Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Народ, Государство, Регионы — часть 2

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — При более пристальном анализе логических взаимосвязей …

При более пристальном анализе логических взаимосвязей элементов схемы можно увидеть линии преемственности, исходящей из целевых установок (рис. 11), а также соотнесенность с моделью функционирования социо-, эколого-, экономической системы (рис. 16). Действительно, в первом случае категория "экологическая опасность" ассоциативно связывается с целью "В" и, следовательно, проблемами формирования эколого-ориентированной техносферы. Категория же "экологическая безопасность" связана с целью "Г", т. е. с проблемами сохранения и воспроизводства биосфероформирующих компонентов системы. Следовательно, логически схема взаимосвязей рассматриваемых экологических категорий ориентирована на упорядочение проблем экологии пространства в целом. Причем модуль "управление экосистемное" с помощью категории "экологический конфликт", принимающей уже свойства императива, органично вписывается в систему экологических целевых установок, обозначенных на рис. 11 символом "С".

Интегрируя категорию "экологический конфликт" в общее оценочное поле социо-, эколого-, экономической системы, представляется возможным достигнуть искомой адекватности в многофакторных оценочных параметрах, столь необходимых при комплексном обосновании выбора решения.

Следует заострить внимание на том, что, во-первых, рассматриваемая схема взаимодействия экологических категорий является системой открытой, составные элементы которой могут насыщаться различными факторами воздействия и реципиентами, обеспечивая высокую степень мобильности ее использования. Следующий вопрос касается проблемы параметризации обозначенных выше категорий. Начнем с категории "экологическая безопасность". Учитывая специфику конструктивной экологии, нами предлагается соответствующая структурообразующая модель оценочных характеристик экологической безопасности (рис. 18). 1 См.: Ретеюм А.Ю. Земные миры. М., 1988.

 

Как явствует из представленной модели, понятие экологической безопасности формируется по трем проективным уровням (макро-, мезо-, микро-) и в плоскости трех концептуальных полей, обозначенных на рисунке символами "А", "Б", "В".

Поле под символом "А" объемлет характеристики экологической безопасности, отражающие качественное состояние компонентов природной среды. Под символом "Б" обозначено поле, в котором содержатся характеристики экологической безопасности, отражающие целостность и устойчивость природной подсистемы. Интегративные характеристики экологической безопасности находятся в рамках поля "В". Кроме того, в каждом из полей выделены отдельные группы характеристик по проективным уровням, обозначенным соответственно цифрами 1, 2, 3. Такая дифференциация принята с тем, чтобы отобразить неоднозначность исходных характеристик, определяющих понятие экологической безопасности для различных уровней. При этом имеется в виду обстоятельства, обусловленные спецификой объекта и предмета исследования. Принципиальным здесь является вопрос об адекватности определения понятия экологической безопасности для объектов различной экологической значимости. В таком случае представленная на рис. 18 структурообразующая модель оценочных характеристик экологической безопасности "работает" на идею формирования симметрично целостного антропоприродного объекта.

Процесс формализации выведенных категорий, связанный с приданием им некоторой математической формы, требует более тщательного разбора его топологической основы. При этом преследуется цель выявления таких характеристик, которые остаются неизменными в исследованиях, переходя от одного уровня масштабности к другому. В этом случае представляется возможным отслоить общее от особенного, присущего, как правило, экосистемам более низкого пространственного уровня. Необходимость подобного шага обуславливается тем, что в практических условиях зачастую особенному придается значимость более общего. Опасность здесь заключается в том, что на методологическом уровне формируются ложные оценочные посылки, которые имеют далеко идущие последствия. Однако, если топологическая основа выявлена, то, применяя ее на различных пространственных уровнях, независимо от их масштабности, представляется возможным безболезненно отобразить специфические черты изучаемого объекта. Рассмотрим этот процесс на примере категории "экологическая безопасность".

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Параметризация категории "экологическая безопасность" должна …

Параметризация категории "экологическая безопасность" должна производится по двум основным ветвям. Первая ветвь охватывает проблему загрязнения природной среды. Вторая ориентирована на отслеживание состояния ее нарушенности. Сам факт расчленения процесса оценки на две поисковые ветви является принципиальным. При всей очевидности такой раздвоенности характера антропогенных воздействий в оценочный блок, как правило, вводится только одна составляющая, связанная с загрязнением окружающей среды. Суть проблемы заключается даже не в том, что фактор нарушенности не выявлен, а в том, что он органично не введен в систему оценочных показателей. Сложность же состоит в нормировании подобного рода воздействий, а, следовательно, и в идентификации предельных или пороговых состояний. Отсутствие такого лимитирующего параметра и привело, по нашему мнению, к тому, что естественная природная подсистема практически повсеместно нарушена до крайней степени. Немаловажен и тот факт, что нарушенность природной среды не нашла достойного отражения в экономических оценках затрат и выгод в области экологической деятельности. Таким образом, при рассмотрении топологической основы оценки экологической безопасности нами предпринимается попытка решения существующих проблем.

Каждая из ветвей включает в себя совокупность факторов вредных воздействий. Для блока "загрязнение природной среды" обозначим их буквами n1, n2, n3,…,n , а для блока "нарушенность природной среды", соответственно, буквами m1, m2, m3,…,m..

Факторы вредных воздействий систематизируются по сферам их проявления (в атмосфере, гидросфере, биосфере). Основной параметр, характеризующий степень загрязнения, определяется в виде величины переполнения вредными ингредиентами некоторого квазизамкнутого пространства той или иной сферы. В качестве частного случая оценки загрязненности сферы выступают параметры превышения предельно допустимых концентраций (ПДК) и предельно допустимых уровней (ПДУ) вредных воздействий. Наиболее емко степень экологической безопасности пространства оценивается с помощью характеристик, отражающих поступление и накопление вредных веществ, а также трансформацию целостности экосистем. При этом выдерживается принцип симметричного отображения взаимодействия антропогенной и природной составляющих. Топологической основой в блоке "загрязнение природной среды" является характеристика переполнения квазизамкнутого пространства несвойственными в естественных природных условиях вредными воздействиями (загрязнителями).

Основной параметр, характеризующий нарушенность природной среды, и выступающий в качестве топологической основы, — целостность. Причем характеристика целостности может относиться как к отдельным объектам, природным ландшафтным выделам, экосистемам, так и к явлениям, процессам. Целостность системы, как отмечал Н.Ф. Реймерс, это "внутреннее единство системы, ее относительная отдифференцированность от окружающей среды и причинно-следственная сопряженность ее частей"1.

Примером нарушения целостности в атмосфере в глобальном масштабе может служить образование озоновых дыр. В то время как на региональном уровне это, например, нарушенность естественного процесса воспроизводства и потребления кислорода на некотором территориальном пространстве. Для условий гидросферы это нарушение естественного водного баланса, включая характеристики водозабора и водоотведения, относящиеся к области хозяйственной деятельности, а также изменение условий формирования естественного природного стока и т.п. Применительно к литосфере нарушенность целостности определяется выработками, подработками, карстообразованиями, просадками, оползнями и т.д. Для почвенного покрова нарушенность целостности связывается с различного вида эрозионными процессами, искусственными покрытиями типа дорожных, застройкой и др. В случае биосферы идентификацию разрушения целостности уместно произвести по двум дефинициям, которые определил Н.Ф. Реймерс:

"Нарушение природного (экологического) равновесия — изменение в процессах взаимодействия в составе компонентов и элементов экосистемы, ведущее в конечном счете к ее замене другой экосистемой на длительный или условно бесконечный срок…".

1 Реймерс Н.Ф. Природопользование. Словарь-справочник. М., 1990. С. 592.

"Нарушение экологическое — отклонение от обычного состояния (нормы) экосистемы любого иерархического уровня организации (от биогеоценоза до биосферы)…"9.

Как следует из приведенных дефиниций, оценка нарушенности по природным сферам, в конечном счете, приводит к необходимости констатации складывающейся ситуации для некоторого целого. Более того, к этому нас обязывает сама континуальность "пленки жизни" Земли. Однако практические задачи требуют такой постановки вопроса, при которой эта всеобъемлющая целостность достигается через единство составных частей, т.е. требуется поиск экологических элементов или модулей условно замкнутых и, в то же время, содержащих и отражающих в себе свойства более высокого уровня целостности. Отметим, что агрегирование по ветви "загрязнение природной среды" качественно может отличаться от агрегирования по ветви "нарушенность природной среды".

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Завершая анализ общей структуры параметризации …

Завершая анализ общей структуры параметризации категории экологической безопасности, обратим внимание на то, что агрегация по двум ветвям (N. ;M.) обеспечивает возможность получения некоторых интегральных показателей более высокого уровня объединения и сопряженности. Интегральные показатели могут быть сформированы также и напрямую через составные факторы n; т. в комбинациях, обуславливаемых решением конкретных экологических задач.

В математическом виде интегральный показатель экологической безопасности Рэ может быть выражен следующим образом:

Рэ =f [(n1;n2;n3;…;n.eNp); (m];m2;m3;…;mJeMk)]. (1)

В конструктивной экологии особый интерес представляет аспект эволюционирования понятия экологической безопасности. В соответствии с объектно-предметной многоуровневой системой исследований пространственный масштаб топологической единицы (элемента, модуля) определяется в достаточно широком диапазоне. Макроуровень является выразителем более высокого состояния целостности, в то время как мезоуровень отражает части целого, а микроуровень представляет собой элементы составных частей. Такая градация носит условный характер и находится в динамике своего развития в соответствии с решением конкретных задач. Однако, бесспорно, что показатель безопасности более низкого уровня должен содержать в себе специфические свойства более высокого уровня.

Далее остановимся несколько подробнее на раскрытии категории "экологическая опасность".

Во-первых, структура параметризации категории "экологическая опасность" тождественна таковой, относящейся к категории "экологическая безопасность". Это и естественно, поскольку обе категории имеют единые сферы своего проявления, но различные факторные и интегральные характеристики. Еще раз подчеркнем различия между ними. В первом случае характеристики загрязнения и нарушенности природной среды фиксируют состояние, а во втором — преобразование. В самом общем виде показатель "экологической опасности" D3 может быть выражен следующим образом:

D =f [(l^l-.JeL); (к^к—кеК)], (2)

где kn — факторные показатели загрязнения; ln — факторные показатели нару-шенности; Kp; Ld — агрегированные показатели, соответственно, факторов загрязнения и нарушенности.

Как следует из формулы 2, экологическая опасность может быть определена в широких пределах разнообразия, как по отдельным факторам, так и по их совокупности. Причем уровень агрегирования и интегрирования определяется масштабами и спецификой решения экологических проблем.

Во-вторыгх, степень экологической опасности может быть реально и объективно оценена, на наш взгляд, исключительно по отношению к субъекту преобразования, т. е. к природной подсистеме различного уровня. При этом категоризация должна производиться на основе оценки ареала и интенсивности преобразующего воздействия факторов. Под ареалом воздействия подразумевается пространственно-территориальные пределы, в которых проявляются экологические изменения окружающей среды.

В объектно-предметной схеме исследования категория "экологическая опасность" эволюционирует в той же мере, как и категория "экологическая безопасность". Следует отметить, что показатель экологической опасности может быть определен для любых единичных и групповых производственно-хозяйственных элементов, а также антропогенно-преобразованных территорий различного уровня, поскольку последние обладают свойством экспансии и подавления естественных природных образований. Экологическая опасность, ориентированная на субъект преобразования, следуя динамике развития оценочных показателей экологической безопасности, также может быть раскрыта на трех пространственных уровнях.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Существенным моментом при определении показателя …

Существенным моментом при определении показателя экологической опасности является то, что характеристики более низкого проективного уровня должны содержать в себе свойства оценочных параметров более высокого уровня. Такая зависимость устанавливается по той причине, что характеристики экологической опасности определяются нами не абстрактно, а, как уже отмечалось, относительно конкретных субъектов преобразования, фиксируемых в системе природных и антропогенных территориальных выделов.

Резюмируя, следует остановиться на одном смысловом аспекте определения "экологической опасности", прямо вытекающем из анализа содержательной стороны формул. Суть его заключается в том, что объективно-независимой характеристики экологической опасности, понимаемой в некотором абсолютном контексте, практически не существует. Более того, "экологическая опасность" как категория может быть определена только в относительном виде в ряде (возможно бесконечном) субъектов преобразования. Причем поиск ее "абсолютных" форм может привести к существенным ошибкам в конкретной эколого-ориентированной деятельности. Это представляется возможным проследить хотя бы на следующем логическом примере. "Абсолютно" минимально опасный одиночный объект вредного воздействия, будучи протиражированным в предельно большом количестве, превращается в свою противоположность — "абсолютно" максимально опасный в экологическом отношении объект. По сути, таким путем происходит территориальная экспансия всей современной антропогенной деятельности.

Развивая идею определения экологических конфликтов, целесообразно, на наш взгляд, рассмотреть проблему под углом зрения задач управления, но в рамках субъект-субъектных отношений. В данном случае "субъект-1" представляет некоторую антропогенную силу преобразующего воздействия, в то время как "субъект-2" отражает последствия преобразования, т. е. некоторое состояние. Направленность связей, характеризующих сущность взаимодействия субъектов, определяется следующим образом. "Субъект-1", выступающий в качестве инициирующей субстанции, генерирует "экологическую опасность". В свою очередь созданная экологическая опасность , выполняя управляющую функцию, может либо прямо воздействовать на "субъект-2", либо через оценку формируемого "экологического конфликта". "Субъект-2", отражающий последствия создаваемой "субъектом-1" "экологической опасности", генерирует "экологическую безопасность", управляющая функция которой по отношению к "субъекту-2" производится как непосредственно, так и через блок "экологический конфликт". Сама же категория "экологический конфликт" формируется на средоточии связей "экологической опасности" и "экологической безопасности".

Кроме того, существуют и особые экологические связи между "субъек-том-1" и "субъектом-2", не опосредованные техносферизацией процесса взаимодействия человека с природой и отражающие онтологический аспект проблемы. Причем связи онтологического характера в значительной степени и по своей сущности, и по насыщенности превосходят тип связей, обуславливаемых антропогенной деятельностью. Из проведенного анализа следует вывод о том, что управление должно производиться по двум ветвям (это еще раз подчеркивает идею, выдвинутую нами при рассмотрении целевых установок). В данном контексте становится очевидной значимость категории "экологического конфликта", без которой не представляется возможным адекватно отражать возникающие экологические проблемы и, следовательно, определять рациональные пути их разрешения. В структуре объектно-предметного проективного отображения "субъект-субъектных" отношений схема определения экологических конфликтов переходит в плоскость конкретных объектов. Здесь объект понимается не в системообразующем, а, условно говоря, в прагматическом вещественном смысле. В таком случае объектами "субъекта-1" являются источники вредного воздействия, а объектами "субъекта-2" — реципиенты. Схема определения показателей экологического конфликта приобретает вид, изображенный на рис. 19.

В соответствии с рис. 19 показатель экологического конфликта определяется методом интегрирования параметров факторов вредных воздействий от источника загрязнения и реципиентов. Важным элементом представленной схемы являются обратные связи, исходящие от блока "показатель экологического конфликта" к блокам "источник вредного воздействия" и "реципиенты". Значимость этих обратных связей заключается в том, что они расширяют управляющие функции экологического императива в системе поиска рациональных путей социально-экономического развития в целом. Отметим, что в бытующей практике учета экологического параметра отсутствие блока оценки экологического конфликта в значительной степени занижает уровень адекватности представлений о складывающейся ситуации. Усеченная форма экологического анализа замыкается, как правило, на факторе загрязнения, а из реципиентов принимается во внимание чаще всего только человек в его биофизиологической функции.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Поскольку к источникам вредных воздействий относятся …

Поскольку к источникам вредных воздействий относятся промышленные предприятия, транспортные коммуникации, различного типа сельскохозяйственные производства и т.д., а к реципиентам человек в его разнообразных ипостасях, а также элементы окружающей среды, то основная прерогатива в упорядочении форм их взаимоотношений относится к проблеме развития и размещения производительных сил. Показатель же экологического конфликта должен занимать такое место в управляющей системе, которое позволяло бы влиять на процесс взаиморазмещения объектов защиты и вредного воздействия в зависимости от уровня их функциональной значимости и характера направленности развития. По своей сути, представленная на рис. 19 схема является топологической основой объектно-предметного подхода к определению уровня конфликтности экологической ситуации.

Показатель экологического конфликта — весьма универсальная характеристика, которая может быть сформирована в достаточно широких пределах реально действующих объектов, как в пространственном, так и временном отношениях. Существенным моментом при формировании показателей экологического конфликта является установление адекватных (исходя из принципа симметрии) пар характеристик среди факторов преобразования и реципиентов. Затронутый вопрос важен, поскольку касается основных положений оценки масштабности преобразований пространства. На наш взгляд, основным критерием в оценке уровней неблагоприятных антропогенных воздействий является не столько их объем или интенсивность, сколько уровень преобразованности реципиентов или объектов, которые подлежат защите в виду их ценности с экологических, социальных, экономических и иных точек зрения. Отметим, что в настоящее время наблюдается, как правило, обратная картина, поскольку за объемами выбросов и сбросов вредных веществ зачастую забывается тот объект, на который вся совокупность загрязнений направлена.

Ведущая роль экологического реципиента в оценке масштабности экологических проблем как раз и проявляется в рамках расчета показателя конфликтности. При этом "экологический конфликт" может быть определен как фактор вредного воздействия или загрязнения, ориентированный на реципиента. Таким образом, эта экологическая категория выступает в качестве одного из инструментов, отображающих социальную значимость экологического фактора в системе существующих приоритетов. Сама же адекватность оценки трансформации реципиента определяется уровнем экологического знания и степенью осознания социумом экологической угрозы.

Структура оценки экологических конфликтов должна быть строго ие-рархична и задаваться принятыми проективными уровнями исследований. Графически этот процесс отображен на рис. 20.

Рис.20. Структурная иерархия определения показателя экологического конфликта

В соответствии с представленной на рисунке схемой показатели конфликтности различных уровней C"; ССвзаимодействуют друг с другом в сопряженном режиме, т. е. оценка масштаба конфликта определяется как в рамках одного уровня, так и по отношению к сопредельным уровням. В связи с этим становится очевидной особая значимость мезо- (регионального) уровня, как наиболее активного элемента в структуре экологического проектирования. Следует также еще раз остановиться на реципиентах. Характеристики R"; R"; R’" приобретают конкретное звучание в случае сопоставления их с моделью-матрицей организующе-орга-низуемых элементов, представленной в табл. 2. Из такого сопоставления можно сделать важный вывод о том, что реципиенты антропоцентрической направленности могут выполнять двойственную функцию и выступать как в качестве объектов преобразуемых, так и, наоборот, в качестве объектов, несущих преобразование, и только лишь природная подсистема остается в неизменном качестве. В связи с этим можно говорить о верховенстве целей, ориентированных на поддержание естественно-природных образований.

Итак, представляется возможным придать общее математическое выражение параметру экологического конфликта. Оно принимает две тождественные друг другу формы. Первая рассматривает экологический конфликт как функцию характеристик экологической безопасности и экологической опасности (формула 3). Вторая же — как функцию параметров преобразующего воздействия и реципиентов (формула 4).

Η ; R — показатели, соответственно, преобразующего воздействия и реципиентов j-ого проективного уровня, ι-ой степени интегрированности.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Расчет показателя экологического конфликта в развернутом …

Расчет показателя экологического конфликта в развернутом виде может быть выполнен разнообразными средствами. Выбор методов расчета зависит от ряда причин, таких как требуемая точность результатов вычислений; наличие разнообразия и качества исходной информации; целей и задач, на которые ориентированы расчеты и т.п. Как показывает практика исследований, к достаточно репрезентативным относятся методы линейного исчисления.

Резюмируя, необходимо подчеркнуть следующие преимущества метода оценки экологического конфликта:

а) универсальность выявления критических ситуаций и способность отображения причинно-следственных связей в количественной форме;

б) возможность численного выражения социальных ориентиров на экологические ценности в динамике развития от прошлого к настоящему и будущему;

в) расширение спектра средств учета естественно-природного фактора окружающей среды в системе принятия решений по социо-, эколого-, экономическому развитию в целом.

Далее следует рассмотреть категории "затраты" и "выгоды", а также их роль в процессе экологического проектирования. Из двух категорий "затраты" и "выгоды", определяющей при оценке эффективности эколого-ориен-тированной деятельности является, на наш взгляд, вторая. Причем именно категория "выгоды" онтологически задает уровень значимости и самих затрат, выделяемых на достижение экологических целей. Методологически "выгоды" реализуются в системе экономических оценок, используемых обществом при обосновании своих экологических целей. В этой связи и возникает важнейший вопрос: что оценивать?

В настоящее время в практике экономических оценок природных благ сложились два направления.

Первое связано с оценкой природных ресурсов, входящих в состав конечного продукта и характеризующих экономические результаты их использования.

Второе же — с отображением естественных условий, не входящих в ткань экономических оценок конечного продукта, но отражающих экономические следствия воздействия на окружающую природную среду. Однако, если исходить из того, что исходные блага всегда ограничены по объему и служат основой общественного производства, то, как отмечал Н.Ф. Реймерс 10, граница между ресурсами и условиями стирается, "анти-ресурсы", затрудняющие ведение хозяйства, также оказываются в ряду естественных ресурсов только лишь со знаком минус.

В существующих методических приемах экономической оценки природных ресурсов скрыты соответствующие целевые установки. А суть проблемы заключается в том, что природный ресурс в своей основе рассматривается в качестве фактора производства, а не как базис поддержания жизни. Ориентация природопользования на потребление ресурсов оставляет в стороне очень важное свойство живой природы, связанное с ее способностью самовосстанавливаться. Но поскольку вследствие интенсивной хозяйственной деятельности эта функция постоянно подавляется, то остро встает вопрос об ее активной поддержке. В таком случае сам факт обеспечения устойчивости природной среды естественным образом становится определяющей экологической составляющей общественного благосостояния.

Перемещение акцентов с одной установки на другую влечет за собой целую цепь преобразовательных последствий в самой структуре методических приемов оценки экологических проблем. Принципиальным в данном случае является вопрос о направленности оценки. Так, для первого типа целевых установок она имеет нисходящую ориентацию, идущую от субъекта воздействия к субъекту преобразования. При этом определяющими являются факторы воздействия, вокруг которых в настоящее время и сосредотачиваются усилия по совершенствованию методов оценки складывающейся экологической ситуации. Во втором типе целевых установок направленность имеет, наоборот, восходящую ориентацию, идущую от субъекта преобразования к субъекту воздействия. В этом случае главенствующую роль играют факторы состояния субъекта, воспринимающего преобразовательные воздействия.

Одним из основных следствий, обусловленных принятием второго типа целевых установок, является перестройка побудительных мотивов оценок экологических преобразований. Имеется в виду, что во главу угла должна быть поставлена угроза нарушения определенных норм и стандартов функционирования экологических целостностей, которые в своей иерархической соподчиненности обеспечивают свойства самовоспроизводства природной подсистемы. Отметим еще раз, что в настоящее время в качестве отправной посылки выступают нормативы превышения определенных уровней энергетической и вещественной насыщенности преобразовательных процессов. Однако это, на наш взгляд, относится к важной, но все же соподчиненной части единого оценочного механизма.

Признавая за природой приоритетность в обладании самозначимой и самоценной сущности, по аналогии с феноменом человека, представляется возможным говорить только об условной ценности природных объектов, явлений и процессов, относительно признаваемой за ними полезности. Материализация же свойства полезности происходит в результате оценки затрат, которые выделяются на поддержание того или иного уровня функционирования природной подсистемы.

