Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов




Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

Стратегия выхода из мирового ресурсного кризиса и термодинамические методы экологического управления развитием

1. Системный кризис глобального управления развитием человеческого сообщества и глубина его составляющих (экологической, экономической, ресурсной, этической, межконфессиональной и др.) заставляют задуматься о правильности и полноте совокупности законов, на основании которых это управление происходит. Наиболее существенным пробелом представляется статический характер управляющих соотношений, в результате которого отсутствует не только опережающее управление, но и целевая динамическая прогностика, а проскопия сводится к рискам отклонения от статики, уровня последствий или, в лучшем случае, к сохранению темпов изменения микропараметров или знаковых индексов.

Главным изъяном этой совокупности законов является отсутствие целевых и футурологических общеземных моделей развития. Крах прогрессивно-эволюционных картин будущего, их иллюзорный характер, все более воскрешает апокалиптические прогнозы. Рост масштабов производства и численности народонаселения не являются аргументом в пользу правильности научных методов глобального управления, поскольку этот рост уже осознается как паразитическое существование и сиюминутное размножение за счет будущих поколений, за счет лишения их будущего.

Вынесение источника земных законов во внеглобальную сферу, во внесистемные факторы силы и управления, не избавляет от нарастающей лавины вопросов, ибо порождает сомнение в положительном характере этого влияния, либо догадки о наличии двух противоположных сил, двух борющихся источников влияния на общеглобальные процессы.

2. Наиболее важными из перечисленных кризисов являются ресурсный и экологический, объединяемые нами в общий эколого-ресурсный кризис, поскольку та стратегия борьбы путем создания механизма саморегулирования, которой посвящен настоящий доклад, является общей для обоих кризисов. Кроме того, оба кризиса вызваны сходными фундаментальными причинами.

Исторически оба кризиса вызваны накоплением двух типов травмирующих глобальную холистику планеты (ее единую целостность) факторов. Во-первых, история показывает, что наиболее яркие примеры опустошений в обширных областях и возникновения зон пустынь вызваны насильственным разрушением техногенных систем водорегулирования и искусственных цивилизационных включений эковзаимодействия природы и этносов, а отнюдь не техногенным характером путей развития [1].

Существующую убежденность, что причиной экологического коллапса человечества является техногенное развитие цивилизации, и что вследствие этого ретроспективное, тщательное сохранение и тиражирование традиционных этнических культур хозяйства является альтернативным выходом из экологических тупиков, – весь этот комплекс идей следует признать в значительной степени ошибочным и основанным на незнании подлинной экологической истории человечества.

Большинство памятников жизнедеятельности человека в виде обширных зон пустынь, ландшафтов с выраженной деградацией продуктивности и районов исчезновения первичного животного мира связаны с массовым тиражированием как раз традиционных этнических систем хозяйствования. Таких, как массовое кочевое скотоводство («коза съела Северную Африку»), ростовщичество или системная охота [1].

Накопление последствий хозяйственных ошибок человечества, помноженных на их тиражность и неосознание их причин – это первая группа факторов экологического и ресурсного кризисов.

3. Второй группой причин ресурсного кризиса является неадекватность стоимостных представлений, базирующихся на антропоморфных теориях стоимости (включая прибавочную стоимость) для учета и саморегулирования экономической деятельности и ее экологических последствий. Не только чужой труд является объектом несправедливого присвоения, но и общепланетные ресурсы также служат источником прибавочной стоимости. Это делает неизбежной эпоху сражений за присвоение и передел полезных ископаемых, лесов, продуктивных земель и ресурсов чистой воды. Сражения уже начались.

Количественный учет экологических и ресурсных факторов для обеспечения экологического саморегулирования (в динамике реального времени) позволил бы со временем снизить потенциал накопившегося хаоса и скорость диссипации всех видов ресурсов, включая экологический жизненный и генетический ресурс человеческого сообщества.

Такой методологический аппарат, позволяющий учитывать исчерпаемость всех ресурсов, темп снижения их качества и экологические последствия изменения форм их оборота уже создан в виде новой ресурсной или неотеррической теории стоимости, которая неоднократно докладывалась автором на экологических симпозиумах и обсуждалась на уровне ведущих государственных учреждений [2]. Поскольку процессы саморегулирования и управления носят диалектически-противоположный характер, развитие процессов самоорганизации возможно лишь сознательным потенциальным целевым управлением желательными для пролонгированного жизнеобеспечения процессами саморегулирования.

Реализация стратегии саморегулирования экологических и ресурсных факторов подразумевает поэтому приоритет фактора сознания (как индивидуального так и общественного) в процессах хозяйственной и экорегулирующей деятельности.

