Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов




Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

Этнополитические процессы

Этнополитические процессы в информационном поле российских СМИ

Последнее десятилетие новейшей истории характеризуется активными этнополитическими процессами на всем пространстве Российской Федерации. Процесс суверенизации, проблемы национально-государственного устройства республик и автономных областей, возрождение духовности и т. п. находятся в постоянном поле зрения средств массовой информации страны. Освещение их, оценка происходящих событий могут быть различными. Как и их направленность: позитивная или негативная. Каковы же точки отсчета или критерии оценки этнополитических процессов в российских СМИ, смогут ли они помочь определить, что может стать консолидирующим фактором в формирующемся гражданского общества, а что является препятствием для достижения взаимопонимания и сотрудничества народов России?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать исследования последних лет по проблемам региональной и этнической журналистики. Все эксперты единодушны в том, что средства массовой информации страны в 90-е годы последнего столетия приобрели высокий статус в политическом ландшафте современной России. Средства массовой информации стали инструментом идеологического воздействия в руках финансово-промышленных групп, региональных национальных политических и бизнес — элит. Изучение деятельности медиахолдингов, крупных «независимых» изданий, электронных СМИ и Интернет ресурсов дает этому утверждению достаточное основание. На сегодняшний день важно не то, кто финансирует то или иное средство массовой информации, а то, каковы его мотивы в определении стратегии и социальной направленности информационного продукта. Что они несут в молодое, пока еще формирующееся гражданское общество России: примирение, позитивное развитие или раскол и дальнейшую конфронтацию?

Этот вопрос особенно болезнен в полиэтнических регионах страны, где и без того немало проблем: экономическая нестабильность, низкий уровень жизни, отсутствие рабочих мест, невозможность самореализации молодых специалистов после окончания вузов и т.д. Единственный шанс удержать развитие таких регионов в более или менее спокойном русле, это воспитание толерантности и взаимной терпимости проживающих в таких регионах этносов. К великому сожалению не все СМИ озабочены подобным вопросом.

Подтверждением тому могут служить последствия информационного воздействия отдельных центральных электронных СМИ на некоторые северокавказские республики, где концентрация различных этносов в государственных образованиях достаточно высока. Имеются в виду телевизионные материалы журналистов С. Доренко и Е. Масюк, вызвавшие негативный резонанс в стране и поистине народный гнев сотен тысяч жителей Карачаево-Черкесии, Дагестана и др. Менталитет величина не переменная, а постоянная. Именно он позволяет сохранять и передавать лучшие традиции и духовные качества как индивида, так и всего этноса. Разрушение ментальной идентичности одного народа грозит катаклизмами всему ореалу, об этом должны помнить все, кто исследует эту сферу отношений в обществе.

Информационный ландшафт современной России представлен федеральными, региональными, независимыми печатными и электронными средствами массовой информации и Интернет ресурсами. Особое место в нем занимают этнические СМИ. Проходившая в последние годы трансформация средств массовой информации в нашей стране не миновала и этнические СМИ, главным образом являющихся органами региональных властных структур. Доля независимых этнических изданий, как печатных, так и электронных, пока остается незначительной. Нужно отметить и тот факт, что значительное число этнических периодических изданий издаются на русском языке, и лишь некоторые материалы параллельно печатаются на газетном листе на языках титульных или малочисленных народов. К ним можно отнести появившиеся в последние годы газеты, журналы, альманахи, издаваемые национально-культурными автономиями диаспор, проживающих вне своей исторической родины.

Освещение в СМИ межэтнических конфликтов наиболее острая проблема. Подход к ней должен быть очень корректным и сдержанным. Именно такую позицию в этом сложном вопросе занимает официальная пресса регионов, как русскоязычная, так и этническая. Как мы ранее отметили, большинство этнических СМИ принадлежит региональным органам власти, которые не заинтересованы в большой самостоятельности национальных изданий, и потому основная тематика выступлений в них определяется руководством регионов. Оценки и суждения в них чрезвычайно осторожны, большую часть газетного листа, теле- и радио- эфира занимают официальные информационные сообщения, литературные и краеведческие материалы. Как справедливо отмечают исследователи, «региональная пресса в последние годы значительно реже касается межнациональных проблем, несколько уходит от вопросов национального возрождения и межнационального сотрудничества народов России. Стремясь не возбуждать межнациональную напряженность, она сознательно обходит стороной проблемы, вызывающие взаимную неприязнь, упреки».1

Представляется, что такое положение далеко не выход из обозначенной проблемы. Необходимо повернуть деятельность, прежде всего, официальных СМИ регионов, на постоянную и длительную работу по консолидации этнических групп по возрождению дружественных отношений в регионе, определению сфер духовного и экономического сотрудничества и т.д. Для чего в редакциях должны работать или хотя бы консультировать специалисты по этническим проблемам: этнополитологи, этнопсихологии, историки и журналисты, специализирующиеся на национальных вопросах.

Еще одна проблема, серьезно присутствующая в информационном поле СМИ полиэтнических регионов России, это этноцентристские исторические мифы. Этническое мифотворчество в региональном информационном поле может принести позитивные плоды в том случае, когда оно транслирует идеи толерантности, межнационального сотрудничества, консолидации всех этнических групп на преодоление социально-экономических проблем жизни общества. Это обстоятельство можно и нужно использовать средствам массовой информации в профилактике и разрешении этнополитических конфликтов.

Еще один важный аспект этнополитических процессов в информационном поле российских СМИ – конфессиональный. Серьезное исследование, проведенное на факультете журналистики МГУ в 2001 году по изучению состояния и тенденций развития средств массовой информации, специализирующихся на освещении сферы религиозной жизни, позволяет сделать некоторые выводы по оптимизации разрешения межконфессиональных конфликтов, а равно религиозного образования населения. Выделим из них два, наиболее важных на наш взгляд. Как утверждают исследователи, «сложившиеся в мире новые векторы противостояния актуализировали проблему межконфессионального диалога. К сожалению, в своей массе российские СМИ, как светские, так и конфессиональные, не способствуют такому диалогу, не участвуют они и в формировании цивилизованных отношений между сообществами разной вероисповедной ориентации». Религиозная коммуникация, по мнению исследователей, не отличается объективными, взвешенными подходами, стремится к радикальным определениям, к навешиванию ярлыков, демонстрирует примеры нетерпимости к исповедующим иную веру. Примеров межконфессионального диалога и в прессе, и в электронных СМИ встречается немного. И второй, не менее важный вывод – недостатки в деятельности СМИ в религиозной сфере связаны с низким профессиональным уровнем журналистов, с их религиозной необразованностью. Выход из создавшего положения решаем: необходима специализация журналистов по религиозной проблематике. Добавим — и в межэтнических отношениях. И самое главное – в высокой ответственности, как журналистов, так и всех, кто выходит со своими суждениями на информационное поле.

Серьезное значение в последние годы эксперты уделяют и все более укрепляющемуся в специализированной аудитории, преимущественно молодежной, новому информационному продукту Интернет-ресурсам. На веб-сайтах располагаются информационные порталы с обширным материалом на межэтнические и межконфессиональные темы. Кроме познавательных аспектов, они нередко несут заряд большой разрушающей силы, прежде всеми манипулятивными приемами в управлении массовым сознанием. Думается, что назрела настоятельная необходимость определить правовую базу для определения степени морального вреда и нравственного нигилизма, воспитываемого этими информационными ресурсами.

Среди федеральных и региональных СМИ трудно выделить какое-либо издание, которое изо дня в день кропотливо собирало бы российский суперэтнос в единый дом, продвигала позитивный имидж регионов, где есть начальный опыт толерантности и взаимного сотрудничества между этническими группами. Единичные материалы в некоторых средствах массовой информации не могут восполнить тот информационный и духовный вакуум, в котором находится наше многонациональное общество. Нужно выработать государственную информационную политику и незамедлительно начать процесс консолидации российского народа, объединив усилия федеральных, региональных, этнических и конфессиональных СМИ, которым небезразлично будущее отечества.

Информационный менеджмент – новая категория и модель обретения единства социальной самоорганизации и государственного управления

Категория информационный менеджмент вводится нами с целью разработки стратегий динамического развития социальных субъектов всех уровней сложности. Основными целями и задачами информационного менеджмента как категории управления выступает:

— обретение субъектами навыков и умений эффективного жизнеобеспечения в рамках синергетической парадигмы развития общества;

— выведение социальных субъектов на тренд устойчивого развития;

— повышение конкурентоспособности субъектов в условиях глобализации;

— обретение субъектами устойчивости в условиях хаоса и нарастания неопределенности;

— выработка субъектами практических навыков и умений по «генетическому» закреплению положительных социально-значимых качеств.

Информационный менеджмент как новая категория управления индивидуальными, коллективными и общественными субъектами предлагает модель, которая позволяет сочетать как потребности социальной самоорганизации, так и государственного управления. Эта модель предусматривает включение в процесс динамического развития всех социальных субъектов с разными культурными ценностями. На рисунке 1 представлена неоднородность социальной среды. Социум состоит из трех групп населения с разным уровнем патернализма и использующих три принципиально различные модели познания окружающего мира и осознания себя в этом мире.

Общий анализ социальной среды показывает (по Самуйлову С.М.), что 66 – 67 % населения – люди , ориентированные исключительно на патерналистские гарантии со стороны государства, общества и, как показали результаты исследований авторов доклада, тяготеют к «иерархическому», реактивному типу культуры (рис.2); 30% населения — это группа готова быть ответственной за свое развитие при наличии минимума патерналистских гарантий и отождествляет себя с «матричным», респонсивным типом культуры; а 3 – 4 % населения – это люди, полагающиеся только на себя, они принадлежат к творческому типу культуры, к культуре многоуровневой сети. В условиях глобализации социальная среда России структурно представляется как гетерогенная, разделенная на субкультурные «коржи».

Проявляется специализация субкультур в работе с категориями действительности и, как следствие, возникают противоречия между разными субкультурами. В настоящее время уже существуют субкультуры, в рамках которых происходит процесс «соединения несоединимого». Субкультуры взаимодействуют со средой на разных уровнях, что также является следствием специализации. Отличие субкультур проявляется :

— в специализации, как субъектов выбора, той или иной категории восприятия действительности; например, восприятие действительности как «процесса обучения», или как смены количественных характеристик, или как трансформация паттернов при взаимодействии субъектов между собой;

— в выборе фокуса внимания при взаимодействии с внешней средой; например, действительность может представляться как некое пространство при фокусе «изнутри», или, как форма при фокусе «снаружи»;

— в выборе, что есть тактика, а что есть стратегия, другими словами, цели стратегические в одной субкультуре могут являться целями тактическими в другой;

— в различных , по сути интерпретациях одного и того же события и, как следствие, в выборе типа взаимодействия: «что является угрозой и чего следует всячески избегать в одной субкультуре, в другой – может быть рассмотрено как точка бифуркации с открывающимися новыми возможностями».

Модель Информационного менеджмента предполагает, что динамическое развитие социальных субъектов происходит по единому алгоритму (рис.3), сопровождается эволюцией внутренней культуры и возникновением системных кризисов.

Главной причиной возникновения кризисов в рамках предлагаемой модели признается применение менеджмента, не соответствующего «месту нахождения субъекта на алгоритме развития». Кризис помогает субъекту осознать свои сильные и слабые стороны.

Что же представляет собой алгоритм развития социального субъекта вне зависимости от степени его сложности? Его можно описать следующим образом. Становление субъекта начинается со стадии «опредмечивания» в рамках иерархической культуры. Чтобы это произошло, необходимо, чтобы будущий субъект прошел через трудности и препятствия. Именно проходя через трудности, субъект собственно и становится субъектом. На этой стадии субъект приобретает навыки и умения преодолевать внутренние и внешние ограничения, связанные с «занятием позиций», отождествлением себя с социальными ролями. Здесь нарабатываются навыки «мастерства выживания», то есть навыки жизнеобеспечения в условиях жесткого ограничения возможных вариантов личного выбора при принятии решений. Основной «ловушкой» этого периода является «гиперконтроль процессов». Знакомится с принципом «все хорошо в меру».

