Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов




Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

Оценки образов

Зависимость Интернет-активности от Интернет-доступности

Доступность Интернета это сложная социо-психолого-экономическая категория, связанная с наличием соответствующей инфраструктуры, ее стоимостью, психологическими и физиологическими особенностями, пользователей, временем, которое люди проводят в сети. Кроме того – это безусловный фактор динамического развития общества. В настоящей работе приводятся результаты экспериментального психосемантического исследования проведенного нами в 2003 году. (Войскунский, Митина 2003). Респондентам предлагалось оценивать в баллах от 0 до 6 различные роли по различным шкалам Интернет-активности. В качестве шкалируемых персонажей были выбраны Я сам(а), Женщина – постоянный пользователь Интернет, Мужчина – постоянный пользователь Интернет, Типичная женщина Россиянка, Типичный мужчина Россиянин, Мой идеал женщины, Мой идеал мужчины. Испыуемыми были 95 человек, 47 мужчин и 48 женщин в большинстве своем студенты Московских вузов. Cтрого оценить на сколько доступен Интернет например для типичного россиянина в сравнении с постоянным пользователем нам не представляется возможным, это задача, скорее экономического анализа. Однако, правомерно ввести ранговую шкалу Интернет-доступности, расположив включенные в анкету персонажи в следующем порядке (по возрастанию) типичные россияне, идеал, постоянные пользователи Интернета. В качестве меры по этой шкале можно выбрать время, проводимое в Интернете. Позиция идеала субъективна и занимает промежуточную точку. Результаты опросов свидетельствуют о том, что слишком большое количество времени, проводимое в Интернете, подавляющее большинство людей рассматривает как симптом формирующейся или уже сформировавшейся психологической зависимости (см. например Комкон-2 Евразия), а потому не может быть оценено как идеальный вариант). Данная шкала будет введена отдельно для каждого пола и, следовательно, нет необходимости сравнивать друг с другом по этой шкале одноименные образы.

В таблице 1 представлены средние и стандартные отклонения оценок образов по каждой из восьми шкал Интернет-активности используемого опросника и общий балл для мужчин и для женщин. Из таблиц видно, что респонденты, оценивая мужские и женские образы по всем шкалам, имплицитно устанавливают возрастание показателей в зависимости от Интернет-доступности. Идеал находится в области «золотого сечения» между двумя полярными позициями. Близость идеала к правой части отражает ситуацию потребности и желания в большей Интернет-активности, а к левой — может свидетельствовать о нежелании респондентов в данной сфере заменять традиционные «технологии» новыми, связанными с Интернетом. Однако информация, представленная в таблице 1, не позволяет сделать более глубокого анализа, выявить зависимость предпочтений и изменений оценок при переходе от одного персонажа к другому. Здесь оказывается целесообразным использовать метод моделирования латентных изменений, развиваемый в рамках Структурного моделирования.

Моделирование латентных изменений входит в арсенал методов структурного моделирования (Митина, Ньюкомб 2004) и в определенной степени интегрирует идеи регрессионного, факторного и дисперсионного анализа и позволяет использовать преимущества всех этих методов одновременно. Этот метод применяется для анализа повторяющихся измерений, наиболее часто для данных полученных в ходе лонгитюдных исследований (Duncan et al 1999). Однако он также может быть использован и в том случае, если выбрать какой-либо независимый параметр и получать данные (повторять измерения) последовательно (упорядоченно) изменяя значения независимого параметра. Наблюдения над каждым объектом должны быть проведены по одному для каждого фиксируемого значения независимой переменной. В нашем исследовании в качестве независимой переменной (X) мы выбрали шкалу Интернет-доступности. В качестве зависимой переменной (Y) выбирались представления респондентов об общей и частных видах (отдельно по каждой шкале опросника) Интернет активности, осуществляемых указанными персонажами.

Интернет-активности в зависимости от Интернет-доступности.

(Рядом со стрелками стоят числа, указывающие коэффициенты детерминации параметров линейного роста Интернет-самооцен­кой в различных видах Интернет-активности у мужчин и женщин.)

На рис. 1 указана структурная схема зависимости латентных факторов (Наклон и Уровень), определяющих линейные изменения по схеме Y=Наклон*X+Уровень от характеристик респондентов. По результатам верификации этой модели значимой зависимости латентных параметров от пола респондентов не обнаружено. И мужчины, и женщины оцениваю образы примерно одинаково.