Успех этой стратегии управления требует учета в экохозяйственных расчетах факторов качества жизнедеятельности, изменения количества и качества ресурсов и экологических последствий стратегий хозяйственного бытия, конкретных хозяйственных действий.

4. Основная идея стратегии саморегулирования экоресурсных процессов заключается во включении системы ресурсных и экологических факторов (например, баланс воды, баланс нефти) и их динамики в действующий понятийный и расчетно-математический аппарат повсеместного расчета стоимости, а также в механизмы принятия решений.

Трудность заключается в формировании количественных методов такого включения, поскольку сложившиеся в мировой экономике прагматические и эмпирические рецепты типа «рекреационных отчислений», «платы за использование ресурсов (воды, полезных ископаемых)», «рекуперационных платежей» или «экологических налогов и экологических штрафов» являются лишь первыми робкими шагами осознания первоочередной важности ресурсной проблемы. Шагреневая кожа мировых ресурсных запасов продолжает катастрофически исчезать, экологические рамки бытия человечества быстро сужаются, диссипативные процессы множатся, и нет в запасе земного интеллекта инновационной идеи или спасительных процессов и методов, чтобы остановить этот процесс общепланетного движения к апкалиптическому краху. Модели выживания для отдельных лиц, стран, их групп или, даже, континентов могут дать лишь небольшую несинхронность краха, в основном, за счет соседей.

Пользуясь известным рецептом, содержащемся в одном учебнике по промышленному шпионажу, что «сущность инновационной идеи можно выразить несколькими словами, — и вы будете абсолютным идиотом, если будете охотиться за всеми остальными словами», сделаем попытку выразить в нескольких словах сущность нового подхода к экономическому самоуправлению экологическим базисом и использованию ресурсного потенциала всех видов возобновляемых и невозобновляемых ресурсов.

5. Аппарат, позволяющий оперировать с ресурсами или экологическими последствиями решений с легкостью, отработанной для трудовой теории стоимости требует решения двух проблем.

а). Внесение в ресурсные соотношения интегро-дифферен­циальных уравнений динамики переноса, способных в статическом случае на всех уровнях потребления вырождаться в интегральные уравнения баланса.

б). Внесение концептуальных и количественных представлений о качестве потребления ресурса, включая законы баланса качества и дифференциальные критерии влияния управляющих решений на них. Это приводит не только к дифференциальной системе цен, но и к векторной анизотропии распределения ресурсов и продуктов труда.

6. Современная термодинамика, точнее, современная неравновесная термодинамика излучения содержит в практически совершенном виде систему как балансных отношений для любой формы ресурса, базирующихся на динамической форме законов сохранения [3], так и понятийный и математический аппараты для оценки диссипации качества ресурса (энтропийный анализ) или его работоспособности непосредственно в конкретном экономическом процессе (эксергетический анализ) [3].

При этом система уравнений подходит для разномасштабных процессов, и его реализация возможна как для цеха, так и для целой страны.

7. Стратегия отношений Запад – Россия практически не изменилась за последние 200 лет и оставалась идентичной независимо от формы нашего правления: монархия, Советская власть, демократы в законе, Временное правительство или прямая оккупация. Сущность и структура этих отношений блестяще проанализирована Н.Я. Данилевским в конце ХIХ века [4], и с тех пор ни разу серьезно не оспаривались. Даже ленинские антиимпериалистические и антиантантовские (антинатовские??) панегирики или гитлеровская пропаганда являются лишь иноязычными репликациями указанных концепций. Целями этой политики является овладение приносящими прибыль источниками: ресурсами, энергией, рабочей силой, и наибольшую опасность её представляют диссипационные процессы, способствующие этому овладению. Вышеобозначенная методология количественной оценки ущерба этих диссипационных процессов в виде стоимостных расчетов позволяет надеяться на своевременное осознание степени опасности этих процессов и принятия мер превентивного опережающего управления в интересах большинства населения.

Вопреки сетованиям Ф.Энгельса о невозможности в рамках теории Смита-Маркса учитывать не только ресурсные составляющие прибыли, но и саму стоимость воспроизводства товара «рабочая сила», становится возможным переложить на язык конкретных расчетов ущерб генетическому воспроизводству социальных и этнических слоев общества в результате конкретных политических и хозяйственных решений.

Легко прогнозируются существенные изменения в структуре производств и потребления, изменение отношения к рекламе, национальному вопросу, государственной экономической политике и др. Страны, которые первыми решатся двигаться в направлении полного учета ресурсных составляющих стоимости, могут получить решающие преимущества в радикальном перераспределении мировых ролей, которое неизбежно в недалеком будущем. Излагаемые представления могут стать также и основой для новой идеологии самоорганизации всех уровней.