Следующий этап – это этап матричного взаимодействия. На этой стадии субъект «осваивает» парадигму взаимодействия с другими субъектами в режиме «общества с ограниченной ответственностью». Субъект учится устанавливать границы во взаимоотношениях с другими равными ему субъектами, учится применять «механизм ротации ролями» для осознания свой «самости». «Ловушка» этого периода – это «гиперротация» или игра «гонка за лидером». Здесь все происходит по-другому, так, если в иерархической среде субъект, проявляющий агрессию, поднимался вверх по «служебной» лестнице, то в матричной среде подобные стратегии приводят к разрыву отношений с другими субъектами и изолированности.

Указанные обстоятельства служат первопричиной возникновения серьезного системного кризиса – менеджмент тот же, а результаты совсем другие. И пока субъект не осознает, что для получения положительных результатов необходимо для начала прекратить делать то, что делалось раньше и освоить новый тип менеджмента, ситуация на всех «фронтах» будет только ухудшаться. Смена менеджмента происходит при условии изменения отношения к ценностным категориям, смены на уровне выборов, интерпретаций и действий. На третьем, сетевом этапе субъект попадает в очередной кризис и сталкивается с необходимостью очередной смены менеджмента, вследствие чего приходит осознание новых возможностей – возможностей сетевого расширения. Именно в среде многоуровневой сети у субъекта возникает настоящая возможность реализовать свой потенциал, «вывести себя» на тренд устойчивого развития. Для реализации собственного сетевого проекта с выходом на тренд устойчивого развития, субъекту предстоит освоить технику «своевременного» сочетания всех своих предыдущих навыков и умений, относящихся и к иерархии, и к матричной структуре. Научиться применять в менеджменте на разных стадиях развития сети различные виды деятельности. Например, такой вид деятельности как контроль, будет трансформироваться по мере смены стадий от контроля процесса (иерархический контроль) через контроль результатов (матричный контроль) к контролю брэнда (сетевой контроль). Этот период знаменателен собственными ловушками. Одной из них является отсутствие адекватных навыков в трансуровневой коммуникации. Как следует из представленного выше алгоритма (рис.3), сетевой режим развития субъекта – это и есть то «место», где происходит обретение единства социальной самоорганизации и государственного управления.

Литература:

1. Буданов В.Г. Материалы выступлений и докладов на семинарах по синергетике в МГУ и др.

2. Даниэл Д. Офман. Вдохновение и качество в организациях. Издательский Центр «ЛАС», Москва,1996.

3. Поздняков А.В. Теория устойчивого развития систем. Материалы выступлений и докладов, личных встреч и переписки с автором доклада.

4. Самуйлов С.М. Сборник «Российская цивилизация: через тернии к звездам», Москва, ВЕЧЕ, 2003.

5. Степин В.С. Западу стоило бы немного податься на восток. Антология русской философии, С-Петербург, СЕНСОР, 2000.

К проблеме сохранения земной цивилизации (о необходимости всеобщего примирения)

Понять первопричину бед человечества, не создав ни образа врага, ни идола – в этом суть святого долга каждого человека перед современниками и потомками…

«Манифест свободного общества», Москва,1991г

Мечта первобытного человека сбылась и человек стал властелином на планете Земля. Но, стал ли он в равной степени разумен? Разрушительная деятельность человечества в двадцатом веке вошла в непримиримые противоречия с компенсационными возможностями природы и из этой борьбы ему не выйти победителем. Неравномерное распределение природных ресурсов, переплетение экономических связей и коммуникаций, экологический кризис и другие цивилизационные проблемы сплавляют сегодня судьбы отдельных народов в одну единую всемирную судьбу — судьбу земной цивилизации, которой для обеспечения устойчивого развития, по сути, необходимо строить жизнь общества на новых принципах — принципах единой всесторонне рационально хозяйствующей семьи. Но этому шагу человечества должен предшествовать открытый, строго научный диалог цивилизаций, в котором необходимость сохранения земной цивилизации должна быть признана критерием истины в конечной инстанции.

Современный мир

В начале третьего тысячелетия на Земле становится тесно и мир людей меняется с невиданной ранее скоростью. Сотни спутников непрерывно переносят радиосигналы на все континенты планеты. Более сорока тысяч транснациональных компаний через глобальную торгово-транспортную сеть выбрасывают на рынки стран новые машины, оперную и эстрадную музыку, видеокамеры и шоколад. Финансовые столицы мира в единой системе экономической информации в считанные секунды заключают сделки, ежедневно пропуская через руки своих маклеров почти половину бюджета США. Схожие кадры появляются на миллиарде телеэкранов, вызывая тоску по потребительскому раю, этому идолу современного мира, будь то на Амуре, Янцзы, Амазонке, Волге или Ниле.

Но, все это не сплотило человечество. Лишь за последние годы на географическую карту мира нанесено более двадцати новых государств и процесс сепаратизма продолжается. Во многих странах идут гражданские войны. Миллионы людей, потерявших уверенность в завтрашнем дне, ищут спасения в отмежевании и расколе. При этом быстрыми темпами растет население Земли и для расколотого мирового сообщества пока не проглядывается и разумный (научно обоснованный) политический порядок. До сих пор нет ни исторической модели, ни убедительной теории развития общества. Богатые страны (а их немного) также оказались не способны предложить решения проблем человечества.

Какого типа демократия возможна на планете, которую населяет уже более шести миллиардов человек, и которые стремятся иметь не только персональные автомобили, но и самолеты, вертолеты и т.д. Всемерно расширяя возможности потребления, человечество формирует тем самым некие новые эталоны жизни, которые становятся ориентиром для подавляющего большинства населения и соответственно мировой промышленности. Человечество, таким образом, придерживается стратегии, которая в своей основе содержит негласный тезис «природа скомпенсирует все». Но может ли природа реально скомпенсировать последствия этих устремлений человечества? Каковы при этом должны быть правила и формы организации общества, с помощью которых можно решить демографические, экологические, продовольственные, экономические и другие проблемы, не забывая при этом об ограниченности запасов минеральных ресурсов, недостаток которых в недалекой перспективе приведет (и уже приводит) к антагонистическим межгосударственным отношениям.

Наработанная европейцами модель цивилизации, не имевшая на определенном этапе конкуренции в плане динамизма и достижения локального экономического успеха, как установлено всесторонними исследованиями, для обустройства будущего человечества объективно непригодна. Не взлет и процветание, а распад, экологическое разрушение и деградация нравственности и культуры, коррупция и девятый вал терроризма и преступности определяют сегодняшнюю повседневность человечества. При этом засоление почвы, ее эрозия, загрязнение воздуха и более высокие летние температуры подрывают плодородие земли. В одной стране за другой потребность в продуктах питания начинает превосходить природные возможности. Существенное нарушение энергетического равновесия экосистемы Земли — одна из самых негативных тенденций, и если не остановить процессов стимулирующих изменение климата будет трудно прогнозировать развитие событий. Уровень мирового океана поднимается быстрее, чем предполагалось ранее, ураганы уже сейчас достигают западной Европы, принося ей немыслимые бедствия. Испытанные за последние десятилетия ориентировки и концепции сегодня особой ценности не представляют. Все в равной мере оказались бессильны осмыслить накопившиеся факты, как в мире, так и у себя дома.

Не простой путь прошло человечество в познании окружающего мира и себя. Порой тому или иному поколению ученых казалось, что вершина знания уже достигнута и природа не имеет больше тайн, недоступных для созданной человечеством ее научной копии. Однако подобным притязаниям человека, очевидно, не суждено сбыться никогда. По крайней мере, они постоянно разбивались в минуты триумфа, как казалось до того, о несущественные, второстепенные факты, детали явлений. В естественных науках такие ситуации, безусловно, учили человечество, и необратимость познания была очевидной. В социальной же науке исторический опыт обычно исчезал вместе с поколениями, и каждое новое поколение все начинало с чистого листа. На вопрос, почему физика так динамично развивается, а социальная наука находится в состоянии стагнации, А.Эйнштейн отвечал: «…по-видимому, физика проще».

Но такая ситуация скорее свидетельствует ни столько о сложности социальной науки, сколько о полном отсутствии ее как науки. Не существует и сегодня точки отсчета для ее построения. Проблему отсутствия социальной науки в значительной степени отражает и тот факт, что общество сегодня называет науками экономику, право, социологию, политологию и т.п., которые по существу наукой не являются по причине не соответствия их основ критериям истины научной теории познания. Последние требуют в частности, определиться с понятийным аппаратом науки. Известные исторические попытки сделать социологию наукой (Конт, Спенсер, Маркс и др.) оказались безуспешными. В этих попытках исследователи, по их утверждению, пытались применить естественнонаучный метод, позволивший в принципе создать науку, и, прежде всего, физику, полагая, что он является тем единственным методом, который позволит решить и данную задачу и сделать, наконец, социальную квазинауку настоящей наукой.

Анализ показал, что главной причиной тщетности этих усилий оказалось не вполне ясное понимание этими исследователями сути научного метода и основ научной теории познания в системном виде (в системном варианте научной теории познания нет до сих пор). Вне широкого общественного обсуждения остается пока идея осмысленного задания цели (целевой функции) самими людьми, а не творцом. Такой подход предполагает создание векторной социальной науки, реализация которой возможна лишь в условиях перманентного диалога науки с обществом. Для этого, соответственно человечеству необходимо будет реализовать приоритет всемерного развития интеллекта и творческих способностей каждого члена общества, в противном случае непреодолимой проблемой станет понимание, без которого невозможно принятие соответствующих решений. Это требует, в свою очередь, и новой социальной модели самого общества. На первый взгляд кажется, что это замкнутый круг. Но другого, более разумного пути, как разорвать этот круг, представляется, у земной цивилизации не существует, и разорвать этот порочный круг должны ученые. В этом их профессиональный долг перед обществом.

«Здравый смысл заставляет нас исходить из того, что совершенно беспрецедентная ситуация, к которой пришло человечество в целом, требует и беспрецедентных решений, беспрецедентной теоретической непредвзятости и только так можно выйти из гибельного угрожающего состояния» – в этих словах А.Сахарова мы видим его понимание пути решения стоящих перед человечеством проблем. Ту же мысль выразил и П.Т.де Шарден в «Феномене человека». «…видеть больше, лучше, глубже — это не каприз, не любопытство, не роскошь. Видеть или погибнуть! В такое положение поставлено человечество таинственным даром своего существования. И если бы вся история не гарантировала нам, что истина, виденная хотя бы одним просветленным умом, в конечном счете, станет достоянием коллективного человеческого сознания, было бы от чего потерять веру и впасть в отчаяние».

Вместе с тем, остается открытым вопрос о возможной фатальной предопределенности траектории движения человечества к омнициду, и что данная программа находится вне этой траектории и принята никогда не будет. Достаточно сложно утверждать, что на расширение Вселенной влияет человеческая деятельность, но не менее проблематично осознать человеческое общество, как явление «запланированное» природой. Не случайно мысль о творце не покидала и многих физиков, понимавших глубже, чем представители других профессий, конструкцию мироздания. Разумеется, так или иначе здесь потребуются дополнительные научно обоснованные аргументы. Однако необходимость в создании социальной науки не становится бессмысленной независимо от того, является человечество биологической системой – роботом, либо люди в состоянии осмысленно выстраивать свою жизнь. Главное, что мы – люди сегодня это понимаем. Таким образом, в основании единой науки социальная наука становится более важной составляющей, чем, например, физика, так как должна нести смысл самого познания «для чего». Есть основание утверждать, что социальная наука не может быть выведена из положений физики. Она является также фундаментальной наукой мироздания, наряду с физикой. Методология же создания обеих основополагающих наук, представляется, должна быть единой. Это научная теория познания, опирающаяся на оба критерия научной истины: логику и эксперимент, которая в этом контексте становится третьей фундаментальной наукой в основании концептуально единой науки.