В связи с тем, что природная подсистема выступает составной частью общей социо-, эколого-, экономической системы и к тому же чрезвычайно неоднородна по своей структуре, то естественно, что и методы экономической оценки, применяемые к ее анализу, должны быть дифференцированы. Таким образом, дифференциация в методических приемах оценки обуславливается спецификой самого объекта исследования.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Следует также отметить, что гармонизация взаимодействия …

Следует также отметить, что гармонизация взаимодействия модели и механизма экономической оценки имеет целью обеспечить эффективность межуровневых отношений в целостной социо-, эколого-, экономической системе. В рамках отдельных уровней формируются парные объединения композиционных частей модели и типов экономической оценки. На макроуровне — это структура модели и "затраты", на мезоуровне — элементы модели и "рента", на микроуровне — субэлементы модели и "ущерб". В первом случае рассматривается свойство целостности модели в совокупности множества ее объектов и связей, обеспечивающих появление таких качеств, как самовоспроизводство и саморазвитие. Во втором случае во главу угла ставится решение задачи эффективного функционирования составных элементов системы, а в третьем — сохранение первичных, условно неделимых объектов экологического управления, обладающих свойством заменимости.

Представляется необходимым заострить внимание на достижении комплексности в экономических оценках как условии адекватности отражения реально происходящих явлений и процессов. Исходя из анализа общей схемы расчетных методов, следует, что комплексность экономической оценки заключается не столько в учете множества факторов, сколько в системе их упорядоченности и направленности на такой характер взаимодействия природных и антропогенных подсистем, при котором соблюдается целостность экологических объектов на различных проективных уровнях. В таком случае диалектика освоения природного пространства заключается в том, чтобы за счет комплексности экономических оценок оказывать существенное влияние на процессы саморегулирования общей социо-, эколого-, экономической системы.

Определение уровня значимости экологического фактора и, следовательно, получаемых выгод происходит по допускаемым обществом затратам необходимого труда на поддержание уже задаваемого качества окружающей природной среды. Поскольку процесс ориентирован на сохранение и формирование национального экологического богатства, что происходит в рамках временного интервала, очерченного веком или веками, то становится очевидным бессмысленность поиска здесь прибавочного продукта. То есть "выгода" определяется как самозначимая сущность, а "затраты" — как необходимый труд на ее получение.

На мезоуровне "выгода" определяется в процессе поддержания рентной привлекательности экологического фактора. Выгода проявляется в расширении экологических потребительных свойств региона, а, следовательно, и росте потребительной стоимости. Однако потребительная стоимость должна проявить себя как общественная потребительная стоимость. Как известно, мерилом потребительной стоимости, его количественной стороной выступает полезность. В случае же экологической полезности это свойство определяется расширением потенциальных возможностей в разнообразии функционального использования интегрального природного ресурса. Специфика определения "выгоды" на региональном уровне, соответственно, отражается и на категории "затраты", под которой понимается величина необходимого труда для поддержания или создания некоторого задаваемого параметра экологической полезности.

Специфика регионального уровня такова, что временной интервал, в котором определяются "выгоды" и "затраты", очерчивается границами порядка полувека. В таком временном тренде представляется возможным говорить о прибавочном продукте, обусловленном особенностями определенной части интегрального природного ресурса, не включенного в категорию национального богатства, но в то же время, составляющего общественное достояние региона. Величина же прибавочного продукта потенциально реализуется через создаваемую экологическую дифференциальную ренту, при условии, конечно же, ее умелого использования.

На микроуровне категории "выгоды" и "затраты" по своему содержанию значительно разнятся от тех, которые рассмотрены на более высоких уровнях. Если на первых двух уровнях "выгоды и "затраты" ориентированы, условно говоря, на воссоздание интегрального природного ресурса, в то время как на микроуровне определяющим является аспект защиты его от разрушения. В таком случае категория "выгоды" на микроуровне оценивается с позиций получения экономического эффекта от использования качественного интегрального природного ресурса. "Затраты" принимают форму издержек на покрытие "внешних эффектов" от загрязнения окружающей среды и направлены на минимизацию вредных воздействий. На этом уровне происходит перенесение экологических свойств окружающей природной среды на потребительные свойства продукта, производимого в тех или иных условиях. Причем этот процесс может идти как в прямом виде, так и опосредованно. В первом случае это создание экологически чистой продукции, а во втором — предотвращенный ущерб. Характерным интервалом времени для микроуровня, в котором производится оценка затрат и выгод, является десятилетие.

Структурный, иерархически взвешенный по уровням подход к оценке "затрат" и "выгод" дает в руки инструмент по их достаточно объективному анализу с последующим использованием в прикладных целях, связанных с развитием и размещением производительных сил. Такой подход, во-первых, позволяет производить оценку "затрат" и "выгод" в рамках не только одного уровня, но и в сопоставлении с "затратами"

и "выгодами" вышестоящего уровня. При этом сразу же выявляется масштаб, а, следовательно, и значимость решаемой проблемы. Следует оговориться, что характеристики "затрат" и "выгод" вышестоящих проективных уровней не являются прямой суммой "затрат" и "выгод" нижестоящих уровней, поэтому они могут рассматриваться в качестве независимых параметров. Во-вторых, иерархически структурированная форма оценки "затрат" и выгод, будучи универсальной по своей сути, представляет собой также топологическую основу анализа поведения целостных объектов и отдельных экологических явлений, процессов.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Моделирование экологически ориентированного …

Итак, "затраты" и "выгоды" могут быть оценены по отношению к характеристикам как экологической безопасности, экологической опасности, так и экологического конфликта. Выбор оценочной схемы анализа экологической ситуации обуславливается, как правило, целевыми установками. Однако в случае комплексного полномасштабного исследования целесообразно задействовать всю совокупность оценочных приемов. Главным при этом является то, что в ткань экономического оценочного механизма вплетаются социально-экологические императивы, обеспечивая сопряженность множества целевых установок на деятельно стном проективном уровне.

5. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННОГО РАЗВИТИЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ

Моделирование экологически ориентированного развития это, прежде LI WL1 всего, разработка проективно-деятельностных моделей. В структуре экологического знания они занимают промежуточное положение между научным и проектным способами освоения пространства.

Проективно-деятельностная модель экологически ориентированного развития — это результат онтогенеза научно-проектного знания, т. е. становления и развития идеи сложного естественно-искусственного объекта (образования), который представляет собой процесс формирования системы теоретических конструктов и реализации праксиологических программ. Система теоретических конструктов выступает в качестве теоретического уровня научно-проектного знания, а совокупность праксиологических программ отражает его эмпирический уровень.

Уместно сразу же отметить, что научно-проектное знание предполагает наличие в проективно-деятельностной модели эколого-ориентированно-го развития свойств цикличности, когда на выходе цикла создается и подвергается исследованию конкретная материально-практическая структура объекта. В смысле завершения некоторого цикла "работы" модели схему движения познавательного процесса представляется возможным обрисовать следующим образом: объективная реальность — практика — знание -практика — объективная реальность.

В экологическом исследовании и конструировании научно-проектное знание обладает существенными особенностями, определяемыми самой результативной направленностью. Ведь и "научное" как форма специального знания, и "проектное" как деятельность, направленная на достижение желательных потребностей, ориентированы на объекты естественно-искусственного характера. Более того, существенной особенностью является то, что в этом симбиозе предполагается достижение таких условий существования искусственного и естественного, при которых обеспечиваются полноценные условия для саморазвития естественного.

Основные методологические положения, уже изложенные нами, дают возможность представить концептуальную модель равновесного эколого-ориентированного развития в виде неустойчиво равновесной системы, функционирующей в колебательном режиме (рис. 21).

Принципиальным вопросом здесь является сам факт обеспечения равновесия в колебательном режиме. Тем не менее видимая противоречивость выдвинутого положения снимается, если учесть, что типов равновесного состояния существует, по крайней мере, три, соответственно, основным структурным элементам социо-, эколого-, экономической системы.

Первое состояние ориентировано на поддержание равновесности по социальной подсистеме, обозначенной литерой (С). В этом случае экологическая (Эк) и экономическая (Эн) подсистемы блокируются для поддержания условий приоритетного развития социальной подсистемы. При этом социальная подсистема, будучи ведущей, накладывает определенные ограничения на функционирование сопредельных подсистем, что и обозначается соответствующими векторными связями.

Второе состояние характеризует экологическое равновесие. Этот тип устойчивости отличается тем, что для поддержания условий приоритетного развития экологической подсистемы блокируются экономическая и социальная подсистемы. Последние же в своем развитии претерпевают воздействие ограничений со стороны экологической подсистемы.

Третий тип взаимодействия трех подсистем отражает экономическое равновесие. В данном случае в блокировке находятся социальная и экологическая подсистемы, а их ориентация направлена на поддержание приоритетности в развитии экономической подсистемы, которая в свою очередь задает ограничения на развитие социальной и экологической подсистем.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Следующим существенным моментом в рассматриваемой …

На рис. 21 концептуальная модель развития рассматривается по второму эколого-ориентированному типу взаимодействия подсистем. Тем не менее особый интерес представляет вопрос поведения экологической подсистемы в сопредельных типах сбалансированного развития. На наш

взгляд, он касается двух аспектов, а именно, формирования содержательной части эколого-ориентированной деятельности, а также характера инвестиционной политики в этой области.

Следующим существенным моментом в рассматриваемой модели является раскрытие присущих ей дискретно-целостных свойств. Целостность концептуальной модели сбалансированного развития достигается за счет объединения территориальных и отраслевых направлений хозяйственной деятельности. Это объединение производится по двум направлениям.

По первому направлению охватываются все объекты, находящееся в прерогативе либо отраслевого, либо территориального подходов управления. Этот вид объединения графически изображен жирной линией, замыкающей выделенные элементы по отраслям и территориям. Отметим, что для удобства графического изображения перечень отраслей в максимальной степени обобщен, хотя он может быть расширен до необходимых размеров.

По второму направлению предполагается, что каждый из исследуемых объектов (отраслевой или территориальной принадлежности) рассматривается в совокупности с другими элементами не только прямо, но и опосредованно, либо через сопредельные территориальные уровни, либо через сопредельные отрасли. Этот тип связей изображен в виде секущих линий. Так, например, модель устойчивого развития промышленности может рассматриваться в контексте трех территориальных уровней. В то же время сопредельные отрасли также участвуют в формировании модели, но в отраженном через территориальные уровни виде (либо отдельно по каждому уровню, либо в их совокупности, в зависимости от заданной степени обобщения под конкретные задачи).

Свойство дисперсности концептуальной модели сбалансированного развития обеспечивает универсальность ее использования. Частные модели устойчивого развития как по отраслям (на рис. 21 они обозначены литерами Упр; Ус/х; Утр; Ун/С), так и по территориям (Tj; Т2; Т3) перекрывают практически всю мыслимую деятельность, не входя при этом в противоречие друг с другом.

Методологическая особенность представленной концептуальной модели сбалансированного развития органично объединяет в себе две интегрирующие функции: как территории, так и способы ее освоения (метатехнологии), чем и достигается высокий уровень комплексности подхода к исследованию и решению экологических проблем.

Безусловно, что каждая модель реализуется в некотором комплексе мер. В случае эколого-ориентированного развития тот или иной набор средств достижения целевых установок обладает своей спецификой соответственно объекту исследования. Однако в общем виде они заключены в три основных блока: организационные, экономические и специальные экологические. Следуя такой градации, и происходит содержательное насыщение модели стабильного развития в целом. В развернутом виде струк-

тура эколого-ориентированных мер, которые включаются в оборот, представлена на рис. 22. Не касаясь вопросов раскрытия элементов, входящих в схему, сущность которых в явном виде проистекает из самих названий, остановимся на более значимой проблеме. Здесь имеется в виду соотнесение групп эколого-ориентированных мер с колебательным характером функционирования концептуальной модели устойчивого развития.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Сопоставление типов стабильного развития с обобщенной схемой …

Сопоставление типов стабильного развития с обобщенной схемой структуры их содержательного насыщения позволяет выделить топологическую основу. Так устойчивость по социальной подсистеме ассоциативно тяготеет к группе организационных мер. В то время, как устойчивость по экономической подсистеме увязывается с комплексом экономических мер. Экологическая стабильность замыкается на группе специальных мер, которые в свою очередь дифференцируются на средозащитные и природоохранные. В таком случае представляется возможность определиться в характере эколого-ори-ентированной деятельности на каждом из этапов поддержания состояния равновесного развития. Начальной позицией в цикле формирования состояния стабильного развития системы является, по нашему мнению, этап, связанный с совершенствованием социальной подсистемы. Именно на этой стадии предусматривается "материализация" всей совокупности экологических ценностей и приоритетов в комплексе законодательных, правовых и нормативных документов, регламентирующих общественную жизнь, а также в самой структуре экологического управления. По сути, на этой стадии формируются предпосылки реального внедрения экологического императива во все структурные элементы общественной системы.

Для модели экологически стабильного развития определяющей является группа специальных мер, которые в значительной степени задают специфику требований по совершенствованию организационных и экономических условий. Для данного типа развития организационные и экономические меры носят характер сопутствующих. На каждом временном интервале, отражающем принципиальное отношение к эколого-ориентированной деятельности (это этапы стабилизации и коренного улучшения ситуации), возникает необходимость приведения в соответствие средств их достижения с комплексом мер, обеспечивающих их реальное воплощение. Ибо чем глубже и радикальнее выдвигаемые экологические требования, тем в большей мере необходимо им развернутое обоснование. Состоянию стабильного (равновесного) развития изначально присущ определенный динамизм. Следовательно, экологически устойчивое состояние во времени характеризуется неоднородностью, что и необходимо учитывать в структуре методов и средств его достижения.

Принципиальный вывод, который представляется возможным сделать, исходя из анализа содержательной части модели стабильного развития, заключается в то, что экологические цели могут и должны достигаться не только за счет специальных экологических мер, но и за счет изменения основной хозяйственной деятельности. В этом случае как раз и приобретает более широкую интерпретацию само понятие эколого-ориентированных мер. Признаком же, характеризующим подобные меры, может являться только показатель снижения нагрузки на природную среду, имея в виду все ее элементы независимо от того, за счет каких решений такой результат достигнут.

В условиях, когда эколого-ориентированная деятельность переносится в отраслевые и территориальные модели стабильного развития, целесообразным становится соответствующее упорядочение инвестиционной политики, которая должна быть достаточно гибкой, мобильной по отношению к смене приоритетов в каждой конкретной модели. К наиболее общим ее чертам следует отнести: увеличение доли инвестиций, направленных в область научных исследований, предпроектных изысканий и непосредственное проектирование, а также на финансирование средозащитных и природоохранных мер, обоснованных в ключе соответствующих моделей стабильного развития.

Анализ складывающейся экологической ситуации под углом зрения инвестиций позволяет внутри определенного типа модели устойчивого развития охарактеризовать качественное состояние этапов стабилизации и коренного улучшения окружающей природной среды. В данном случае необходимо отметить, что каждая из частных отраслевых и территориальных моделей стабильного развития может и должна рассматриваться в квазизамкнутом виде. Тогда можно вычленить вполне определенный экологический эффект, зави-

сящий от целевых инвестиций. На рис. 23 показаны два графика, характеризующих динамику экологического эффекта (а), а также инвестиций (b). Эти кривые пересекаются в двух точках (С) и (М), по отношению к которым и происходит идентификация этапов стабилизации и коренного улучшения. Так, период до (t1) характеризует процесс стабилизации, при котором до определенной точки (С) рост инвестиций не сопровождается улучшением экологической обстановки. Но завершение этого этапа характеризуется тем переломным моментом, когда критический размер инвестиций приводит к коренному изменению тенденций в динамике поведения кривых (а) и (b). Эта ситуация отличается тем, что увеличение инвестиций в экологическую деятельность влечет за собой рост желаемого эффекта. Период, заключенный между временем (t1) и (t2), как раз и характеризует этап коренного улучшения ситуации. А период времени за критической точкой (М), отмеченной на абсциссе индексом (t2), характеризует переход к равновесному состоянию.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — В соответствии с графиком в период коренного улучшения …

В соответствии с графиком в период коренного улучшения (адекватный вкладываемым инвестициям АЭт эффект (Jn) наступает с некоторым запаздыванием по времени, равным At. Однако после критической точки (М) ситуация изменяется, поскольку некоторые текущие предельные затраты поддерживают желаемый или задаваемый уровень экологического эффекта на уровне предельной выгоды. Причем экологический эффект в этом случае имеет опережающую по отношению к инвестициям альтернативную полезность.

Проблема соотношения экологического эффекта и затрат на его достижение раскрывается на двух графиках, представленных на рис. 24. Один из них — а) характеризует эффективность средозащитных мер, другой — б) природоохранных. В первом случае эффективность ориентирует на оценку снижения техногенных нагрузок. Во втором — на оценку роста самовоспроизводящих свойств природной подсистемы, условно говоря экологической эффективности. На том и другом графиках точками (А) и (В) обозначены, соответственно, начальный период, характеризующий современное состояние, и конечный период, характеризующий состояние стабильного развития. Тенденции улучшения экологического состояния на интервале (А), (В) обеспечиваются комплексом краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных программ, которые на графике а) представлены семейством кривых, обозначенных буквами a; b; c, в то время как на графике б) — буквами d; k; l.

Экологический эффект, получаемый от инвестирования в краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные программы, обозначается на первом графике индексами (соответственно) APa; APb; APc на втором же графике — индексами A3d; АЭк; АЭГ Эффекты в краткосрочном периоде ta (по снижению техногенных нагрузок), и td (по обеспечению самовоспроизводящей функции природной среды) ограничены соответствующими предельными инвестиционными затратами (Ja) и (Jd). Величина предельного уровня затрат определяется двумя факторами, которые, на наш взгляд, в значительной мере взаимозависимы.

Это общественный выбор и предел технологических возможностей на данный временной период, когда дальнейшее увеличение затрат не приносит желаемого эффекта.

Поскольку средства достижения целей на различных временных интервалах отличаются друг от друга по технологическим возможностям, то и уровни предельных инвестиционных затрат возрастают. Для среднесрочных периодов (tb) и (tk) они составляют, соответственно, (Jb) и (Jk), а для долгосрочных (tc) и (tj) — (Jc) и (Jj). Возрастание экологического эффекта во времени связано с тем, что с каждым последующим периодом происходит накопление результатов позитивных достижений предшествующих программ, нелинейно усиливая воздействие последующих. Следует особо подчеркнуть, что реальный выход на результат стабильного развития может быть осуществлен только при условии параллельного инвестирования кратко-, средне- и долгосрочных программ.

Таким образом, проективно-деятельностная модель стабильного развития имеет сложную инфраструктуру, требующую широкого нестандартного обоснования. Принципиальной особенностью модели этого типа являются ее дискретно-целостные свойства, которые перемещают акценты исследований с внешней стороны явления на внутренние, достигая таким путем единства и целостности во множественном разнообразии искусственных и естественных объектов экосистем в направлении их гармонизации.

Переходя к рассмотрению отраслевой модели эколого-ориентирован-ного развития, следует отметить, что основная задача здесь заключается в том, чтобы выявить проблемные ситуации, а также установить характер складывающихся экологических конфликтов с последующим определением на этой основе рациональных путей по их разрешению.

В качестве полигона исследований нами выбран региональный уровень как наиболее показательный в отношении способов и приемов решения поставленной задачи.

Изучение региональных факторов охватывает три направления:

1) выделение и классификация факторов по степени их влияния на размещение производства;

2) экономическое обоснование стоимостных оценок факторов и их региональных коэффициентов, исходя из затрат живого и овеществленного труда, необходимых для их вовлечения в процесс общественного производства;

3) взаимосвязанный и взаимообусловленный анализ факторов в системе функционирования и развития общественного производства.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Как видно из приведенной классификации, региональная экономическая …

Как видно из приведенной классификации, региональная экономическая наука указывает на необходимость осуществления системного подхода к оценке эффективности размещения производства, увязывающего в едином методологическом процессе комплексное сочетание производств в соответствии с изменением региональных оценок факторов. Однако разнообразие методических подходов к региональным оценкам факторов размещения создает значительные трудности при оценке эффективности размещения производства. Тем не менее, выделяя наиболее общую и существенную часть этих подходов, обратим внимание на принципы, составляющие основу принятия решений по размещению производств, а также на выбор структуры факторов, принимаемых в расчет.

К основным принципам, определяющим сложившиеся методы и подходы к размещению производительных сил можно отнести следующие: планомерное и комплексное размещение производства; развитие общественного разделения труда; приближение соответствующих отраслей промышленности к источникам сырья; комплексное развитие хозяйства страны и ее экономических районов; выравнивание уровней экономического развития; экономически наиболее рациональная территориальная организация народного хозяйства; использование преимуществ международного разделения труда, соответствующих целям и критерию эффективности развития производительных сил, национальным интересам и др.

К наиболее общим факторам размещения производительных сил относятся: природные ресурсы и их география; уровень развития техники; экономическое назначение готовой продукции и география ее потребления; транспортабельность сырья и продукции; водоснабжение, а также технико-экономические особенности производств (материалоемкость, энергоемкость, трудоемкость и т.п.). Кроме того, особо выделяются формы общественной организации производства (концентрация, специализация, кооперирование, комбинирование) и комплексное развитие экономики районов, взаимосвязанные условия совершенствования территориальной организации производства, способствующие повышению производительности общественного труда.

Следует также отметить, что в рамках региональных экономических исследований в качестве отдельного направления выделялись поиски научно-обоснованных соотношений в системе "человек-хозяйство-природа"1. Так, например, под углом зрения современных представлений о стабильном развитии совершенно по-новому воспринимаются предложения по размещению производительных сил, выдвинутые экономической наукой еще в 1980-х годах. Уже в то время практика выдвигала на передний план обоснование территориальной дислокации не отдельно взятого производства, а комплексных сочетаний производств и отраслей, как единого образования с развитой социальной и производственной инфраструктурой. Именно в этот период был поставлен вопрос о недостаточности традиционных методов пофакторного анализа, определяющих эффективность размещения отдельной отрасли или отдельного предприятия по степени их "тяготения" к определенным видам ресурсов, и их неприменимость для целей формирования территориально-производственных комплексов.

1 См.: Некрасов Н.Н. Региональная экономика: теория, проблемы, методы. М., 1982. С. 64.

Важным методологическим выводом из анализа практики развития производительных сил явилось то, что в процессе формирования территориально-производственных комплексов теряла свою силу определяющая гипотеза о стабильности региональной оценки большинства факторов. Имеется в виду, что вовлечение природных и экономических ресурсов определяется в большей мере факторами специализации, кооперирования, комбинирования производства и т. д. В таком случае сам метод, нацеливающий решение размещенческой задачи в зависимости только от степени тяготения отдельных предприятий к определенным ресурсам (факторам), не может удовлетворять требованиям комплексности по размещению производства, а, следовательно, и повышению территориальной эффективности его организации. Для целей эколого-ориентированного развития появляются возможности проведения широкого маневра, направленного на воссоздание интегрального природного ресурса и поддержание его самовоспроизводящих свойств.

С методологической точки зрения основные направления по эколого-ори-ентированному развитию производительных сил скрыты в недрах процесса упорядочения взаимодействия совокупности факторов, задающего в зависимости от поставленных целей особенности функционирования системы. В данном случае акценты переносятся на приоритетный учет экосистемного фактора. Следует еще раз подчеркнуть, что в практике решения задач развития и размещения производительных сил именно фактор экосистемной целостности не нашел еще своего должного обоснования.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Как известно, под региональной системой факторов …

Как известно, под региональной системой факторов понимается взаимосвязанная в процессе общественного производства совокупность природных и экономических ресурсов и условий, под воздействием которых складываются затраты и результаты производства, совершенствуется территориальное разделение труда, образуются территориальные комплексные сочетания производств и развиваются практически все социально-экономические процессы на территории.

Как видно из рис. 25, региональная система факторов определяет направления развития производства и его организацию на территории. С одной стороны, предпосылки и условия размещения производительных сил существуют объективно и независимо от общественного производства. Прежде всего, это относится к природным условиям и ресурсам, а также зафиксированным на территории результатам предшествующей производственной деятельности. С другой же стороны, влияние факторов и способ формирования их в систему, а также экономические оценки их воздействия зависят от вовлечения и использования производительных сил, а также способа производства материальных благ. Тут-то и возникает необходимость вычленения побудительных факторов. На рис. 25 таким фактором является экосистемная целостность. В данном случае этот фактор занимает положенное ему место благодаря самой постановке вопроса о формировании

экологически ориентированной модели устойчивого развития. Фактор эко-системной целостности сознательно вычленяется из блока природных факторов, поскольку имеет свою глубокую специфику и, более того, без этого элемента не представляется возможным вообще говорить о проблемах формирования экономических отношений как таковых.