Литература.

1. Рыжков Л.Н. Этносы и экологические катастрофы // Международный форум ЭТНА-95 “Этносы и природа”.// Словакия, Попрад: АНМ, 1995г.

2. Рыжков Л.Н. Неотеррическая теория стоимости. // Наука – перестройке.// М.: РНА, 1991г.

3. Блох А.Г., Журавлев А.Н., Рыжков Л.Н. Теплообмен излучением. Справочник. М.-Л.: Энергоатомиздат, 1979г.

4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Древнее и современное. 2003г.

К вопросу о безопасности общества и предприятия

Безопасность и устойчивость общества – это параметры, по сути имеющие между собой довольно много общего. Экономическая безопасность – один из видов безопасности, характерный в первую очередь для сферы экономических отношений общества. Одним из субъектов экономических отношений является предприятие.

Гражданский кодекс РФ в статье 132 дает следующее определение: «Предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. Предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью. Предприятие в целом или его часть могут быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности …».

Впервые в России на законодательном уровне тематика экономической безопасности была обозначена с принятием Закона РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. Закон установил понятия безопасности, объектов и субъектов безопасности, угрозы безопасности и обеспечения безопасности. При этом в Законе речь идет о безопасности как общей категории, без обозначения конкретных областей или видов безопасности. Таким образом, принятие этого Закона можно трактовать лишь как признание факта наличия проблемы в области безопасности и создание некоторой законодательной основы для ее решения. Хочется также отметить, что в Законе в качестве объектов безопасности выступают личность, общество с его материальными и духовными ценностями, и государство. В то же время в качестве субъектов обеспечения безопасности выступают государство с его органами, а также граждане, общественные и иные организации и объединения. По всей видимости, законодатель посчитал, что упомянутые в Законе «общественные и иные организации и объединения» не могут быть выделены как объекты безопасности, а вот как субъекты обеспечения безопасности должны принять посильное участие. Таким образом, в Законе не были выделены категории «организация» или «предприятие», а также «экономическая безопасность». Ряд возможностей по обеспечению безопасности предприятиям дало принятие Закона РФ № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г.

Были сформированы Комитет по защите экономических интересов России при Президенте РФ, Рабочая группа по экономической безопасности при Правительстве РФ.             Был издан Указ Президента РФ от 29 апреля 1996 г. N 608 «О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положениях)». Этой же тематике уделил внимание Совет Федерации, принявший Постановление Совета Федерации Федерального Собрания от 8 августа 1996 г. N 327-СФ «О законодательном обеспечении экономической безопасности Российской Федерации». Было также принято Постановление Правительства РФ от 27 декабря 1996 г. N 1569 «О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положений), одобренной Указом Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 608». В одном из принятых документов уже появляется понятие «предприятие», правда только лишь как объект скупки иностранными фирмами. Также, хотя и довольно неожиданно, упоминается собственник с его правами и ответственностью. Вопрос обеспечения экономической безопасности предприятий все равно остается более чем актуальным, как в правовом, так и экономическом аспектах.

Определенное количество производственных, финансовых конфликтов и проблем, угроз безопасности формируется именно на уровне конкретных предприятий. Однако в большинстве случаев уровень экономической безопасности предприятий как таковой не рассматривается. В целом же в нормативных документах и большой части литературы происходит оперирование понятиями уровня национальной экономики, национальной безопасности, безопасности региона, и экономической безопасности предприятий уделяется мало внимания.

Стоит отметить, что в законодательстве уровень экономической безопасности предприятия фактически «пропущен». Наиболее возможные причины этого:

— масштаб событий на уровне предприятия несущественен для уровня страны, региона или отрасли,

— процесс законотворчества идет по направлению «от общего к частному», и до уровня предприятия еще попросту не дошли,

— предприятия – чрезвычайно разнородные объекты, как по организационно-правовой форме, форме собственности, отрасли или отраслям экономики, масштабам деятельности, степени конкуренции в отрасли (регионе), экономическим показателям и пр., поэтому единое описание для них создать довольно тяжело, даже практически невозможно.

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что имеет место попытка регламентировать или описать поведение целой системы объектов без описания поведения каждого из них. С другой стороны, понятно, что возможность описания поведения системы без описания поведения каждого из ее элементов существует не всегда. Для этого должен быть выполнен ряд условий и сделаны определенные допущения. Рассмотрение этой проблемы выходит далеко за рамки данных тезисов. Представляется разумным предположение о том, что если мы рассматриваем обеспечение безопасности некоторой системы, состоящей из ряда подсистем со сложным взаимодействием как внутри, так и вне системы, то мы должны рассматривать и безопасность подсистем рассматриваемой системы.