В условиях отсутствия научно обоснованных принципов развития общества, прежде всего, закономерен субъективизм власти. Правового государства в подобных условиях, по определению создать невозможно. Соответственно и правовая система не может быть независимой от власти. Все это не имело бы особого значения, так как жизнь людей как бы продолжается и в этих условиях, если бы не очевидные негативные тенденции в развитии земной цивилизации, поставившие под вопрос саму возможность ее дальнейшего выживания. Поэтому, если жизнь общества не будет приведена в соответствие с приоритетом выживания в разумный интервал времени, то весь многовековой труд и даже самые великие открытия людей могут оказаться бессмысленными. По некоторым расчетам динамики разрушения озонового слоя такого времени у человечества уже нет, и даже идея технического мира вряд ли позволит спасти вид Homo sapiens.

Сохранение земной цивилизации во времени следует признать критерием истины в последней инстанции. Это позволит создать векторную общественную науку, в которой проблема понятийного аппарата получает решение через ориентацию терминов и понятий на цивилизационной приоритет. Смысл самого познания «для чего», как отличительный признак социальной науки, также определяется ориентацией на принятый критерий. Декларирование наукой приоритета выживания земной цивилизации, очевидно, есть не что иное, как продолжение индивидуального инстинкта самосохранения, заложенного в природе человека и предопределяющего его поведение. У человечества же в целом такого инстинкта не существует и потому сегодня приоритет выживания индивидуума доминирует над общечеловеческим приоритетом, и именно это доминирование ведет в итоге земную цивилизацию к нравственной и экологической пропасти.

В этом контексте необходимо отметить историческое значение нравственных принципов-заповедей мировых религий, которые в условиях отсутствия научной теории развития общества фактически провели человечество сквозь темноту истории и позволили нам стать и пока остаться людьми. В начале третьего тысячелетия заповеди не только не потеряли, но и приобретают особую актуальность. Вместе с тем, сегодня человечеству уже насущно необходима научная теории развития общества, Цивилизационная Конституция и законотворческая основа общества будущего и это уже обязана сделать наука. Именно отсутствие научного подхода не позволяет сегодня создать и приемлемую Европейскую Конституцию.

Сегодня важно на международном уровне открыто констатировать тот факт, что у человечества нет единого научно и нравственно обоснованного мировоззрения. Вместе с тем, необходимо также понимание, что в таком состоянии при современных силовых возможностях человечества, которые фактически сопоставимы с силами природы, земной цивилизации долго оставаться недопустимо, ввиду возможных несогласованных действий цивилизаций и их негативных последствий. ООН также пока не в состоянии эффективно выполнять предписанной ей уставом мировой консолидирующей функции по причине отсутствия мировоззренческой основы. Поэтому, прежде всего, необходимо активизировать и консолидировать все интеллектуальные и духовные ресурсы человечества, причем целенаправленно на формирование научно и нравственно обоснованного цивилизационного мировоззрения.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Суть ошибок социалистической (коммунистической) системы состоит в подавлении развития общественной научной мысли и лишении тем самым общества права на свободу научного диалога в сфере общественного знания, в отличие от заявленных ею политических деклараций. Человечество подобных ошибок повторять не должно. Напротив, государства всеми средствами должны поддерживать право на свободу слова и, особенно право на свободу конструктивного слова и научно-нравственный диалог, как его основу. Эта стратегия, безусловно, сохранит свою актуальность во времени и поможет человечеству еще не раз в решении его стратегических и тактических задач.

Понимая причины несовершенства современной демократической системы, наука видит все же демократические принципы в качестве единственной основы для дальнейшего развития человечества в контексте его главных целей и, прежде всего, ввиду того, что демократические условия позволяют новым идеям пробиваться сквозь «асфальт» политических стереотипов, в отличие от тоталитарных систем. Таким образом, научное признание приоритета демократических принципов следует считать обоснованным научной сложностью стоящих перед человечеством проблем.

Возможен ли в принципе диалог, который был бы понятен шести миллиардам людей, составляющим население нашей планеты и который смог бы привести народы и нации к консолидированной позиции? Прецедентов подобного масштаба консолидации людей история человечества еще не знала. Вместе с тем, при современных тенденциях в развитии земной цивилизации такая консолидация человечества становится уже насущной необходимостью, и сегодня мировая наука утверждает, что такой диалог возможен при наличии согласованной цели. Это позволит реально усовершенствовать современную демократическую систему и привести ее, по сути, к нравственной научно – демократической, которая предполагает выбор власти с учетом того, что общество должно понимать стоящие перед ним стратегические проблемы и голосовать с учетом этого понимания. Поэтому демократическая система должна включать научно-нравственный диалог в предвыборных дебатах.

Международное движение ученых «Голос разума» призывает мировое сообщество, глав государств и ООН поддержать инициативу российской науки и начать в рамках ООН научный диалог цивилизаций. Человечеству сегодня важно понимать научную сложность стоящих перед ним проблем и тот факт, что такие выдающиеся мыслители человечества как Конт, Спенсер, Вебер, Дюркгейм, Маркс, Смит и другие в итоге также не смогли сделать обществоведение наукой. Научная сложность стоящих перед человечеством проблем и исторический опыт земной цивилизации в свете фундаментальных целей человечества указывают на бессмысленность революций и особенно при современных видах вооружений. Российская наука сегодня всесторонне готова такой диалог цивилизаций вести, что позволяют сделанные в последнее время открытия и разработки в области научной теории познания, научного обществоведения и постнеклассического мировоззрения в целом.

В 2003 году российские ученые под эгидой Международного движения ученых «Голос разума» выступили с «Обращением к Международному научному сообществу», представив согласованную позицию науки на ряде научных конференций (в т.ч. международных) и в российских средствах массовой информации (Парламентская газета, 26.11.03, радио «Голос России»,28.10.03 в сокращенном виде).

Оценка последствий аральской и чернобыльской экологических катастроф. Пластичность природы

Мощное влияние антропогенных факторов сыграло не последнюю роль в усилении экологической напряженности во многих областях Центральной Азии. Так, беспрецедентный разбор речных вод для нужд хлопководства привел к резкому уменьшению стока Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, что повлекло за собой прогрессирующее падение уровня воды в Аральском море, обнажение и засоление его дна на миллионы гектаров, изменение климатических условий, исчезновение реликтовых тугаевых зарослей, тростников, многих видов растений, животных, птиц, аборигенной ихтиофауны (Захидов, Мекленбурцев, 1971, Реймов, Константинова, 1991). Давление на живые системы шло также за счет крупномасштабного и бесконтрольного применения химических соединений — пестицидов, дефолиантов, минеральных удобрений.

К настоящему времени Аральское море полностью потеряло статус стабильной, сверхсложной природной системы, созидательная энергия которой на протяжении многих столетий поддерживала хрупкое, но сравнительно устойчивое экологическое равновесие на огромных пространствах, гася энтропию окружающего мира.

Однако хорошо известно, что процессы, лежащие в основе катастрофических изменений в окружающей среде, не развиваются бесконечно. Но достигнув вершины разрушительного действия, они резко меняют свое направление, выходя на новые траектории развития, более устойчивые и прогрессивные. На этом направлении происходят глубокие преобразования в порядках биологического мира: вспышки видообразования, выдвижение на авангардные позиции новых форм животных, растений, микроорганизмов с более мощными приспособительными генами и признаками, самоорганизация и развитие более крупных консолидированных сообществ.

Так и по периферии Аральского региона, во многих окрестных его точках в результате 25-летней активной деятельности человека в области сельского хозяйства и орошения образовался целый ряд искусственных водоемов, сильно загрязненных химическими токсикантами. Последующие 5 лет относительного покоя и контроля за качеством окружающей среды привели к поразительным результатам. Эти сбросовые, загрязненные водоемы приобрели облик настоящих озер, стали стабильными водными экосистемами, местами сохранения генофонда ценных промысловых рыб, исчезнувших в Аральском море. Исследования показали (Абдуллаев и др., 1990), что в этих озерах ихтиофауна сегодня состоит из 30 видов, среди которых встречаются сазан, толстолобик, лещ; редкие и исчезающие виды представлены аральским усачом, щуковидным жерехом, лжелопатоносом Очень возможно, что в этих вновь образовавшихся озерах сравнительно быстрая очистка вод от химических загрязнителей шла за счет собственного населения – микробиоценозов, объединенных в сложную экологическую систему. И скорее всего за счет тех форм бактерий, грибов, водорослей, которые возникли под влиянием генотоксических факторов, а затем были подхвачены естественным отбором, как наиболее приспособленные к окружающей среде и способные с большей эффективностью разлагать огромные количества органических соединений. Ранее такая возможность была убедительно доказана экспериментальным путем на модели активного ила, использованного в очистных сооружениях после обработки химическими мутагенами (Рапопорт, 1983).

Прибрежные наземные экосистемы также восстанавливаются, о чем свидетельствуют расширение ареала и увеличение численности кабана, камышового кота, лисицы, волка, выдры, а также появление зон концентрации джейранов и гнездования птиц, в том числе розовых и кудрявых пеликанов. Надо сказать, что некоторые из этих видов уже давно были занесены в Красную книгу.

Не исключено, что земли, прилегающие сегодня к виртуальному Аралу, могут стать очагами возникновения новых биологических форм – растительных и животных организмов, обладающих высоким коэффициентом адаптации.

В свое время П.А.Кропоткин допускал, что гибель Аральского моря подведет пустыню к берегам Волги. Природные катаклизмы — страшные лесные пожары в Португалии и Франции, наводнения в Германии и Чехии, таяние вечных льдов на севере, резкое потепление климата на евразийском континенте дают достаточно оснований полагать, что великий путешественник и географ ошибся: пустыня подойдет к берегам Рейна. Чтобы этого не случилось, необходима стабилизация нынешней ситуации в Приаралье, что, в свою очередь, предполагает сохранение вновь формирующихся водных и прибрежных экосистем, создание проточной системы озер и мелководных водоемов с обширными зарослями тростника, камыша, рогоза. Искусственно регулируемые водоемы позволят в определенной степени сохранить местный ландшафт, а создание защитной зеленой полосы во многом будет способствовать сохранению орошаемых земель.

Нет сомнений в том, что уже в ближайшем будущем хозяйственная деятельность человека в бассейне Аральского моря возобновится с новой силой. Она проявится в разработках новых месторождений нефти и газа, редких и драгоценных металлов, подземных вод, минерально-строительного сырья. И два фактора – экономический и демографический – будут играть здесь решающую роль. Поэтому Аральский регион не должен уходить из под контроля ученых и политиков. Он должен стать важнейшим природным объектом для экологического мониторинга, который, как известно, включает в себя комплексную систему наблюдений, оценку и прогноз изменений состояния биосферы под влиянием естественных и антропогенных факторов.

Взрыв на Чернобыльской АЭС привел к выбросу в окружающую среду огромного количества радиоактивных материалов и, как следствие, увеличению радиационного фона за многие сотни и тысячи километров от места события. Судя по имеющимся в литературе данным (Дубинин, 1994), в атмосферу было выброшено 120 из 180 т. загруженного в реактор радиоактивного топлива.

Для трех государств СНГ (России, Украины и Белоруссии) Чернобыльская ядерная катастрофа создала множество проблем — политических, экономических, социальных, а неполнота и противоречивый характер знаний — пестроту прогнозов, касающихся последствий Чернобыльского эффекта. Последние чаще всего высвечивали только одну сторону проблемы: необратимость разрушительных процессов, угрозу биологическому миру, здоровью человека, благополучию его жизни в этих условиях.

Между тем радиоактивное загрязнение не повлияло губительным образом на биоразнообразие, не вызвало необратимых нарушений в структурно- функциональной целостности экосистем. И все это несмотря на то что в популяциях растений и животных мутационные всплески (уровни генетических повреждений) порой весьма значительны. Согласно данным В.Н. Позолотиной (цит.: «Природа», 1997, N1, с.113), изучавшей природные популяции одуванчика в зоне Чернобыльской АЭС и на территории восточноуральского радиоактивного следа, длительное хроническое воздействие облучения, с одной стороны, усиливает генетическую нестабильность, с другой — инициирует адаптационные процессы сразу на трех уровнях биологической организации — клеточном, организменном и популяционном.

