И совмещать эти понятия друг с другом принципиально невозможно, ибо суть бюрократизма заключается в чрезмерном обособлении аппарата управления от общества, в утверждении чиновничьего эгоцентриз­ма, в использовании работниками аппарата предоставленных им властных полномочий для обеспечения своих собственных групповых и индивидуаль­ных интересов, которые определяются, прежде всего, их свободным выбором, внутренним самоопределением нравственным решением. Поэтому проблема бюрократизма актуальна для всякого общества, для всех времен и народов, ибо всегда были и есть люди в структурах государст­венной власти и управления, для которых интересы наживы за счет об­щества являются сознательной целью, свободным выбором души.

Если говорить о политической истории России, то можно сказать, что на протяжении целых столетий в ней господствовала, авторитарно-полити­ческая культура. Гражданского общества европейского образца в ней никогда не существовало. Государство всегда безраздельно господствовало над обществом. Поэтому бюрократия обладала преимуществом по срав­нению с другими, даже привилегированными сословиями. Этим преимущест­вом она обладает и сегодня. Более того, масштабы коррупции в России сегодня настолько чудовищ­ны, что никакие радикальные способы их упразднения нельзя признать эффективными. Попытка силового решения проблемы бю­рократизма чревата опасностью бюрократической приватизации госу­дарственной власти, торжеством бюрократической реакции в России, дегра­дацией общества, его экономического и интеллектуального потенциала.

Мы исходим из того, что полное и окончательное искоренение бюрократизма в России, да и во всякой другой стране, вряд ли возможно. Поэтому речь идет об упразднении гигантских масштабов коррумпированности чиновников в современной России, представляющей собой угрозу ее национальной безопасности. Решить эту проблему можно только на основе установления партнерских отношений между российским государством и обществом, на основе формирования развитого гражданского общества и сильной демократической власти государства.

Диалог между обществом и государством в современной России может — быть эффективным лишь в условиях интенсивного строительства правого государства. Касаясь этой темы, в одном из своих выступлений Президент Российской Федерации Д.А. Медведев отмечал: «Необходимо утвердить безусловный приоритет законов по отношению к подзаконным документам, по отношению к решениям, которые издает исполнительная власть и к индиви­дуальным актам. Мы, наконец, должны, по сути, превратить и Конституцию в акт прямого действия». Как известно, Конституция Российской Федерации 1993 г. определяет государство как демократическое, федеративное, правовое, социальное и светское» Все эти пять важнейших свойств современной российской государственности должны найти концептуальное отра­жение в законодательстве и практике государственной службы.

Список использованной литературы.

  1. Конституция Российской Федерации – Москва: Эксмо – 2006.
  2. Федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации»: утвержден Государственной Думой, 27.05.2003 г., №58-ФЗ.
  3. Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации»: утвержден Государственной Думой, 27.07.2004 г., №79-ФЗ.
  4. Указ «О мерах по проведению административной реформы в 2003-2004 годах»: утвержден Президентом Российской Федерации, 23.07.2003 г., №824.
  5. Указ «О Федеральной программе «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003-2005 годы)»: утвержден Президентом Российской Федерации, 19.11.2002 г., №1136.
  6. Указ «Федеральная программа «Реформирование государственной службы Российской Федерации»: утвержден Президентом Российской Федерации, 19.11.2002 г., № 1336.
  7. Руководящий документ «Концепция реформирования государственной службы Российской Федерации»: утвержден Президентом Российской Федерации, 15.08.2001 г., № Пр=1496.
  8. Актуальные проблемы реформирования государственной службы Российской Федерации. Учебное пособие. М., 2006.
  9. Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1994.
  10. Атаманчук Г.В. Государственная служба Российской Федерации: Первые шаги и перспективы / Г.В. Атаманчук. М., 1997.
  11. Атаманчук Г.В. Управление – фактор развития. М., 2002.
  12. Атаманчук Г.В. Управление: сущность, ценность, эффективность. М., 2006.
  13. Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика. М.: Изд-во РАГС, 2004.
  14. Ахиезер А.С. Деорганизация – категория социальной философии // Новые идеи в социальной философии. Отв. Ред. В.Г. Федотова. М., 2006.
  15. Борисов В.К. Демократизация общества и преодоление бюрократизма: Социально-политический аспект. М., 1990.
  16. Васильев В.А. К вопросу о толерантности в современной России // социально-гуманитарные знания. 2000, №3.
  17. Вебер М. Избранное. М., 1994.
  18. Вишняков Г.В. Административная реформа в России: от кризиса государственного управления к эффективному государству // Журнал российского права. М., 2003. №10.
  19. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. Проблемы бюрократии у Макса Вебера // Вопросы философии. 1991. №3.
  1. Гончаров П.К. Социальное государство: сущность, мировой опыт, российская модель // Социально-гуманитарные знания. 2000. №2.
  2. Граждан В.Д. О некомпетентности и бюрократизме в государственной службе // Государственная служба. М., 2002. №1.
  3. Граждан В.Д. Теория управления: Учебное пособие. М., 2005.
  4. Государственная служба (комплексный подход): Учеб. пособие. 2-е изд. М.: ДЕЛО, 2000.
  5. Государственная служба // Под ред. А.В. Оболонского. М., 2000.
  6. Государственная служба Российской Федерации: основы управления персоналом / Под общ. Ред. В.П. Иванова. М.: Изд-во «Известия», 2003.
  7. Государственная служба. Учебник / Под ред. Проф. В.Г. Игнатьева. М.: ИКЦ; Ростов н/Дону: Издательский центр «Март», 2004.
  8. Государственное управление: основы теории и организации // Под ред. В.А. Козбаненко. М., 2002.
  9. Давыдов Ю.Н. Макс Вебер и современная теоретическая социология. М., 1998.
  10. Зотов В. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2001.
  11. Иванова В.Н. Основы современного социально управления: Теория и методология. Учебное пособие. М., 2000.
  12. История теоретической социологии: В 4 т. / Отв. Ред. И сост. Ю.Н. Давыдов. М., 2001.
  13. Конт О. Дух позитивной философии. СПб., 1910.
  14. Лекторский В.А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопросы философии. 1997. №11.
  15. Ленин В.И. ППС.
  16. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.1.
  17. Мильнер Б.З. Теория организации: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М., 2005.
  18. Никовская Л.И. Социальные основания гражданского общества на Западе и России: состояние и проблемы // Проблемы становления гражданского общества в России: Материалы науч. семинара. Вып.4. М., 2003.
  19. Оболонский А.В. Бюрократия и государство. — М., 1996.
  20. Оболонский А.В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. 1997. №5.