Теоретически национальную безопасность можно рассматривать в различных аспектах: географическом, отраслевом, по видам безопасности и т.д. Но в любом случае на определенном уровне декомпозиции анализ экономической безопасности все равно приходит к уровню предприятия. В некотором смысле предприятие является элементарной ячейкой экономической системы. Именно предприятия ведут финансово-хозяйственную деятельность и принимают на свой страх и риск различные решения. Эти же конкретные предприятия платят налоги в бюджеты всех уровней. Рабочие места для граждан нашего государства создаются на предприятиях. Поэтому состояние, а, следовательно, и экономическая безопасность именно каждого конкретного предприятия – это сфера интересов граждан, общества и государства. Логично предположить, что рассмотрение проблемы экономической безопасности следует вести не только на уровне государства, региона, отрасли, а и на уровне предприятия.

Различные аспекты взаимного влияния экономической безопасности России и состояния крупнейших отраслей и предприятий экономики рассматривают, в частности, такие ученые, как В.И. Лисов и В.Ф. Солтаганов (1), Н.Н. Потрубач и С.Ш. Лейба (2). Защита интересов предприятий национальной экономики является существенным элементом как внутренней, так и внешней политики правительств развитых стран мира. Повышение уровня экономической безопасности именно предприятий снижает уровень различных рисков, что приводит к повышению инвестиционной привлекательности предприятий, уровня их капитализации.

Для обеспечения безопасности государства, общества и личности необходимо уделять большее внимание экономической безопасности предприятий, как в научном, так и в практическом аспектах. В системе параметров безопасности и устойчивости общества показатели, характеризующие уровень экономической безопасности предприятий, должны занимать более важное место.

Литература:

1. В.И. Лисов, В.Ф. Солтаганов. Экономическая безопасность России и развитие корпоративных систем. – М.: Издательство Московского университета, 2001.

2. Н.Н. Потрубач, С.Ш. Лейба. Энергосфера как основа экономической безопасности России. – М.: Институт микроэкономики, 2004.

Национальная безопасность и государственная тайна в условиях динамического развития России

Решение проблемы обеспечения национальной безопасности России тесно связано с проблемой сохранения государственной тайны. Необходимость трансформации социального института государственной тайны обусловлена происходящим реформированием российского общества, переходом к открытым демократическим отношениям. Она связана с новым этапом развития человечества – переходом от индустриального к информационному обществу, характеризующегося изменением роли информации в жизни человека и быстрыми темпами социально-технологического развития общества. Актуален ли вопрос становления института государственной тайны в открытом демократическом обществе? По всей вероятности, он актуален еще более, чем в обществе закрытом, каким был Советский Союз.

Еще в 1945 году А. Далес в работе «Доктрина против СССР» высказал идею об использовании хаоса как инструмента целенаправленного воздействия на российский социум. Он подчеркивал, что человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, можно незаметно подменить их ценности на фальшивые и заставить людей в эти фальшивые ценности верить, причем сделать это возможно руками единомышленников и союзников, живущих в самой России. В управлении государством он проектировал создать хаос и неразбериху, незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности, а честность и порядочность – осмеивать, представив их пережитком прошлого, хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство и вражду народов – всё это следует ловко и незаметно культивировать. Немногих людей, которые поймут, что происходит быстрее других, следует по его проекту поставить в беспомощное положение, превратить в посмешище, найти способ их оболгать и объявить отбросами общества.

Речь идет об изменении и уничтожении основ народной нравственности. Анализируя полученные результаты, следует отметить, что во многом эта цель осуществлена, причем действительно, нашими руками. Мы не смогли своевременно адаптироваться к новым условиям глобального мира. Способы обеспечения безопасности тоже продолжают сохраняться теми же, что и десятки лет назад. Мы продолжает преграждать доступ граждан ко многим жизненно важным для государства документам, в то время как по условиям международных договоров большую часть из них мы предоставляем ведущим странам мира. Тогда от кого мы сохраняем их содержание?

Новые политические и экономические условия, связанные с процессами демократизации в России, потребовали реализации новых подходов к проблеме защиты государственной тайны и, в частности, допуска к ней. Сегодня ряд вопросов защиты государственной тайны и допуска к ней получает новую трактовку в контексте прав и свобод человека, приоритета прав отдельного индивида, личности над правами коллективных образований государства. Конечно, преодолены сложившиеся ранее стереотипы культа секретности, ликвидированы многие информационные барьеры, изживаются методы административно-командного управления информационными процессами.