В этой связи важно упомянуть о том, что высокодифференцированные живые системы, наделенные богатыми, созидательными генетическими ресурсами и силами самоорганизации, приспособились за миллионы лет эволюции к естественной (а теперь и к искусственной) радиоактивности. Поэтому радиоактивные подъемы в природе только приучают организмы и не ведут к значительным потерям в природных популяциях. В то же время индуцированные мутации, оцененные естественным отбором, могут открыть новую эпоху в биологическом прогрессе. Более того, под влиянием радиации геномы высших организмов и, в первую очередь, культурных растений в состоянии быстро освободиться от накопившегося в процессе их жизни энтропийного, мутационного груза (Рапопорт, 1972, 1996).

Системные исследования, проводимые в рамках оценки последствий двух крупных экологических катастроф, произошедших на евразийском континенте в конце ХХ века, должны дать принципиально новые, важные для науки результаты, поскольку именно здесь — в Аральском и Чернобыльском регионах — сегодня проявляются самые тонкие эффекты, а наблюдаемые явления более «естественны». Результаты этих исследований послужат основой для установления новых фундаментальных закономерностей развития мира.

Литература:

1.Абдуллаев М.А., Бакаев С.Б., Пославский А.Н. Роль антропогенных факторов в сохранение биологического разнообразия и генофонда позвоночных животных в бассейне Аральского моря// В кн.: Экологические проблемы охраны живой природы. – М., 1990, т.1, с.75-76.

2.Захидов Т.З., Мекленбурцев Р.Н. Природа и животный мир Средней Азии. – Ташкент, «Укитувчи», 1971, с.435.

3.Захидов С.Т. Антропогенный мутагенез и современные экологические катастрофы. Опасности преувеличены?// Вест. Моск. Ун-та, сер.16, Биология, 1997, N2, с.11-16.

4.Последствия Чернобыльской катастрофы: Здоровье среды ( под ред.В.М.Захарова и Е.Ю.Крысанова). – М., 1996, с.169.

5.Разаков Р.М., Каримов Б.Н. Эколого-экономическое обоснование создания управляемых водоемов в зоне Приаралья// В кн.: Экономические проблемы охраны живой природы. – М., т.1, с.70-73.

6.Рапопорт И.А. Модель формирования генетического вещества // В кн.: Химический мутагенез и создание селекционного материала. – М., «Наука», 1972, с.13-43.

7.Рапопорт И.А. Деятельность мутагенеза в естественном отборе// В кн.: Химический мутагенез и качество сельскохозяйственной продукции. – М., «Наука», 1983, с.3-8.

8.Рапопорт И.А. Гены, эволюция, селекция// – М., «Наука», 1996, с.247.

9.Реймов Р.Р., Константинова Л.Г. Особенности стратегии природопользования в условиях экологического кризиса в Южном Приаралье// В кн.: Медико-экологические проблемы Приаралья и здоровье населения, Нукус, 1991, с.36-41.

Внутренние угрозы безопасности России в глобализирующемся мире

В истории цивилизации прошлое столетие будет от­мечено глобальными столкновениями и битвами между тотали­таризмом, представленным коммунизмом и милитаризмом, и демократией. Однако упадок и распад бывшего СССР не положили конец веку всемирной конфронтации и борьбы.

В Концепции национальной безопасности, подготов­ленной Советом Безопасности Российской Федерации и ут­вержденной указом президента 17 декабря 1997 г., в частности, отмечается: «Анализ угроз национальной безопасности Россий­ской Федерации показывает, что главные из них в настоящее время и в обозримой перспективе не имеют военной направлен­ности, носят преимущественно внутренний характер и сосредо­точены во внутриполитической, экономической, социальной, экологической, информационной и духовной сферах».

В тексте в редакции от 10 января 2000 г. речь также не идет об опасности крупномасштабной агрессии против России в обозримом будущем, однако перечисляется ряд факторов, обус­ловливающих угрозы безопасности России в международной сфере, так или иначе связанные с традиционным измерением безопасности.

Несмотря на то, что в новой ре­дакции, утвержденной президентским указом 10 января 2000 г., внеш­ним угрозам безопасности страны уделяется больше внимания, в ней также акцент делается на внутренние и невоенные вызовы безопаснос­ти: «Состояние отечественной экономики, несовершенство системы ор­ганизации государственной власти и гражданского общества, социаль­но-политическая поляризация российского общества и криминализация общественных отношений, рост организованной преступности и увеличение масштабов терроризма, обострение межнациональных и ос­ложнение международных отношений создают широкий спектр внут­ренних и внешних угроз национальной безопасности страны».

Россия возникла в результате упадка и распа­да СССР и развивается как парламентское демократическое го­сударство с рыночной экономикой. Постепенно осуществился переход от командной социалистической экономики к рыноч­ной, во всяком случае, в том, что касается процесса приватиза­ции. Если не считать отдельные исключения, в целом объем промышленного производства сократился, в том числе из-за из­ношенности основных фондов. В России много иных проблем. К ним относятся теневые взаимоотношения между крупными компаниями, политиками и высокопоставленными государст­венными чиновниками, широкомасштабное уклонение от уплаты нало­гов, организованная преступность, повсеместная коррупция, большое количество уголовных и экономических преступлений, массовый нелегальный отток за рубеж твердой валюты, огром­ный бюджетный дефицит и накапливающийся внешний долг, задержки с выплатой зарплаты, нарушения закона в процессе приватизации, растущая пропасть между богатыми и бедными, а также усиливающееся ощущение социальной не­справедливости и разочарования у граждан. Рос­сия страдает не только от экономического упадка, но и от социального разброда и беззакония.

Что необходимо сегодня России, чтобы выйти из полосы затянувшегося кризиса? Прежде всего осознания того, что потенциал частичных улучшений в стране почти исчерпан. Планы, программы, цели и задачи федерального правительства крайне не амбициозны, работают на частности, между тем, необходимо оздоровление социально-экономического и нравственно-интеллек­туального механизма государства вцелом.

Для России спасительным является сочетание противоположностей: программного государственного планирования и либерально-рыночных механизмов, развитие демократии и усиление роли государства, повышение авторитета закона и соблюдение личной свободы граждан, сохранение национальной самобытности и расширение масштабов открытости к внешнему миру, то есть идея конвергенции. На основе конвергенции российские модели экономического, экологического и духовно-интеллектуального глобализма — при объективной стоимостной оценке национальных ресурсов и их использовании в интересах всего народа — по нашему убеждению, сработают на подъем России.

К тому же идея национального возрождения России в наибольшей степени созвучна не с каким-либо вариантом идеологии, а с мобилизующей идеей крупномасштабного перераспределения и концентрации общественных, государственных и частных ресурсов на наращивании «человеческого капитала».

Парадокс заключается в том, что, обладая всем необходимым для безопасности, наше государство не обеспечивает население достатком в соответствии со своими ресурсами, а значит и с прожиточными, образовательными, медицинскими и другими социальными нормами. И поэтому люди – главный наш ресурс – вымирают.

Вынужденная миграция взрослого населения, нездоровье детей, вторичная занятость миллионов людей и безработица, нехватка профессионалов внутри страны и «утечка мозгов» за рубеж-все это ведет к постепенному умиранию нации.

Из «черной полосы» Россия может выйти, если не утратит, а приумножит главные позиции: вернет природно-ресурсный потенциал в рукиобщества; основную часть экономически активного населения достаточно образованную обеспечит хорошо оплачиваемой работой, обеспечит необходимым финансированием науку и образование.

Во все времена Россия страдала от чиновников. Царское чиновничество погубило Российскую империю, Партийное чиновничество погубило Великий Советский Союз, чиновничество приведет к социально-экономическому краху и Новую Россию, если не изменить наметившийся ход событий. Компетентный руководитель – всегда организатор реальных действий. Некомпетентный руководитель – это вечное самоутверждение через амбиции, через купленный за деньги рейтинг, по вечный страх потерять доходное место. Главная опасность, исходящая от власти – ее жадность, бесчеловечность, некомпетентность. Поэтому возрастает необходимость научно-общественных экспертиз всех властных решений, которые станут началом в борьбе с бюрократией. Надо сделать так, чтобы ни один закон, ни один указ, ни одна федеральная и региональная программа не была принята без научной экспертизы на ее полезность для общества. Без опоры на комплексные научные коллективы первым лицам государства никогда не подняться до нужной сегодня России масштабности.

Основная цель в социально-экономической сфере — как можно скорее оценить стоимость всего национального богатства России и использовать его с максимальной эффективностью.

В одном из выступлений Президент России В.В. Путин заявил о необходимости инвентаризации страны. Периодически он отмечает необходимость инвентаризации различных отраслей экономики. Знать цену национального богатства России – актуальнейшая государственная задача, решение которой требует сегодня политической воли.

Необходимо точно определить стоимость природного и человеческого капиталов в стране и за ее пределами, назрела чрезвычайно острая потребность в комплексной статистической оценке стоимости всего богатства страны, как общенациональной глобальной собственности. Сегодня разброс в предварительных оценках стоимости российского национального богатства слишком велик; от 30 до 300 трлн. долл.

В России, с ее ресурсными и географическими масштабами, государство обязано выступать в роли владельца природных ресурсов. Однако у нас творится небывалое в мировой истории человечества: природная рента достается владельцам и высшим менеджерам добывающих компаний. Ими присваивается до 80% сверхприбыли. А ведь в основных нефтедобывающих странах доля государства в доходах от добычи нефти составляет от 60 до 90%. В России произошла подмена понятий: вместо приватизации основных фондов, приватизировано общенациональное богатство недр. Это внутренний аспект экономической безопасности России.

Главные угрозы безопасности России вытекают, по нашему мнению, из внутриполитического, экономического и социального хаоса, произвола бюрократии, беззакония, которые успели глубоко укорениться и стать нормой повседневной жизни. В обозримом будущем маловероятно, что неблагопри­ятная внутренняя среда безопасности России улучшится. Это наносит ущерб международному престижу России, а дальней­шее развитие отмеченных выше тенденций может привести к власти правительство, приверженное тоталитарным методам правления. По данным социологических опросов проведенных Социологическим центром РАГС большинство населения не отвергает социализм, наибольшее количество сторонников социализма среди крестьян — 68% и рабочих – 58%. За развитие капиталистической рыночной экономики 65,5% представителей малого и 75% представителей среднего бизнеса.

В интересах России ускорить формиро­вание новой политической системы основанной на новом принципе прямой демократии с сильным и авторитетным руководством. На основе такой политической системы Россия смогла бы стабилизировать политическую ситуа­цию, устранить экономический и социальный хаос и восстано­вить порядок в своей правовой сфере. Россия, – имея опыт незрелого капитализма и неудавшегося социализма, должна пойти своим путем, путем прямой демократии т.е. отказаться от западного варианта представительной демократии. Только этот путь, по нашему мнению, спасет Россию и выведет ее вперед, на первое место среди мировых держав которое Россия по праву и должна занимать.

Во времена, когда у власти в США находилась администрация Р. Рейгана, была выдвинута так называемая “Стратегическая оборонная инициатива” (сокращенно СОИ) более известная как программа “Звездных войн”. С тех пор программа СОИ укрепилась и набирает все большее значение и вес в связи с попыткой построить противоракетную оборону в общенациональном масштабе. Пример с СОИ показывает, что идет дальнейшее наращивание противостояния в глобальном геополитическом масштабе по всем направлениям (восток – запад, север – юг и пр.). СОИ лишь одна из компонент глобального силового противостояния всех против всех. Для того, чтобы понять логику неограниченной силовой эскалации в глобальном масштабе, автором в разное время пришлось разработать нормативную модель глобальной истории [1], математическую модель политики с позиции силы [2,3], а также модель псифизики [4 — 7]. Все эти модели были сконцентрированы в рамках программы, получившей название “Эсхатологическая стратегическая инициатива”, которая опубликована в монографии [7].

В программе[1] формулируется логика Пути западной цивилизации, ее назначение и смысл в сравнении с другими цивилизациями традиционного, в основном, типа. Программа содержит наиболее вероятный после взаимного уничтожения сценарий глобальной исторической трансформации. Западная цивилизация опирается на свой научно-технический метод – в этом специфика ее Пути. Путь этот есть Путь Силы. Под этим понимается не то, что “знание – сила”, а нечто большее, что касается внутренней, сокровенной природы человека. В той мере, в какой мы, живущие в России, относим себя к Западу, логика Пути Силы должна быть нами принята, осмысленна и использована для того, чтобы выжить.