Выявлены, также, статистически значимые детерминации самооценкой респондента, касающейся их Интернет-активности в различных областях. Также определены характеристики респондентов влияющих на показатели этой зависимости. В качестве детерминирующих переменных, которые мы полагали могли бы влиять на индивидуальные различия в латентных факторах оценки изменений, были выбраны пол респондентов и их Интернет-самооценка (как общая, так и по отдельным шкалам).

Чем выше самооценка респондента по шкале Виртуальной активности, тем выше Уровень в уравнении задающем динамику Интернер-активности при оценивании всех персонажей. Существует отрицательная детерминация этой шкалой Наклона при оценке женских образов. Полученный результат можно интерпретировать следующим образом. Человек, реализующий свою потребность в общении преимущественно через Интернет в определенной степени «отрывается» от реальности и судит об окружающих людях, доступности для них Интернета через призму своего «опыта» взаимодействия с не совсем репрезентативной выборкой. В этой выборке почти все имеют доступ к Интернету и являются его постоянными пользователями. В результате у респондентов с высокой долей виртуального общения график линейного роста оказывается высоко поднят над осью OX и отличается пологостью (т.е. все позиции оцениваются по Интернет-активности достаточно высоко и слабо дифференцированы).

Увеличивает наклон линейных траекторий при оценки и мужских, и женских образов «продвинутость» в Интернет-технологиях. Т.е. человек, который научился использовать Интернет для того, чтобы быть более успешным, мобильным в реальной жизни, понимает, что не все люди имеют возможность и желание затрачивать усилия (временные, денежные и пр.) для достижения соответствующего уровня владения Интернет-технологиями, и чем в большей степени респондент проявляет этот вид Интернет-активности, тем в большей степени он дифференцирует постоянных Интернет-пользователей и типичных своих сограждан. Особенно явно это проявляется в дифференциации именно женских образов. Что же касается оценивания мужских образов, то на увеличение наклона влияет также степень Интернет-активности, направленной на удовлетворение трудно реализуемых в реальной жизни потребностей. Объяснение – аналогичное. Трудно реализуемые в реальной жизни потребности легче удовлетворить, используя Интернет, от части и потому, что желающих пойти тем же путем гораздо меньше, чем в реальной жизни (отсюда и конкуренция меньше, а потому реализация становится проще). Но это значит, что далеко НЕ ВСЕ люди могут и хотят использовать Интернет, т.о. есть существенная разница между типичным человеком и постоянным пользователем. (Заметим, что сейчас мы говорим не объективных возможностях действительно удовлетворять свои реальные потребности с помощью Интернета, а о субъективных представлениях респондентов. Им кажется, что если они к этому виду Интернет-активности действительно прибегают, то действительно получают некоторые преимущества перед остальными людьми, хотя бы за счет определенной элитарности Интернета.)

Литература:

1.Войскунский А.Е., Митина О.В. Мужчина и женщина в Интернете: гендерные реалии и стереотипы. 3-я Российская конференция по экологической психологии. – М.: Психологический институт РАО 2003 с. 342-346.

2.Митина О., Ньюкомб М. Моделирование латентных изменений с помощью структурных уравнений. – М.: Международная конференция MSSED-2004.

3.Duncan T., Duncan S., Strycker L., Li F., Alpert A. An Introduction to Latent Variable Growth Curve Modeling. – London: LEA. 1999.

Комкон-2 Евразия. Результаты опроса общественного мнения

Информационные индикаторы устойчивого
развития

Движение по пути устойчивого развития сопряжено с постоянным изменением разнообразия совокупности участвующих процессов. Разнообразие, понимаемое как количество входящих в данную совокупность процессов, может либо возрастать, либо убывать в зависимости от направленности развития.

Любой процесс, выделенный каким-либо образом в окружающем мире и включенный в рассматриваемую совокупность, продолжает взаимодействовать со своим окружением, обмениваясь с ним энергией, веществом и информацией в соразмерном виде. Обмен информацией со временем может привести к расщеплению выделенного процесса, по крайней мере, на два различных процесса.

Подобное расщепление требует для своего осуществления достаточного промежутка времени, превышающего соответствующее значение интервала временной неопределенности.

В пределах этого интервала именно неопределенность позволяет выделить процесс из окружающей среды. Границами выделенной таким образом окружающей среды служат пределы тех же интервалов неопределенности. Иными словами, пределами интервалов неопределенности материальный мир делится на дискретные процесс (процессы) и окружающую среду.