В то же время практически недостаточно оптимально действует система допуска к государственным документам, несмотря на то, что законом запрещено засекречивать сведения, связанные с жизненно важной для развития общества информацией о:

  • чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствиях, а также стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;
  • состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также состоянии преступности;
  • привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;
  • фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;
  • размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации;
  • состоянии здоровья высших должностных лиц России;
  • фактах нарушения законности органами госу­дарственной власти и их должностными лицами.

Граждане должны иметь возможность заставить государство своевременно предотвращать, например, экологические катастрофы из-за непродуманного захоронения ядерных отходов или химического оружия в прибрежных водах. Примеров отсутствия такой реальной возможности достаточно. Поэтому выделим проблемы обеспечения национальной безопасности.

Проблема 1. Современные механизмы, обеспечивающие сохранность государственной тайны, тормозят развитие социальной системы, они зачастую стабилизируют устаревшие нормативы, препятствуют продвижению инноваций.

В обстановке радикальных изменений в политическом и экономическом устройстве РФ в условиях глобализации информационных отношений ранее разработанные стабильные механизмы защиты государственной тайны в значительной мере утрачивают свою эффективность и требуют трансформации в целях соответствия новым реалиям. Это касается, например, подходов, основанных на закреплении перечня конкретных сведений, не подлежащих распространению. Такой перечень быстро устаревает в связи с огромной динамикой научно-технологического развития, становится тормозом общественного развития. Пересмотр такого перечня связан с проблемой ответственности чиновноков, трудным их выбором. Если ничего не менять, то никто не накажет, а в противном случае потребуется доказывать, что все правильно.

Многие ученые приходят к выводу, что традиционное решение проблемы информационной безопасности по проверенному веками запретительному принципу в современных условиях скорее наносит ущерб развитию российской социальной системы. В информационном обществе развитие человека и социума в целом тесно связано с творческим поиском ученых. Это стимулирует динамику смены научных парадигм, научно-технической информации, а также ее быстрого воплощения в новых производственно-технологических системах. От этого зависит конкурентоспособность российской продукции в глобальном взаимосвязанном информационном мире.

Вопросами национальной безопасности становится, во-первых, стимулирование развития социальной системы за счет полноценного доступа ученых к новейшим знаниям в глобальной информационной среде, полноценному информационному взаимообмену. Это создаст условия для их конкурентоспособности в мире знаний, своевременной оценки «морального износа информации», моделирования технико-экономической динамики макросистемы, грядущей новой «стратификации производственных процессов по технологическим укладам»[1], т.е. современным условиям научно-технического прогресса. Очевиден разрыв между традиционно сложившимся содержанием работ о защите государственной тайны и социальными реалиями. Например, известны случаи, когда к сбору и анализу разведданных зарубежные спецслужбы активно привлекают российских ученых, используя механизм научно-исследовательских международных фондов. В рамках гранта или научного проекта (на конкурсной основе!) наши специалисты разрабатывают сверхсекретные материалы из открытых источников как бы переоткрывая их путем новых методов анализа больших массивов информации. При этом ученые не всегда соглашаются, что данные материалы действительно надо было засекречивать и иногда это действительно справедливо.

Под этими настроениями есть объективная основа – в средства массовой информации все чаще просачиваются сообщения о фактах присвоения грифа секретности материалам, скрывающим неблаговидную деятельность тех или иных коррупционных структур. Особенно это касается вопросов экологии, участия отдельных чиновников в незаконной коммерческой деятельности и др. Это приводит к развитию тенденции потери доверия к государственной власти и снижения действенности морально-нравственных регуляторов в обществе.

Проблема 2. Открытость, вызванная объективной необходимостью формирования социальных отношений в информационном обществе, создает условия для работы иностранных разведок, кражи государственных секретов.

Чрезмерная информационная открытость наносит ущерб национальной безопасности России. На страницах газет, в других российских средствах массовой информации появляются сведения, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ. Они становятся легко доступными для спецслужб иностранных государств, для конкурентов в области экономики, используются в качестве обучающего материала преступниками и террористами. Более открытым стал доступ к сведениям в военной области, области экономики, науки и техники в связи с развитием интеграционных процессов и конверсии, широким внедрением незащищенной компьютерной техники импортного производства во все сферы деятельности государства. В настоящее время можно с уверенностью продолжать утверждать, что работа разведчика становится все более аналитической. Многофункциональные космические, наземные, воздушные, морские системы и комплексы иностранных государств с глобальными разведывательными возможностями действуют против России непрерывно. В сферу разведки все в большей мере вовлекаются вопросы технологий, финансов, торговли и ресурсов».