Итогом эсхатологической стратегической инициативы должен явиться некий артефакт, условно названный “Саркофаг”. Одно из важнейших назначений Саркофага – снять глобальное силовое противостояние путем преодоления причин этого противостояния в каждом из нас. Саркофаг – это некий инструмент, позволяющий остановить историю и политику. Создание Саркофага  – задача науки и в особенности трех ее областей – пси-физики, пси-химии и пси-кибернетики. Все прочие области научной деятельности также важны, т.к. неизвестно что может потребоваться для создания столь сложного устройства как Саркофаг. Изделие под именем “Саркофаг” не есть досужая задача науки. Потребность в создании Саркофага программируется на уровне глобальных политических задач тех или иных субъектов истории и политики.

Эсхатология, или конец истории, или, как еще называют этот феномен, конец “света”. В этом далеко не полном перечне характеристик уже много таинственного, имеющего отношение скорее к религии, мистике и прочим эзотерическим учениям. Наиболее загадочным для здравого смысла является центральная посылка эсхатологии о возможном конце истории, исторической динамики и времени вообще. Эсхатология в этом случае выступает в облике мистического или мистико-религиозного учения, характерного для многих философских и религиозных систем, включая христианство. Противоречия между здравым смыслом и эсхатологией кроется, в конечном счете, в принципиально разных мировоззренческих установках. Для здравого смысла свойственны “здоровый” материализм, логика Аристотеля и неограниченная перспектива будущего. Для эсхатологического мышления характерны объективный идеализм, диалектическая логика и туманная, если не трагическая перспектива будущего.

Эсхатологическую стратегическую инициативу можно условно представить в виде следующих пяти этапов осмысления.

Первый этап касается формулировки модели глобальной истории. Ранняя версия этой модели, изложенная в монографии [1], называлась “Нормативная модель глобальной истории”. В монографии [7] модель глобальной истории была модифицирована и дополнена. Эти изменения и дополнения возникли с отказом от понятия “пассионарность”. Как известно, “пассионарность”, “пассионарная энергия” – термины, введенные Л.Н. Гумилевым [8], использовались для обозначения особой категории лиц в этносе, которые в значительной степени ответственны за его рождение, рост и развитие. С разработкой модели псифизики оказалось возможным отказаться от столь “неуловимого” понятия, как “пассионарность”. Замена термина “пассионарность” появилась на перекрестке таких понятий, как “свобода”, “воля”, “власть” и “сила”, соединенных в единое целое в модели псифизики.


[1] Данная тема, отчасти, поддержана грантом РФФИ №04-06-80254, “Глобальное прогнозирование коэволюции многомерных структур: сценарии развития психо- и социосферы человечества”

Построение нормативной модели глобальной истории начинается с определения некоего внешнего, полностью информированного и незаинтересованного в историческом процессе наблюдателя. Наличие такого наблюдателя характеризуется тем, что строится именно нормативная модель глобальной истории и строится она с точки зрения внешнего наблюдателя. Далее определяются пары понятий: глобальная политическая система – патом (Политический АТОМ), глобальная геополитическая система – геопатом (ГЕОполитический АТОМ). Считается, что геопатомы (патомы) могут вступать в произвольные союзы друг с другом, определяются субъекты истории или, по-другому, акторы. Исторический процесс представляется в виде цепочки смен политических (геополитических) конфигураций из политического (геополитического) универсума. Причины перехода от одной политической конфигурации к другой типизированы в форме четырех аспектов, названных ресурсным, психодинамическим, информационным и игровым. В качестве идеологического фона модели рассматривается гегелевская философия истории, при этом определяется мера свободы для каждого актора и мира в целом. Свобода для мира в целом имеет максимум и минимум, которые называются, следуя гегелевской традиции, царством свободы и царством необходимости. Другими словами, можно считать, что в мире актуализированы две глобальные метаисторические цели – царства свободы и необходимости. Акторы в своей исторической деятельности должны определиться с выбором той или иной цели. Поскольку эти две цели рассматриваются совершенно равноправно и симметрично и они взаимно исключают друг друга, сторонники двух разных глобальных целей взаимно противостоят. Это противостояние является основным “приводным механизмом” глобальной истории и оно же – предпосылка эсхатологической стратегии и инициативы.

В нормативной модели глобальной истории противостояние представителей двух глобальных метаисторических целей представляется в виде Выбора. При этом вместо ответа на вопрос об основаниях выбора из двух метаисторических целей Выбору придается особый онтологический статус. Он представляется в качестве ключевого состояния мировой истории.

Эсхатологическая инициатива исходит из того, что напряжение борьбы между сторонниками двух разных глобальных целей нарастает, и этот рост ничем в будущем не ограничен. Залогом дальнейшего роста напряжения является поддержка равновесия между двумя противостоящими глобальными лагерями. Эсхатологическая стратегическая инициатива видит единственный путь спасения в дальнейшем наращивании противостояния с условием поддержки глобального равновесия. С наступлением Выбора все акторы геополитической системы обретают видение внешним наблюдателем самих себя и овладевают атрибутами внешнего наблюдателя полной информированности и незаинтересованности в историческом процессе. Именно в этом смысле наступает Конец истории, которая до Выбора была историей борьбы пары метаисторических целей.

Второй этап стратегической инициативы связан с формулировкой понятия “Силы”. Сила выражает интенсивность противостояния сторонников двух глобальных метаисторических целей. Исследуется роль науки в качестве инструмента Силы, что в точности отвечает смыслу крылатого выражения “знание ¾ сила”. Вклад науки в эсхатологическую стратегическую инициативу состоит в концентрации усилий по развитию таких направлений, как пси-физика, пси-химия и пси-кибернетика. Префикс пси- означает, что интерес представляют не сами физика, химия и кибернетика, а их комбинация с психологией. В [7] показано что, трансформация физики в псифизику осуществляется в плане решения психофизической проблемы. Рождение пси-химии произошло давно и связано с общим стремлением к управлению психосоматической конституцией человека на базе широкого спектра химически активных веществ (психотропные средства, различного рода нейромодуляторы, наркотические и наркосодержащие вещества и пр.). Пси-кибернетика активно развивалась в последние 20 лет ушедшего ХХ века. К ней можно отнести, прежде всего, концепцию виртуальной реальности и ее реализацию в рамках существующей на рынке компьютерной технологии.

Третий этап стратегической инициативы связан с отчетливым прояснением эсхатологической важности и приоритетности пси-физики, пси-химии и пси-кибернетики, которые имеют отношение к идее разработки некоего устройства, названного “Саркофагом” (более подробно о нем в [7]). Смысл этого устройства состоит в том, чтобы каждого человека поставить в такие условия, когда он мог бы ответить на свой главный вопрос: зачем он живет? или, в другой форме, стоит ли жить вообще? В момент принятия решения Саркофаг должен предоставить человеку возможность отказаться от жизни в обычном теле путем перемещения своего существования в иную среду обитания. Разработка столь сложного объекта, как Саркофаг, предполагает дальнейшее развитие всех областей науки, помимо трех главных приоритетов, т.к. неизвестно “где” и “что” может потребоваться. Эсхатологическая инициатива рассматривает создание Саркофага в качестве стратегической задачи.

В качестве четвертого этапа стратегической инициативы выступает углубленное осмысление понятия силы, которая характеризует противостояние сторонников двух глобальных метаисторических целей. Сила получает детальное истолкование в рамках математической модели силы [2,3,6,7]. Формулируется силовое уравнение и дается определение политики в сравнении с историей: политика – это история за вычетом эсхатологии. Таким образом, историческая дисциплина, настаивающая на своем безрелигиозном и внеэсхатологическом статусе, есть ни что иное, как политика. История постольку не хочет “сознаться” в том, что она политика, поскольку в этом случае она лишается права декларировать от своего имени наличие того или иного смысла глобальной политической динамики. В этой связи эсхатологическая инициатива предлагает вполне определенный смысл для глобальной политической динамики, делая тем самым политический процесс истинной историей, т.е. осмысленным процессом. Осмысленность политики означает, что есть цель, выступающая в образе Саркофага, и есть стратегия ее достижения – эсхатологическая стратегия.

В качестве пятого этапа стратегической инициативы [7] выступает математическая модель психофизической связи (см. также [4 – 6]) с целью уточнения природы произвольного субъекта истории (политики). Субъект истории, или актор, выступает в модели псифизики в качестве оператора, который взаимодействует с абстрактным устройством. Оператор-актор описывается в терминах “воли”, “свободы”, “власти” и “силы”. В итоге контуры Саркофага становятся более отчетливыми, он наполняется содержанием, определяемым той властно-волевой инфраструктурой, которая характерна для любой глобальной политической конфигурации. Модель псифизики позволяет также в принципе говорить о возможности создания таких сред, в которые человек, естественно в ином, внетелесном облике, может переместиться в своем существовании.

Кроме того, поставлена задача психофизической власти оператора над тем или иным устройством. В частности, сформулирована идея псикомпьютера, в котором, как предполагается, будут излишними такие каналы передачи информации, как клавиатура, мышь и прочие механические манипуляторы. В примере, разобранном в модели псифизики с помощью вычислительного эксперимента, построен прообраз резонансной среды, которая, как ожидается, выступит в качестве буфера между компьютером и пользователем. Псикомпьютер – есть связка обычного компьютера, пользователя и резонансной среды, которая обеспечит властно-волевой контакт пользователя с компьютером.

Дальнейшее развитие идеи псикомпьютера было предпринято в рамках группы “ПСИГМА”. Название группы “ПСИГМА” является сокращением от пары слов ПСИхофизическая парадиГМА. В частности, в [9] сформулирована идея построения “псикнопки” – элементарного переключателя 0 – 1, да – нет, on – off на базе модели псифизики. Если оператор с помощью псикнопки может путем волевого приказа реализовать любую наперед заданную цепочку символов, состоящую из 0 и 1, то в этом случае будем говорить о полной власти оператора над устройством. Предполагается, что физически псикнопка может быть собрана из обычных радиодеталей (конденсаторов, сопротивлений, транзисторов и т.п.). Новизна же проекта состоит в способах компоновки этих отдельных деталей так, чтобы можно было говорить о (био)резонансном взаимодействии оператора с псикнопкой.

Психофизическая модель дает решающий вклад в эсхатологическую стратегическую инициативу, поскольку через эту модель Саркофаг становится перекрестком свободных воль как отдельных акторов (или просто людей), так и мира в целом через свободу и волю вообще.

В монографии [7] обсуждается также психодинамический аспект исторического процесса. С этим аспектом в историю и политику входят понятия “воли”, “власти” и “свободы”. Оператор психофизической модели становится актором. Вводится понятие властно-волевой инфраструктуры применительно к любой политической конфигурации из исторического универсума. Обсуждается ряд сценариев максимизации силы в политической системе. Численно анализируется политическая конфигурация, в которой наблюдается резкий переход от максимально большой величины силы к ее минимальному значению, близкому к нулю. Этот переход, сопровождаемый “замиранием” динамики в политической системе, истолковывается в качестве момента возможного рождения Саркофага. Тем самым, появление Саркофага или какого-либо иного устройства со схожим социально-политическим действием обнаруживается при математическом моделировании глобальной исторической динамики.

Текст тезисов данного доклада начинается символом эсхатологической стратегической инициативы.

Первое “слагаемое” на рис.1 символизирует нормативную модель глобальной истории, где встреча трех (царства свободы, царства необходимости и внешнего наблюдателя) указывает на Выбор, в котором осуществляется завершение истории. Второе “слагаемое” символизирует модель псифизики, где знак бесконечности размечен тремя особыми точками, являющимися целями для произвольного псиатома (или патома в нормативной модели истории). Результирующий символ указывает на синтез в рамках эсхатологической стратегической инициативы нормативной модели глобальной истории и модели псифизики.

Литература:

1.Плохотников К.Э. Нормативная модель глобальной истории. — М.: Изд-во МГУ, 1996.

2.Плохотников К.Э. К теории силы в глобальной политике: математическая модель. Препринт. – М.: Диалог-МГУ,1998.

3.Плохотников К.Э. Осознание силы в глобальной политике: математическая модель// Сознание и физическая реальность, 1999, т.4, №2, с.27 — 38.