В пределах интервалов неопределенности существует некоторая уверенность в стабильности структуры совокупности процессов.

Изменение положения границ интервалов неопределенности со всей неизбежностью влечет за собой перестройку структуры рассматриваемой совокупности, включая ее разнообразие.

Внутренняя структура каждого из процессов, обуславливающих разнообразие выделенной совокупности, также следует из формализма соотношения неопределенностей, рассматриваемого как произведение совместно измеряемых исходных интервалов.

Знаки величин этих совместных интервалов, что следует из соотношения неопределенностей, совпадают и принимают положительные либо отрицательные значения. Если положительные значения связать с прогрессом, то отрицательные будут соответствовать регрессу.

Таким образом, латентность сосуществовании в границах интервалов неопределенности различных по направленности, но совпадающих по размерности процессов находит свое формальное оправдание.

Направленность суммарного процесса в тех же границах зависит от соотношения его прогрессивной и регрессивной составляющих.

Отсюда же следует еще более общее замечание о соотношении размерностей суммарного процесса и его окружения, а именно: их размерности в определенном смысле обратно пропорциональны относительно друг друга. В этом заключается определенная формализация противостояния выделенного процесса и окружающей его среды.

В свою очередь, любой другой процесс, выделенный из окружающей среды, также противостоит (в смысле размерности) своему окружению, в которое также входит первоначально выделенный процесс. Следовательно, естественной формой записи взаимосвязи таких двух процессов служит соответствующее произведение.

Примерами прогрессивных и регрессивных слагаемых выделенных процессов могут служить созидательные и противостоящие им деструктивные процессы, такие как, например, прокладка дорог и их разрушение, монтаж и коррозия теплотрасс, строительство и демонтаж жилых домов. В этих примерах обращает на себя внимание тот факт, что как созидание нового, так и противостояние разрушению требуют финансирования через соответствующие статьи бюджета.

Последнее служит веским свидетельством в пользу применения именно операции суммирования при формализации описания взаимодействия соразмерных процессов и их составляющих.

Таким образом, линейное распределение любых ресурсов, включая финансовые, может привести к их дефициту в случае непредвиденного возникновения нелинейного взаимодействия двух разнородных частей единого процесса. Что обычно и наблюдается.

Так после ремонта теплотрассы, пересекающей проезжую часть улицы образуется выбоина, которая, в свою очередь, разрушительно влияет на техническое состояние проезжающих по ней автомобилей. А средств на ликвидацию выбоины в бюджет ни ремонтников теплотрассы, ни дорожников не заложено.

Для большего числа участвующих процессов процедура выделения нелинейной части остается прежней. При этом количество аддитивных членов растет как , старший порядок нелинейности – как .

В таблице приведены значения максимумов суммарного нелинейного вклада (Max) в зависимости от числа (N) участвующих процессов:

N 2 3 4 6 13 50 100 103 106
Max 0,18 0,22 0,243 0,265 0,288 0,302 0,304 0,3066 0,3069

Эти данные показывают, что суммарный нелинейный вклад уже для 50 взаимодействующих процессов, может превысить 30%. Примерно пятую часть этого вклада составляют нелинейности более высокого порядка, чем квадратичные.

Таким образом, при резервировании на «непредвиденные» расходы примерно 30% бюджета, а также гармонично распределив оставшиеся 70% по его статьям, можно надеяться избежать кризисных ситуаций и перейти к устойчивому развитию.

Тем более, что часть зарезервированных средств может быть направлена на обнаружение и исследование новых (эмерджентных) процессов для предотвращения нежелательных последствий.

Такой способ распределения бюджета осуществим только при консенсусе всех участников бюджетного финансирования, что, скорее всего, недостижимо в современных условиях. Этот вывод, на наш взгляд, подтверждается мизерностью успехов современного общества, достигнутых на пути перехода к устойчивому развитию.

Эти же процессы могут быть описаны существенно более простым образом, а именно, в виде аддитивной модели, в которой произведение нормализованных безразмерных индикаторов заменено суммой логарифмов сомножителей, составляющих это произведение.

Журналистика национальных регионов в информационном процессе Российской Федерации

Демократические преобразования второй половины 80-х – начала 90-х годов открыли реальные возможности для обновления журналистики национальных образований. Представляя собой составную часть социальной системы любого этноса, она органически вошла в общественно-политические структуры автономных республик и областей. Утвердившись как подсистема региональной прессы Российской Федерации, журналистика национальных регионов имеет в своей структуре практически все звенья системы средств массовой информации.