Во-вторых, нарастает тенденция наступления «академического капитализма», второй академической революции, выражающейся взаимодействием динамики рынка, внутренней динамики создания знания и динамики политических и законодательных процессов в области инноваций[2]. Это влечет за собой потребность в серьезной организации продвижения наиболее перспективных технологических укладов, корректном информационном «управлении беспорядком», чередой закономерно нарастающих стохастических технологических изменений, «эндогенными побочными эффектами от производства знания». Так например, некоторые фирмы заключают контракты с учеными на проведение исследований не только с целью технологического прогресса, но также с целью обеспечения господства над общественным сознанием, манипулируя результатами научных исследований, не позволяя продвигать новейшие технологии, особенно если это грозит потерять преимущества в международной конкуренции[3]. Приобретает особенную важность вопрос о том, в какой степени новые научные результаты разглашаются и в какой держатся их авторами или работодателями в секрете[4].


[1] См.: Эволюционный подход и перспективы развития информационной экономики // Эволюционная экономика и «маинстрим». М.: Наука, 2000.

[2] См.: Ledesdorff L., Elzkowitz H. Emergence of a triple helix of university-industry-government relations // Science and Public Policy. 1996. Vol. 23.

[3] См. Бунчук М.А. Последствия коммерциализации науки с точки зрения «маинстрима» и институционально-экономической теории // Эволюционная экономика и «маинстрим». М.: Наука, 2000.

[4] Dasgupta P., David P. Towatd a new economict of science // Research Policy. 1994. Vol. 23.P. 487-521.

 

Таким образом, на становление социального института допуска к государственной тайне в системе государственного управления России значительное влияние оказывает информационный кризис, вызванный становлением информационного общества в глобальном масштабе. Практике требуется глубокое и всестороннее научное понимание сущности понятия «государственная тайна, социального института допуска к государственной тайне не только с точки зрения реализации отдельных административных процедур и правовых норм, но и с точки зрения потребностей развития социальной системы в условиях перехода к глобальному информационному обществу. Если социальная система не закрепляет своевременно необходимых изменений, то проявляется рост энтропийных факторов, которые начинают разрушать сложившиеся параметры порядка и создавать условия для утверждения новых тенденций.

Налицо наличие противоречия между реалиями традиционно сложившегося социального института допуска к государственной тайне и потребностями развивающейся социальной системы в условиях становления информационного общества в глобальном масштабе, сопровождающегося глубоким информационным кризисом. В этих условиях социальный институт допуска к государственной тайне претерпевает определенные трансформации, что определяет «созревание» потребности в формировании механизма его постоянного совершенствования.

Содержание деятельности на должностях государственной службы предполагает допуск многих из них к сведениям, составляющими государственную тайну. Анализ утвержденного Президентом Российской Федерации (Указ N 1230 от 30 ноября 1995 года) и открыто опубликованного перечня сведений, отнесенных к государственной тайне[1], показывает, что более половины его позиций приходится на сведения из области экономики, науки, техники. Полномочиями по распоряжению указанными сведениями наделены Минатом, Российское космическое агентство, Миннауки, а также Госкомвуз России и другие государственные структуры. Практически все государственные служащие (военнослужащие) силовых министерств и ведомств не могут исполнять должностные обязанности без допуска к государственной тайне. В этой связи весьма актуальны кадровые аспекты проблемы и подготовки профессионалов, способных понять новые тенденции развития мира, науки и техники, экономики, государства в целом.

Поэтому следует на мировоззренческой гуманитарной основе осмыслить и объединить в единую целостную систему знания, которые относятся к пониманию системы допуска государственных служащих к государственной тайне как нормативного институционного социального образования, функционирующего в интересах защиты государственной тайны и в целях обеспечения безопасности Российской Федерации, а также в обосновании новой концепции саморазвивающейся системы допуска государственных служащих к государственной тайне в условиях информационного кризиса, вызванного процессами становления информационного общества в глобальном масштабе.


[1] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 49. Ст. 4775.

 

В связи с этим следует:

  • изучить сущность и динамику информационного кризиса, вызванного процессами становления информационного общества в глобальном масштабе;
  • выявить аспекты информационного кризиса, оказывающие влияние на трансформацию социального института допуска к государственной тайне;
  • раскрыть основные компоненты кризиса социального института государственой тайны в условиях становления глобального информационного общества;
  • проанализировать формы и методы нарушения государственной тайны, связанные с информационным кризисом;
  • обосновать концепцию системы допуска государственных служащих к государственной тайне которая не будет сдерживать динамическое развитие России.