4.Плохотников К.Э. Псифизика: к теории взаимодействия оператора с устройством, математическая модель. Препринт. – М.: Диалог-МГУ, 2000.

5.Плохотников К.Э. Псифизика: к теории взаимодействия оператора с устройством, математическая модель// Сознание и физическая реальность, 2000, т.5, №5, с.2 – 13; 2000, т.5, №6, с.18 – 22; 2001, т.6, №1, с.18 – 26; 2002, т.7, №1, с.2 – 12; 2002, т.7, №2, с.16 – 27.

6.Плохотников К.Э. Математическое моделирование и вычислительный эксперимент. Методология и практика. – М.: Едиториал УРСС, 2003.

7.Плохотников К.Э. Эсхатологическая стратегическая инициатива: Исторический, политический, психологический и математический комментарии. – М.: Изд-во МГУ, 2001.

8.Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989.

9.Группа “ПСИГМА”. От “ПСИКНОПКИ” к “ПСИКОМПЬЮТЕРУ”// Сознание и физическая реальность, 2003, т.8, №5, с.12 – 18; в сб.: “Информационные технологии в образовании, науке, технике и гуманитарной сфере”. – М., 2003, с.93 – 104; Электродинамика и техника СВЧ, КВЧ и оптических частот, 2002, т.Х, вып.3(35), с.233 – 241.

Монополярный мир и организация глобальной структуры управления

Можно полагать, что формирование цивилизации, как и мироздания в целом, — процесс сингулярный, т.е. развитие человечества на Земле началось в особой (сингулярной) точке, а затем распространилось на всю земную поверхность. С началом интенсивного развития промышленных технологий и информационных связей, предполагающих кратное увеличение расходов вещества и энергии в экосистемах и межгосударственных потоках, цивилизация вступила в завершающуюся стадию сингулярного развития — стадию монополярного мира, в котором она по существу становится единым государством. Территорией этого государства является вся Земля, представляющая собой космический корабль.

Центральный порядок. Идеи и цели развития общества есть производное от законов естествознания и развития социальных систем, суммарного опыта людей, что в совокупности направляет их действия в определенное русло необратимых событий. Существует некая идеальная стрела развития, путь движения общества относительно которой представляет собой извилистую кривую, так как развитие происходит только при нарушении равновесия. Объективно существующее генеральное направление развития цивилизации, следуя высказанной Гейзенбергом идее [1], можно назвать «центральным порядком» – своеобразным центром притяжения. Связано это, на наш взгляд, с тем, что вся практическая и интеллектуальная деятельность общества определяется всеобщими законами взаимодействия материальных объектов, частью которых человечество или индивид являются.

Центральный порядок представляет собой неаддитивную совокупность законов естествознания и социальных законов нравственных отношений, совокупность, предполагающую целесообразное и гармоничное развитие общества и экосистемы Земля. Суть идеи центрального порядка хорошо отображается известным принципом оптимальности Парето, если к его формуле: «деятельность человека не причиняет убытков и приносит пользу другим людям» – добавить: и экосистемам, природной среде.

Центральный порядок — генеральная идея развития цивилизации, по-видимому, впервые была провозглашена великим сыном человечества Иисусом Христом. Очень важным, на мой взгляд, положением его учения является обоснование эволюционного пути развития общества к нравственной чистоте, ибо, как справедливо замечено, зло, порождая зло, раскручивает спираль взаимной ненависти людей, неосознанную алчность в истреблении природы. К.Маркс попытался теоретически обосновать невозможность реализации идеи центрального порядка на основе одних только нравственных отношений, христианских заповедей. Теория марксизма получила практическое подтверждение: нравственное христианско-коммунистическое общество на данном этапе развития цивилизации можно создать лишь насильственным путем — через установление диктатуры. Однако такое общество не может быть устойчивым, поскольку теряет способность к самоорганизации.

Марксистское положение о том, что коммунистическое, справедливое общество нельзя организовать в отдельно взятой стране, было ближе к истине. Попытка практической реализации идеи коммунизма в России только подтвердила справедливость вывода о неустойчивости такой системы.

История развития цивилизации, как и теория, свидетельствуют, что организовать абсолютно справедливое общество объективно нельзя. В доисторическое время, когда человечество было разделено на множество независимо существующих частей, каждая из которых продолжала делиться, с образованием собственного языка, традиций, жизненного уклада и веры в созданного их фантазией Бога, невозможно было формирование единого мировоззрения, построенного на центральной идее.

В XVIII–XIX вв. к проблеме языковых и религиозных различий добавились еще и экономические, обусловливаемые резким изменением производственных отношений. Начался этап промышленного развития, и радиус раскручивающейся центробежной спирали значительно увеличился. Цивилизация стала стремительно удаляться от центрального порядка.

Последней грандиозной попыткой «скрутить» спираль развития цивилизации, т.е. приблизить ее к центральному порядку, была социалистическая революция. И эта попытка оказалась утопической, нереализуемой. Таким образом, не удалось искусственно уменьшить радиус спирали развития цивилизации и приблизить ее к центральному порядку силовыми методами.

Но к тому времени была еще не заполнена экологическая емкость Земли, в ней еще не было тесно, не оказывала демпфирующего воздействия среда обитания. В настоящее время экологическая емкость Земли на пределе, среда обитания дает первые тревожные звонки, а радиус спирали развития цивилизации только увеличивается, уходя все дальше от центрального порядка. Следовательно, уменьшается гармоничность развития, растет энтропия экосистем. В эту орбиту развития вовлечены все государства: и развитые, и развивающиеся, и слаборазвитые.

Россия и монополярный Мир. Вместе с тем, какие бы цели ни выдвигало правительство того или иного государства, цивилизация движется, под давлением объективно направленного процесса индустриализации общества и развития информационных связей, к монополярному миру. В политических кругах России считается, что монополярный мир – это власть единого, наиболее сильного государства, и совершенно правильно полагается, что такое обстоятельство недопустимо. Однако монополярный мир формируется помимо нашего желания. Интегральной характеристикой монополярного мира является все ускоряющееся развитие систем связи, компьютеризация, разделение труда, превращение английского языка в средство международного общения, расширяющийся обмен потоками вещества, энергии и информации на Земле и в ближнем космическом пространстве.

Формирование монополярного мира означает достижение естественного предела развития современной цивилизации, и альтернативы этому процессу сейчас нет. Тем не менее существует альтернатива того, каким этот мир будет: сформируется ли он на основе взаимосогласованного объединения государств или же в результате подчинения одних государств другими, одним или объединенной их группой. Поэтому Россия не может не принимать активного участия в формировании монополярного мира и не должна действовать вопреки этой закономерной тенденции.

Парламент Мира. В связи с вышеизложенным возникает потребность организации управляющего органа мирового масштаба — Парламента Мира. Необходима централизация власти — формирование глобального центра управления [2]. Получить статус Парламента на обновленных структурно-функциональных принципах может Организация Объединенных Наций, как глобальная структура, регулирующая международные отношения.

Парламент Мира должен стать мировым научно-исследовательским аналитическим и управляющим центром, способным обобщать фактические и теоретические данные и прогнозировать развитие событий не только на Земле, но и в ближнем космическом пространстве.

Функционирование Парламента Мира вовсе не значит, что будет ущемлена роль государств. Наоборот, их роль при этом должна повышаться, и каждое из них обязано нести долю ответственности за все происходящие процессы на Земле.

Формирование глобального правительства должно осуществляться с учетом реальных практических возможностей государств в управлении, главные среди которых: численность населения государства; объем ВВП; объем природных ресурсов, которыми оно располагает и за рациональное использование которых несет ответственность перед мировым сообществом.

Считаем, что глобальная власть в своей деятельности должна придерживаться следующих основополагающих принципов.

1. Все природные ресурсы Земли и околоземного космического пространства являются общественным достоянием, и их эксплуатация должна осуществляться во благо поддержания устойчивости среды (геоэкосистемы), следовательно, и благополучия жизни народов.

2. Использование природных ресурсов государствами регламентируется данным положением. Действия глобальной власти должны способствовать практической реализации данного принципа во всех государствах Мира.

3. Управление глобальными социально-экономическими и экологическими процессами должно осуществляться исключительно на основе научно-теоретического анализа практически складывающейся ситуации на Земле в целом и в отдельных регионах в частности.

4. Принципы управления, следующие из национальных и религиозных различий народов, должны быть исключены, как вносящие искажение в закономерный ход развития социально-экономических процессов.

5. Денежная мера стоимости труда и производимой продукции должна быть заменена энергетической, единственно объективной мерой.

Отношение к собственности – ведущий принцип среди перечисленных. Предлагается различать следующие ранги собственности в социально-экономических системах:

— общемировая – моря, океаны, атмосфера, околоземное космическое пространство, слои планеты, располагающиеся ниже земной коры. Собственником должен являться Парламент Мира, взимающий ренту за их эксплуатацию с государств и использующий ее для решения общемировых проблем цивилизации;

— государственная – территория земли и земная кора в границах государства со всеми имеющимися ресурсами; часть пространства над поверхностью земли до высоты околоземного космического поля (200 км); производственные сооружения, средства производства предприятий общегосударственного значения; армия; получаемая государством рента за пользование землей, часть результатов труда народа и пр., что используется для решения общегосударственных проблем;

— собственность субъектов государства;

— коллективная, личная или индивидуальная [3].

Полезные ископаемые (энергетические и рудные месторождения, земля и пр.) должны находиться в государственной собственности, являясь главной составной частью инварианта структуры государства. В частной собственности могут быть только результаты собственного труда человека, семьи, коллектива и даже государства.

Возможен иной путь. Это путь, по которому сообщество движется сейчас. Он ведет к формированию глобальной диктатуры – власти над миром отдельной группы государств. И он, несомненно, чреват перманентно развивающимися социально-экономическими коллизиями, которые в дальнейшем могут привести к прямому военному подавлению национальной власти слабых государств, подчинению их интересам ведущих стран.

Мировая статистика свидетельствует, что существует противоречие в развитии человечества. С одной стороны, ресурсно-энергетические возможности биосферы ограничены и, можно говорить о количестве лет использования каждого из них. С другой стороны, существует неограниченные потребности все увеличивающегося человечества. Более того, рост потребления первичной биологической продукции, увеличение демографических процессов и масштабов деятельности антропогенного характера приводят к существенным деградационным изменениям окружающей природной среды, а, в конечном счете, – ухудшение условий существования человека.

Ученые ведут дискуссии и разрабатывают сценарии выхода из кризиса. Они доказывают катастрофичность продолжения техногенного развития и приводят доводы о перспективности ноосферного развития. Среди них можно выделить различные сценарии. В.Г. Горшков[1] описывает ноосферу как искусственно управляемое людьми развитие биосферы, при котором удастся сгладить негативное влияние на природу и поменять мировоззрение людей в сторону природосозидающий деятельности. Идею усовершенствования технологической составляющей цивилизации, при которой удастся оптимизировать природопользование и добиться стабильности биосферы в условиях антропогенных воздействий разрабатывали Д.Л. и Д.Х. Медоуз, Н.Н. Моисеев, Н.Ф. Реймерс и др[2]. В.А. Зубаков[3] предлагал внедрить экогейскую идеологию, суть которой состоит в возврате к нормальному функционированию биосферы через гомеостаз с дикой природой и культ Вселенского Разума, чего бы это ни стояло. К.И. Шилин[4] разрабатывал экософию как новый вид этики и практики жизни человека, в результате которой удастся урегулировать конфликт между развитием природы и человека. Б. Моллисон[5] утверждает, что единственный ресурс, который необходим для выживания цивилизации — это человеческий ресурс, принятие личной ответственности по отношению к жизни.

Предлагаемые учеными меры предотвращения кризиса развития не имеют убедительных научных доказательств, как и отсутствует долгосрочный прогноз развития планеты. В 2000 году мировым сообществом была предпринята еще одна попытка глобального анализа происходящего с биосферой и человечеством. Анализ состояния окружающей среды в конце тысячелетия и правильности приоритетов развития человечества был представлен в докладе «ГЕО – 2000». В докладе присутствует множество цифр, диаграмм, таблиц, но, к сожалению, в выводах есть много противоречий[6].