Национальная региональная периодика разнообразна не только по типам изданий, но и по составу учредителей. Возникли газеты, основанные административными органами, коллективами редакций совместно с фирмами, частными предпринимателями. Многообразие форма учредительства, социальные и экономические изменения, происходящие в обществе, способствовали процессу интенсивного формирования в национальных регионах рынка деловой информации и связанной с ним различной по типам деловой прессы.

Радикальные изменения, происшедшие в 90-е годы на селе, заметно отразились не только на содержании печати национальных регионов, но и на ее структуре. Появились новые издания, предназначенные для села. Их содержание (в частности, выходящей в Казани газеты «Сам хозяин») отражает все более растущую тягу людей к земле, их интерес к профессиональной аграрной информации, фермерству, культуре земледелия, животноводства, садоводства, огородничества.

Республиканская печать несет многообразную не только деловую, но и иную информацию. Предназначается она как для населения коренной национальности, так и для национальных групп, проживающих на территории республики, и способствует также межнациональному сотрудничеству. Иными словами, журналистика России продолжает носить многонациональный характер.

Полиэтничность нашего общества требует признания права каждого народа на историю своей Родины, на свой язык, свою культуру. Рост национального самосознания, единство исторических судеб коренного населения с родной землей пробуждают прессу пристально всматриваться в завтрашний день. Переход к рыночным отношениям заметно отразился на состоянии всей региональной, в том числе и национальной журналистики. Особенно это проявилось в экономическом положении периодики. Дорогой остается бумага, высоки цены на полиграфическое исполнение, услуги связи. Цена доставки только одного номера республиканской газеты оценивается втрое дороже, чем его выпуск. И все же дело не только в материально-технических трудностях. Многое зависит от содержания периодических изданий, от их социально-политической ориентации.

В структуре национальной прессы есть немало и таких изданий, которые объявили себя независимыми. Либо их учредителями являются редакционные коллективы, либо они издаются совместными финансовыми усилиями редакций, административных или деловых структур. Редакции многих газет держатся на дотациях государства. Они позволяют сохранить сложившуюся структуру периодики на национальных языках, которая в условиях информационного рынка оказалась неконкурентоспособной.

Политическая и экономическая дезинтеграция, возникшая вслед за распадом СССР, актуализировала проблему поиска путей выживания не только периодических изданий национальных образований, но и функционировавших здесь телевидения и радиовещания. Получив реальную независимость, они нуждались в укреплении своего положения в условиях перехода к рынку, чтобы стать непосредственными участниками тех перемен, которые происходили в национальных образованиях.

В системе СМИ национальных регионов радио продолжает оставаться самым массовым, оперативным и широко доступным средством информирования населения. Внутриструктурно радиовещание национальных регионов подразделяется на республиканское, городское и районное. Несмотря на все структурные звенья регионального радио представляют собой местное средство массовой информации, программы городских и районных редакций оказываются наиболее приближенными к интересам слушателей.

В последние годы со страниц российской прессы практически исчезло слово «интернационализм». Дружественным отношениям между народами, их бескорыстной помощи друг другу стали противопоставлять понятия «суверенитет», «независимость», «национальная государственность». Во взаимоотношениях между соседними народами в том или ином аспекте возникал разговор об исторической памяти народа. Региональная пресса редко касается национальных проблем, практически уходит от вопросов национального возрождения и межнационального сотрудничества народов России. Стремясь не возбуждать межнациональную рознь, она сознательно не касается проблем, вызывающих взаимную неприязнь, упреки и горькие воспоминания.

В региональной журналистике слишком робко ставятся вопросы о том, что национально-культурная автономия может позволить в рамках новой формы общественного объединения не только сохранять и развивать национальную самобытность, но и преграждать путь межэтническим конфликтам.

Журналистика из средства идеологического давления преобразилась в мощное культурологическое средство, с широким внедрением в сознание масс многовековых духовных ценностей. Нравственно-культурные ценности народов, десятилетиями вытравливаемые из сознания людей, обрели, благодаря печати, телевидению и радио новую жизнь. Демократическая журналистика способствовала появлению первых ростков возрождающейся национальной культуры народов, их духовному пробуждению.