В этой работе следовало бы учесть тенденции, препятствующие прогрессивному развитию России:

Недооценка обществом интеллектуального потенциала человека и его возможного воздействия на социальную систему.

Опасность развития агрессивной потребительской идеологии, тотальной коммерциализации культуры (культурного капитализма). В результате порождение тенденции преимущественного развития прикладных научных направлений на условиях самофинансирования в ущерб фундаментальным.

Трудность в общении специалистов различной профессиональной принадлежности, рост проблемы межязыкового обмена в мире, разрыв в социокультурных кодах, трудности взаимопонимания в общем информационном пространстве, усиление процессов, направленных на сохранение национальной идентичности, сохранение различий корней этнических групп, ценностных систем, т.е. за стабилизацию долговременных параметров порядка в социальной системе.

Увеличение зависимости успешного развития общества от информационных потоков и правительств от собственного населения. Обострение проблемы сохранения или самосохранения личности перед лицом глобализации; проявление тенденции культурной экспансии наиболее активных социальных общностей в нелинейной информационной среде, агрессивного навязывания народам новых глобальных императивов; использование технологий манипулирования личностью в целях управления интеллектуальными и материальными потребностями социума (возможность подмены индивидуальных образов виртуальной информационной структуры мира на заранее подготовленные манипуляторами образы, целенаправленное информационное давление с целью изменения мировоззрения, политических взглядов и морально-психологического состояния людей; использование неадекватного восприятия людьми достоверной информации; неподконтрольное распространение недостоверной, искаженной, неполной информации).

Обострение противоречий между потребностью индивида к открытости, порождающей хаос, и потребностью социальных групп к ограничению информационной открытости, в целях сохранения сложившихся параметров порядка. Усиление процессов, направленных на изоляцию индивидов и социальных групп от воздействия глобальных процессов, на сохранение старой информационной среды и соответствующих ей информационных связей как ответ на разрыв традиционных связей, на агрессивные проявления чуждой культуры и моделей поведения.

Создание объективных предпосылок информационных катастроф (технических, связанных с информационным терроризмом, компьютерной преступностью, неполадками и ошибками в информационных системах и программах и разрушительными последствиями; гуманитарных, связанных с разрушением нравственного и социального кода, обеспечивающего гармоничное развитие общества).

Недостаточно корректное применение синергетических моделей к объяснению синергетических процессов, без учета того, что самоорганизационные процессы возникают не только под влиянием воздействия на социальную систему извне, но и в результате интеграции внутренних и внешних взаимодействий.

Резко возрос объем информации, которую граждане стали получать вне контроля своих национальных правительств. Стало трудно скрывать информацию как от всего мира, так и от своего народа.

В сфере экономических отношений запаздывание использования потенциально значимой для развития информации, ее недостоверность или незаконное использование информации конкурентами и СМИ приводит к уязвимости многих экономических структур.

Таким образом, в современном глобальном информационном мире требуются принципиально новые подходы к формированию современной информационной системы государства. Созрела потребность в объединенных целенаправленных усилий научного сообщества по созданию корректных «правил игры», обеспечивающих безопасность Российской Федерации.

Терроризм как угроза динамического развития России

Безопасность и устойчивость общества – это параметры, по сути имеющие между собой довольно много общего. Экономическая безопасность – один из видов безопасности, характерный в первую очередь для сферы экономических отношений общества. Одним из субъектов экономических отношений является предприятие.

Гражданский кодекс РФ в статье 132 дает следующее определение: «Предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. Предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью. Предприятие в целом или его часть могут быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности …».

Впервые в России на законодательном уровне тематика экономической безопасности была обозначена с принятием Закона РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. Закон установил понятия безопасности, объектов и субъектов безопасности, угрозы безопасности и обеспечения безопасности. При этом в Законе речь идет о безопасности как общей категории, без обозначения конкретных областей или видов безопасности. Таким образом, принятие этого Закона можно трактовать лишь как признание факта наличия проблемы в области безопасности и создание некоторой законодательной основы для ее решения. Хочется также отметить, что в Законе в качестве объектов безопасности выступают личность, общество с его материальными и духовными ценностями, и государство. В то же время в качестве субъектов обеспечения безопасности выступают государство с его органами, а также граждане, общественные и иные организации и объединения. По всей видимости, законодатель посчитал, что упомянутые в Законе «общественные и иные организации и объединения» не могут быть выделены как объекты безопасности, а вот как субъекты обеспечения безопасности должны принять посильное участие. Таким образом, в Законе не были выделены категории «организация» или «предприятие», а также «экономическая безопасность». Ряд возможностей по обеспечению безопасности предприятиям дало принятие Закона РФ № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г.