Целостные свойства, иерархия строения, структура и развитие территориальной производственной системы обнаруживаются во взаимодействии и взаимосвязях ее элементов между собой, а также с природной средой. В то же время вся совокупность системы развертывается в пространстве, закрепляется на определенной территории под воздействием территориального разделения труда. Уровень затрат и результаты общественного производства в процессе создания материальных благ обуславливаются тем, каким образом и до какой степени взаимообусловлено и взаимосвязано функционируют элементы производительных сил в их иерархическом сочетании на определенной территории. Элементы производительных сил становятся факторами развития в том случае, если они соединяются с главными элементами (рабочей силой, средствами труда и предметами труда), т. е. включаются в процесс труда. Именно в таком статусе и включен фактор экосистемой целостности в общую региональную систему факторов (рис. 25).

Таким образом, факторный анализ высвечивает как бы изнутри проблему интродукции экологического фактора в процесс развития производительных сил.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Для решения задач устойчивого развития необходим …

Для решения задач устойчивого развития необходим учет требований и ограничений экологических императивов в процессе целевого упорядочения функционирования социально-экономических факторов. В таком случае расширяются возможности более глубокой оценки эффективности самих эколого-ориентированных мер. Региональные факторы, в отличие от условий размещения производства, всегда должны иметь экономическую оценку, учитывающую затраты живого и овеществленного труда, необходимые для вовлечения и использования в производственных процессах.

Поскольку эффективность развития и размещения производительных сил всегда обусловлена взаимосвязанной региональной системой факторов, определяющих дифференциацию затрат и результатов производственных процессов, остановимся на некоторых аспектах экологизации категории экономической эффективности. С этой целью обратимся к схеме, изображенной на рис. 26. Из нее следует, что фактор экосистемной целостности определяет эффективность как через прямое воздействие на величину затрат и результатов, так и опосредованно, через влияние на процесс развития производства, критерий экономической эффективности развития производительных сил, территориальный критерий и частные показатели эффективности размещения производства. Из этой схемы также видно, что оценка затрат и выгод, формирующая понятие эффективности, обуславливается затратами живого и овеществленного труда, направленного не только на изменение ко-

личественных и качественных состояний предметов, но и природных процессов. При этом цель заключается в придании им свойств, способных удовлетворять общественные потребности. Экосистемный фактор в случае формирования экологически равновесной модели развития и ориентирует структуру критериального аппарата на поддержание поставленной цели.

Непосредственной основой формирования системы показателей экономической эффективности развития и размещения производства служит система региональных факторов, объединяющая в единое целое и производительные силы и производственные отношения на территории. Эта идея комплексного взгляда отображена и на рис. 25, хотя и в обобщенном виде (методологический аспект проблемы).

В целом необходимо отметить, что для кратко-, средне- и долгосрочных моделей развития характерна тенденция повышения эффективности экосистемного фактора. И связано это с тем, что в процессе достижения благоприятных условий окружающей среды возрастает доля овеществленного труда. При этом овеществленный труд напрямую связывается с показателем, характеризующим уровень сбалансированности экосистемы.

Анализ региональных факторов и их оценка позволяет перейти к самому основному вопросу, а именно, к методам формирования отраслевого комплекса, отвечающего условиям устойчивого развития. Экономически эффективное размещение производственных комплексов предполагает необходимость учета, с одной стороны, взаимосвязей хозяйственных процессов в их последовательных и параллельных сочетаниях, складывающихся под влиянием совокупности факторов в рамках целостной хозяйственной системы. С другой стороны, целевая ориентация на эколого-ориентирован-ное развитие требует количественной интерпретации производственных взаимодействий с региональной системой факторов и в первую очередь эко-системным фактором, с последующей оценкой их эффективности.

Задача при этом состоит в том, чтобы из множества вариантов формирования комплекса отраслей найти такой, который отличался бы наивысшей эффективностью территориальной организации производства при сохранении или обеспечении воспроизводящих свойств природной системы. С точки зрения стабильного развития наиболее эффективным вариантом размещения любых производств является не тот, который обеспечивает индивидуальный минимум затрат, а тот, который соответствует общему минимуму затрат в масштабе всего народнохозяйственного комплекса с учетом решения экологических проблем того или иного территориального уровня.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Блок-схема эколого-ориентированного формирования …

Блок-схема эколого-ориентированного формирования территориальных комплексов отраслей и производств, представленная на рис. 27, раскрывает структуру элементов и связей, обеспечивающих выбор наиболее благоприятного варианта. Как видно, построенная блок-схема имеет симметричный вид. Симметрию определяет фактор экосистемной целостности. При этом основные элементы экологической подсистемы приобретают как бы зер-

кальное отображение элементов производственной подсистемы, усиливая, таким образом, ассоциативные экологические зависимости. Представленная схема должна рассматриваться в динамике. Экологическая подсистема (также как и производственная) "работает" в итеративном режиме. Основная задача заключается в том, чтобы обеспечить полноту учета экологических факторов в модели стоимостных оценок и оптимизационной модели развития производственной подсистемы. Учет экологического фактора идет по двум направлением.

С одной стороны, непосредственно интегрируясь в оптимизационную и стоимостную модели, обеспечивающие структурирование эффективных производственных комплексов по их внутренним технико-технологическим параметрам. И, с другой стороны, опосредованно воздействуя на этот процесс через территориальную модель экологического равновесия. Принципиальный вопрос в данном случае заключается в том, какой уровень экологического равновесия задается в территориальной модели, поскольку этот параметр существенным образом влияет на оценку приоритетности отдельных экологических факторов и их совокупности, а также на величину предельных затрат, которые общество готово выделить на решение данной проблемы.

Экологически ориентированный состав и структура производств на определенной территории выявляются в два этапа. На первом этапе упорядочивается комплекс отраслей, включая промышленность, сельское хозяйство, транспорт, непроизводственную сферу и др. Второй этап упорядочения связан с внутриотраслевой дифференциацией производств.

Схема межотраслевого перераспределения лимитов потребления экологических ресурсов и уровней загрязнения окружающей среды, приведенная на рис. 28, отображает процесс упорядочения взаимодействия производственной и природной подсистем в межотраслевом ключе. Исходя из анализа структуры представленной схемы, квинтэссенцией процесса упорядочения является центральный блок, в котором устанавливается приоритетность экологических проблем (в части потребления различных видов ресурсов, а также загрязнения окружающей среды) по отдельным отраслям территориально-хозяйственного комплекса.

Суть упорядочения на данной стадии заключается в том, чтобы на основе сравнительных количественных оценок, с одной стороны, параметров ресурсопотребления, а с другой, устанавливаемых поресурсных и пофак-торных лимитов, выявить приоритетность проблем в отраслевом разрезе. Такой методологический ход позволяет целенаправить действия как по структурной эколого-ориентированной перестройке (формированию) самого отраслевого комплекса, так и выработать рекомендации по наиболее эффективному инвестированию природоохранных и средозащитных мер.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Отметим дополнительно

Отметим дополнительно, что представленная на рис. 28 схема носит универсальный характер и может быть использована для решения задач

различного территориального уровня. Количественный ряд по видам потребляемых ресурсов и факторам загрязнения также может варьироваться в достаточно широких пределах, исходя из конкретных условий и решаемых задач. Лимиты по ресурсопотреблению и уровням загрязнения устанавливаются, как следует из схемы, на основе территориальной модели экологического равновесия и, что весьма важно, в соответствии с ограничениями, накладываемыми фактором экосистемной целостности.

На рис. 28 приоритетность проблем оценивается по четырем рангам (I, II, III, IV), которые образуют ряд соответственно численности рассматриваемых отраслей. В нашем случае их четыре, однако, это число может быть увеличено. Для иллюстрации процесса ранжирования на рис. 28 в качестве отрасли-образца выведена промышленность. Так, по потреблению атмосферного воздуха в технологических процессах (ресурс под литерой а) промышленность занимает первое место- а1, по водному ресурсу b) второе место — b1, по биоресурсу с) четвертое место — с1, по территориальному ресурсу d) третье место — d1 и по почвенному ресурсу е) четвертое место -е1. Участие промышленности в потреблении ресурсов отмечено сегментно, в долях от площади круга.

Вклад промышленности в процесс загрязнения представлен следующим образом. По фактору загрязнения воздушного бассейна k) промышленность занимает второе место — k1, по загрязнению гидросферы l) первое место — l1, по загрязнению литосферы m) второе место — m1, по фактору загрязнения биосферы n) третье место — n1. Индекс l в данном случае отмечает промышленность, в то время как сельское хозяйство отмечено индексом 2, транспорт — 3, а непроизводственная сфера индексом 4.

В целом состояние сбалансированности развития отраслей по экологическому фактору может быть сформулировано в математическом виде следующим образом. По ресурсопотреблению:

a1+a2+a3+a4=a2<a,, (5)

b1 + b2+b3+b4=bS<bl, (6)

c1 + c2+c3+c4=cs< cr (7)

d1+d2+d3+d4=ds<d, (8)

e1+e2+e3+e4=es< el , (9)

где ay; b.; c.; d(.; e(. — объемы потребления, соответственно, воздушного, водного, биологического, территориального, почвенного видов ресурса i-ой отраслью территориально-хозяйственного комплекса;

где k.; l·; m.; n. — уровни загрязнения окружающей среды, соответственно, по атмосфере, гидросфере, биосфере, литосфере i’-ой отраслью территориально-хозяйственного комплекса;

Ц; l^ m^ n — лимиты на уровни загрязнения окружающей среды, соответственно, по атмосфере, гидросфере, биосфере, литосфере.

Как следует из выведенных формул, суммарные показатели ресурсопотребления и загрязнения окружающей среды не должны превышать соответствующих лимитов, устанавливаемых для определенных типов территорий (природных условий). Внутриотраслевой характер упорядочения экологической ситуации связывается со схемой ранжирования объектов-носителей вредных воздействий по степени их преобразующей силы (рис. 29). Цель ранжирования заключается в том, чтобы направить комплекс эколого-ориентированных мероприятий на получение максимально возможного эффекта от вкладываемых инвестиций.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Процесс упорядочения происходит по …

Процесс упорядочения происходит по двум направлениям и в два этапа. Первое направление предполагает ранжирование объектов техногенного воздействия по фактору загрязнения окружающей среды. Второе — по видам ресурсопотребления. Оба эти направления объединены на рис. 29 единым логическим ходом.

На первом этапе производится внутриотраслевое ранжирование экологических проблем по факторам техногенного воздействия, а на втором этапе — ранжирование самих объектов, обуславливающих преобразовательную функцию в окружающей среде. Определение рангов по факторам техногенного воздействия производится при сравнении объемов ресурсопотребления и загрязнения с установленными лимитами для того или иного экосистемного выдела или ареала воздействия некоторой совокупности объектов. Главной характеристикой при этом выступает дефицит, который в свою очередь может быть и положительным и отрицательным. Положительный дефицит получается в том случае, когда он не превышает установ-

ленного лимита, а отрицательный — в обратном случае. Под дефицитом при этом понимается тот уровень экологического дискомфорта, который вносится в состояние окружающей среды самим фактором преобразовательного воздействия.

Отметим, что на рис. 29 виды ресурсов потребления и факторы загрязнения окружающей среды обозначаются теми же символами, что и на рис. 28. В соответствии с принятой логической схемой ранжирования характеристики дефицита проходят через блок "методы ранжирования", в результате чего они выстраиваются в некоторую последовательность. Так, для примера, отображенного на рис. 29, к первому рангу значимости относится фактор загрязнения гидросферы — l и фактор потребления атмосферного воздуха (в частности, свободного кислорода на окислительно-восстановительные процессы технологических циклов), который обозначен символом (а). Ко второму рангу относятся проблемы, обусловленные загрязнением атмосферы (k) и потреблением биологического ресурса (с). К третьему рангу значимости относятся, соответственно, фактор загрязнения биосферы (n) и фактор использования водного ресурса (b). И, наконец, к четвертому рангу значимости отнесены фактор загрязнения литосферы (m) и фактор потребления почвенного ресурса (е). Блок "методы ранжирования" играет существенную роль в определении значимости той или иной проблемы. Инструмент оценки в различных ситуациях должен выбираться с учетом их индивидуальных особенностей.

Второй этап ранжирования предполагает размещение в ряд исследуемых объектов по убывающим значениям того или иного признака-фактора загрязнения и вида ресурсопотребления. Классификация совокупности объектов производится по N-ому количеству рангов значимости, соответствующих общему числу объектов. На каждый ранг в соответствии с принятым графическим приемом отображения приходится два объекта, первый из которых представлен штриховкой круга и относится к типу дифференциации по объемам ресурсопотребления, а второй (без штриховки) — по факторам загрязнения окружающей среды. В каждом из четырех рядов, дифференцированных по типам техногенного воздействия, находится по n-ому количеству объектов. Из двух мест на каждый ранг значимости проблемы может приходиться либо один и тот же объект, либо два различных по причине особенностей их воздействия на окружающую среду, что и обозначено на схеме одинаковыми или различными цифрами в соседствующих кружках. Последние места, как и первые, занимают также различные объекты, и потому они обозначены дополнительными индексами.

Завершающим элементом схемы, представленной на рис. 29, является блок "комплекс эколого-ориентированных мер", который предполагает целенаправленный поиск различных комбинаций из мероприятий, обеспечивающих достижение максимального эффекта.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Таким образом, отраслевая модель эколого-ориентированного …

Таким образом, отраслевая модель эколого-ориентированного развития представляет собой иерархически сложноподчиненный механизм действий, затрагивающий основные структурные элементы производительных сил. Придание такому механизму свойств саморегулирующейся системы требует специальных усилий, которые затрагивают в первую очередь саму сущностную основу методов оценки эффективности ее функционирования.

Территориальная модель экологически сбалансированного развития должна ориентировать на раскрытие, с одной стороны, пространственных предпосылок развития природной подсистемы а, с другой стороны, на формирование ограничений по развитию и размещению производительных сил. Ведущим фактором в данном случае, как и при рассмотрении отраслевой модели, является фактор экосистемной целостности.

Анализ существующих моделей отображения территориальных аспектов развития и размещения производительных сил дает возможность выделить ряд положений, существенных с методологической точки зрения.

Во-первыгх, производительные силы фиксируются на территории в достаточно устойчивой структурно-функциональной форме линейно-центрового типа, оказывающей воздействие на прилегающее к ней пространство "материального субстрата ткани". Устойчивость территориальной планировочной системы определяется присущим ей свойством инерции, обусловленной высокой степенью преемственности, которая неизменно обнаруживается при переходе от одного этапа развития к другому.

Во-вторых, функционально-планировочная структура территории обладает свойством неоднородности, проявляющейся в определенной закономерности, что позволяет выразить ее в категориях "каркаса" и "ткани", генерализуя тем самым в значительной степени происходящие процессы развития и размещения производительных сил. С экономической точки зрения существенным моментом является ассоциативная зависимость депрессивных районов с тканевым элементом функционально-планировочной структуры территории.

И, в-третъих, анализ теоретических моделей пространственного освоения территории, разработанных к настоящему времени в экономике, географии и градостроительстве, показывает на существование одной характерной, присущей им всем особенности. Заключается она в том, что они в первую очередь ориентированы на упорядочение структурно-функциональной части территориального пространства, направленной на достижение оптимума во взаимодействии ее составных элементов, т.е. на поддержание антропогенной парадигмы. Однако экологическая парадигма производительных сил как самостоятельное явление, активно участвующее в формировании территориального пространства, не нашла должного и законченного вида.

Можно сформулировать, на наш взгляд, основные теоретические подходы к формированию территориальной сбалансированной эколого-ориентированной модели развития. В русле конструктивных идей они приобретают следующий вид.

Во-первых, линейно-центровой, структурно-функциональной территориальной форме размещения и развития производительных сил должна быть противопоставлена гравитационно-равновесная структура экологического фактора, определяющего пространственные условия развития самовоспроизводящих функций природной подсистемы. Соблюдая принцип адекватности в реакции природной подсистемы на характер антропогенных воздействий, ей следует в пространственном отношении задавать режим достаточной устойчивости функционирования. По аналогии с территориальной планировочной системой можно сказать, что при конструировании активной структуры, поддерживающей природный фактор, состояние его устойчивости определяется таким свойством, как инертность. Однако в данном случае инертность предполагает высокую степень преемственности состояния естественных ценозов, присущих той или иной конкретной территории.

Во-вторыгх, территориальная структура экологического фактора, обладая свойством неоднородности, и в то же время связанная с упорядоченной преобразовательной силой, также должна иметь определенную ритмику строения. При этом имеется в виду каркасная форма построения со своими узлами и связями, а также тканевым заполнением. Таким образом, обосновывается закономерность появления понятия экологического каркаса.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — В-третьих, для того, чтобы экологический …

В-третьих, для того, чтобы экологический фактор был реально интро-дуцирован в территориальную структуру функционирования производительных сил, необходимо отыскать для него специфическую пространственную нишу. Такой нишей, по нашему мнению, является территория, расположенная между жестко детерминированными линейно-центровыми элементами пространственного каркаса расселения. В своем большинстве это руральные районы с подавляющей агрохозяйственной функцией, т. е. агроценозами.

Здесь необходимо остановиться на одном существенном с экономической точки зрения аспекте. Дело заключается в том, что сверхконцентрация производительных сил в экономически развитых ядрах сосуществует с противоположным по своей сущности явлением оскудения периферии (речь идет о депрессивных районах, которые в силу логики законов пространственного развития совпадают, как правило, с центровыми узлами экологического каркаса). Однако в данном случае как раз в явной форме и проявляется принцип "экологичное — экономично", т. е. когда сам факт необходимости поддержания определенных экологических функций территории диктует условия экономического подъема за счет привлечения на эти цели требуемых инвестиций со всеми вытекающими отсюда позитивными последствиями.

Образно-знаковая территориальная модель экологически ориентированного развития, построенная с учетом высказанных положений, представлена на рис. 30. Как следует из рис. 30, некоторое территориальное пространство пронизано двумя типами каркасов — каркасом расселения и экологическим каркасом.

Каркас расселения состоит из центровых элементов, которыми в материальном виде выступают города и агломерации, и коммуникативных связей. Вокруг центровых элементов концентрическими кругами условно определяется зона влияния урбанизированных ядер. Предполагается, что уровень воздействия городов на окружающее пространство убывает от центра к периферии, сливаясь на некотором расстоянии с фоновыми параметрами антропогенных воздействий, характерных для заполнения каркаса. Коммуникативные межцентровые связи отходят от ядра центрового элемента в четырех осевых направлениях. Таким образом, каркас расселения образует ортогональную сетку, в углах квадратов которой размещены ядра центровых элементов.

Экологический каркас (также как и каркас расселения) "вписан" в ортогональную сетку, однако в углах квадратов расположены ядра центровых элементов, выполняющих биосфероформирующие функции. Сетка экологического каркаса смещена по отношению к сетке каркаса расселения на половину межцентрового расстояния. Центровой элемент экологического каркаса состоит из ядра и оболочки. Ядро символизирует собой территории, отведенные под функцию воспроизводства генофонда представителей фауны и флоры. Оболочка вокруг ядра охватывает пространство, которому задается режим, обеспечивающий благоприятные условия для существования и жизнедеятельности ядра. От центровых элементов экологического каркаса отходят два типа экологических связей.

Первый тип — это межцентровые связи, обеспечивающие функцию естественной миграции вещества и энергии в пространстве. Второй тип ин-тродуктивных связей направлен на поддержание активных обменных процессов между центровыми элементами двух соседствующих каркасов (экологического и расселенческого). Таким образом, они пронизывают зону влияния городов, примыкая к внешнему кольцу экологического каркаса города. В целом экологический каркас образует замкнутую (по отношению к выполнению естественно-природных функций) систему, открытую в то же время по отношению к преобразующей антропогенной системе. Экологический каркас пространственно размещается в ткани каркаса расселения. Следует отметить, что активные функциональные элементы обоих каркасов не совмещаются друг с другом, т. е. не вступают в отношения противоречия. Это касается и центровых элементов, и связей, которые располагаются не параллельно, а пересекаясь друг с другом.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ … — Основной же вывод, который представляется возможным сделать …

Основной же вывод, который представляется возможным сделать, анализируя территориальную модель устойчивого развития, состоит в том, что равновесное состояние обеспечивается только при сочетании равного количества центровых элементов экологического и расселенческого каркасов. Геометрически такое равновесное состояние очерчивается квадратом, с попарно расположенными в узлах четырехугольника центровыми элементами из обоих типов каркасов. Квадрат образует специфический

эколого-сбалансированный хорион нуклеарного типа, т. е. совершенно самостоятельную единицу исследования со своими прямыми и обратными связями, эффектами разрушения и созидания, образом поведения при воздействии на него внешних сил.

Следуя общей методологической установке межуровневого исследования социо-, эколого-, экономических проблем, модели экологически ориентированного развития следует рассматривать на трех уровнях (общенациональном, региональном и локальном). Но это уже отдельная прикладная задача проективного уровня, которая частично рассматривается нами в последующих разделах книги.

Принципиальным аспектом рассматриваемой здесь философии региона является то, что во главу угла упорядочения жизнедеятельности человека поставлен сам человек. Мы особо подчеркиваем необходимость разработки новой идеологии обоснования смысла жизни, связанной в первую очередь с духовным обновлением человека, сначала каждого в отдельности, а потом всех вместе.

Нами сделана попытка шаг за шагом проследить ту коренную связь между духом народа и теми средствами, которые дает нам пытливый ум по обеспечению желаемой гармонии сначала с самим собой, а затем и окружающей природой, тем самым изначальным домом, с которым мы все неразрывно связаны. Эта связь существует реально, ее только необходимо постоянно и бережно поддерживать.

Для того, чтобы дистанцироваться от чуждой нам идеологии извращенного трактования таких заманчивых категорий, как "ноосфера" и "устойчивое развитие", мы ввели ряд дублирующих понятий. К ним относятся "экософия", "стабильность развития", "эколого-ориентированное развитие", "экологическое равновесие" и др. Однако смысл этого шага заключается не столько в противопоставлении, сколько в желании приблизиться конкретной хозяйственной деятельностью к духовному началу. Мы полностью отдаем отчет в сложности избранного пути, но "дорогу осилит идущий". Ставя перед собой цель духовного обновления, мы осознаем, что и у этого пути есть начало, оно в истоках глубинной культуры народа, но оно также и всегда ново, как каждое мгновение жизни. Мы приглашаем пройти этот путь вместе.

Россия это та страна, в которой отражается весь мир и в первую очередь мир трансцендентального. Россия, по меткому замечанию, "поле мис-териальных игр бога"11 и избранная цель достойна серьезных усилий для ее достижения.

1  См.: Ретеюм А.Ю. Земные миры. М., 1988.

2  См.: Гиренок Ф.И. Экология, цивилизация, ноосфера. М., 1987. С. 12.

3  См.: ФедоренкоН.П., РеймерсН.Ф. Сближение экономических и экологических целей в охране природы // Природа. 1981. № 9. С. 3—12.

4  См.: Реймерс Н.Ф. Экология: теория, законы, правила, принципы и гипотезы. М., 1994.

5  Маршалл А. Принципы экономической науки. Т 1. М., 1993. С. 28.

6  Иманов Н.М. Экологизация экономических категорий // Изв. АН СССР. Серия эконом. 1989. № 6. С. 5.

7  См.: Сен-Марк Ф. Социализация природы. М., 1977. С. 29.

8  Доллан Э.Дж, Линдсей Д. Рынок: микроэкономическая модель. Пер с англ. С.-Пб., 1992. С. 8.

9  Реймерс Н.Ф. Природопользование. Словарь-справочник. С. 298.

10  См.: Реймерс Н.Ф. Экология: теория, законы, правила, принципы и гипотезы С. 195.