Во-первых, четких выводов о состояния окружающей среды нет. Поэтому версия мирового развития от экокризисов к тотальной экокатастрофе по-прежнему не опровергнута. Во-вторых, в докладе отмечается, что мировая система с ее экономическими приоритетами развивается в правильном направлении, но слишком медленно. При этом нигде не указывается, что природопокорительная рыночная стратегия развития исчерпала свои возможности и необходим переход на пострыночное развитие. В-третьих, в качестве дальнейших действий предлагается более полное использование механизма глобального рынка, что по своей сути, делает всю мировую систему чрезвычайно чувствительной к любым региональным кризисам.


[1] Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивого развития жизни. – М., 1995.

[2] Медоуз Д.Х, Медоуз Д.Л, Рандерс Й. З пределами роста. – М., 1994; Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: Мол. Гвардия, 199.; Реймерс Н.Ф. Экология. Теории, законы, правила, принципы и гипотезы. – М.: Советская Россия, 1994.

[3] Зубаков В.А. Сценарии будущего. – СПб., 1995. – 86 с.; Зубаков В.А. Параметры экогеософской стратегии выживания // Общественные науки и современность. 2000, № 5, с. 142 – 152.

[4] Шилин К.И. Живое знание: эколого-философская проблема. – М, 1993.

[5] Билл Моллисон. Введение в пермакультуру. – М., 2004.

[6] Зубаков В.А. Обзор и анализ доклада ГЕО – 2000 о состоянии окружающей среды в конце тысячелетия// Зеленный мир. 2002. №15-16, с. 28 – 31.

Устойчивость живых систем

Устойчивость живых систем предполагает способность к длительному поддержанию основных параметров жизнедеятельности на оптимальном уровне не зависимо от воздействия среды. А таким параметром является, прежде всего, здоровье, как сводный показатель. В таком случае управлять социокультурной экосистемой надо именно по этому показателю.

В теории управления системами выделяют каналы связи (вещество, энергия, информация): 1) для внутрисистемных элементов; 2) для внесистемной связи с себе подобными системами; 3) для связи отдельного элемента системы с внешней средой. Два первых вида связи можно представить через понятие «обратной связи», третий тип — через «компаундирующую связь», связь по возмущению. Последний тип связи предполагает наличие канала связи для формирования и передачи на структурный элемент объекта социокультурной экосистемы воздействий, функционально связанных с действующими возмущениями. Их целью является установление определенных зависимостей между регулируемыми величинами и возмущениями.

В отличие от обратных связей, компаундирующую связь редко используют для управления — на устойчивость она оказывает слабое влияние, точность регулирования практически отсутствует. Но в тоже время именно за счет компаундирующей связи возникают бифуркационные точки и структуры-аттракторы, позволяющие связывать не столько процессы, протекающие в одной системе и оказывающие влияние на другую, сколько само их совместное существование.

В социокультурной среде таким примером является рассмотрение личности и общества. С одной стороны, общество формирует личность, которая в дальнейшем творит общество. В таком традиционном рассмотрении, личность и общество не связаны «диалектически». С другой стороны, личность и общество можно рассматривать как две автономные по отношению друг к другу системы. Благодаря их открытости между ними возникает взаимопроникновение на основе компаундирующей связи, что обуславливает взаимосвязь процессов, протекающих в каждой из систем по отдельности. Таким образом, личность (в отличие от «человека» и «индивида») не является элементом социальной структуры и может рассматриваться как источник флуктуации.

Управление социокультурной экосистемой предполагает применение обратной и компаундирующей связи. Обратная связь, в классическом подходе, предполагает, что объект управления находится вне системы, а результатом его деятельности будет нахождение системы в заданных параметрах. При этом, чем больше прикладывается усилий, тем больше будет отдача. На самом деле социокультурная экосистема имеет достаточно сложную организацию со своими тенденциями саморазвития, которые сложно поддаются внешнему управлению. Наиболее эффективным способом воздействия на такую систему может быть путь содействие их собственным путям развития, перевод управления на форму самоуправляемого развития. Главное в таком управлении не сила, а пространственно-временная конфигурация, которой возможно применить резонансное воздействие. Параллельное развитие другой составляющей социокультурной экосистемы в одних и тех же параметрах пространственно-временной конфигурации даст резонансное воздействие (компаундирующая связь), которое можно будет обозначить как управление сложными нелинейными социокультурными экосистемами.

Таким образом, выживание человечества требует радикальных изменений всей совокупности структурных составляющих современной цивилизации. Очевидно, что самым сложным как для отдельного человека, так и для системы в целом, будет необходимость отказаться от привычных стереотипов.

Актуальность темы исследования

Проблема сущности человека, глубинных основ человеческого бытия является извечно актуальной. В условиях современного кризиса мировой цивилизации, встающих перед человечеством глобальных проблем и угроз, ставящих под вопрос само дальнейшее существование человечества, эта проблема обретает особую значимость. Окончательное решение назревших проблем невозможно вне понимания природы и механизмов наиболее фундаментального уровня человеческой сущности, того её стержня, что образован всеобщим и бесконечным.

Как известно, современный период мировой истории характеризуется глубоким кризисом цивилизации. Рост социального неравенства, напряженности, расцвет наркомании, разрастание количества ВИЧ-инфицированных, войны, терроризм, — все это даёт веское основание обратиться к объективным основам человеческого бытия, наиболее глубинный пласт которых, по нашему мнению, связан с теми структурами объективного всеобщего, что аккумулируются в человеческой сущности. Объективно-всеобщее, его механизмы функционирования в человеке дают ключ к принципиальному решению наиболее глубоких проблем, встающих на пути развития человечества.

Черты современной эпохи во многом определяются тем, что она находится на стыке сразу нескольких глобальных процессов, носящих в этот период переломный или переходный характер. Так, это и эпоха слома миропорядка, основанного на биполярном балансе сил, которая закономерно приводит к переосмыслению господствовавших при нём представлений, стереотипов, ориентиров, пересмотру сложившихся взаимоотношений.

Это и эпоха перехода к постиндустриальному обществу, когда новый характер труда обуславливает коренные изменения во всех сферах общественной жизнедеятельности.

Это и связанная с последней эпоха ускоряющегося научно-технического прогресса, укрепляющего веру в достижения науки и техники, и, как следствие, развивающего представление о необходимости модернизации общественной жизни, её обустройстве на совершенно новых принципах.

Это и эпоха расцвета популярности психологических практик, с одной стороны, поощряющая раскованность личности, но с другой — бросающая тень при этом на все общечеловеческие ценности, связанные с самоограничением: чувством меры, такта, ответственности, справедливости (например, практика нейро-лингвистического программирования, развивающая в человеке эгоизм, принимающая за норму использование другого человека в собственных интересах).

Всё это подготовило почву для пересмотра существующих в обществе ценностей, норм взаимоотношений, взглядов на мир в целом, что выразилось в формировании культуры постмодерна с её размыванием сложившихся смысловых значений, перевёртыванием ценностных ориентиров и норм поведения, пренебрежением истинностью, объективностью, провозглашением борьбы с «диктатом разума» и традициями, аккумулирующими в себе весь многовековой опыт и знания человечества1. В результате происходит рост настроений релятивизма, поляризация интересов личности и общества, наблюдается отрыв личности от понимания действительности, существующих в ней взаимосвязей, что, в конечном счёте, приводит к разладу человека с самим собой, глубинной человеческой сущностью, забвению идеалов истинной человечности. Многие негативные, кризисные проявления в современном обществе являются прямым следствием этих тенденций в мировой культуре.

В свете этого, назревает необходимость обратиться к глубинным основам человеческого бытия, чтобы глубже понять природу человека, её сущностные аспекты, существующие в обществе объективные взаимосвязи.

1 См.: Чащин В.П. Явится ли постмодернизм парадигмой научной концепции человека и общества//Новые идеи в философии. Пермь, 1998. Вып. Ш7. С. 203-206; Кевин Харт. Постмодернизм, М., 2006.

Опираясь на наиболее фундаментальный уровень человеческой сущности, образованный объективно-всеобщим, возможно вывести систему объективной значимости для человека тех или иных моментов его бытия (являющуюся отражением системы объективных взаимосвязей в человеческой действительности). Так, содержание понятий ответственности, долга, свободы, справедливости, счастья, творчества, альтруизма, смысла жизни и т.д. носит не произвольный, чисто субъективный характер, а в своей основе содержит внутренний объективный механизм, который порождает их объективную значимость, те или иные её смысловые нюансы в применении к человеческой жизни. На наш взгляд, эта система объективной значимости моментов бытия в отношении к человеческой природе конструируется на основе того стержня, каркаса человеческой сущности, что образован моментами объективно-всеобщего. Исследование этой системы расширяет возможности для совершенствования порядков в обществе, его обустройства исходя их объективно существующих взаимосвязей.

Особенную остроту рассматриваемая проблема обретает в условиях кризиса современного российского общества, в котором после поражения советской системы происходит переосмысление ценностных ориентиров и поиск пути дальнейшего развития.

Степень разработанности проблемы

Проблема отношения человеческой сущности и всеобщего так или иначе затрагивается во всех философских учениях о человеке, рассматривающих его природу, особенности его бытия, смысл и цели существования.

В первоначальной форме рассмотрение проблемы взаимосвязи человека и всеобщего появляется в представлении античных философов о человеке как особом микрокосме, подобном всему космосу. Такое понимание человека присутствует фактически во всех античных учениях о человеке. В наиболее явном виде такое представление содержится в учении Гераклита о сущности человека как самовозрастающем и самоумножающемся субъективном логосе, являющемся выражением всеобщего логоса. Тем самым Гераклит подмечает, что всеобщее и индивидуальное в своей основе тождественны, а также  подходит к пониманию индивидуального в человеке как степени выражения всеобщего.

Демокрит, проведя аналогию между космосом и организацией человеческого организма, впервые вводит в употребление само понятие о человеке как микрокосме, подобном всему космосу.

Сократ связывает понимание всеобщего с безусловным, сущностным, показывает важную роль всеобщего в познании действительности.

Платон впервые представляет всеобщее как самостоятельную и определяющую всё сущность, которая абсолютизируется, отрывается от действительного мира единичных вещей, рассматривается как духовное, в конечном счёте, божественное начало. В результате человек рассматривается не в единстве всеобщего и единичного, индивидуального, а в соединении причастной ко всеобщему души и олицетворяющим единичное тела. Тем самым Платон положил начало религиозному представлению связи человека и всеобщего.

Аристотель, критикуя платоновское отделение всеобщего от единичного, делает существенный шаг в направлении материалистического решения  проблемы всеобщего в человеке. Однако ему не удаётся соединить всеобщее и единичное полностью, раскрыть их диалектику. Поскольку он рассматривал активность как присущую форме, а не самой материи это приводило к несамодостаточности его картины мира и необходимости введения понятия формы форм, неподвижного перводвигателя.

Схоластическая философия средних веков, связывая всеобщее с понятием бога, отрывает его от единичного, от реального, земного мира, В силу этого, человек оказывается разделённым на конечное тело и причастную  ко всеобщему, но отделённую от тела, душу. Однако тем самым религиозная философия подчёркивает значимость проблемы всеобщего.

В эпоху Возрождения (Дж. Бруно, Н. Кузанский, Пико делла Мирандола) в связи с формированием науки, развитием пантеистических представлений, всеобщее рассматривается как сущность, слитая с природой, а человек — как неотъемлемая часть природы, как микрокосм, повторяющий космос. Однако, пантеистическая философия не преодолевает противопоставление всеобщего и материального мира полностью, что приводило к утопичным взглядам об идеале государственного устройства.

Материалистам XVII- XVIII века удалось абстрагировать всеобщее в форме понятия материи и её атрибутов: пространства, времени, движения и других. Б. Спинозой вводится идея отношения материи к самой себе или самодетерминации материи, что подготавливает возможность диалектического соединения всеобщего со всем многообразием единичного. Материалисты XVIII-ro века преодолевают дуализм души и тела, рассматривая человека как всецело материальное существо. Однако проблема всеобщего в человеке ими ещё не была поставлена в научной форме.