Были сформированы Комитет по защите экономических интересов России при Президенте РФ, Рабочая группа по экономической безопасности при Правительстве РФ. Был издан Указ Президента РФ от 29 апреля 1996 г. N 608 «О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положениях)». Этой же тематике уделил внимание Совет Федерации, принявший Постановление Совета Федерации Федерального Собрания от 8 августа 1996 г. N 327-СФ «О законодательном обеспечении экономической безопасности Российской Федерации». Было также принято Постановление Правительства РФ от 27 декабря 1996 г. N 1569 «О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положений), одобренной Указом Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 608». В одном из принятых документов уже появляется понятие «предприятие», правда только лишь как объект скупки иностранными фирмами. Также, хотя и довольно неожиданно, упоминается собственник с его правами и ответственностью. Вопрос обеспечения экономической безопасности предприятий все равно остается более чем актуальным, как в правовом, так и экономическом аспектах.

Определенное количество производственных, финансовых конфликтов и проблем, угроз безопасности формируется именно на уровне конкретных предприятий. Однако в большинстве случаев уровень экономической безопасности предприятий как таковой не рассматривается. В целом же в нормативных документах и большой части литературы происходит оперирование понятиями уровня национальной экономики, национальной безопасности, безопасности региона, и экономической безопасности предприятий уделяется мало внимания.

Стоит отметить, что в законодательстве уровень экономической безопасности предприятия фактически «пропущен». Наиболее возможные причины этого:

— масштаб событий на уровне предприятия несущественен для уровня страны, региона или отрасли,

— процесс законотворчества идет по направлению «от общего к частному», и до уровня предприятия еще попросту не дошли,

— предприятия – чрезвычайно разнородные объекты, как по организационно-правовой форме, форме собственности, отрасли или отраслям экономики, масштабам деятельности, степени конкуренции в отрасли (регионе), экономическим показателям и пр., поэтому единое описание для них создать довольно тяжело, даже практически невозможно.

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что имеет место попытка регламентировать или описать поведение целой системы объектов без описания поведения каждого из них. С другой стороны, понятно, что возможность описания поведения системы без описания поведения каждого из ее элементов существует не всегда. Для этого должен быть выполнен ряд условий и сделаны определенные допущения. Рассмотрение этой проблемы выходит далеко за рамки данных тезисов. Представляется разумным предположение о том, что если мы рассматриваем обеспечение безопасности некоторой системы, состоящей из ряда подсистем со сложным взаимодействием как внутри, так и вне системы, то мы должны рассматривать и безопасность подсистем рассматриваемой системы.

Теоретически национальную безопасность можно рассматривать в различных аспектах: географическом, отраслевом, по видам безопасности и т.д. Но в любом случае на определенном уровне декомпозиции анализ экономической безопасности все равно приходит к уровню предприятия. В некотором смысле предприятие является элементарной ячейкой экономической системы. Именно предприятия ведут финансово-хозяйственную деятельность и принимают на свой страх и риск различные решения. Эти же конкретные предприятия платят налоги в бюджеты всех уровней. Рабочие места для граждан нашего государства создаются на предприятиях. Поэтому состояние, а, следовательно, и экономическая безопасность именно каждого конкретного предприятия – это сфера интересов граждан, общества и государства. Логично предположить, что рассмотрение проблемы экономической безопасности следует вести не только на уровне государства, региона, отрасли, а и на уровне предприятия.

Различные аспекты взаимного влияния экономической безопасности России и состояния крупнейших отраслей и предприятий экономики рассматривают, в частности, такие ученые, как В.И. Лисов и В.Ф. Солтаганов (1), Н.Н. Потрубач и С.Ш. Лейба (2). Защита интересов предприятий национальной экономики является существенным элементом как внутренней, так и внешней политики правительств развитых стран мира. Повышение уровня экономической безопасности именно предприятий снижает уровень различных рисков, что приводит к повышению инвестиционной привлекательности предприятий, уровня их капитализации.

Для обеспечения безопасности государства, общества и личности необходимо уделять большее внимание экономической безопасности предприятий, как в научном, так и в практическом аспектах. В системе параметров безопасности и устойчивости общества показатели, характеризующие уровень экономической безопасности предприятий, должны занимать более важное место.

Литература.

1. В.И. Лисов, В.Ф. Солтаганов. Экономическая безопасность России и развитие корпоративных систем. М.: Издательство Московского университета, 2001.

2. Н.Н. Потрубач, С.Ш. Лейба. Энергосфера как основа экономической безопасности России. М.: Институт микроэкономики, 2004.

Написано: admin

Декабрь 5th, 2019 | 1:39 пп