Мир стремительно вошел в ХХI век. Этнические деформации, кризисные явления коснулись и великих наций. Русский народ в России никогда не считался объектом национальной политик. И поэтому в подавляющей части региональной прессы речь, как правило, идет о политике по отношению к коренным этносам. Но сегодня и русских, не меньше, чем другие народы, волнуют проблемы национального самосознания, патриотизма, традиций, культуры. В региональной печати почти нет материалов, воспитывающих в читателях, в своем народе высокую культуру межнациональных отношений, играющих важнейшую роль в предотвращении межэтнических конфликтов. А ведь СМИ, формируя общественное мнение, имеют большие возможности, чтобы вселить в сознание масс мысль о том, что в демократическом обществе каждая нация должна не только уважать этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность любого лица, относящего себя к той или иной этнической общности, но и создавать условия для выражения, сохранения и развития этой самобытности.

Пространство информационно-коммуникатив­ного взаимодействия государственной службы в условиях социально-политических трансформаций

Государственное управление осуществляется, прежде всего, в информационном про­странстве. Потребности системы государственного управления в средствах коммуникации прямо зависят от его функций в обществе, системы государственной службы, численности агентов, способов принятия управленческих решений, размеров госу­дарства и многих других факторов. Для согласования политической и информационной составляющих системы государственного управления властным структурам приходится решать целый ряд специфических задач, призванных как минимум снизить соответствующий негативный коммуникативный эффект деятельности его органов, в этой связи особую актуальность приобретают вопросы, связанные с новым позиционированием института государственной службы в политическом пространстве, повышением ее престижа.

В целях исследования коммуникативного пространства государственной службы был проведен экспертный опрос. В качестве экспертов выступили руководители региональных теле- и радиокомпаний, информационно-аналитических отделов и отделов по связям с общественностью органов государственной власти субъектов РФ. В ходе исследования было опрошено 120 человек из 26 регионов Российской Федерации. Программа исследования включала два тематических блока..

Первый — связан с анализом сущностных характеристик государственной службы, ценностей и функций в коммуникативном пространстве.

Второй тематический блок был акцентирован на исследование характера взаимодействия основных субъектов политической коммуникации, роли государственной службы в принятии и реализации политических решений.

Современная трансформация социальной структуры России обусловлена двумя одновременными, но разнонапраленными тенденциями: усложнением социальной дифференциации, с одной стороны, и ее упрощением – с другой; в основе этого процесса лежит изменившийся дифференцирующий критерий – имущественное неравенство.

Трансформация есть комплексное изменение системы, изменение всего экономического, общественного, государственного строя и, следовательно, всей системы государственного управления; она связана со сменой режима как совокупности средств и методов осуществления экономической и политической власти; трансформация – результат активной политики сил, выступающих за изменения и добивающихся необратимости преобразований.

Социально-экономические трансформации, происходящие в российском обществе, создают для многочисленных групп населения неблагоприятную обстановку заставляют людей в корне менять привычный образ жизни. Как всякий социальный институт государственная служба с изменением общего социального фона претерпевает различные трансформации. Оценивая уровень социальной напряженности в стране, эксперты отметили, что он скорее высокий, причем на уровне региона распределение ответов респондентов иное.

На социальную обстановку в наибольшей степени влияют снижение уровня жизни, спад производства и низкая эффективность государственной власти. За создание нормальных условий жизни населения в первую очередь должны нести ответственность на федеральном уровне – президент и правительство, на региональном региональные и местные органы власти. В тоже время среди причин повышения степени социальной напряженности связывается респондентами с просчетами проводимой политике, оторванностью властей от проблем населения, коррупцией в органах власти и забюрократизированностью системы управления.

Одним из необходимых условий эффективного управления является приведение в соответствие целей, форм и методов управленческого воздействия потребностям социальной системы. Повышению эффективности государственной службы, по мнению экспертов, могло бы способствовать повышение престижа государственной службы, ориентация на нужды населения, совершенствование организационной структуры.

Цели, которые выдвигаются субъектом управления, должны оптимально соответствовать общей направленности интересов социума, то есть реализовываться принцип социальной идентичности. Степень совпадения этих двух групп целей, соотнесение их со стратегиями развития системы (государства или отдельных его сфер) предопределяет действенность проводимой властными структурами политики. Эффективность органов государственной власти предопределяется характером той идеологической основы, на которой она строится. По мнению экспертов, государственная идеология только формируется, основное содержание общенациональной идеи могли бы составить патриотизм, социальная справедливость и идея сильного государства.