11  Гиренок Ф.И. Экология, цивилизация, ноосфера. С. 352.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМРЕГИОНА

1. АДАПТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ

Основой адаптивных форм управления являются концептуальные положения, связанные с пониманием способа движения биосферы и ее отдельных подсистем. Принципиальным аспектом становится сама предметная область управления, которая включает уже весь комплекс процессов взаимодействия элементов экономической, социальной и экологической подсистем в объектно-предметных цело-стностях, а также средства и методыг их моделирования в свете теоретических обоснований стабильного развития. При этом объектом управления становятся уже сущность и формы экосистемного влияния на развитие не только производительных сил в отраслевом и территориальном аспектах, но и самого образа жизнедеятельности. В этом случае в область интересов управления включаются сложившиеся системы территориального и отраслевого управления развитием производительных сил, а также таксономические природно-географические комплексы, являющиеся носителями экосистемной целостности. Такой подход, конечно же, по-новому высвечивает проблему сбалансированности в управлении системами макро-, мезо-, и микроуровня.

Принципы управления, как известно, должны опираться на опыт теоретических и практических разработок в области экономики природопользования и охраны окружающей среды, а также теорию и методологию системного анализа процессов и структур в сопредельных областях научных знаний, включая географию, социологию, биологию, экологию, территориальное проектирование.

Так в недрах экономических представлений находится концептуальное видение влияния на процесс управления принципов эколого-ориентирован-ного развития производительных сил, определения общих направлений выхода из кризисных состояний, а также методологических подходов к оценке значимости происходящих изменений окружающей среды. Экологический фактор представляет интерес с точки зрения коррекции функционирования системы при оценке негативных последствий в результате реструктуризации условий функционирования Живого. При этом особое значение приобретает аспект взаимодействия проблем экологии человека в его биологической ипостаси и экологии среды его обитания. Социологическое направление исследований обеспечивает процесс самоосознания социумом экологических последствий различных форм воздействия на окружающую природную среду. Оно же, по сути дела, формирует систему экологических ценностных ориентиров, отображающихся затем в конкретных требованиях, предъявляемых к системе управления. Именно социологический аспект проблемы, как уже отмечалось, в режиме цепной реакции развивает процесс адаптивных форм управления хозяйственной деятельностью.

Географическое направление обоснований адаптивного управления опирается на представления о географическом пространстве как некоторой интегрирующей категории, с которой удобно соотносить практически всю мыслимую совокупность антропогенной деятельности. Так, разделы экономической, физической и социальной географии создают основу объектно-целостного восприятия экосистем различного ранга. Существенным методологическим вкладом географии в рассматриваемую проблему является то, что в ней находит отражение фактор неоднородности пространства, который в значительной степени влияет на характер формирования систем управления и их разнообразие.

Территориально-планировочное направление отличает преимущественно конструктивный подход к обоснованию форм управления жизнедеятельностью населения на определенном пространстве. Это направление характеризуется достаточно развитыми методическими оценками эффективности взаиморазмещения различных народнохозяйственных объектов.

Арсенал методологических средств и приемов, обогащающих систему управленческих решений, включает: факторный и комплексный анализ, обобщение тенденций развития хозяйственных образований в общем процессе эволюции социо-, эколого-, экономической системы; сравнительный анализ взаимодействия естественно-природных и антропогенных подсистем; использование комплекса статических и энтропийных моделей, а также графоаналитические, логические и математические методы отображения результатов исследования. Следует подчеркнуть, что совершенствование методов теоретического обоснования эколого-ориентированного управления экономикой и производительными силами основывается на анализе динамики эволюции самих экологических проблем.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Экологические проблемы следует рассматривать …

Экологические проблемы следует рассматривать с двух сторон. С одной стороны, это естественнонаучные методы анализа и оценки опасности деформаций природной среды. И, с другой, — это выявление причин формирования способа освоения пространства, закрепленных в системе ценностных ориентиров и особенностях мыслительной рефлексии на экологические конфликты и катастрофы.

В естественнонаучном плане экологические проблемы следует рассматривать в полииерархической и многоуровневой системе взглядов на природу, подчиненной законам специфической системной организации, включающей различные формы движения материи.

Экосистемная организация взаимоотношений человека и природы рассматривается по своей сложности и значимости выше не только по сравнению с геоорганизацией, но и биоорганизацией. Такой высокий уровень оценки экосистемных форм организации определяется рядом положений, на которых, по сути, базируется вся конструктивная часть развития адаптационного типа управления.

Во-первых, экосистемы обладают самодовлеющей сущностью и ценностью, возводящими их в ранг более высокий, нежели просто "среда обитания" в классическом понимании.

Во-вторыгх, экосистемы представляют собой самостоятельные целостные объекты, обладающие специфическими, только им присущими закономерностями и чертами развития.

В-третьих, экосистемы онтологически не могут быть редуцированы до уровня какого бы то ни было типа дифференцированной организации -физического, химического, биологического и др.

Для адаптивных методов управления существенным становится понимание общества как преобразующей силы, сформированной в целостный социальный организм. Но при этом он стратифицирован на социальные группы различного уровня сложности со спецификой ценностных ориента-ций (ценности — потребности — интересы — установки — мотивации — действия), а также систем управления (механизмы принятия решений) по определенным типам социального времени и пространства, включая особенности структуры времени и жизненной среды. В таком случае и экологическая направленность культурных явлений может рассматриваться нами дифференцировано, в свете теории адаптивных систем.

Итак, рассмотрим более подробно саму предметную область адаптивного управления, но не в объектной парадигме, а в парадигме принципов и критериев, которые в свою очередь рассматриваются сквозь призму закономерностей, обеспечивающих динамическое, устойчивое развитие социо-, эко-лого-, экономической системы.

Под принципами, в нашем случае, понимаются исходные положения, включая руководящие идеи и правила деятельности, вносящие конструктивность в процесс достижения поставленных целей. Критерии рассматриваются как совокупность признаков, позволяющих произвести соответствующие основной идее исследования оценки по выбору решений, логических моделей и построений, а также классификацию включаемых в оборот элементов системы по их значимости. Закономерности рассматриваются нами как группа необходимых, устойчивых, существенных отношений (взаимосвязей), определяющих развитие и функционирование объективного мира (в нашем случае гармонизированного развития социо-, эколого-, экономической системы), именуемых иногда законами, началами и правилами. Закономерности обретают статус закона, если отвечают качеству существенности, т. е. важности для теории и практики.

Общая схема взаимодействия рассматриваемых в настоящем разделе элементов конструктивного экологического знания, т.е. законов, принципов, критериев, представлена на рис. 31. Как следует из рисунка, классическое экологическое знание, закрепленное в системе открытых наукой законов, динамично фокусируется через призму соответствующих принципов и критериев в элементе "методы экологического конструирования". Экологическое конструирование охватывает три основных блока проблем: экология человека, экология пространства и управление экологическими процессами во взаимодействии с развитием производительных сил.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Законы

Законы

Из существующих ныне в специализированных словарях около 250 кон-статаций различных экологических закономерностей для региональных исследований отобраны примерно 50. Важные для экологического конструирования законы собраны в четыре основные группы.

В первую группу вошли законы общесистемного характера; во вторую — законы, ориентированные на решение проблем экологии человека; в третью — законы, связанные с проблемами экологии пространства и в четвертую — законы, связанные с проблемами экологического управления системой.

I. Общесистемные экологические законы:

1. Закон подобия части и целого.

2. Аксиома эмерджентности.

3. Закон необходимого разнообразия.

4. Закон системного сепаратизма.

5. Закон оптимальности.

6. Закон системопериодический.

7. Правила системно-динамической комплементарности.

Рис.31. Схема взаимодействия научного и конструктивного в области решения экологических проблем

II. Законы, обеспечивающие решение проблем экологии человека:

1. Закон единства организм — среда.

2. Закон незаменимости биосферы.

3. Закон относительной независимости адаптации.

4. Закон необратимости взаимодействия человек — биосфера.

5. Закон демографического насыщения.

6. Правило ускорения исторического развития.

7. Правило социально-экологического равновесия.

8. Закон увеличения наукоемкости общественного развития.

III. Законы, обеспечивающие решение проблем экологии пространства

1. Закон последовательности прохождения фаз развития.

2. Закон согласования строения и ритмики (функций) частей (подсистем).

3. Закон "энергетической проводимости".

4. Теорема сохранения упорядоченности И.Р. Пригожина.

5. Закон минимума диссипации (рассеивания) энергии Л. Онсагера.

6. Правило управляющего значения консументов Д. Джензена.

7. Правило усиления интеграции биологических систем И.И. Шмальгау-зена.

8. Правило множественности экосистем.

9. Правило меры преобразования природных систем.

10. Правило территориального экологического равновесия.

IV. Законы, обеспечивающие рациональные формы экологического управления:

1. Закон максимума биогенной энергии (энтропии) В.И. Вернадского-Э.С. Бауэра.

2. Закон равнозначности всех условий жизни.

3. Закон незаменимости фундаментальных факторов В.Р. Вильямса.

4. Закон биогенной миграции атомов В.И. Вернадского.

5. Закон сохранения структуры биосферы Ю. Голдсмита.

6. Закон упорядоченности заполнения пространства и пространственно-временной определенности.

7. Закон формирования экосистем.

8. Закон внутреннего динамического равновесия.

9. Закон ограниченности (исчерпаемости) природных ресурсов.

10. Закон обеднения разнородного живого вещества (биоты) в островных его сгущениях Г.Ф. Хильми.

11. Правило К. Дарлингтона.

12. Правило одного и десяти процентов (эмпирический порог потребления).

13. Правило географического оптимума.

14. Правило соответствия вида и ценоза.

15. Правило экотона или краевого эффекта.

16. Закон самоконтроля и саморегуляции живого Ю. Голдсмита.

17. Правило интегрального ресурса.

18. Правило цепных реакций "жесткого" управления природой.

19. Правило "экологичное — экономично".

20. Закон соответствия между развитием производительных сил и природ-но-ресурсным потенциалом общественного прогресса.

21. Закон снижения энергетической эффективности природопользования.

22. Закон снижения природоемкости готовой продукции.

23. Закон увеличения темпов оборота вовлекаемых природных ресурсов.

24. Закон неустранимости отходов или побочных воздействий производства. Выделенная группа общесистемных законов ориентирует экологические исследования и практику на понимание и учет единой системной основы в развитии социально-экономической (хозяйственной) и природной подсистем. Это единство определяется тем, что как одна, так и другая подсистема относятся к "живому", взаимодействующему на уровне "субъект-субъектных" отношений, а также с абиотической средой.

Опираясь на работы ряда ученых1, работающих в области идентификации биологических макрообъектов, представляется возможным говорить о существовании принципиально одинаковых у них системных свойств таких, как упорядоченность, способность к регуляторным реакциям, к целесообразному реагированию на внешние воздействия и т.д. Существенным для обеих подсистем является наличие межэлементных связей. Установлено, что наиболее устойчивые обратные связи возникают между функционально разными элементами, что подчеркивает особую значимость в определении системы разнообразия элементов.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Основным в рассматриваемых нами подсистемах является …

Основным в рассматриваемых нами подсистемах является не их конкретное строение и не тождественность элементов на различных проективных уровнях, а наличие определенных связей, меняющихся по форме и обуславливающих включение в систему то одних, то других элементов, но при условии сохранения преемственности между ними и типами связей на всем протяжении системы. Наряду с присутствием сходных типологических свойств, социально-экономические и природные подсистемы рассматриваются дифференцированно и немалую роль в этом, на наш взгляд, играет фактор времени или, вернее, опора не на то, что их объединяет, а на то, что разъединяет. При этом еще раз отметим, что система должна строиться на одном временном уровне, исходя однако уже из самого свойства дополнительности процессов с разными временными параметрами.

В группе общесистемных экологических законов представляется возможным выделить две подгруппы. Первая, включающая в себя закон подобия части и целого, аксиому эмерджентности, закон необходимого разнообразия и закон системного сепаратизма, идентифицирует целостность системы. Вторая подгруппа, объемлющая закон оптимальности, закон сис-темопериодический и правила системно-динамической комплементарнос-ти, отражает процессы внутреннего развития системы.

Общесистемные законы позволяют формулировать такие понятия, как целостность и сумма, дифференциация, централизация, иерархическое строение, финальность и эквифинальность и т.п., применимые в широком диапазоне исследуемых объектов и устанавливать их логическую гомологию. Кроме того, задаваемый ими уровень агрегации позволяет выявить факторы и условия, определяющие эффективность системных образований, а также глубже понять закономерности различных типов систем, найти наиболее объективные методы их оценки и методы управления ими. Понятие эффективности, как известно, относительно и различно для разных систем. Более того, даже по отношению к одной и той же системе критерий эффективности может меняться в зависимости от поставленных задач.

1 См.: Малиновский А.А. Общие вопросы отображения систем и их значение для биологии // Проблемы методологии системного исследования. М., 1970. С. 146-183; Хайлов К.М. К эволюции теоретического мышления в биологии от моноцентризма к полицентризму // Системные исследования. Ежегодник. М., 1973. С. 239—250; Хайлов К.М. Структура, функции, развитие биологии // Природа биологического познания. М., 1991. С. 178—189.

 

Разработка обобщенных методов определения эффективности зависит от типа системы и (в нашем случае) должна проводиться дифференцированно по выделенным проективным уровням. В частности, под эффективностью системы в первом приближении1 понимается относительность ее существующей функции (например, жизнеспособности) или функции потенциальной (например, пригодности для какого-либо использования). На современном этапе взаимоотношений экономики и экологии эффективной целесообразно считать не просто деятельность, дающую максимальный результат при минимальных затратах, а деятельность, в максимальной степени реализующую цель в полученных результатах. Таким образом, становится очевидным, что основным условием эффективности любого вида деятельности является правильное целеполагание и четкая фиксация целей. Следует еще раз подчеркнуть, что любая система должна рассматриваться с двух позиций: как с точки зрения ее внутренних связей, т.е. связей между ее элементами, так и внешних отношений, имея в виду другие системы и внешнюю среду в целом, иначе к "сверхсистеме". Отсюда вытекает необходимость внешней сводимости целей, т.е. достижения соответствия целей системы целям системы более высокого уровня, в которую анализируемая система входит как подсистема, а также внутренней, определяющей возможности формирования полного непротиворечивого, взаимодополняемого набора целей данной системы.

Сведение воедино разнохарактерных факторов до уровня приемлемого осмысления целостности социо-, эколого-, экономической системы может быть осуществлено только в рамках проблемно-ориентированного междисциплинарного подхода на базе формирования адекватного методологического аппарата.

Группа законов, обеспечивающих решение проблем экологии человека, также разбивается на две подгруппы, характеризующие, с одной стороны, формы развития биологической, а, с другой стороны, надбиологической сущности человека. К первой подгруппе относятся: закон единства организм-среда; закон незаменимости биосферы; закон необратимости взаимодействия человек-биосфера; закон демографического насыщения. Во вторую подгруппу входят соответственно: правило ускорения исторического развития; правило социально-экологического равновесия, а также закон увеличения наукоемкости общественного развития.

Третья группа законов ориентирована на решение проблем экологии пространства. Специфика этой группы законов заключается в том, что она едина как для биосфероформирующих, так и для техносфероформирующих компонентов. Разница лишь в том, что в первой категории законы носят, условно говоря, констатирующий характер, а во второй — императивный. К этой группе законов относятся: закон последовательности прохождения фаз развития; закон согласования строения и ритмики (функций) частей (подсистем); закон "энергетической проводимости"; теорема сохранения упорядоченности И.Р. Пригожина; закон минимума диссипации (рассеивания) энергии Л. Он-сагера; правило управляющего значения консументов Д. Джензена; правило усиления интеграции биологических систем И.И. Шмальгаузена; правило множественности экосистем; правило меры преобразования природных систем; правило территориального экологического равновесия.

1 См.: Малиновский А.А., Смирнова Е.Д., Швидченко Л.Г. Эффективность некоторых типов полужестких систем // Системные исследования. М., 1974. С. 75—86.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Рассмотренная группа законов и правил определяет совокупность …

Рассмотренная группа законов и правил определяет совокупность естественно-природных ограничений, накладываемых на развитие хозяйственных систем, учет которых ведет к гармонизации взаимоотношений с природой.

Последняя (четвертая) группа законов включает 24 позиции. Структурно законы управляющей подсистемы образуют три укрупненные подгруппы, ориентированные на общесистемным, естественно-природныге и производ-ственно-преобразовательныге задачи.

К первой подгруппе относятся: закон максимума биогенной энергии (энтропии) В.И. Вернадского — Э.С. Бауэра, закон равнозначности всех условий жизни; закон незаменимости фундаментальных факторов В.Р. Виль-ямса; закон биогенной миграции атомов В.И. Вернадского; закон сохранения структуры биосферы Ю. Голдсмита; закон упорядоченности заполнения пространства и пространственно-временной определенности; закон формирования экосистем; закон внутреннего динамического равновесия.

Ко второй — закон ограниченности (исчерпаемости) природных ресурсов; закон обеднения разнородного живого вещества (биоты) в островных его сгущениях Г.Ф. Хильми; правило К. Дарлингтона; правило одного и десяти процентов (эмпирический порог потребления); правило географического оптимума; правило соответствия вида и ценоза; правило экотона или краевого эффекта; закон самоконтроля и саморегулирования живого Ю. Голдсмита.

К третьей подгруппе относятся соответственно: правило интегрального ресурса; правило цепных реакций "жесткого" управления природой; правило "экологичное — экономично"; закон соответствия между развитием производительных сил и природно-ресурсным потенциалом общественного прогресса; закон снижения энергетической эффективности природопользования; закон снижения природоемкости готовой продукции; закон увеличения темпов оборота вовлекаемых природных ресурсов; закон неустранимости отходов или побочных воздействий производства.

Комментируя эту группу законов и правил, можно выделить соответственно подгруппам три основных ориентира, которые олицетворяют декларированный путь сбалансированного развития.

Первый ориентир связан с насущной проблемой сохранения живого покрова Земли в относительно неизменном состоянии. Второй ориентир естественным образом следует за первым и призывает к поддержанию видового богатства территорий, которое пропорционально разнообразию экологических условий. А закон обеднения разнородного живого вещества в островных его сгущениях явственно подводит нас к необходимости создания структурно связанной экосистемы, в которой за счет экологических коридоров обеспечивается снятие островной замкнутости и приближение к состоянию "материковой" целостности. Третий ориентир призывает к снижению антропогенных возмущений и восстановлению принципа Ле Шателье за счет сокращения общего объема энергопотребления.

По нашему мнению, существенного снижения энергопотребления при сохранении экономического закона расширенного воспроизводства можно достичь при изменении масштаба энергетического и экологического модулей освоения пространства, которое обеспечивает оптимизацию взаимодействия соответствующих искусственных и природных подсистем.

Тенденции в этом направлении уже четко проявляются при анализе развития экономической и экологической мысли, переносящей акценты на уровень осязаемых человеком и обществом реальностей управления жизненно важными процессами (имеются в виду в первую очередь региональные и локальные территориальные пространства). Следует добавить, что на этих уровнях естественным образом очерчивается необходимость повышения роли развитой институциональной среды на базе активных, динамичных форм государственного регулирования.

Принципы

Группирование системы принципов производится по той же схеме, по которой произведено объединение законов. Нами выделены четыре группы принципов, соответственно: общесистемные, по решению проблем экологии человека и пространства, а также по обеспечению рациональных форм экологического управления.

I. Общесистемные принципы:

1. Первый биохимический принцип В.И. Вернадского.

2. Второй биохимический принцип В.И. Вернадского.

3. Принцип Ле Шателье-Брауна.

4. Принцип иерархической организации или интегративных уровней.

5. Принцип кооперативности.

6. Принцип дополнительности (общий) Н. Бора.

7. Принцип преломления действующего фактора в иерархии систем (и внутри системы).

II. Принципы, ориентирующие на решение проблем экологии человека:

1. Принцип культурного управления развитием.

2. Принцип разумной достаточности и допустимого риска.

3. Принцип инстинктивного отрицания.

4. Принцип обманчивого благополучия.

5. Принцип удаленности события.

III. Принципы, ориентирующие на решение проблем экологии пространства:

1. Принцип территориальной общности физико-географических единиц.

2. Принцип разнообразия условий биотопа.

3. Принцип стабильности.

4. Принцип воздействия факторов.

IV. Принципы, ориентирующие на рациональные формы экологического управления:

1. Принцип неполноты информации.

2. Принцип экологической (рабочей) надежности.

3. Принцип экологического соответствия.

4. Принцип системного времени.

5. Принцип "мягкого" управления.

Следует сразу же подчеркнуть, что система принципов отличается высокой степенью скоррелированности и направлена на достижение кумулятивного эффекта от принимаемых на их основе эколого-ориентированных мер.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — В первую группу принципов включены: первый …

В первую группу принципов включены: первый и второй биохимические принципы В.И. Вернадского; принцип Ле Шателье-Брауна; принцип иерархической организации или интегративных уровней; принцип коопе-ративности; принцип дополнительности (общий) Н. Бора; принцип преломления действующего фактора в иерархии систем (и внутри систем). При ближайшем рассмотрении группы общесистемных принципов становится ясно, что они как бы препарируют единое экологическое явление. Поэтому каждый принцип, взятый в отдельности, при его детальном исследовании содержит в себе свойства остальных.

Для практических целей, на наш взгляд, следует опираться в первую очередь на принцип Ле Шателье-Брауна и принцип преломления действующего фактора в иерархии систем (и внутри системы). Первый принцип служит основным регулятором общеземных процессов, но в то же время действие его глубоко нарушено. Поскольку биосфера имеет лишь одно устойчивое состояние, единственным способом восстановить действие этого принципа является сокращение площадей антропогенно-измененных земель.

Второй же из отмеченных принципов имеет существенное значение в связи с тем, что конструктивный аспект эколого-ориентированной деятельности рассматривается, в нашем случае, через многоуровневую, иерархически соподчиненную проективную систему. А принцип преломления действующего фактора в иерархии систем обращает внимание как раз на то, что сам фактор преломляется через всю иерархию ее надсистем и через функциональные особенности самой системы. И, что очень важно, воздействия надсистем не равны по силе и не совпадают по времени с интенсивностью и моментом их возникновения.

В группу принципов, определяющих пути решения проблем экологии человека, нами включены следующие: принцип культурного управления развитием; принцип разумной достаточности; принцип инстинктивного отрицания; принцип обманчивого благополучия. Уже при первом взгляде на эту группу принципов ясно различаются две подгруппы. В первую подгруппу входят два принципа, находящихся в начале перечисленного ряда. В настоящей книге принцип культурного управления развитием рассматривается в более широкой трактовке, чем это принято, а принцип разумной достаточности дополняет его. Вторая же подгруппа принципов представляет особый интерес в сочетании с принципом преломления действующего фактора в иерархии систем. При таком подходе четко вырисовывается необходимость учета и отдельного рассмотрения в практике экологической деятельности неравномерности прохождения информации о состоянии проблемы через субъект восприятия, которым является человек в различных его ипостасях.

В третью группу принципов нами включены: принцип территориальной общности физико-географических единиц; принцип разнообразия биотопа; принцип стабильности и принцип воздействия факторов.

Принцип воздействия факторов должен рассматриваться в совокупности с двумя законами: законом согласования строения и ритмики (функций) частей (подсистем), а также законом обеднения разнородного живого вещества (биоты) в островных его сгущениях Г.Ф. Хильми. В таком сочетании поддерживается целевая установка на определение условий функционирования биосфероформирующей компоненты экологической подсистемы. Принцип воздействия факторов ориентирует также на то, чтобы при конструировании экологического пространства ареалы функционирования естественной природы не перекрывались сферой активной народнохозяйственной деятельности.

Четвертая группа принципов включает: принцип неполноты информации; принцип экологической (рабочей) надежности; принцип экологического соответствия; принцип системного времени; принцип "мягкого" управления. Все указанные принципы подобраны под влиянием четырех законов-правил Б. Коммонера под общим девизом "вперед к природе". Следует отметить, что, во-первых, экологическая деятельность всегда происходит в окружении неполноты информации, но это, однако, не отрицает возможности получения позитивных результатов. Во-вторых, надежной в этом отношении является опора на принцип "мягкого" управления природой, который предусматривает в основном опосредованные, косвенные формы воздействия с использованием естественных механизмов саморегуляции.

Для более полного сближения экологических и экономических процессов и явлений в единой коэволюционной системе следует обязательно учитывать принцип фактор времени. Принцип системного времени предусматривает в первую очередь упорядочение временного фактора в экономических оценках экологических явлений. Дополнительность разных временных уровней ни в коей мере не означает, что между соответствующими экономическими и экологическими явлениями отсутствуют или ослаблены физические связи.