И. Кант, резко разделяя реальный мир на сущностный мир «вещей в себе» и мир являющихся «вещей для нас», тем самым обособляет объективно-всеобщее от мира явлений, отрицая его познаваемость и ставя под сомнение само его существование. Таким образом, Кант перекрывает саму возможность выяснения связи человека с объективно-всеобщим. Однако он вводит представление о всеобщем и необходимом в человеческом знании, понимая его при этом как связанное с особенностью познавательного процесса, с природой человеческого разума. Такая позиция закрывает путь к познанию действительной человеческой сущности.

В учении Гегеля впервые человек и его история логически выводятся из закономерно развивающегося, понимаемого в идеалистическом духе, мирового целого, выступают закономерным этапом мирового процесса развития. При этом человек выступает как всецело духовное существо и оказывается полностью подчинён воле абсолюта, является его пассивным выражением, что не  позволило   Гегелю  раскрыть  действительную   взаимосвязь  человека  и объективно-всеобщего. Существенным достижением его философии является открытие способа развития всеобщего как развития путём самоуглубления. Он также ввёл в философию понятие конкретно-всеобщего, несущее в себе особенное, различия и противоречия.

Л. Фейербах восстанавливает цельность человека как социально-материального существа, однако при этом ему не удаётся преодолеть идеалистическое представление полностью, в объяснении общественных явлений он остаётся идеалистом.

Продолжающие кантовскую линию понимания всеобщего феноменология и экзистенциализм по существу не затрагивают проблему объективно-всеобщего в человеке, однако рассматривая многообразие сторон непосредственного существования, они непроизвольно подмечают формы проявления всеобщего, выражающиеся в общем, повторяющемся в социальном бытии, при этом не давая их научного анализа. Так, всеобщее как универсально-значимое, механизмы его порождающие исследуется Э. Гуссерлем и Ж.-П. Сартром. Исследования всеобщности ситуаций, переживаний, состояний человеческой жизни, а также попытки классификации этих форм всеобщности проводились М. Хайдеггером, Сартром, К. Ясперсом.

В классическом марксизме выдвигается научное решение проблемы всеобщего в человеческой сущности. Объективный мир рассматривается как бесконечно развивающаяся материя, высшим продуктом которой является человек. Человек, таким образом, предстаёт как «высший ifeem» материи, высшая форма её развития, возникающая в ходе мирового процесса развития, закономерно, с «э/селезной необходимостью», «в силу самой природы материи»1. Сущность человека, его бытие, таким образом, понимаются в тесной связи с объективно-всеобщим, объективными законами и всеобщими закономерностями развития. Человек рассматривается как единство всеобщего, особенного и единичного, как существо производяъцее самого себя, своё бытие и сущность, законы собственного развития.

В классическом марксизме проблема всеобщего в человеке была решена в наиболее общем, принципиальном виде, однако это решение нуждается в дальнейшей конкретизации, развёртывании относительно своих оснований.

В советской философской науке проблема взаимосвязи человека и объективно-всеобщего в целостной теории диалектического и исторического материализма фактически была схвачена и разрабатывалась. Концепция человека в этот период развивалась в трудах: И.Т. Фролова, В.Е. Давидовича, В.В. Орлова, В.Ф. Сержантова, Б.Т. Григорьяна, В.В. Гречанного, Р.Я. Аболиной, А.Д. Урсула, Н.Г. Козина, И.К. Лисеева, В.Е. Малюгина, Л.К. Науменко, А.Г. Мысливченко и др1. Однако в аспекте всеобщего в человеческой сущности данная проблема практически не получила специального исследования. Общий подход к этой проблеме был сформулирован в трудах Ш.В. Мисабишвили, А.Н. Шиминой и Э.В. Ильенкова2. Однако в работах Ш.В. Мисабишвили и А.Н. Шиминой всеобщее не чётко различается от общего-сходного, что обедняет теоретическую ценность их исследования в отношении решения данной проблемы. Тем не менее, Мисабишвили верно отмечает, что всеобщее выражает сам способ взаимодействия общего, особенного и единичного, а также верно связывает всеобщее с существующими в обществе взаимосвязями. Э.В.Ильенков более чётко проводит различие между всеобщим в человеке как неким субстанциальным единством, генетической общностью и «простой общностью» явлений, признаков, наблюдаемых в обществе.

В теоретически явственной форме проблема взаимосвязи человека со всеобщим была поставлена и разрабатывалась в рамках пермской школы философии (В.В.Орлов, Т.С. Васильева, А.В. Ласточкин, А.Н. Коблов, Н.Б. Оконская и другие)1. Итогом исследования этой проблемы стала концепция человека, разработанная В.В. Орловым.

1 См.: Мысливченко А.Г, Человек как предмет философского исследования. М., 1972; В.Е. Давидович Р.Я, Аболииа Кто ты человечество? Теоретический портрет. М, 1975.; А.Д. Урсул Человечество. Земля. Вселенная. М., 1977.; Орлов В.В. Человек, мир, мировоззрение. М., 1985; Лисеев И.К. Философская концепция человека и глобальные проблемы современности М., 1987; Козин Н.Г. Бесконечность. Прогресс. Человек: Статус человека в объективной реальности. Саратов, 1988; Малюгин В.Е. Природа человека: Методологические проблемы учения о человеке. Красноярск, 1989; Сержантов В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия. Л., 1990; Науменко Л.К. Человек и мир человека. М., 1989; Фролов И.Т. О человеческом в человеке. М., 1991 и др. * См.: Мисабишвили Ш.В, Диалектика общего и особенного в социальном развитии. Сухуми, 1971; Шимина А.Н. О социальной форме всеобщего// Проблемы всеобщего в марксистской философии. Челябинск, 1982. С. 71-74; Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1984; Он же. Диалектика абстрактного и конкретного. М., 1997.

В.В. Орловым была предложена концепция, согласно которой моменты объективного всеобщего, в результате аккумуляции, материального обобщения по мере развития, образуют каркас сущности человека, представляющий собой структурированное всеобщее, своеобразную систему всеобщего, выраженную в форме особенного и единичного. При этом всеобщее в человеке приобретает деятельностиый и автономный характер.

Предложенная В.В. Орловым концепция всеобщего, по нашему мнению, даёт принципиальный ответ на решение проблемы всеобщего в человеке. Вместе с тем предложенное решение требует дальнейшей, более дифференцированной разработки в направлении выяснения особенностей и форм проявления всеобщего в родовой и индивидуальной человеческой сущности.

Целью нашего исследования является выяснение состояния разработки проблемы всеобщего в человеческой сущности в мировой и отечественной философской науке, определение характера, роли и места в родовой и индивидуальной человеческой сущности материальности, пространства, времени, движения-развития, необходимости и случайности.

Для достижения данной цели исследования необходимо решение следующих задач:

  1. Исследовать, как решалась проблема всеобщего в человеческой сущности в истории философии (Античности, Средневековье, эпоху Возрождения, Новое время, эпоху Просвещения, немецкой классической философии, иррационалистической      философии      XIX      века,      феноменологии, экзистенциализме,     структурализме,              постструктурализме, постмодернизме).
  2. Дать   анализ   концепции   всеобщего   в   классической   и   современной марксистской философии.
  3. Выяснить  состояние разработки проблемы всеобщего  в человеческой сущности в марксистской философии.
  4. Выявить       особенности,   формы   проявления   и   роль   в   родовой   и индивидуальной сущности ряда всеобщих  моментов:  материальности, пространства,      времени,      движения-развития,      необходимости      и
    случайности.

1 См.: Философия пограничных проблем науки. Пермь, 1967-1975. Вып. 1-8; Фундаментальные проблемы философии. Пермь, 1977-1991; Орлов В.В. Материя, развитие, человек, Пермь, 1974; он же. Человек, мир, мировоззрение, Пермь, 1985; Васильева Т.С. Химическая форма материи и закономерный мировой процесс. Красноярск, 1984; Коблов А.Н. Диалектико-материалистическая концепция развития и современная физика. Иркутск, 1987; Концепция единого закономерного мирового процесса и современность. Пермь, 1989; Ласточкин А.В. Социальная форма материи. Свердловск, 1990; БаргО.А. Живое в едином мировом процессе. Пермь, 1993; он же. Философские проблемы химии: конкретно-всеобщий подход. Пермь, 2006; Еереснева Н.И. Язык и реальность. Пермь, 2004; Новые идеи в философии. Пермь, 1992-2007. Вып. 1-16 и др.

Методологической и теоретической основой исследования является современная форма материализма и диалектики, рассматриваемая как концепция, открытая для всех ценных достижений других направлений мировой философской мысли. Особое место занимает теория, методология и логика, основанные на программе перехода от абстрактно-всеобщего к конкретно-всеобщему, в первоначальной форме выдвинутые ещё в системе Гегеля и не получившие широкого применения в философской мысли XX в. Понятия, методология и логика конкретно-всеобщей теории лежат в основе решения проблемы всеобщего в человеческой сущности.

Научная новизна исследования:

• Показано, что в Античности (Милетская школа, Гераклит, элеаты, Сократ, Платон, Аристотель), Средневековье (Августин, Фома Аквинский), Возрождение (Н. Кузанский, Дж. Бруно и др.), философии XVII-XVIII веков (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Б. Спиноза, П,А. Гольбах, И.Г. Гердер и др.), немецкой классической философии (И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, Л. Фейербах) по мере развития философской мысли решение проблемы всеобщего в человеке становится всё более явным и весомым, однако ещё достаточно далеким от научного. В неклассической философии XIX века (С. Кьеркегор, А. Шопенгауэр, Ф, Ницше) намечается игнорирование проблемы всеобщего, что оказало  значительное  влияние на развитие дальнейших представлений  о человеке.

•   Выяснено,  что в современных западных  философских учениях  о человеке   (феноменологии,   экзистенциализме,   постмодернизме)   проблема всеобщего в человеке фактически игнорируется, для них характерна тенденция к  пренебрежению   всеобщим,  объективным,   сущностным   в   человеческом бытии, что приводит к позиции субъективизма, релятивизма и агностицизма.

Вместе    с    тем,    акцентируя    внимание    на    непосредственных    формах человеческого существования, эти течения подмечают некоторые проявления всеобщего, выражающиеся в общем, повторяющемся в социальном бытии, не давая при этом их адекватной философской оценки.

•    Показано,  что  в классическом  марксизме  проблема всеобщего  в человеческой сущности фактически была поставлена и в принципиальных чертах   решена.   Человек   рассматривается   как   закономерный   результат мирового процесса развития материи, высшей ее формой, которая возникает с «железной необходимостью», заложенной «в самой природе материи. Это определяет  роль  человека  как  существа  господствующего над природой, способного к бесконечному познанию и преобразованию мира, бесконечному социальному прогрессу.

•   Показано,   что   из   двух   трактовок   всеобщего   в   отечественной философской науке (концепции общего-сходного и концепции конкретно-всеобщего) наиболее адекватной является концепция конкретно-всеобщего, получившая разработку в исследованиях А.С. Богомолова, В.В. Давыдова, М.М. Розенталя, Б.М. Кедрова, Э.В. Ильенкова, В.В. Орлова, О.А. Барга и других, поскольку она учитывает органическое, субстанциальное единство всеобщих сторон и взаимосвязей.

•    Выяснено,   что   в   отечественной   философской   науке   проблема всеобщего в человеческой сущности в той или иной мере содержалась и решалась, однако специально, в явственной форме она была поставлена и разрабатывалась   только   в   исследовании   коллектива   авторов   Пермского государственного университета. В их работах всеобщее в человеке трактуется как  аккумулированное  по  мере  предшествовавшего  развития  материи  и приобретающее в нём наиболее развитую, обобщённую и концентрированную форму.

• Показано, что исследуемые всеобщие моменты в человеческой сущности: материальность, пространство, время, движение-развитие, необходимость и случайность, — получают своё выражение в наиболее развитой, наиболее универсальной, обобщённой и концентрированной форме. Материальность, представленная в человеке в виде уникальной сущностной способности творить своё бытие, выражает собой всеобщее свойство материи быть причиной самой себя, что делает человека существом, встающим в универсальное практическое отношение к бесконечному миру.

Написано: admin

Декабрь 5th, 2019 | 2:41 пп