 

  1. Олещук Ю. Властененавистничество // Власть. 1998. №2.
  2. Охотский Е.В. Бюрократия и бюрократизм: Монография. — М.: Изд-во РАГС, 1996.
  3. Паркинсон С.Н. Законы Паркинсона. — М.: Гранд, 1998.
  4. Пикулькин А.В. Система государственного управления. — М., 2004.
  5. Политическая социология / Отв. ред. Иванов В.Н., Семигин Г.Ю. М., 2000.
  6. Пономарев Л.Н., Шинкаренко В.В. Это вопрос целой эпохи: Демократия против бюрократии. М., 1990.
  7. Пригожин А.И. Современная социология организаций. — М., 1995.
  8. Проблемы становления гражданского общества в России: Материалы научного семинара. Вып.4. М., 2003.
  9. Рогоу А., Лассуэл Д. Власть, коррупция и честность. – М., 2005.
  10. Россия: трансформирующееся общество / Под ред. Ядова В.А. – М., 2001.
  11. Савельзон О. Культура принятия решения как фактор прогресса России // Вопросы философии. 2003. №10.
  12. Самыкина Т. Государство и общество в России // Власть. 2003. №2.
  13. Сен-Симон А. Избр. соч., т. 1-2. М. – Л., 1948.
  14. Смирнова А.Н. Теория управления. – М., 2005.
  15. Смольков В.Г. Бюрократия и бюрократизм: как свести болезнь к минимуму? // Государственная служба. 2002. №1(15).
  16. Современная Россия в изменяющемся мире: философские проблемы социального управления. – М.: Изд-во РАГС, 2006.
  17. Социологическая энциклопедия: В 2 т. / Рук. научного проекта Г.Ю. Семигин. – Т.1. – М.: Мысль, 2003.
  18. Теория государственного управления: Курс лекций / Г.В. Атаманчук. – М.: Омега – Л, 2004.
  19. Тихомиров Ю.А. О модернизации государства // Журнал российского права, М., 2004. №4.
  20. Татчер М. Искусство управления государством. Стратегия для изменяющегося мира. – М., 2003.
  21. Управление организацией: Энциклопедический словарь. – М.:ИНФРА – М., 2001.
  22. Федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 года. №58-ФЗ.
  23. Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 7 июля 2004 года.
  24. Философия: Учебник / Под общ. ред. Л.Н. Москвичева. – М.: Изд-во РАГС, 2003.
  25. Франк С.Л. Смысл жизни // Вопросы философии. 1990. №6.
  26. Холодковский К.Г. Концепция гражданского общества: смысл и содержание понятия // Проблемы становления гражданского общества в России: Материалы научного семинара. Вып.1. – М., 2003.
  27. Шамхалов Ф. Теория государственного управления. – М., 2002.
  28. Шевченко В.Н. Бюрократия и государство: Россия и мир в ретроспективе и перспективе // Философские науки. 2007. №10.
  29. Эффективность государственного управления. – М., 2004.
  30. Яковлев П.А. Социальное управление и его формы. – М., 2005.
  31. Шабов О.Ф. Государственное управление в России: проблемы эффективности // Социально-гуманитарные знания. 2005. №2.
  32. Шевченко В.Н. Российская бюрократия. Мотор или тормоз реформ? // Государственная служба. 2003. №1.

 

 

Написано: admin

Декабрь 5th, 2019 | 3:14 пп