Фундаментальные ценности, ориентация на их реализацию составляет ядро аксиологического сознания, которое во многом должно определять вектор информационной политики, содержание деятельности органов власти.

Анализ характера отношений между российской государственностью на современном этапе ее развития и социально- экономическими стандартами, социокультурными нормами имеют важное значение для формирования коммуникативного пространства государственной службы. Коллективные представления о состоянии государственной власти неразрывно связаны с оценкой возможности защиты социальных и экономических интересов населения со стороны этой власти. Отчуждение государственной власти от общества приводит к так называемым номинальным формам государственных институтов и функций. «Номинальность» состоит в том, что действительное положение вещей не допускает интеграции конституционных норм в динамику политической жизни. В этой связи особый интерес представляет распределение ответов респондентов на вопросы о том, в чьих руках сосредоточена реальная власть, какова основная миссия государственной службы и чьи интересы она реализует.

Современное состояние государственной службы, по мнению экспертов, характеризует бюрократизм, коррупция и прагматизм, непрофессионализм, низкий общественный статус, профессиональная деятельность государственных служащих, по мнению доминирующего большинства экспертов, направлена либо на реализацию интересов финансово-промышленной олигархии, либо достижение собственных узкокорпоративных интересов. Большинство респондентов отметили, что государственная служба реализует интересы Президента и его ближайшего окружения. Полученные в ходе опроса данные еще раз подтверждают, что по-прежнему сохраняется разрыв между провозглашенными целями реформирования и реальной практикой государственного управления.

Средства массовой информации как фактор социальной саморегуляции

С точки зрения теории систем, саморегуляция предполагает координацию действий на уровне горизонтальных связей целостной системы. Иными словами, саморегуляция в данном контексте понимается прежде всего как координация – как установление тех или иных взаимосвязей между однородными элементами системы для достижения сбалансированности в функционировании системы.

С точки зрения теории управления, координация – это управление по горизонтали, между субъектами, находящимися на одном уровне управления. Управление, предполагающее субъект-субъектные отношения (этот момент – одна из точек пересечения теории систем и теории управления). Таким образом, между координацией и саморегуляцией можно поставить знак равенства.

В основе саморегуляции/координации – информация о действиях и намерениях другого. Информация – и это, на наш взгляд, очень важно – о действиях не только по горизонтали, но и по вертикали. Последнее, казалось бы, противоречит логике сказанного выше. Однако это противоречие спровоцировано, по нашему убеждению, неоднозначностью и сложностью трансформационных реалий. В частности — так называемой дилеммой одновременности, когда «должны быть преобразованы все стороны функционирования общества, включая детерминированные культурой склад ума и образ жизни, экономические основы и – конечно — политику». Данная особенность обусловлена не только и не столько «тоталитарным характером государства советского типа», как это утверждают многие политологи, считающие, что дилемма одновременности присуща именно «посткоммунистической системной трансформации»[2]. Думается, что проблема обусловлена набирающей силу универсализацией информационного фактора развития современных общественных систем.

Специфика саморегуляции, координации взаимодействия во многом определяется спецификой информационного поля взаимодействия. А последняя зависит, в свою очередь, от характеристик источников информации, акторов, действующих в этом поле, и т.д.

В отличие от биологической системы, для которой «необычайно высокая степень координации между ее частями»характерна имманентно, социальная система может поддерживать определенную степень координации лишь при определенных условиях, о которых речь пойдет ниже. Однако и в том, и в другом случае «высоко координированные, когерентные процессы становятся возможными только путем обмена информацией между разными иерархическими уровнями»

«Микрофизика власти» (Фуко) в новых информационных реалиях пронизывает все общество посредством информации, сообщающей импульсы социальным процессам и косвенно воздействующей на семантику горизонтальных связей, самоорганизации.

В России создается новая пьеса под уже известным названием – «В ожидании Годо»: общество, социальная система в ожидании, в предощущении нового качества социального и информационного субъект-субъктного и субъект-объектного взаимодействия, в ожидании новых форм управленческого вмешательства государства в функционирование информационной среды.