Критерии

Как отмечают известные в системотехнике ученые Г.Х. Гуд и Р.Э. Ма-кол, "правильный выбор критерия эффективности по существу эквивалентен правильной формулировке задачи"1.

Для нас особый интерес приобретает интерпретация категории "критерии" в контексте общих организующе-организуемых элементов системы, задающей направление адаптационных форм развития. Совокупность элементов, которые требуют своего упорядочения, представлены в табл. 2 (см. часть I). В свою очередь следует особо отметить, что модель-матрица как бы объединяет целевые эколого-ориентированные установки в единую систему в соответствии с принятой трехуровневой системой территориального проектирования.

Отметим здесь три важных момента. Во-первыгх, как уже отмечалось, в части экологии человека выделены два различных носителя специфических свойств, которые, по нашему мнению, должны учитываться в исследованиях параллельно. Это этническая и социальная формы отражения характера взаимоотношений человека с природой (этнос и социум). Причем этнический срез в силу своих внутренних свойств ближе тяготеет к естественной природе, в то время, как социальный — к артеприроде. Во-вторыгх, в части экологии пространства тоже выделяются два типа носителей: естественные (биосферные) и техносферные. Последний тип в интегрированном виде характеризуется различными видами систем расселения. Биосфероформирующий аспект определяется в рамках ландшафтно-географического подхода, но в экосистемном понимании. И, в-третьих, проблема эколого-экономического управления основывается, в конечном счете, на разноуровневых типах экономики, понимаемой как инструмент упорядочения взаимоотношений человека и природы.

Таким образом, система критериев, оставаясь структурно единой, проходя по уровням экологического проектирования, должна естественным образом преломляться, приобретая специфические черты от самого объекта исследования. Поскольку специфика эта может быть чрезвычайно разнообразна, остановимся лишь на основополагающих принципах формирования системы критериев.

1 Цит по: Джефферс Дж. Введение в системный анализ: Применение в экологии. М., 1981. С. 13.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Во-первых, процесс разработки системы критериев …

Во-первых, процесс разработки системы критериев отличается в значительной мере субъективностью суждений исследователя. Во-вторых, система критериев полностью уточняется только при рассмотрении конкретного объекта исследования. Практика экологического проектирования показывает, что надежные оценки могут быть получены при достаточно высокой степени обобщения системы критериев, которая должна отвечать таким свойствам, как комплексность, аксиологичность, иерархичность, из-меряемость, неизбыточность, динамичность, корректируемость. В качестве основных классификационных признаков, которые учитываются при формировании системы критериев, можно выделить их назначение, номенклатуру и степень обобщения.

Наиболее устойчивыми признаками следует считать те, которые отображают номенклатуру. Если соотнестись с моделью-матрицей (табл. 2), то система критериев должна охватывать как всю совокупность элементов в целом, так и в отдельности, т.е. обеспечивать движение исследования и по горизонтали (условно назовем его "фактор"), и по вертикали ("уровень").

На основе анализа раскрытых ранее соответствующих законов и принципов к группе общесистемных отнесены следующие критерии:

❖ целостности;

❖ эмерджентности;

❖ разнообразия;

❖ иерархичности;

❖ кооперативности;

❖ динамичности;

❖ телеологичности;

❖ пространственно-временной.

В группе характерных критериев выделяются две подгруппы, направленные, соответственно, на решение проблем экологии человека и экологии пространства.

В первую подгруппу включены следующие критерии:

❖ состояния здоровья населения;

❖ демографического насыщения;

❖ разумной достаточности и допустимого риска;

❖ социально-экологического равновесия;

❖ адаптации;

❖ адекватности информационного поля.

Во вторую подгруппу отнесены такие критерии, как:

❖ допустимости пространственного преобразования природных систем;

❖ качества окружающей среды;

❖ энтропийный;

❖ вещественно-энергетический;

❖ устойчивости экосистемы;

❖ биоразнообразия.

По своему назначению рассмотренные критерии относятся к оценивающим.

Группа управляющих критериев обладает особой спецификой, поскольку переносит свои свойства на существующую систему социально-экономического управления.

В группу управляющих включены следующие критерии:

❖ экологической адаптивности экономики;

❖ направленности на сохранение биосферы;

❖ пространственно-временной определенности развития социо-, эколого-экономической системы;

❖ поддержания внутреннего динамического равновесия;

❖ эффективности самоконтроля и саморегуляции экосистем;

❖ соответствия производительных сил природно-ресурсному потенциалу;

❖ снижения природоемкости готовой продукции;

❖ увеличения темпов оборота вовлекаемых природных ресурсов;

❖ культурного управления развитием.

Комментируя приведенные выше критерии, заметим, что по своим дефинициям они тяготеют к представленным выше законам и принципам, а, следовательно, переносят на себя их содержательный смысл.

Системный анализ содержательного аспекта принципов и критериев конструктивной экологии в своей основе ориентирует на методы изучения проблемы в рамках "человекоразмерных" объектов, когда поиск истины оказывается связанным с определением стратегии и возможных направлений практических преобразований, непосредственно затрагивающих духовные ценности.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Итак, мы рассмотрели здесь, по сути, элементы …

Итак, мы рассмотрели здесь, по сути, элементы алгоритма адаптационного управления. Сам же алгоритм адаптации определяется в каждом конкретном случае в зависимости от свойств управляемой системы (в нашем случае региона). С точки зрения системного подхода регион должен рассматриваться как самонастраивающаяся система. В таком случае адаптация представляет собой функцию сохранения гомеостаза системы в условиях определенных возмущений. В настоящее время принципиально выявление самой области, в которой осуществляются процессы коррекции существующей системы управления регионом. Дело заключается в том, что попытки исправления положения уже на теоретическом уровне, по нашему мнению, содержат неправильные посылки. Вольно или невольно, но происходит противопоставление алгоритма сложившихся форм управления с вносимым алгоритмом адаптации. Чтобы разрешить это противоречие, необходимо упорядочить связи между элементами, определяющими процесс управления (имеется в виду категории "регион", "алгоритм управления" и "алгоритм адаптации"). Сочетаться они должны определенным образом, указанным на рис. 32.

Как следует из представленной схемы, "алгоритм адаптации", с одной стороны, мягко "омывает" алгоритм управления и, таким образом, опосредовано влияет на управление регионом. И, с другой стороны, непосредственно взаимодействует с объектом, т. е. осуществляет прямое регулирование процесса развития региона. В настоящее время наиболее значимой остается как раз зона взаимодействия "алгоритма адаптации" и "алгоритма управления". Собственно под таким ракурсом и следует рассматривать в целом философию и теорию практического совершенствования форм государственного управления территориальным развитием.

Рис.32. Общая методологическая схема адаптивного управления регионом

 

Существенное значение для процесса государственного регулирования развития региона имеют управленческие решения.

2. ТЕХНОЛОГИИ РАБОТЫ С УПРАВЛЕНЧЕСКИМИ РЕШЕНИЯМИ

Значимость решений, касающихся тех или иных проблем развития I У всякой социальной системы, предопределяется тем обстоятельством, что управление, понимаемое как целенаправленное воздействие субъекта на объект, проявляется, прежде всего, в разработке, принятии и реализации управленческих решений. Последние объективно составляют основное содержание деятельности всякого аппарата управления, "поскольку они представляют тот этап процесса, на котором происходит выбор будущего образа действий" 1. Соответственно качество решений образует, по сути, интегральный критерий эффективности деятельности руководителя.

Говоря иными словами, эффективность любой управленческой деятельности зависит от умения принимать обоснованные решения и отсюда управление можно обозначить как систему принятия обязательных решений. Решения принимаются на всех этапах управленческой деятельности и для реализации всех ее функций (начиная с постановки целей и задач, и завершая контролем). От степени обоснованности управленческих решений в значительной степени зависят результаты труда всего коллектива и его процветание. Управленческие решения определяют результаты деятельности и жизнеспособность организации, свидетельствуют о тенденциях и направлении ее развития, об используемых при этом средствах и методах. В настоящее время, когда идет процесс формирования конкурентной среды, поиски разумных решений и разработка эффективных методов их реализации становятся решающими факторами выживания.

Как известно, каждому действию неизбежно предшествует разработка модели ожидаемых результатов, которые вначале представлены в голове человека идеально. Само решение являет собой объективно необходимое волевое действие, состоящее в выборе некоторой цели и способов ее достижения. Это предполагает мысленное совершение действия, предшествующего его реальному осуществлению и влияющего на выбор исполнителем формы поведения в процессе реализации соответствующих функциональных задач.

В конечном счете управленческое решение выступает важнейшим инструментом выявления и преодоления возникающих в организации противоречий, согласования интересов и координации деятельности работников соответствующей социальной системы — учреждения, предприятия, объединения, отрасли.

Управленческое решение предстает как целенаправленное воздействие, "команда" субъекта управления управляемой системе, команда, которая следует из "самой природы общественного процесса труда" 2 и суть которой в объективной необходимости осуществления "общих дел, вытекающих из природы всякого общества"3. Функция решения заключается в преодолении противоречий, возникающих в соответствующей системе посредством согласования между собою деятельности индивидуальных работников во всех работах, при выполнении которых кооперируются между собой многие индивиды. Такое согласование и достигается благодаря реализации одной управляющей воли и функций, относящихся не к частичным работам, а ко всей деятельности.

"Команда" руководителя становится основным инструментом управления, обеспечивающим гармонию в деятельности всякой организации. Потребность в ней возникает всюду, где функциональный процесс имеет вид общественно-комбинированного труда, причем она делается столь же необходимый, как и команда генерала на поле сражения. Тем самым управленческое решение, выражающее самую природу процесса управления и ориентированное на обеспечение единства и согласованности индивидов, занятых кооперированным трудом, символизирует волю субъекта управления.

Сказанным и объясняется тот факт, что внимание науки управления сосредоточено на категории решений, называемых управленческими. Основы современной теории управленческих решений как органической части науки управления были заложены в США и некоторых странах Западной Европы в начале 1950-х годов. Это было обусловлено необходимостью активного поиска методов точной формулировки задач управления, решаемых с привлечением математического аппарата. В процессе таких поисков обнаружилась потребность и возможность обособления (в рамках науки управления) в качестве относительно самостоятельной научной дисциплины теории управленческих решений.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — К настоящему времени по теории и практике …

К настоящему времени по теории и практике управленческих решений опубликовано много работ, преимущественно зарубежных авторов 4. Заметно возрастает интерес к этой проблематике со стороны отечественных ис-следователей 5. Разработки по теории управленческих решений обогащают арсенал средств научного управления социальными системами.

Однако, строго говоря, у нас еще не создана теория управленческих решений. И неслучайно до недавнего времени, до перехода к нынешним радикальным преобразованиям социальных структур, в этом не было необходимости, а также и возможности. С демократизацией общества и с курсом на формирование подлинно рыночных отношений потребность в исследовании проблем управленческого решения резко возросла.

Неспособность принимать и добиваться реализации сколько-нибудь аргументированных управленческих решений стала национальной бедой нашей страны. Доказательством тому служат многочисленные, нередко взаимоисключающие решения, вызывающие недоумение своим несоответствием декларируемому курсу и здравому смыслу, частые отступления от уже принятых решений и их корректировка, безответственность за их принятие и реализацию. Наблюдается это, в сущности, во всех социальных системах и на всех уровнях управления, демонстрируя тем самым низкое качество руководства.

Между тем сложившаяся крайне сложная ситуация, возрастающая взаимообусловленность и взаимосвязь процессов управления социальными системами объективно требуют научного подхода к решению возникающих вопросов посредством продуманных управленческих решений. При этом проблему решений целесообразно рассматривать в двух плоскостях: ❖ в контексте их социально-экономического содержания, что обязывает изучать типы и компоненты решений, методы их обоснования и субъекты

принятия (при известных обстоятельствах такие решения трансформируются в социально-политические); ❖ с позиции возможностей должного обоснования решений посредством привлечения арсенала прикладной математики, а также современной вычислительной техники.

Первое положение не нуждается в пояснениях. Что касается второго, то здесь требуется формализовать категорию выбора "в ситуации риска (условиях неопределенности)". Однако усилия на этом поприще не всегда приносят адекватные успехи. В практике работы с решениями целесообразно одновременное использование обоих подходов как взаимодополняющих.

В данном исследовании мы придерживаемся той точки зрения, что управленческое решение есть родовое понятие, ибо оно выражает практически все стороны деятельности субъекта управления по руководству соответствующей социальной системой. В научной литературе управленческое решение трактуется по-разному. Большинство исследователей рассматривают его как "акт" ("команду") субъекта управления. И.П. Шадрин, например, определяет его как "социальный акт, в котором содержится постановка целей, задач, а также указания относительно средств их осуществления. Этот акт вытекает из насущных потребностей общественной жизни, предпринимается в целях сохранения, развития и совершенствования всей общественной системы или ее отдельных звеньев в соответствии с присущими им объективными закономерностями и прогрессивными тенденциями" 6.

Аналогичной позиции придерживаются В.Г. Афанасьев, Ю.А. Тихомиров, Г. И. Петров, В. С. Основин, О. В. Козлова, М. Марков, Н.П. Лебедев и др. Ограничимся воспроизведением определения, предложенного Ю.А. Тихомировым: "Управленческое решение есть… социальный акт, подготовленный на основе вариантного анализа и оценки, принятый в установленном порядке, имеющий директивное общеобязательное значение, содержащий постановку целей и обоснование средств их осуществления, организующий практическую деятельность субъектов и объектов управления" 7.

Некоторые авторы ту же, по сути, мысль выражают несколько иным образом. "Управление производством, — утверждает, например, Д.М. Крук, -заключается в подаче управляющим органом сигналов на соответствующие действия управляемой системе. Эти сигналы представляют собой команды-решения, принятые на основании информации, поступающей к управляющему органу из внешней среды и из системы" 8.

Другая группа авторов в процессе подготовки решения вычленяет момент выбора альтернативы. Так, Ю.С. Солнышков подчеркивает, что "выбор определенного сочетания целей, действий и способа использования имеющихся результатов (трудовых, материальных, денежных и других) и представляет собой решение" 9. Сюда примыкает и определение, которое предлагает А.П. Савченко, по мнению которого управленческое решение есть творческий акт (действие, процесс) субъекта управления, в результате которого определяется, какие в фактической или проектируемой производственной обстановке следует принять действия, чтобы решить проблему (получить желанный результат), возникшую в процессе деятельности управляемого объекта 10.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Не во всем совпадают позиции отдельных авторов …

Не во всем совпадают позиции отдельных авторов и относительно основных признаков управленческих решений. Например, Ю.А. Тихомиров считает таковыми социальную сущность; директивность и общеобязательность; активную, организующую и созидательную роль; определение цели; установление системы средств осуществления намеченной цели; задачи лиц, ответственных за соответствующие действия и соблюдение сроков исполнения решения; наличие системы правил, определяющих порядок разработки, обсуждения, принятия, вступления решения в силу, внесения изменений и отмену 11.

Анализ, выполненный по литературным источникам, свидетельствует о распространенности тенденции сведения управленческого решения к одной из функций цикла управления. При этом если В.Г. Афанасьев называет выработку и принятие управленческого решения "изначальной, всеобщей и необходимой функцией управления" 12, то Ю.А. Тихомиров определяет его как "последующий этап управленческого процесса" 13.

В литературе представлены и иные, но по сути своей совпадающие с приведенными наборы признаков управленческого решения 14.

Что касается зарубежных источников, то в менеджменте принято выделять процедурный аспект подготовки управленческого решения, связанный с концентрацией внимания на разработке альтернативных вариантов решения и выборе из них наиболее приемлемого с позиции заданного критерия эффективности 15.

В широко известной работе "Системы и руководство" решение трактуется как выбор одного из альтернативных путей", а, по мнению Д. Форрес-тера, решение есть "действие, предпринятое в тот или иной момент времени в результате применения установленных правил в определенных условиях, преобладающих в данный момент" 16.

Некоторые отечественные авторы критикуют подобный подход, отмечая, что в нем не находят отражение социальные составляющие решения. Но такие обвинения нам представляются несостоятельными и к тому же абстрактными. Следует исходить, видимо, из целевой функции решения, а социальный момент присутствует в нем объективно, поскольку ситуации, реализуемые посредством управленческих решений, по природе своей неотделимы от социальных задач 17.

Вообще не следует преувеличивать значение дефиниций (при всей их важности). По справедливому замечанию Ф. Энгельса, они "всегда оказываются недостаточными. Единственно реальной дефиницией оказывается развитие самого существа дела, а это уже не есть дефиниция… Но для обыденного употребления краткое указание наиболее общих и в то же время наиболее характерных отличительных признаков в так называемой дефиниции часто бывает полезно и даже необходимо, да оно и не может вредить, если только от дефиниции не требуют, чтобы она давала больше того, что в состоянии выразить" 18.

Сказанное в равной мере касается и определения управленческого решения. Желание во что бы то ни стало высказать свое оригинальное мнение порой уводит авторов далеко от здравого смысла. Мы разделяем позицию И.С. Мангутова в том, что "жаркая полемика вокруг отдельных понятий в науке управления, также как и в других общественных науках, порой ведется не по существу. Некоторые авторы, предлагая свое определение, обязательно критикуют все остальные. Вместе с тем в подавляющем большинстве случаев речь может идти лишь о степени их полноты" 19.

Действительно, анализ свидетельствует, что многообразие понятия "управленческое решение" в содержательном плане весьма относительное. Разнообразие это является следствием не новых, оригинальных оценок, а результатом применения неоправданно большого числа терминов для характеристики управленческого решения, а также определенной недосказанности в его дефинициях.

Не вдаваясь в обстоятельный анализ различных дефиниций и признаков управленческого решения, хотелось бы подчеркнуть, что в нашем понимании оно является инструментом реализации функций управления, а в более узком смысле — выбором альтернативы, ориентированным на цель. Сказанное не исключает того, что оно и само является функцией управления, но функцией определяющей. Здесь генеральная задача заключается в том, чтобы обеспечивать динамичное развитие управляемой системы, ее постоянный перевод из сложившегося в новое требуемое состояние посредством преодоления противоречий между изменяющимися потребностями и возможностями их удовлетворения.

В свете высказанных суждений управленческое решение может быть охарактеризовано как своеобразная программа разрешения противоречий в управляемой системе в условиях большей или меньшей неопределенности ситуации. Осознание закономерного характера неопределенности, неизбежной в обстановке зависимости ситуации от множества переменных величин, остается психологическим феноменом, до конца не усвоенным многими руководителями 20.

Вместе с тем проведенный обзор и анализ дефиниции "управленческое решение" позволяют охарактеризовать его как многоаспектную категорию, в которой находит свое воплощение своеобразный симбиоз субъективных и объективных составляющих процесса управления.

С позиции субъекта решения (руководителя) принятие решения предстает как логический процесс умозаключения, результаты которого в существенной мере обусловливаются мировоззрением и ценностными ориентациями, уровнем компетентности, а также волевыми качествами и в целом психологической структурой личности руководителя.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Объективными составляющими процесса принятия решения …

Объективными составляющими процесса принятия решения следует считать параметры ситуации, наличие ресурсов и иных ограничений, в том числе со стороны внешней среды.

Целесообразно особо вычленить объем полномочий руководителя по принятию решений (важно соответствие этого объема мере ответственности руководителя). Недопустимо, когда полномочия превышают ответственность. Ничем не лучше и противоположная ситуация, когда руководителю приходится нести ответственность за решения, принимаемые другими лицами.

Традиционно принято отмечать, и вполне резонно, что несоответствие полномочий и ответственности, также как и нечеткое, аморфное формулирование обязанностей ограничивает возможности руководителя в реализации своего творческого потенциала, в разумном маневрировании имеющимися ресурсами. Однако не меньшая опасность заключается (это подтверждается исследованиями) в стремлении того или иного руководителя уклониться от назревшего решения, попытаться возложить ответственность за его принятие на кого-то другого.

Разумеется, при всех обстоятельствах полномочия образуют непременную предпосылку принятия решений. Однако предпочтительнее, чтобы при принятии решений руководитель опирался не столько на властные прерогативы, сколько на свой авторитет. В последнем случае существенно возрастают перспективы как лучшего обоснования управленческих решений, так и эффективной их реализации. Авторитетный руководитель располагает большими возможностями влияния на поведение управляемого объекта, чем руководитель, полагающийся на атрибуты формальной власти.

Управленческие решения отличаются чрезвычайным разнообразием. Это обстоятельство вызывает потребность в их систематизации и классификации. Однако в научной литературе рассматриваемая проблема не пользуется должным вниманием. Причина здесь в недооценке значимости типологии, в ее трактовке как абстракции, сугубо формального понятия, лишенного сколько-нибудь значимого прагматизма.

Однако типология представляет интерес не только в методологическом плане, но и для непосредственного процесса подготовки, принятия и реализации управленческих решений. Аргументированная классификация создает предпосылки упорядочения чрезвычайного многообразия принимаемых решений, установления приемлемого их соотношения и приоритетов, что существенно облегчает выявление наиболее рациональных методов их принятия, выбора источников, объема и структуры требуемой информации, а также поиск путей их реализации и контроля.

Типология управленческих решений может осуществляться по различным признакам, часто именуемым "критериями классификации решений". Выбираемые признаки должны удовлетворять интересам и специфике управленческой деятельности соответствующих социальных систем.

В качестве таких критериев классификации Ю.А. Тихомиров предлагает следующие: 1) субъектно-объективные отношения; 2) содержание решений; 3) форма решений; 4) время действия решений 21. В.Г. Афанасьев классифицирует управленческие решения в зависимости от того, для какого объекта (или группы объектов) они предназначены; от длительности времени, в пределах которого эти решения действуют; по их значению, месту и роли в функционировании и развитии общества; по объему и направленности содержащихся в решениях указаний и рекомендаций; по степени обязательности выполнения решений ответственными людьми 22.

Можно назвать и другие распространенные признаки типологии: в зависимости от степени формализации проблем (программируемые и непрограммируемые); по признаку новизны (стереотипные (стандартные) и творческие), по степени информационного обеспечения (определенные, неопределенные и рисковые) и др.

Все виды классификаций функционально оправданы, ибо преследуют конкретные прагматические цели. Не останавливаясь на поиске различий между суждениями отдельных авторов, попытаемся представить в обобщенном виде типологию управленческих решений по наиболее характерным признакам (критериям):

❖ содержания — планово-организационные, координационные, контрольные;

❖ сферы — экономические, социальные, политические, технические, технологические;

❖ субъекта принятия — единоличные, коллегиальные и коллективные;

❖ времени действия — долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные;

❖ масштаба реализуемыгх проблем — стратегические, тактические и оперативные;

❖ метода разработки — научно обоснованные и интуитивно-эмпирические;

❖ инициатора принятия — вышестоящих организаций, по собственной инициативе, по предложению подразделений, по предложению трудовых коллективов;

❖ уровня оригинальности — стереотипные (повторяющиеся) и творческие;

❖ уровня принятия — высший, средний, низший.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Порой используются и иные классификационные признаки …

Порой используются и иные классификационные признаки, например, признак, позволяющий различать функциональные и операционные решения. Если функциональные решения отражают существо задач, скажем, по государственному регулированию экономических процессов, то операционные решения характеризуют процедурный аспект формирования решения (классификация их по сходствам и различиям тех процедур информационных преобразований, которые приводят к получению результата решения). Кстати говоря, приведенная классификация решений тесно связана с известной двойственностью самого понятия решения как результата преобразования информации (функциональный аспект) и как процесса преобразования информации для получения этого результата (операционный аспект).

Изучение решений названного класса позволило разработать функциональную и операционную классификационную схему, описать их основные и производные признаки, а также соответствующие этим признакам классы планово-экономических решений. Определяющими признаками функциональной схемы классификации являются: уровень, масштаб решений (народнохозяйственные, территориально-отраслевые, уровень предприятий); длительность периода регулирования (долгосрочные, среднесрочные, текущие, оперативные); целевое назначение решений (прогнозные, упорядочивающие, балансовые). Аналогичные схемы желательно разрабатывать и по иным классификационным группам, что делает их максимально приближенными к практическим нуждам.

Весьма интересен вопрос о соотношении решений различного типа в деятельности руководителя. Так, в недавнем прошлом в работе хозяйственного руководителя доминировали стандартные, повторяющиеся управленческие решения. В них подчас менялись лишь отдельные параметры, как правило, количественные. Решение таких вопросов в принципе можно было формализовать и переложить на компьютер, который по заданному алгоритму всегда мог найти приемлемый вариант. Однако переход к конкурентной рыночной экономике вызывал необходимость творческого подхода к процессам, протекающим в управляемой системе, постоянного поиска новых путей и средств разрешения возникающих противоречий. Иными словами, все чаще приходится вырабатывать нестандартные и притом рисковые решения с привлечением все расширяющегося арсенала технических средств и приемов.

В сущности, все решения хозяйственного руководства приобретают рисковый характер. Повседневно приходится сталкиваться с необходимостью принятия управленческих решений при большем или меньшем отсутствии необходимой информации. Принятию решения в условиях неопределенности предшествует тщательный анализ большого числа его вариантов с тем, чтобы уменьшить возможные потери и иные нежелательные последствия. Американские специалисты по теории управления Р. Сай-ерт и Д. Марч справедливо отмечают, что неопределенность рынка, поведения поставщиков, акционеров и конкурентов, невозможность предсказать будущие действия правительственных организаций характеризуют те условия, в которых действует фирма. В настоящее время известны различные способы анализа альтернативных решений, разрабатываемых в условиях неопределенности.

Специфика решений в государственных организациях

При всей общности технологии работы с управленческими решениями особенности функционирования различных сфер деятельности обусловливают необходимость использования этой технологии в некотором модифицированном виде. Определенная специфика присуща и для системы государственных организаций. В этой связи обратим внимание на то обстоятельство, что их решения по природе своей являются обязыгвающими, ибо носят принудительныгй характер. Объясняется это тем, что решение государственной организации опирается на правовые акты, что дает возможность легитимным образом прибегать к инструментам воздействия на исполнителей. Организации иного типа располагают гораздо меньшими возможностями подобного рода. Но поскольку привилегированное (в рассматриваемом контексте) положение государственных организаций может провоцировать злоупотребления, их полномочия касательно принятия управленческих решений закрепляются правовыми нормами (своего рода ограничителями).

Кроме того, управленческие решения государственныгх органов связаны с использованием бюджетных средств (средств налогоплательщиков) и, соответственно, невосполнимыми социальными издержками. Поэтому всякое недостаточно аргументированное решение сопряжено с неоправданными затратами, что отрицательно сказывается на удовлетворении гарантированных законом потребностей больших категорий населения и чревато социальными катаклизмами. Отечественная практика перенасыщена фактами, подтверждающими справедливость сказанного. Особо следует отметить очевидные негативные социальные последствия порочных решений, простирающиеся по длинной цепочке зависимостей весьма далеко.

Для решений в государственныгх организациях характерна также частая невозможность четкого и бесспорного определения целей, скажем, в форме прибыли или ином количественном измерении, как это делается в коммерческих организациях. Поэтому и процесс принятия решений страдает известной неопределенностью. Причина этого не только в специфике собственно государственной службы, но и в необходимости учета политических соображений, поскольку при принятии решений возникает потребность в удовлетворении противоречивых или несовпадающих интересов различных участников процесса.

Отметим также специфику государственной организации, выгража-ющуюся в выысокой значимости иерархических отношений. Отношения эти отличаются большой детерминированностью правовыми нормами и безусловной обязательностью исполнения директивных предписаний. Подобная целенаправленность деятельности обусловливает немалые ограничения в сфере работы с управленческими решениями. В числе этих ограничений назовем уменьшение потенциального числа разрабатываемых вариантов. Но в то же время гарантируется информационное обеспечение решений и обозначается мера ответственности за их исполнение с соблюдением сопряженных с этим стандартов.

Имеющиеся ограничения в определенной мере сужают свободу действий служащих, но никоим образом не уничтожают ее. В любой государственной иерархии служащие вовсе не являются марионетками, они сохраняют значительную свободу при принятии и исполнении решений, собственную этику поведения и ценностные ориентации. Почти для каждого служащего любого уровня организационной иерархии всегда остается некоторое свободное пространство для собственного выбора, хотя базовые ценности, учитываемые при принятии решений, должны быть отнесены на счет формального иерархического механизма контроля.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Разумное сочетание формальных и неформальных …

Разумное сочетание формальных и неформальных составляющих системы работы с управленческими решениями создает необходимые предпосылки их обоснования. Однако в действительности следуемое отсюда эффективное функционирование организации есть скорее допущение, чем реальность. Дело в том, что тенденции движения организации неизбежно модифицируются под воздействием множества факторов. Возникающие при этом дисфункциональные последствия иерархичности находятся в растущей пропорциональной зависимости от ступеней организационной иерархии. Означенная модификация обусловливается, помимо уровня иерархии, еще и тем обстоятельством, что любая деятельность в организации преломляется через призму человеческого поведения, проявляющегося в неформальных связях, для которых характерны своя система отношений иерархии и своя система информации.

Иерархичность структуры организации дает основания для различения двух типов решений — реальных и формальных. В организационной иерархии всякое решение должно приниматься в том подразделении, где аккумулируются наибольшие массивы необходимой для этого информации (имея в виду при этом, что доступность информации может быть обеспечена административными мерами). Но информация по своей природе должна удовлетворять целям подготовки решения и вместе с тем способствовать тому, чтобы оно коррегировалось с прочими сопряженными решениями, а не противоречило им. Возможность подобной конфронтации решений на нижних уровнях иерархии может остаться незамеченной.

Поэтому представляется целесообразным, чтобы проекты решений анализировались и утверждались на вышестоящих уровнях организационной иерархии. Проект решения, разработанный специалистами соответствующего подразделения на основе имеющейся у них информации, продвигаясь вверх по иерархии корректируется по мере обогащения его информационной базы и задействования новых знаний (он становится более рациональным). Однако верхние уровни иерархии, как правило, не в состоянии детально изучать и оценивать все многочисленные поступающие к ним проекты решений.

В силу многих причин "реальные решения", разрабатываемые на низших ступенях организационной иерархии, трансформируются на высших ее уровнях в "формальные" (в том смысле, что они утверждаются без сколько-нибудь серьезного анализа их сути). Различия между "реальными" и "формальными" решениями тем заметнее и значительнее, чем больше уровней в иерархии и чем больше удаленность друг от друга массивов информации, сосредоточенных на соответствующих уровнях.

Следует помнить также, что правовая норма, будучи обязательным элементом управленческого решения, сокращает число возможных альтернатив. Однако если правовая норма задает рамки решения, то это вовсе не исключает практической возможности разработки нескольких вариантов решения одной и той же проблемы. Более того, правовая норма обычно подсказывает порядок разработки решения и способы его реализации. Надо также отметить, что есть много субъективного в процессе принятия решений в рамках правовых норм.

Отсюда возникает естественная потребность в определении факторов, которые следует учитывать (помимо правовых норм) в процессе работы с управленческими решениями. К ним относятся:

❖ личностные качества лиц, участвующих в этой работе;

❖ их социальное положение и политические взгляды;

❖ организационные факторы (структурное строение организации, число уровней иерархии управления);

❖ факторы опосредованного влияния (квалификация персонала управления, состояние делегирования полномочий, мера вовлечения сотрудников в процесс разработки и принятия решений).

В системе государственных организаций реально существующий потенциал разработки альтернативных решений суживается, а то и вовсе сводится на нет многими обстоятельствами, характерными для бюрократизированной государственной службы. В их числе наибольшего внимания заслуживают, на наш взгляд, следующие:

❖ действие известного феномена, суть которого в неуместном засекречивании административной деятельности, ничего общего не имеющем с реальными нуждами организации;

❖ длительное пребывание чиновников на своих должностях, наличие корпоративных связей и интересов, которые оказывают непомерно большое воздействие на процессы работы с решениями;

❖ склонность с позиции собственных, корпоративных интересов интерпретировать получаемые сверху и подлежащие исполнению решения, используя при этом противоречия, зачастую встречающиеся в нормативных актах.

Все перечисленное требует избавления государственной организации от факторов, ограничивающих более полное использование творческого потенциала персонала управления.

Анализ модели процесса принятия и реализации решений

Наличие множества общих черт, присущих всякому управленческому решению независимо от его типа, предопределяет единство принципиальной технологии его подготовки, принятия и реализации.

Существуют несколько различающихся между собой воззрений относительно содержания и логической последовательности отдельных этапов работы с управленческими решениями.

Различные авторы в работе с ними выделяют следующие этапы:

❖ обзор (анализ) обстановки, который состоит в получении и восприятии информации; подготовка решений; принятие решений; доведение заданий до исполнителей; контроль исполнения принятых решений;

❖ сбор информации об объекте, обработка информации; выработка решений; доведение программы до исполнителей; контроль за выполнением этой программы;

❖ информационный цикл; цикл выработки и принятия решений; организационный цикл, или цикл реализации решения;

❖ выработка и принятие управленческого решения; организация; регулирование; учет и контроль;

❖ планирование; организация; координирование; стимулирование и контроль;

❖ подготовка и принятие управленческого решения; организация; учет и контроль; регулирование и корректирование;

❖ выбор и определение целей общественного развития, выработка системы мероприятий по достижению установленных целей, организация учета выполнения управленческих решений; контроль выполнения решений и в связи с этим корректировка заданий при изменении условий.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Перечень этот нетрудно продолжить, но это не даст …

Перечень этот нетрудно продолжить, но это не даст нам ничего нового и тем более оригинального. И дело здесь не в конкретных авторах, сам предмет исследования не предоставляет другой возможности. Легко заметить, что различия в подходах к характеристике содержания процесса подготовки, принятия и реализации решения обусловлены прежде всего неодинаковой трактовкой категории "функции управления". Если решение оценивается как способ реализации функций, а управленческий цикл как "движение решения", то, естественно, что позиция относительно функций предопределяет суть позиции по схеме работы с управленческим решением. Сам по себе объективный характер функций исключает сколько-нибудь существенные расхождения между отдельными авторами в толковании этапов подготовки, принятия и реализации решений.

Проведенный нами анализ проблем управления позволяет рекомендовать развернутую модель-схему работы с управленческими решениями (рис. 33). В ней принятие решений представлено как процесс, который начинается с возникновения проблемной ситуации и заканчивается выбором решения (действиями по устранению проблемной ситуации). Все этапы работы объединены, согласно ее внутренней логике, в три группы (подготовка, принятие и реализация решений).

Принципиальное содержание рекомендуемой модели раскрывается с позиций потребностей социальных систем в переходный период. При этом автор исходит из той посылки, что исключительное значение функции принятия решений определяет необходимость ее рассмотрения во взаимосвязи социально-политического, психологического и организационно-технологического аспектов. Системный подход гарантирует полноту изучения этой функции и способствует более глубокому пониманию закономерностей процесса работы с управленческими решениями.

Итак, работа со всяким решением начинается с анализа проблемной ситуации, среды, в которой она существует, выражающей определенное несоответствие между желаемым и фактическим состоянием.

Рис. 33. Рекомендуемая схема процесса подготовки, принятия и реализации управленческого решения

Прежде чем приступить к анализу необходимо четко сформулировать ситуацию и воздействующие на нее факторы, после чего выясняется реальность проблемы и устанавливаются причины ее возникновения, взаимосвязи с сопряженными проблемными ситуациями. Говоря конкретнее, суть анализа интересующей ситуации может быть сведена к следующим моментам:

❖ описание проблемы должно быть дано в ее полном социальном контексте, безотносительно к конъюнктурным соображениям, неоправданно ограничивающим свободу выбора вариантов;

❖ характеристика среды существования проблемы должна содержать сведения о ее месте, времени и природе;

❖ необходимо выявить категорию ситуации, ее принадлежность к тому или иному блоку проблем (экономических, социальных, политических, организационных, технологических и др.), а также тип решения (оригинальное, детерминированное, стохастическое и др.);

❖ следует провести анализ причин (при каких условиях и почему) и возможных тенденций развития проблемы;

❖ требуется установить взаимосвязи анализируемой проблемы с другими, которые отражаются на ней и на которые влияет она сама;

❖ необходимо выявить заинтересованных участников проблемной ситуации, а также тех ограничений, которые они могут накладывать на проектирование и осуществление окончательного решения;

❖ важно определить актуальность, новизну и срочность проблемы — не встречалась ли аналогичная проблема ранее и насколько быстро следует найти ее решение;

❖ выявляется степень полноты и достоверности информации, на основе которой производится оценка проблемной ситуации.

Тем самым разработка решения предстает как творческий процесс, требующий анализа и синтеза всех предшествующих элементов задачи принятия решений. Для осуществления этого процесса необходимо руководствоваться методическими положениями, способствующими выбору рациональных решений.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — По нашему убеждению, проблема должна ставиться …

По нашему убеждению, проблема должна ставиться различными способами и в различных плоскостях, а в случае необходимости и переоцениваться с тем, чтобы выяснить, относится ли она к компетенции данного органа управления. Если она достойна внимания руководителя, то анализ следует завершить краткой, но емкой формулировкой проблемной ситуации.

При анализе проблемы используется обширный набор как формализованных, так и эвристических методов, которые в совокупности и обеспечивают требуемое проникновение в суть проблемной ситуации.

В качестве источников информации используются распорядительная (постановления, приказы, распоряжения и др.), отчетная и статистическая документация, результаты наблюдений, научные исследования и проведение экспериментов, мнения экспертов. Однако зачастую традиционные источники информации оказываются недостаточными для выявления истинности или ложности формулировки проблемы и ее принадлежности к определенному типу (для установления причин ее возникновения и развития).

Причины, породившие проблемную ситуацию, могут оказаться чрезвычайно разнообразными. Для их изучения рекомендуем, в частности, схему, приведенную на рис. 34.

Нет надобности доказывать, что выявление причин возникновения проблемной ситуации способствует лучшему пониманию тенденций функционирования объекта управления, в особенности, когда эта ситуация изучается во взаимосвязи с сопряженными проблемами. Кстати говоря, руководители нередко сетуют на то, будто проблемы возникают неожиданным образом. Но, как правило, "внезапность" является следствием того, что руководитель искусственно сужает область, действительно охватываемую заданной проблемной ситуацией, игнорирует внутренне взаимосвязанные проблемы.

Руководитель избавит себя от неприятных неожиданностей, если организует систематический сбор информации о состоянии системы, внешней среды и будет проводить анализ степени достижения целей. В этом и заключается наилучший способ устранения неожиданностей в возникновении проблем и, следовательно, увеличения времени для подготовки решений. В результате деятельность руководителя приобретает истинно планомерный характер, уменьшается количество недостаточно проработанных решений.

Установление самого факта существования проблемы и ее подлинной природы возможно, на наш взгляд, только при анализе ситуации по заданным критериям эффективности. На практике отсутствие обоснованных критериев нередко исключает перспективу должного описания проблемной ситуации.

Необходимым составляющим процедуры анализа проблемной ситуации является, как уже отмечалось, установление возможных взаимосвязей рассматриваемой проблемы с другими известными проблемами. Определение таких взаимосвязей позволяет более четко и глубоко выявить причинно-следственную зависимость возникновения анализируемой проблемы и выработать комплексное решение. При этом необходима классификация проблем на главные и второстепенные, общие и частные, срочные и несрочные.

Предметом особого внимания при анализе проблемной ситуации должны стать всевозможные ограничения (по материальным ресурсам, кадрам, социальным аспектам и пр.). Ограничивающими являются факторы, препятствующие достижению желаемой цели. Если такие факторы уже обнаружены, то можно легче и быстрее преодолеть эти ограничения.

Рис. 34. Причины, определяющие потребности в управленческих решениях

Принцип ограничивающего фактора следует сформулировать следующим образом: "когда делается выбор из нескольких альтернатив, то, чем лучше индивид в состоянии осознать и преодолеть факторы, являющиеся ограничивающими или решающими на пути к желаемой цели, тем более точно и успешно он выберет наиболее благоприятную альтернативу"1.

В сущности анализ, необходимый для принятия решения, представляет собой поиск стратегических факторов.

Как известно, любая система или конгломерат условий включает составляющие их элементы. Рассматривая эту систему с позиции возможного достижения какой-то цели, обнаружим факторы, которые разделяются на две группы: ограничивающие, при отсутствии или изменении которых желаемая цель будет достигнута (если другие останутся неизменными), и дополняющие, к числу которых и относятся эти другие.

Поиск ограничивающих факторов может оказаться делом сложным, поскольку они часто бывают скрытыми. К примеру, если какая-либо фирма намерена осуществить программу участия сотрудников в прибылях, то ограничивающими факторами могут стать размеры налоговой скидки и отношение сотрудников к этой программе. При рассмотрении вопроса о расширении производства руководство фирмы может обнаружить, что ограничивающим фактором является недостаток капитала, или позиция правительственных органов, наблюдающих за соблюдением антитрестовского законодательства.

Поиск ограничивающих факторов и их обнаружение — не единовременная, а постоянно осуществляемая акция. Если для конкретной программы в определенное время какой-то фактор приобретает важнейшее значение при принятии решения, то позднее даже для аналогичного решения данный фактор может оказаться уже не столь важным. Скажем, какая-либо фирма может принять решение о приобретении нового оборудования в тот момент, когда ограничивающим фактором была нехватка капитала, а затем таким фактором стали поставки, еще позже — подготовка операторов.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Наличие ограничений сужает возможности …

Наличие ограничений сужает возможности в принятии решений. Вот почему перед тем как переходить к следующему этапу процесса, руководителю следует беспристрастно установить суть ограничений и только потом начать разработку альтернатив. В противном случае может оказаться выбранным нереалистичное направление действий, что, естественно, усугубит существующую проблемную ситуацию.

Диапазон варьирования ограничений зависит от характера ситуации и личности руководителя. В общем ограничения могут быть чрезвычайно разнообразны: неадекватность средств; недостаточное число работников требуемой квалификации; невозможность закупить ресурсы по приемлемым ценам; отсутствие информации о емкости рынка сбыта; потребность в технологии, еще не разработанной или недоступно дорогой; исключительно острая конкуренция; законы; этические соображения. Обычно для крупной организации существует меньше ограничений, чем для мелкой.

1 Кунц Г.Доннел С.О. Управление. Системный и ситуационный анализ управленческих функций, т.1. М., 1981., С.255.

 

Наряду с идентификацией ограничений, руководителю необходимо определить критерии принятия решений, являющиеся стандартами, по которым предстоит оценивать альтернативные варианты. Стандарты эти по природе своей столь значимы, что могут быть охарактеризованы как рекомендации по оценке решений.

Анализ проблемной ситуации с учетом ограничений облегчает определение возможной и целесообразной области решений (экономические, социальные, организационные и пр.) и степени разрешимости проблемы. В принципе альтернативные решения могут распространяться на несколько областей. При всех обстоятельствах четкое определение области поиска возможных решений позволяет рационализировать затраты времени и ресурсов на их реализацию. Одновременно выясняется и степень разрешимости проблемы, что устраняет опасность заниматься явно неразрешимыми ситуациями, приводит к уменьшению вероятности ошибочных действий в процессе принятия решений.

После выполнения всех этих процедур (определение области и типа решений) становится возможным приступить к непосредственному поиску различных путей решения проблемы. Способность находить набор альтернатив подчас не менее важна, чем умение выбрать из них наилучший.

Сущность любого решения состоит в выборе из некоторого числа вариантов наиболее приемлемого. Руководитель выбирает по меньшей мере между двумя альтернативами, причем отказ от принятия решения также следует воспринимать как альтернативу. Однако знание всех возможных альтернатив и их последствий по какой-либо проблеме по причине неопределенности внешней среды и ограничений, накладываемых математическим инструментарием, практически недостижимо. Задача заключается в поиске не оптимальных (как это провозглашается довольно часто), а приемлемых решений. В практике управления даже решение, признаваемое наилучшим, на поверку оказывается принятым без учета некоторых факторов, которые при выборе из большого числа альтернатив могли бы привести к более результативному решению.

При желании должным образом подготовленные специалисты могут выявить столь большое число альтернатив, что не достанет времени и средств для их обоснованной оценки.

Сколько же нужно разрабатывать альтернативных вариантов решений для достижения оптимального результата?

К сожалению, в настоящее время отсутствует критерий, который бы позволял определить степень полноты вариантов решения всевозможных проблемных ситуаций. В действительности число качественно различающихся вариантов решения ограничивается несколькими. В принципе всегда неизмеримо больше возможностей разработки вариантов, отличающихся количественными параметрами. Поэтому принято соотносить затраты на разработку альтернатив с ожидаемым эффектом от выбранного решения. При небольшой величине искомого эффекта нет смысла затрачивать ресурсы на разработку множества вариантов.

Какова бы ни была методика отбора альтернативных вариантов решений желательно воспользоваться следующими критериями:

❖ независимость альтернативных гипотетических ситуаций, причем они должны образовывать группу, включающую все основные варианты событий;

❖ ситуации должны быть описаны с позиции содержательной и с использованием количественных параметров;

❖ основной характеристикой достоверности варианта решения необходимо признавать вероятность ситуации (предполагается, что сумма вероятностей независимых ситуаций, образующих группу, равна единице).

Важно помнить, что разработка гипотетических ситуаций есть творческий процесс, который может быть осуществлен лишь специалистами с большим опытом и обширной эрудицией в соответствующей сфере деятельности. Поэтому к этой работе разумно привлекать высококвалифицированных экспертов. Издержки себя оправдывают, поскольку наличие четко описанного полного перечня ситуаций обеспечивает существенное уменьшение исходной неопределенности.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — В процессе разработки альтернативных вариантов …

В процессе разработки альтернативных вариантов решения следует обращать особое внимание на рациональность достижения целей и возможность реализации решения. Каждый вариант решения следует комплексно проанализировать не только с позиции степени достижения целей, но и всех базовых факторов, определяющих возможность его осуществления.

Вслед за формированием альтернативных вариантов решений необходимо приступить к выяснению предпочтений. Полнота и глубина выполняемых при этом расчетов служат предпосылкой последующего обоснованного выбора наилучшего решения.

Каждое решение ориентировано на достижение определенных целей, возникающих из потребностей. Задача состоит в том, чтобы из множества целей, которые в принципе могут быть достигнуты при имеющихся ресурсах, выбрать наиболее предпочтительное их сочетание и одновременно найти наилучшие способы их достижения. Выбор определенного сочетания целей, действий и способа использования имеющихся ресурсов (трудовых, материальных, финансовых и др.) и представляет собой решение.

При определении предпочтений вначале целесообразно дать качественную оценку каждого варианта решения и затем его технико-экономическое обоснование, которое служит абсолютной оценкой предпочтения соответствующего варианта. В процессе обоснования определяются виды и объемы требуемых ресурсов, возможность реализации решения, ожидаемый эффект от его выполнения. Полученные сведения используются для сравнительной оценки всех разработанных альтернативных вариантов решений посредством ранжирования последних по признаку значений оценочных показателей. Для удобства сравнения рекомендуется представить полученные оценки решений в виде таблицы, подлежащее которой характеризует показатели затрат ресурсов, возможности реализации решений и вероятную степень достижения целей, а сказуемое — варианты решений.

Однако получаемые при этом оценки могут признаваться достоверными только в том случае, если расчеты проводились с позиции аргументированных критериев, с учетом установленных ограничений, ожидаемой степени достижения поставленных целей, вероятных прямых и косвенных последствий реализации решения.

Критерии оценки решения всегда выбираются, сообразуясь со спецификой системы и ситуации: по степени решения проблем, по затратам общественного труда, по времени, необходимому для достижения цели, по способам (методам) решения проблемы. При всех обстоятельствах к выбору любого из вариантов решения необходимо подходить комплексно с учетом не только его экономической эффективности, но и вероятных социальных, политических и иных последствий. Мы считаем, что только с позиции общегосударственных интересов можно наилучшим образом разрешать возникающие проблемы.