Не последняя роль в создании этой «пьесы» принадлежит средствам массовой информации. Следует при этом оговориться, что и конкретное средство массовой информации, и система СМИ в целом рассматриваются в данном контексте как «система действия», погруженная в конкретную политическую и экономическую среду. Для системы СМИ в целом такой средой служит экономическая, политическая, социальная реальность, которая посредством множества взаимозависимостей определяет реакции и всей системы СМИ, и каждого конкретного издания.

В то же время эта среда сама меняется в определенной степени под воздействием системы СМИ. Если же говорить об отдельном, конкретном издании, источнике информации, то к уже перечисленным сегментам его окружающей среды следует добавить и саму систему СМИ. В данном случае уместна ссылка на взгляды Д.Истона, который полагал, в частности, что системный анализ политической жизни основан на понятии «системы, погруженной в среду, подверженной воздействиям с ее стороны». Такая позиция предполагает, в свою очередь, наличие у системы способностей и возможностей реагировать на воздействие среды.

Взаимодействуя с окружающей средой, средства массовой информации выполняют функции, различные на «входе» и на «выходе».

На «входе»:

—    функция артикуляции интересов тех или иных общественных групп, страт, способствуя их связи с политической системой;

—    функция агрегации интересов, следствием которой становится обобщение и, в некоторой степени, упрощение разнообразия и многообразия интересов, существующих в обществе.

На «выходе»:

—    функция распространения, передачи политической и иной информации на уровне субъект-субъектных и субъект-объектных отношений;

—    функция политической социализации, способствующая интериоризации тех или иных ценностей, ориентиров, позиций

—    функция социальной статусности (у П.Лазарсфельда и Р.Мертона – «функция присвоения статуса»), вследствие которой СМИ обеспечивают социальное звучание, социальную статусность происходящим событиям, проблемам, личностям и т.п.

Следует подчеркнуть, что СМИ становятся фактором саморегуляции социальной системы лишь при условии, когда они как система поставляют адекватную информацию, позволяющую социальной системе поддерживать относительную стабильность и избегать неуправляемых социальных отношений. При каких условиях это возможно? Своеобразие и системы СМИ в целом, и ее подсистемы — конкретного средства массовой информации заключается в том, что, только имея возможность адаптироваться к экономической среде, эта система обретает способность адекватно реагировать и на изменения политической, социальной среды. И – далее – через эту реакцию оказывать воздействие на среду экономическую. Это предполагает существование конкурентной экономической и политической среды.

Конкурентный характер экономической и политической среды создает предпосылки для функционирования информационного поля взаимодействия, адекватного и достаточного для процессов самоорганизации структур социальной системы, и способствующего процессам самоорганизации и саморегуляции.

Таким образом, соответствующее управляющее вмешательство государства в функционирование информационной среды, в формирование информационного поля социального взаимодействия становится в новом информационном контексте одним из основных условий, с одной стороны, функционирования СМИ как фактора социальной саморегуляции и, с другой – трансформации самого государства в ответ на современные вызовы.

Качество информации и эффективность массовой коммуникации

С точки зрения теории систем, саморегуляция предполагает координацию действий на уровне горизонтальных связей целостной системы. Иными словами, саморегуляция в данном контексте понимается прежде всего как координация – как установление тех или иных взаимосвязей между однородными элементами системы для достижения сбалансированности в функционировании системы.

С точки зрения теории управления, координация – это управление по горизонтали, между субъектами, находящимися на одном уровне управления. Управление, предполагающее субъект-субъектные отношения (этот момент – одна из точек пересечения теории систем и теории управления). Таким образом, между координацией и саморегуляцией можно поставить знак равенства.

В основе саморегуляции/координации – информация о действиях и намерениях другого. Информация – и это, на наш взгляд, очень важно – о действиях не только по горизонтали, но и по вертикали. Последнее, казалось бы, противоречит логике сказанного выше. Однако это противоречие спровоцировано, по нашему убеждению, неоднозначностью и сложностью трансформационных реалий. В частности — так называемой дилеммой одновременности, когда «должны быть преобразованы все стороны функционирования общества, включая детерминированные культурой склад ума и образ жизни, экономические основы и – конечно — политику».[1] Данная особенность обусловлена не только и не столько «тоталитарным характером государства советского типа», как это утверждают многие политологи, считающие, что дилемма одновременности присуща именно «посткоммунистической системной трансформации»[2]. Думается, что проблема обусловлена набирающей силу универсализацией информационного фактора развития современных общественных систем.