Таким образом, при существовании множеств вариантов оценить каждый из них исчерпывающим образом не представляется возможным. Требуется способ отбора, который бы исключил сразу заведомо нерациональные варианты действий. При таком способе проблема нахождения наилучшего решения распадается как бы на две части. Первая часть проблемы заключается в том, чтобы из множества возможных вариантов отобрать небольшое число рациональных, а вторая — в том, чтобы из совокупности отобранных вариантов выбрать наилучший.

Отметим здесь несостоятельность поиска оптимальных решений. Такие решения, на наш взгляд, в принципе невозможны, если понимать под оптимальным решение, наилучшее из всех возможных. Ведь число разрабатываемых альтернативных вариантов много меньше их гипотетически допустимого количества и уже отсюда ясно, что мы остаемся неосведомленными относительно того, какой вариант мог бы быть наилучшим. В действительности всегда речь идет о попытке большего или меньшего приближения к оптимальному решению. Более того, практически затруднительно принятие решения, не имеющего отрицательных последствий, поскольку почти всегда приходится уравновешивать противоречивые ценности, цели и критерии. Каждое решение, затрагивающее всю организацию, неизбежно будет иметь негативные последствия для каких-то его подразделений. Организацию и следует рассматривать с позиции системного подхода и учитывать возможные последствия управленческого решения для всех его подразделений.

Все сказанное объясняет тот феномен, что хотя для руководителя идеально достижение оптимального решения, как правило, на практике он на это и не рассчитывает. По мнению Герберта Саймона, решая проблему, руководитель склоняется к поведению, которое он называет "удовлетворяющим", а не "максимизирующим". Поскольку оптимальное решение становится невозможным из-за нехватки времени и невозможности учесть всю имеющуюся информацию и альтернативы, постольку руководитель обычно выбирает направление действий, являющееся приемлемым, но не обязательно наилучшим из возможных1.

Сравнительная оценка предпочтений решений во многом зависит от субъективных представлений лица, принимающего решение. Доказательством этого служит то, что различные руководители могут давать заметно различающиеся оценки одной и той же ситуации. Здесь четко обнаруживается влияние мотивов поведения субъектов решения, обусловливаемых психологическими структурами и ценностными ориентациями их личностей.

3. КОНТРОЛЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ПРОЦЕССЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕШЕНИЙ

Как свидетельствуют социологические исследования, подтверждаемые повседневной практикой, зачастую наиболее слабым звеном в работе с решениями является несовершенство организации их выполнения. Процесс решения проблемы отнюдь не заканчивается выбором альтернативы: реальная ценность последней становится очевидной только после ее осуществления. В процессе разработки и принятия управленческих решений создаются определенные условия и предпосылки, но не гарантии успешного осуществления намеченных задач. Чтобы эти задачи превратились в реальность, необходимы специальные акции, в совокупности которых особое место занимает контроль.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Контроль есть сложная и комплексная …

Контроль есть сложная и комплексная социально-экономическая категория, неотъемлемая составляющая менеджмента, являющаяся одновременно и функцией, и инструментом управления. С позиции организации контроль представляет собой деятельность менеджера по исполнению решений — измерение и регулирование хода выполнения работы, а также оценка полученных результатов, постоянное сравнение того, что есть, с тем, что должно быть.

Иначе говоря, контроль ориентирован на выяснение состояние дел, причин всякого рода нарушений, на помощь организации и личности в выполнении управленческих решений. Таким образом, в конечном счете, контроль предстает как процесс обеспечения достижения организацией своих целей.

1 Herbert A.Simon. Administrative Behavior, 3rd ed. New York: Free Press, 1976.

Контроль оправдывает себя в той мере, в которой своевременно устраняются обнаруженные недостатки, и распространяется положительный опыт, принимаются меры воздействия в отношении виновных и поощрения добросовестных, высокорезультативных работников. В таком понимании контроль выступает, прежде всего, как средство оказания помощи подчиненным, профилактики и исправления допускаемых ими ошибок (по причине недостаточной компетентности, отсутствия опыта).

Подобный контроль может быть назван позитивным. Однако на практике преобладает негативный контроль, цель которого в том, чтобы "изобличить" и "поймать". Причина пристрастия к этому виду контроля скорее всего в том, что намного легче обнаружить совершенную ошибку, чем предупредить ее, проще перечислить нерациональные действия, чем предложить стратегию, исключающую их возможность. Во всякой организации и при любой системе контроля стратегия последнего становится эффективной только в случае, когда она базируется на общепризнанных элементах и принципах контроля.

В нашем понимании базовые элементы контроля могут быть сведены к следующим:

О Установление стандартов деятельности посредством выработки критериев, с помощью которых измеряется и контролируется ход исполнения решения, а также оцениваются полученные результаты. Стандарты позволяют информировать исполнителей относительно того, какого поведения от них ожидают и какие их действия повлекут за собой санкции. Вместе с тем стандарты регламентируют деятельность контролирующих органов — определяют круг задач, за пределы которых они не вправе выходить. В качестве стандартов выступают законодательные акты, нормативные документы, инструкции, кодексы этического поведения и т. п. © Добровольное соблюдение стандартов воспринимается как определенные ограничения, регулирующие поведение исполнителей управленческих решений. Готовность к соблюдению стандартов может быть обусловлена привычным образом поведения, как составной части корпоративной культуры организации, или некими особыми интересами исполнителя. Однако здесь ведущим и стабильным фактором является, на наш взгляд, вера в правомочность и целесообразность решений руководителя. Отказ от добровольного соблюдения стандартов, как правило, приходится компенсировать созданием системы контроля такого масштаба и интенсивности, что он может стать нетерпимым. © Ответственность (санкции) за нарушение упомянутых стандартов, без чего система контроля потеряет всякий практический смысл.

Реальное использование стандартов, в том числе и в качестве основы самоконтроля, затрудняется многими обстоятельствами. Анализ позволяет выделить в их числе следующие:

❖ не всегда применяемый критерий оценки состояния работы (выполнения решения) является в приемлемой мере обоснованным;

❖ руководители лидерского типа предпочитают пользоваться субъективными стандартами, базирующимися на их личных способностях, а не на действительных возможностях служащих;

❖ зачастую при установлении стандартов пренебрегают необходимостью исходить не только из человеческого, но и технического фактора;

❖ иногда стандарты сознательно "облегчаются" из-за опасения, что если они не будут достигнуты, обнаружатся недостатки в работе организации;

❖ не осознается целесообразность разработки стандартов совместно с подчиненными, имея в виду измерение деятельности (усилий по выполнению решения) каждого из них.

Однако практика свидетельствует, что неосновательный субъективизм в выборе критериев оценки и установлении стандартов также, если не более иррационален, как и механическое следование стандартам, различным формам и процедурам. Он способен выхолостить реальное содержание управленческих решений и привести к искажению цели, ради достижения которой и создана организация. Для своевременного установления истинной адекватности искомых критериев и стандартов полезно проводить мониторинг (отслеживание того, как выполняются стандарты).

Мониторинг может быть как всеобъемлющим, так и выборочным. Выбор руководителя зависит преимущественно от того, насколько удачны и стабильны используемые критерии и стандарты. Сравнительно чаще следует контролировать те подразделения и участки организации, где более вероятны сбои с выполнением решений и реже те, где сложились традиции профессионального и ответственного отношения к их исполнению, хотя и в последнем случае контроль не может исключаться. В организации с развитой корпоративной культурой контроль в основном замещается самоконтролем.

В организации иногда осуществляются такие виды деятельности, которые по различным причинам невозможно контролировать, хотя они в этом и нуждаются. В таких случаях, чтобы избежать обвинений в существовании участков вне надзора, все же пытаются создать видимость контроля. Но этого делать не следует. Когда в организации еще не сформулированы стандарты деятельности и критерии оценки, или существующие представления о них остаются запутанными и противоречивыми, непременно возникают дисфункции, провоцирующие поиск обходных (внеправовых) путей решения и подрывающие статус системы контроля, искажающие структуру власти и ответственности.

В подобной ситуации можно рекомендовать все же попытаться сформулировать хотя и приближенные, но достоверные критерии и стандарты (возможность чего подтверждается практикой деятельности профессионалов и экспертов), а также наладить систему неформального контроля, что предполагает владение руководителем соответствующими знаниями и опытом. Некомпетентный и умозрительный (бессодержательный) надзор вызывает у контролируемого справедливое раздражение.

Каждая организация функционирует в согласии с системой целей. Систему эту желательно рассматривать совместно с системой контроля, поскольку цели, достижение которых не контролируется, обычно не реализуются или реализуются в искаженном виде.

В деятельности организации целесообразно различать решения, ориентированные на реализацию троякого вида целей, достижение которых контролируется специальными методами.

Первая группа охватывает главные цели организации, скажем, осуществление инвестиционной программы, расширение своей ниши на рынке, увеличение дохода от экспорта. Ход исполнения главных целей прослеживается с помощью встроенных или подсоединенных систем контроля. При этом замечено, что пожилые руководители, собирающиеся на пенсию, стараются обходить крупные и рискованные акции, оставляя их своим преемникам, а сами удовлетворяются небольшими усовершенствованиями или незначительными капиталовложениями, которые могут быть завершены ко времени выхода на пенсию.

Другая группа целей является скорее псевдоцелями, не нуждающимися в контроле — это несущественные улучшения в организации труда, ее мотивации, перераспределении функций и т.п. Как правило, подобные акции не контролируются до тех пор, пока не сорвется осуществление главных целей или при реализации псевдоцелей не будет перейдена некоторая допустимая граница. С псевдоцелями сопряжена запоздалая система контроля, которая большей частью дисфункциональна, поскольку вступает в действие после того, как произошло некое событие, затруднившее достижение главных целей. И тогда, по истечении изрядного времени после принятия неудачного решения, начинается поиск виновных, как правило, с невысокими результатами.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Псевдоконтроль научил служащих вырабатывать …

Псевдоконтроль научил служащих вырабатывать собственную защитную реакцию (часто с помощью запасенных оправдательных бумажек), отключая тем самым системы контроля и ответственности. В конечном счете работники стимулируются не к обеспечению целей, а к уходу от ответственности за их провал. Признается необходимым найти не пути к осуществлению целей, а объяснения, почему они не достигнуты и даже не могли быть достигнуты. Когда организация не поощряет достижение псевдоцелей, рассматривает необходимые для этого ресурсы как отторгаемые от главных целей, она тем самым препятствует их достижению, но зато провоцирует работников на игру в самозащиту. Система контроля, относящаяся к псевдоцелям, только тогда оправдывает себя, когда раскрывает глубинные причины проблемы и способна предложить реальные программы ее решения.

Третья группа объединяет латентные цели. Организация их не намечает и не контролирует, порой даже не осознает само их существование. Подобные цели формируются спонтанно под воздействием условий конъюнктуры. Но если пренебрежение латентными целями создает угрозу главным целям, вступают в действие механизмы контроля. Когда крупные специалисты уходят из организации из-за малых недовольств и это напрямую не отражается на осуществлении главных целей, то на это могут и не обратить внимание. Иное дело, если пустячные споры начинают затруднять их достижение: тогда проявляется повышенное внимание к проблеме персонала управления. Выходит, в случае латентных целей проблема обнаруживается не там, где она порождается, и потому система контроля бездействует, пока нет угрозы для главных целей.

Круг главных целей практически всегда сравнительно узок. Нередко деятельность, важная с точки зрения главных целей, трансформируется в псевдоцели. Постановка целей, не обеспеченных ресурсами, порождает стремление к осуществлению главных целей любой ценой. Но если отдельные подразделения озабочены только главными целями, процессы достижения последних и их обеспечения ресурсами искусственно отделяются друг от друга. В частности, по той причине, что удовлетворение потребности в средствах для достижения главных целей одного из подразделений для другого может являться целью, существенно более низкого порядка.

Нелишне заметить, что границы между различными группами целей необычайно жестки, поскольку эти цели не взаимозаменяемы. Если сотрудничество в пределах организации ориентировано исключительно на главные цели, а обучение, структурные преобразования и иные акции воспринимаются как псевдоцели, создаются предпосылки для провала в недалекой перспективе и главных целей.

Негативным следствием неразумного распределения целей и ответственности является и то, что при этом допускается возможность неформального переложения функций и полномочий по принятию решений на реально действующее лицо (подразделение). Если некие подразделения организации не справляются со своими функциями, усложняя работу сопряженных подразделений, их вынуждены взять на себя подразделения, нуждающиеся в совершении соответствующих акций. Вместе с функциями перенимается и соразмерная ответственность, опять-таки на неформальной основе.

Осуществление целей организации, заложенных в управленческих решениях, в высокой степени зависит от используемых методов контроля, результативность которых напрямую связана с тем, в какой мере они удовлетворяют принципам контроля. Изучение практики позволяет нам сформулировать следующие базовые правила, определяющие возможность и результативность контроля.

Контроль должен строиться так, чтобы подчеркивалась значимость контролируемой деятельности, у контролируемых не возникал бы испуг и опасения за свое благополучие. Он должен быть ориентированным на то, чтобы обнаруживать лучшие приемы выполнения работы, устранять неопределенности и предупреждать конфликтные ситуации. Сколько-нибудь долгое отсутствие контроля можно понять как следствие малозначительности остающейся вне надзора работы. Не следует забывать отмечать, как это часто случается, умело выполненную работу, признавать результаты труда, а также стремление к умножению знаний и эффективной работе.

Различается контроль внутренний и внешний. Его реальная значимость неодинакова в отдельных организациях и для отдельных лиц (групп). Есть люди готовые трудиться педантично безо всякого внешнего контроля, но вместе с тем немало и других, которые при отсутствии контроля непозволительно расслабляются. Внутренний контроль вызывает множество нареканий, ему вменяют в вину страсть к утаиванию и искажению информации. Естественно, он не может заменить внешний контроль, но и последний не в состоянии вытеснить внутриведомственный контроль. Более того, внешний контроль нередко зависит от информации, аккумулируемой внутренней контрольной системой. Поэтому разумные решения возможны только на путях взаимодополнения и сотрудничества обеих форм контроля посредством создания своего рода динамично функционирующей коммуникационной сети.

Контроль может быть систематическим и эпизодическим. В первом случае он проводится по календарно установленному плану и выполняет функцию превентивного средства, а во втором — к нему прибегают, когда руководство получает информацию о неблагополучии в каком-либо подразделении организации, или если возникает какой-либо инцидент. Однако контроль не может ограничиваться инцидентами.

Каждый из названных видов контроля имеет определенные преимущества и недостатки. Частый контроль может создать впечатление, что людям недоверяют и вызывать состояние дискомфорта. Редкий контроль иногда расхолаживает людей, особенно со слаборазвитым чувством ответственности. Отсутствие контроля могут расценить как сигнал к ненаказуемым злоупотреблениям. Отсюда следует, что выбор частоты контроля сопряжен с учетом многих факторов.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Контролю может подлежать работа как отдельных …

Контролю может подлежать работа как отдельных подразделений (выборочный контроль) так и всей организации. Однако не следует прибегать (за редким исключением) к тотальному контролю. Есть руководители, полагающие, что если они сами лично не проконтролируют все и вся, то ошибок не избежать, а ответственность за любую ошибку, допущенную в их подразделении, нести придется им.

Любитель всеобъемлющего контроля заблуждается, полагая, что тем самым исключаются ошибки. Прежде всего, сомнительна сама возможность постоянного контроля (тем более разнообразных видов деятельности). Кроме того, создается обстановка психологического дискомфорта: каждый работник оказывается под подозрением и это отражается на результатах его труда.

Однако особенно важно то, что тотальный контроль, по сути, снимает с работников собственную ответственность за осуществляемую деятельность, вследствие чего они теряют всякую самостоятельность. Все равно неусыпно надзирающий руководитель найдет и исправит допущенный ими огрех, испытывая при этом довольство от своей бдительности и значимости. Происходит совершенно неприемлемое "обратное регулирование" полномочий -снизу вверх. Руководитель забывает, что для исполнителей должна быть оставлена определенная свобода действий, как и то, что никто не в состоянии учесть все факторы при принятии и реализации решений. В таких ситуациях исполнители становятся не только несамостоятельными, но и нерадивыми.

Следует различать предварительный, промежуточный и последующий контроль.

Предварительный контроль понятие условное, в том смысле, что контроль в начале работы (выполнения решения) преждевременен. Говоря так, обычно имеется в виду контроль процедуры, подготовки и реализации решения (определение конкретных исполнителей, критериев и сроков реализации, методов контроля, форм ответственности и др.).

Иное дело текущий, промежуточныгй контроль, значение которого трудно переоценить. Чем продолжительнее прогнозируемый срок выполнения решения, тем важнее выявлять промежуточные результаты посредством контроля. Неразумно привязывать контроль за результатом, как это часто практикуется, к финишу (конечному сроку). В этом случае до наступления финиша уходит много времени, в течение которого могут объявиться отклонения от намеченного курса (по причине непредвиденного дефицита ресурсов, безответственности соисполнителей и др.), которые, если опоздать с принятием адекватных мер, будет невозможно компенсировать. Отсутствие текущего контроля зачастую является предпосылкой срыва решения.

Когда система контроля приводится в движение только после осуществления некой деятельности, то речь идет о последующем контроле. Но случается, что контроль начинает действовать после истечения некоторого времени по завершении деятельности, а не сразу и тогда мы имеем дело с задержанной системой контроля. В этой ситуации система ответственности также начинает действовать с запозданием, отключая тем самым часть системы ответственности. Здесь важно принять во внимание возможные последствия такого подхода: являются ли они допустимыми и полезными или же наносящими ущерб интересам организации.

Поэтому следует определить и согласовать промежуточные контрольные сроки с тем, чтобы исключался эффект неожиданности контроля. При этом желательно его сроки согласовать с исполнителем и тем, кстати говоря, лишний раз продемонстрировать, что контроль есть не недоверие в способности и добросовестности работника, а форма проявления заинтересованности организации в сотрудничестве с ним. Протяженность контролируемых периодов времени должно быть достаточной, чтобы можно было выявить отклонения на ранней стадии и успеть принять меры, чтобы уложиться в общий срок реализации цели. Если промежуточные контрольные отрезки времени не удовлетворяют этим условиям, их следует пересмотреть. Причем контроль сверху желательно дополнить контролем, делегированным сотрудникам.

Менеджмент рекомендует по истечении некоего самостоятельного этапа в выполнении решения попытаться получить для контролирующего ответы на вопросы:

❖ все ли необходимое было сделано;

❖ что в последующем в аналогичной ситуации следует делать иначе;

❖ в чем основные причины отклонения от намеченного;

❖ какие выводы следуют на будущее.

В зарубежной практике подобные вопросы составляют предмет обсуждения различных самодеятельных организаций. Наиболее известна японская организация такого типа — "кружки качества" — небольшие группы работников, занятых в едином деле, которые ежедневно к концу дня или еженедельно контролируют процесс исполнения решений и принимают меры по устранению обнаруженных недостатков. Существуют и иные методы контроля. В частности, некоторые фирмы Германии практикуют ежедневное обсуждение состояния выполнения дорогостоящих проектов. По заверениям представителей одной из фирм это помогло им добиться гарантии соблюдения (без ущерба для качества) сметы и сроков строительства и даже сокращения последних при одновременном снижении затрат.

Недопустим контроль, приурочиваемый к неким особым случаям или осуществляемый по причине демонстративного недоверия, когда работника угнетает мысль, какой же он дал повод для контроля. Вызывает отчуждение контроль, имеющий целью обнаружение "козлов отпущения". Часто объектом контроля становится "шершавый" сотрудник, "виновный" в том, что является человеком творческого труда, склонным к самостоятельному мышлению и требующим уважения своей позиции. Руководителю рассматриваемого толка не особенно приятна, как ни странно, безошибочная работа подчиненного, поскольку тот тем самым ставит себя вровень с "самим" шефом и может оказаться избыточно амбициозным. Весьма важно утвердить каждого работника в мысли, что контроль вовсе не способ наказания, а скорее функция управления и, как таковая, носит постоянный характер.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Нередки случаи, когда очевиден …

Нередки случаи, когда очевиден своеобразный перекос в контроле, выражающийся в том, что руководитель искусственно сужает поле контроля, выбрав некоторые участки предпочтительным объектом надзора в ущерб деятельности других. Выбор участка далеко не обязательно диктуется разумными соображениями. Это может быть участок, к деятельности которого руководитель:

❖ испытывает здоровый профессиональный интерес;

❖ который вызывает сомнения в его способности успешно выполнить порученную работу и др.

Поэтому важные участки деятельности оказываются почти вне надзора, а это негативно сказывается на ритме и эффективности работы организации.

Следует решительно отказаться от распространенного стереотипа, согласно которому успешным считается только тот контроль, который непременно, при всех обстоятельствах, обязан найти "что-то", какие либо ошибки, недостатки, злоупотребления и пр.

Ложное толкование сути контроля порождает и тот феномен, когда считают, что контролировать, значит портить отношения, поскольку контролируемого придется призвать к ответу. Иной руководитель осуществляет контроль поверхностно, давая понять, что не хотел бы, но положение обязывает, надеясь, что все обойдется. А если и обнаруживает какие-либо недостатки в контролируемой деятельности, старается устранить их собственными силами и "не выносить сор из избы".

Довольно часто руководители обнаруживают пристрастие к скрытому контролю, а привлечение самих работников к этой процедуре склонны рассматривать как утрату контроля. В контроле они видят возможность "тайного расследования" работы неких участков и лиц, часто с привлечением "стукачей". Позиции субъектов контроля, аргументированность их выводов и рекомендаций остаются за "семью печатями", порождая слухи, чувство беспокойства и беззащитности, деморализуя обстановку в коллективе.

В конечном счете такой контроль приносит организации скорее вред, нежели пользу. Здесь совершенно забывается цель контроля, которая состоит не в том, чтобы "уличить" и "схватить", хотя в принципе возможна и такая потребность, а научить людей эффективно работать, умело и с пользой для организации маневрировать ресурсами, добиваться своевременного исполнения решения.

Справедливости ради, отметим, что скрытый контроль иногда бывает необходим, но в редких случаях, когда речь идет о надзоре за криминальными действиями, мошенничеством, злоупотреблениями по службе, фальсификацией документов.

Сложная система контроля никогда не бывает замкнутой: она образует относительно замкнутый круг, способный действовать эффективно только в симбиозе с системой стимулирования и иными ценностями. Замкнутость рано или поздно нарушит систему обратных связей и динамизм организации, а вместе с тем и структуру власти.

Выводы и рекомендации по материалам контроля должны стать достоянием и предметом обсуждения всего коллектива. Истинный контроль выявляет не только недостатки, но и достоинства. Сведения о недостатках нужны не для того, чтобы "вызывать на ковер", а с тем, чтобы разработать меры по их устранению на пользу организации и самого работника. Если негативные результаты не становятся предметом обсуждения, то в сущности усилия по контролю сводятся на нет.

Сосредоточение внимания на недостатках имеет оправдание только в том случае, когда контролируемый имеет дурную привычку вновь и вновь "наступать на те же грабли". Во всех же прочих ситуациях постоянно целенаправленно контролируемый и критикуемый работник в лучшем случае не будет делать больше того, что он должен делать (хотя и мог бы), не будет искать возможностей рационализации процесса исполнения решений и, конечно, не станет идентифицировать себя с данной организацией.

Для успешного функционирования контрольного аппарата организации рекомендуем опираться на некоторые принципыг:

Принцип объективизации. Имеет смысл только контроль, основывающийся на объективных критериях и точной оценке.

Принцип сферыг контроля. Наиболее результативен контроль в динамично действующей (развивающейся) системе.

Принцип пропорциональности. Контрольные акции должны быть пропорциональны характеристикам объекта и масштабу контроля.

Принцип адекватности. Методы контроля должны соотноситься с конкретными целями и спецификой объекта.

Принцип обратной связи. Процесс контроля следует постоянно корректировать на основе информации, поступающей по каналам обратной связи.

Принцип малого числа причин. Во всякой контролируемой ситуации существенные изменения в объекте порождаются, как правило, малым числом причин, на исследовании которых и следует сконцентрировать внимание.