Специфика саморегуляции, координации взаимодействия во многом определяется спецификой информационного поля взаимодействия. А последняя зависит, в свою очередь, от характеристик источников информации, акторов, действующих в этом поле, и т.д.

В отличие от биологической системы, для которой «необычайно высокая степень координации между ее частями»[3] характерна имманентно, социальная система может поддерживать определенную степень координации лишь при определенных условиях, о которых речь пойдет ниже. Однако и в том, и в другом случае «высоко координированные, когерентные процессы становятся возможными только путем обмена информацией между разными иерархическими уровнями»[4]

«Микрофизика власти» (Фуко) в новых информационных реалиях пронизывает все общество посредством информации, сообщающей импульсы социальным процессам и косвенно воздействующей на семантику горизонтальных связей, самоорганизации.


[1] Мачкув Е. Преобразование коммунистического тоталитаризма и посткоммунистическая системная трансформация: проблемы, концепции, периодизация. // Полис — №4, 2000. С.45.

[2] См. там же.

[3] Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам / Пер. с англ. – М.: Мир, 1991. – С. 45.

[4] См. там же.

В России создается новая пьеса под уже известным названием – «В ожидании Годо»: общество, социальная система в ожидании, в предощущении нового качества социального и информационного субъект-субъктного и субъект-объектного взаимодействия, в ожидании новых форм управленческого вмешательства государства в функционирование информационной среды.

Не последняя роль в создании этой «пьесы» принадлежит средствам массовой информации. Следует при этом оговориться, что и конкретное средство массовой информации, и система СМИ в целом рассматриваются в данном контексте как «система действия», погруженная в конкретную политическую и экономическую среду. Для системы СМИ в целом такой средой служит экономическая, политическая, социальная реальность, которая посредством множества взаимозависимостей определяет реакции и всей системы СМИ, и каждого конкретного издания.

В то же время эта среда сама меняется в определенной степени под воздействием системы СМИ. Если же говорить об отдельном, конкретном издании, источнике информации, то к уже перечисленным сегментам его окружающей среды следует добавить и саму систему СМИ. В данном случае уместна ссылка на взгляды Д.Истона, который полагал, в частности, что системный анализ политической жизни основан на понятии «системы, погруженной в среду, подверженной воздействиям с ее стороны». Такая позиция предполагает, в свою очередь, наличие у системы способностей и возможностей реагировать на воздействие среды.

Взаимодействуя с окружающей средой, средства массовой информации выполняют функции, различные на «входе» и на «выходе».

На «входе»:

—    функция артикуляции интересов тех или иных общественных групп, страт, способствуя их связи с политической системой;

—    функция агрегации интересов, следствием которой становится обобщение и, в некоторой степени, упрощение разнообразия и многообразия интересов, существующих в обществе.

На «выходе»:

—    функция распространения, передачи политической и иной информации на уровне субъект-субъектных и субъект-объектных отношений;

—    функция политической социализации, способствующая интериоризации тех или иных ценностей, ориентиров, позиций

—    функция социальной статусности (у П.Лазарсфельда и Р.Мертона – «функция присвоения статуса»), вследствие которой СМИ обеспечивают социальное звучание, социальную статусность происходящим событиям, проблемам, личностям и т.п.

Следует подчеркнуть, что СМИ становятся фактором саморегуляции социальной системы лишь при условии, когда они как система поставляют адекватную информацию, позволяющую социальной системе поддерживать относительную стабильность и избегать неуправляемых социальных отношений. При каких условиях это возможно? Своеобразие и системы СМИ в целом, и ее подсистемы — конкретного средства массовой информации заключается в том, что, только имея возможность адаптироваться к экономической среде, эта система обретает способность адекватно реагировать и на изменения политической, социальной среды. И – далее – через эту реакцию оказывать воздействие на среду экономическую. Это предполагает существование конкурентной экономической и политической среды.

Конкурентный характер экономической и политической среды создает предпосылки для функционирования информационного поля взаимодействия, адекватного и достаточного для процессов самоорганизации структур социальной системы, и способствующего процессам самоорганизации и саморегуляции.

Таким образом, соответствующее управляющее вмешательство государства в функционирование информационной среды, в формирование информационного поля социального взаимодействия становится в новом информационном контексте одним из основных условий, с одной стороны, функционирования СМИ как фактора социальной саморегуляции и, с другой – трансформации самого государства в ответ на современные вызовы.

Написано: admin

Декабрь 5th, 2019 | 2:03 пп