Принцип самоконтроля, признающий самоконтроль наиболее эффективным его видом. Прежде всего контролировать самих себя следует контролерам (руководителям), анализировать собственное поведение и избегать ошибок. В равной мере самоконтроль полезен и для контролируемых. Между тем порой даже умные люди забывают себя контролировать или вовсе не видят в этом надобности.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Принцип отказа от контроля с целью его усиления …

Принцип отказа от контроля с целью его усиления, суть которого в предоставлении работникам широкой автономии вообще, в том числе и право самоконтроля. Расширение полномочий работников в процессе выполнения ими своих обязанностей традиционно принято воспринимать как утрату контроля. В действительности при этом работник добровольно ужесточает надзор над собственной деятельностью с тем, чтобы оправдать оказанное доверие. Впрочем, самое важное, контроль за результатом при всех обстоятельствах остается за руководителем.

Принцип "отказа от контроля" и поощрение самоконтроля (помимо обеспечения функций надзора) весьма благоприятствует также совершенствованию персонала управления, поскольку работник вскоре познает свой истинный потенциал, способность правильно воспринимать и успешно выполнять решения. В этом отношении интересны суждения Ли Якокка: "В моей практике по истечении трех месяцев работник, не выполняющий намеченной им программы, обычно является ко мне и сам признает свою неудачу и подыскивает ей оправдания. Если это происходит в течение нескольких кварталов, такой работник сам начинает сомневаться в своей способности справиться с делом. До него уже доходит, что причина кроется в нем самом, а вины босса в этом нет.

Но даже и в таком случае обычно остается возможность для каких-то конструктивных решений. Часто парень сам заявляет: "Послушайте, я не в состоянии выполнить свою работу. Это мне не по силам. Не можете ли перевести меня на другую должность?"

Для всех лучше, когда служащий приходит к такому решению самостоятельно. Любая компания теряет хороших работников, просто оказавшихся не на своем месте. Они получили бы большое удовлетворение и достигли бы больших успехов, если бы их не увольняли, а переводили на более подходящую работу. Совершенно очевидно, что, чем раньше выявляется суть проблемы, тем лучше шансы на ее решение.

Когда не действует система регулярных отчетов, менеджер, не справляющийся со своими обязанностями на каком-то участке работы, может копить обиду на своего босса. Бывает и так, что менеджер воображает, будто причина невыполнения им своей программы кроется в том, что босс имеет на него зуб. Я наблюдал много случаев, когда люди годами занимали посты, не соответствующие их возможностям. Чаще всего администрация не располагала средствами выявить это до того, когда уже было слишком поздно.

Как правило, система квартальных отчетов обладает свойством саморегулирования; эффективнее всего она действует, если не вмешиваться в ход работы подчиненного. Функционируя автоматически, она обеспечивает конструктивную взаимосвязь людей, стремящихся достигнуть разумных, согласованных целей. А лучшего и желать нельзя"1.

Важнейшей составляющей системы контроля является измерение и оценка выполненной работы в соответствии со стандартами без чего невозможны какие-либо суждения об исполнении управленческого решения. Только по материалам оценок хода дела становятся возможными выявление отклонений от стандартов и объяснение этих отклонений с последующим внесением необходимых корректив в оперативную и управленческую работу.

1 Якокка Ли. Карьера менеджера. М., 1990. С. 73.

 

Под измерением выполненной работы нами понимается деятельность менеджера (руководителя) по сбору, регистрации и использованию в отчетах информации о ходе работы и полученным результатам. Цель отчета следует определять до начала его подготовки.

Принципиальные обязанности руководителя по составлению отчетов можно свести, по нашему мнению, к следующим. Вводимая информация должна:

❖ отвечать стандартам;

❖ коррелироваться с сутью решения;

❖ быть осмысленной, содержательной (полезной), точной и своевременной, нацеленной на осмысленный результат.

Выыходная информация должна:

❖ отражать отклонения от стандартов;

❖ быть сжатой, своевременной, ясной и легкой для понимания;

❖ содержательной, по которой можно определить реальную ситуацию по выполнению решения.

Менеджеры, в особенности линейные, должны своевременно получать достаточное количество конкретной и притом изложенной понятным языком информации о состоянии дел в его подразделении. Иными словами, подотчетность есть процесс, когда подчиненные предоставляют уполномоченному органу или лицу отчет о своей деятельности — о положении дел с исполнением своих обязанностей. При этом не следует насыщать отчеты избыточной информацией, но вместе с тем они не должны порождать много вопросов относительно области, за состояние которой менеджер несет ответственность. Желательно, чтобы при составлении отчетов он консультировался со своими подчиненными, памятуя о связи подотчетности с успешным функционированием и даже выживанием организации.

Способ представления отчетности может регулироваться как писаными, так и неписаными правилами, с учетом методов ее составления и обстоятельств, традиций корпоративной культуры.

Организации как государственной службы, так и действующие в частном секторе уделяют существенное внимание подотчетности, используемой в качестве формы надзора за деятельностью и метода анализа выполнения работниками управленческих решений. Особенно значима подотчетность (в силу ряда объективных причин) в государственной сфере. К таким причинам относятся следующие:

❖ государственные организации оперируют средствами налогоплательщиков и проводят в жизнь политику, согласующуюся с их волеизъявлением; соответственно, эти организации обязаны отчитываться перед ними в своих действиях;

❖ государственные организации, в отличие от организаций частного сектора, преследуют одновременно множество целей, не всегда точно сформулированных и зачастую конфликтующих между собой;

❖ от служащих государственных организаций ожидаются высокие стандарты делового поведения, начиная со строгого соблюдения нормативных предписаний о порядке расходования средств и, кончая манерой общения с клиентами;

❖ иерархичность и многозвенность в построении государственных организаций усложняет систему субординации и создает в контроле за их деятельностью немало проблем. Возможности эффективного контроля в существенной мере обусловливается самой организационной структурой управления;

❖ многообразие целей и методов деятельности государственных организаций вызывает потребность в заметно различающихся формах и механизмах подотчетности, адаптированных к нуждам соответствующих секторов: экономического, социального и др.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Распространен стереотип, согласно которому …

Распространен стереотип, согласно которому вся деятельность государственных организаций в рассматриваемом контексте отражается в традиционной иерархической подотчетности. В действительности подотчетность в государственной сфере есть сложное и комплексное явление, в котором можно различать:

❖ управленческую подотчетность;

❖ подотчетность закону;

❖ политическую подотчетность;

❖ подотчетность клиенту;

❖ профессиональную подотчетность.

Разумеется, эти формы подотчетности взаимосвязаны и взаимообусловлены столь плотно, что они полезны для целей управления лишь до тех пор, пока носят комплексный характер. Отсутствие в совокупной отчетности какого-либо ее вида затрудняет использование полученной информации для контроля исполнения и корректировки управленческих решений.

Формы отчетности могут варьироваться в зависимости от условий функционирования и культуры организаций, от специфики ориентиров, определяющих поведение органа или лица, к которому поступает отчет. К примеру, правила финансовой отчетности, в сравнении с отчетностью по другим видам контролируемой деятельности, отличаются большей жесткостью и определенностью.

Вообще традиционно формы подотчетности сосредотачиваются на том, каким образом используются денежные средства, не нарушаются ли при их расходовании стандарты — нормативные предписания. В принципе такой подход не может вызывать возражений, тем более в нынешней ситуации непомерного распространения коррупции и взяточничества. Однако существует немало и иных способов (косвенных), зачастую более результативных (внеэкономическое принуждение работников к честной работе). Соответственно и подотчетность должна охватывать вопросы динамики социальной структуры руководимых коллективов, наличия и соблюдения кодексов чести (норм этического поведения и др.).

Не могут не повлиять на содержание подотчетности жалобы населения на то, что государственные служащие плохо откликаются на нужды своих клиентов. Действительно, порой создается впечатление, что государственные организации по мере увеличения в размерах скорее озабочены своими собственными интересами, чем удовлетворением нужд людей, интересам которых они номинально обязаны служить. Критика подобного рода содержит значительный потенциал корректировки и обогащения форм подотчетности, информация которой может помочь пересмотреть методы организации и осуществления служащими своих функций, и ужесточить контроль за исполнением решений, обращенных к этой сфере деятельности.

Существуют государственные организации, которые не подлежат или почти не подлежат подотчетности и, следовательно, деятельность которых, по сути, находится вне надзора. Так, высказывается много суждений по поводу неподотчетности секретных служб, отвечающих за внутреннюю безопасность, но нам хорошо известны аргументы тех, кто считает необходимым поиск достаточно эффективных (без вреда для дела) методов контроля деятельности этих организаций.

Есть также организации, которые не прочь уйти от подотчетности в корыстных групповых и личных целях. В частности, всякого рода корпорации муниципального развития стремятся быть наделенными возможно более широкими полномочиями. Порой эти полномочия простираются так далеко, что корпорации получают возможность принимать решения без учета интересов и без согласования с местными организациями предпринимателей, органами по социальной защите населения и т.п. В результате корпорации наращивают свою собственность, но не благополучие населения муниципалитета.

Развитие рыночной экономики с присущей ей свободой предпринимательства в определенном смысле актуализирует проблему контроля за поведением субъектов хозяйствования. Вместе с тем рынок сам является жестким контролером, способным добиваться реальной ответственности.

Наиболее результативен контроль, осуществляемый методом исключения, который предполагает доминирование перспективных и стратегических решений над текущим распорядительством, когда исполнители и руководители низших уровней обращаются в вышестоящие инстанции только в ситуациях, отклоняющихся от нормы. При игнорировании этого правила вышестоящие руководители, заваленные массой мелких проблем, лишены возможности принимать по ним квалифицированные решения. Для организации контроля по методу исключения необходим тщательно отработанный, динамичный и постоянной обновляемый массив стандартов, которые могли бы служить достоверным инструментом определения положения дел с выполнением решений, по состоянию на каждый заданный момент времени.

Трудности управления зачастую сопряжены с необходимостью одновременного контроля за ходом выполнения многих решений. Для этого нужна система контроля, опирающаяся на общие системы учета, но специализированная именно на ходе реализации решений и широко использующая компьютерную технику. Вообще существуют хорошо отработанные и весьма эффективные системы контроля решений, но сколько-нибудь широкого применения в практике отечественных организаций они не получили. Во многих из них до сих пор предпочитают пользоваться для этой цели доморощенными картотеками, умножая тем самым вероятность нарушения ритма и предписанных сроков исполнения решений.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Для обеспечения эффективного контроля существенна …

Человек в системе контроля

Для обеспечения эффективного контроля существенна значимость личности, осуществляющей эту функцию. Наблюдения дают основания утверждать, что зачастую отношение к выбору контролеров является недопустимо формальным, полагая, что для этого достаточно образование и некоторый опыт работы. Между тем в случае поручения функций контроля лицам, не обладающим требуемыми профессиональными качествами, в том числе исчерпывающими знаниями относительно формальных и неформальных источников информации, надзор становится прямолинейным (ортогональным), неспособным представить реальную картину проверяемой деятельности, хода исполнения соответствующего решения.

Здесь уместно вспомнить слова Рене Макферсона, который говорил: "Вы всегда можете обмануть босса. Я лично обманывал. Но вы не можете дурачить себе равных. Они знают, что к чему на самом деле".

Для организации процесса контроля важно адекватное понимание особенностей контролирующих и контролируемых, их восприятие процедуры контроля.

В совокупности руководителей можно выделить (с позиции склонности к контролю) два характерных типа. Один тип проявляет подчеркнутое стремление к тому, чтобы контролировать все, что происходит вокруг него, влиять на образ мыслей и поведения сотрудников. Ему хотелось бы обладать полномочиями и средствами определять суть и исход решения. Другой тип символизирует руководителя, не испытывающего никакой нужды влиять на других, разве только в чрезвычайных обстоятельствах, избегающего контролировать их поведение и оценивать меру исполнительности.

По характеру воздействия на людей тоже можно различать два типа подчиненных. Одни готовы поддаться контролю (влиянию) окружающих и даже испытывают потребность в этом. Они стремятся к тому, чтобы их поведение соответствовало желаниям и ожиданиям контролирующего. Другой тип старается уйти из под контроля, противодействуя всеми доступными ему средствами влиянию контролирующего, не желает, независимо от ситуации и обстоятельств, поддаваться воздействию других людей.

В действительности подобные крайние типы довольно редки. Конкретные работники занимают, как правило, промежуточные места между противоположными типами. Однако приведенные соображения полезны тем, что подчеркивают необходимость достаточно точного уяснения того, кому и кого проверять, свидетельствуют о необходимости квалифицированного выбора стиля проверки исполнения решений. У профессионала разумный официальный контроль всегда сочетается с неформальным контролем, чем и обусловливаются особенности того или иного стиля проверки. По нашему убеждению, подобно тому как индивидуален стиль руководства, индивидуален также стиль проверки каждого контролирующего.

Лица, уполномоченные контролировать, должны отличаться высокими моральными достоинствами и этикой поведения, в первую очередь неподкупностью и твердостью характера, независимостью суждений и высоким профессионализмом, объективностью подхода к контролируемым и оценке их роли в исполнении решений. В противном случае невозможно уважение и доверие контролируемых к контролерам, без чего весьма затруднительно составление всестороннего отчета о выполненном контроле, согласие с его выводами и рекомендациями. Если контролер недостаточно квалифицирован и поддается стороннему влиянию, то его действия наверняка будут считаться тенденциозными, чреватыми конфликтами.

В этой связи уместно задаться вопросом: на кого в иерархии управления следует возлагать контрольные функции?

В принципе за осуществление контроля отвечает непосредственный руководитель. Названная функция входит в круг его служебных обязанностей и притом не подлежащих делегированию. Но квалифицированный контроль невозможен без профессиональных знаний касательно предмета проверки, а между тем руководитель далеко не всегда знаком, да и не обязан быть знакомым с тонкостями надзираемого процесса. Невозможно требовать от современного руководителя, чтобы он на профессиональном уровне владел всеми подконтрольными ему видами деятельности, специальными знаниями и навыками. Поэтому, кстати говоря, многие административные решения инициируются на нижележащих иерархических уровнях организационной структуры. В подобных ситуациях принятие руководителем их рекомендаций основывается преимущественно на доверии к подчиненным (разработчикам решений). В сущности его задача сводится к тому, чтобы придавать поступающим снизу решениям официальный статус.

Создается противоречивая ситуация. С одной стороны, руководитель не в силах достаточно эффективно контролировать работу бухгалтера, программиста, маркетолога, агента по рекламе, в которой он далеко не все понимает, а, с другой стороны, он не вправе отстраниться от контроля, причем отсутствие профессиональных знаний не может служить для него оправданием.

Умный и открытый руководитель обязан найти решение складывающегося здесь объективного противоречия. В этой ситуации может быть несколько путей: от вдумчивого выяснения профессиональных особенностей проверяемого, до разделения контрольных функций между первым руководителем и его заместителями (руководителями конкретных служб). Если первый может контролировать добросовестность и надежность выполнения решений, то второй — наблюдать за точностью их выполнения, соответствием действий исполнителей обязательным стандартам, нормам и предписаниям.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — В контроле, как известно, нуждаются и сами контролеры …

В контроле, как известно, нуждаются и сами контролеры. Здесь полезно прислушаться к информации, поступающей от клиентов-проверяемых. Если клиенты регулярно обращаются с претензиями на пристрастность, недостаточный профессионализм и другие негативные склонности служащего-контролера, то такую информацию следует изучать со всем вниманием.

Еще одна проблема, которая не может быть оставлена без внимания -это вопрос, связанный с множественностью контролеров, контрольных функций и методов контроля. Усилия на этом поприще, имеющие благую цель повышения эффективности контроля, в действительности, как правило, ее снижают, ибо усложняют обеспечение надзора над служащими. Организация может страдать от "перегруженной" системы контроля не менее, чем от системы его неадекватности. Следует помнить, что ответственность и санкции должны стать непременными атрибутами всякой системы контроля.

Ответственность за исполнение решений

Очевидная слабость контроля во многом объясняется ненаказуемой безответственностью. Если слабый контроль благоприятствует уходу от ответственности, то заведомая безответственность в сущности лишает контроль всякого смысла. Ответственность за надлежащее исполнение решений есть ответственность за нормальное функционирование организации. В противном случае может оказаться бессмысленным и, более того, вредным само существование организации, становящейся пожирателем бюджетных средств.

В последнее время ситуация меняется, в основном во внегосударствен-ных системах. Ответственность предприятия, например, начинает реализо-вываться во множестве форм вплоть до банкротства. В то же время всякий руководитель располагает различными средствами поощрения за эффективное использование делегированных полномочий, в особенности работников, принимающих на себя дополнительные обязанности и готовых нести ответственность за их реализацию. Поощрения по итогам контроля важны не только как материальный стимул. Подчиненные убеждаются, что их деятельность постоянно находится в поле зрения руководителя и непременно будет оценена по достоинству, что побуждает их с удвоенной энергией добиваться улучшения показателей своей работы.

В реалиях нарождающейся рыночной экономики постепенно приходит понимание того, что привычка не выполнять согласованные решения и данные обещания может оказаться экономически весьма накладной. Лишь людям, незнакомым с деловым миром, кажется, что рынок — вольготное поле деятельности для хитрецов и ловкачей. Им невдомек, что честность и умение держать слово составляет основу бизнеса и коммерческих отношений.

Мера ответственности как организации, так и должностного лица напрямую связана с уровнем их самостоятельности. Причем самостоятельность организации следует понимать как способность и возможность выбирать в заданных правовых границах линию поведения (действий) в согласии с ее функциональным назначением.

Самостоятельность всегда конкретна и относительна, абстрактной самостоятельности не существует. В частных структурах, а в определенной мере и в государственных, практически всегда имеется некоторое поле свободы, позволяющее в зависимости от обстановки и состояния ресурсов уточнять цели своей деятельности и находить различные варианты их достижения. Ограниченная свобода действий в государственной организации не должна служить основанием для отрицания вообще факта ее существования и необходимости использования. Между тем на практике, если искомая свобода и используется, то зачастую вовсе не в интересах организации.

Применительно к государственным организациям следует помнить, что ответственность, как правило, не адекватна власти по причине того, что они являются сложными переменными, к тому же подверженными воздействию множества факторов субъективного порядка. Власти сопутствуют (в определенном соотношении) ответственность и отключение контроля, ответственности.

Что касается частного сектора, то здесь самостоятельность организаций близка к абсолюту, будучи ограниченной только нормативными актами общего действия.

В контексте сказанного механизм взаимодействия самостоятельности, контроля и ответственности выступает как средство согласования государственных и частных (личных) интересов. Подтверждение сказанному можно найти, в частности, в концепции банкротства.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Во всякой нормальной рыночной экономике банкротство …

Во всякой нормальной рыночной экономике банкротство возможно и необходимо как естественное следствие неспособности вести хозяйство. Средство это болезненное, но неизбежное: если предприниматель не несет бремя совершаемых им ошибок, то развитие экономики обойдется непомерно дорого. Ведь риск предполагает не только опасность наказания, но и вероятность вознаграждения: умей хозяйствовать, а если не умеешь, не берись не за свое дело. Поэтому и конкуренция ведет не обязательно к победам, а с равным основанием и к банкротствам.

Гарантии от банкротства предприятий, не способных быть конкурентоспособными, поощряют безответственность и обрекают экономику страны на огромные потери. Не говоря уж о том, что периодическое списание долгов увеличивает внутренний долг государства, что равнозначно увеличению потребления без наращивания производства продукции. Не следует забывать, что банкротство есть средство вытеснения с рынка, своего рода выбраковка неэффективно действующих предпринимателей, средство, вынуждающее тщательно отрабатывать каждое свое решение и помогающее избавиться от самодовольства. Между тем в отечественной экономической системе до сих пор широко практикуется "амнистирование" незадачливых руководителей, занятых в государственном или даже в полугосударственном секторе экономики: одним "прощают долги", другим за счет централизованных фондов возмещают убытки, третьи получают экспортные лицензии. В подлинно рыночной экономике такая ситуация просто невозможна.

Принципиальная неизбежность банкротства вовсе не означает, что всем предприятиям непременно придется пройти через это испытание. Терпят банкротство нерентабельные, морально или физически устаревшие предприятия, продукция которых не находит спроса у потребителей. Изучение причин банкротств свидетельствует, что очень высокий их процент вызван низкой квалификацией или неопытностью руководства. Компании достигают успеха почти исключительно в зависимости от того, насколько хорошо ими руководят. Как отмечалось в "Обзоре малого бизнеса", составленном "Банк оф Америка", в конечном счете более 90 % банкротств вызвано некомпетентностью и неопытностью руководства1.

Проблема банкротства приобретет особую остроту в связи с ростом малого бизнеса. Естественно, что этот процесс сопровождается разорением многих предпринимателей. Обусловливается это совокупностью причин:

❖ особенностями способа хозяйствования;

❖ уровнем деловой активности;

❖ небольшим объемом продаж и высокими издержками производства;

❖ внутренними проблемами управления.

Сказываются, и самым ощутимым образом, нехватка капиталовложений и низкая эффективность технологий, отсутствие у хозяев малого бизнеса способностей и опыта управленческой работы, связанной с высокой ответственностью.

Методика и практика осуществления ответственности, прежде всего дисциплинарной, в государственной организации имеет вполне объяснимые существенные особенности. Закон регламентирует дисциплинарную ответственность государственного служащего, которая наступает при совершении им должностного проступка — неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на него нормативных служебных обязанностей, противоправном и виновном поведении. Должностным проступком признается также несоблюдение законодательно установленных ограничений, связанных со службой, а также умышленное совершение служащим действий, выходящих за рамки его полномочий. Полномочия превышаются в ситуациях, когда:

1 См.: Кунц Г., О. Доннел С. Управление. Системный и ситуационный анализ управленческих функций. Т. 2. С. 43.

 

❖ служащий берет на себя осуществление функций, составляющих компетенцию вышестоящего органа (лица);

❖ совершает действия, которые могут быть только коллегиальными или которые могут быть предприняты соответствующим должностным лицом, но лишь при наличии у него особых полномочий или в особых случаях;

❖ выполняет действия, которые не вправе совершить никакое должностное лицо (орган аппарата управления).

Однако практическое исполнение приведенных положений предполагает максимально возможную детализацию стандартов, критериев оценки проступков служащего. Следует точнее определить порядок установления меры "ненадлежащего исполнения обязанностей", расшифровать понятие "особые случаи", параметры, фиксирующие переход рамок "ограничений, связанных службой" и др.

Законом предусматриваются дифференцированные меры дисциплинарного воздействия на служащих: замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, увольнение. Названные меры согласуются с аналогичными положениями трудового законодательства. Однако неправомерно увязывать их с иными мерами дисциплинарного воздействия, скажем, с такими, как снижение оклада или предупреждение об увольнении.

Повышенное внимание следует уделять проблеме личной ответственности государственного служащего за правомерность своих действий. Поскольку государственная служба основана на принципе иерархической подчиненности, постольку служащие обязаны выполнять решения (приказы, распоряжения, указания) вышестоящих руководителей.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Согласно Закону о госслужбе …

Согласно Закону о госслужбе (ст. 14. п. 4) исполняющий решение служащий несет личную ответственность за правомерность своих действий. Тем самым служащий обязывается оценивать получаемые к исполнению решения с позиции их соответствия закону и государственным интересам. При появлении какого-либо сомнения в правомерности решения он должен незамедлительно и притом в письменной форме сообщить об этом своему непосредственному руководителю, принявшему решение, а также вышестоящему руководителю. Служащий приступает к исполнению решения только после его письменного подтверждения вышестоящим руководителем, принявшим решение. Однако, если исполнение решения сопряжено с акциями, образующими состав административной или уголовно наказуемой ответственности, служащий опять-таки не вправе его реализовывать. Ответственность за последствия исполнения служащим неправомерного решения полностью возлагается на руководителя, письменно подтвердившего свое решение. Однако, чтобы норму закона сделать реальностью, необходима совокупность целенаправленных мер административного порядка, а также достижение приемлемого уровня корпоративной культуры и внедрения норм этического поведения.

Одним из важных ориентиров в управленческой деятельности служит достижение устойчивого и стабильного развития регионов.

4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАБИЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Очевидное обстоятельство, что функционирование экономики есть не что иное, как взаимодействие разных по уровню и значимости хозяйственных субъектов. Региональная экономика, как такого рода хозяйственный субъект, является элементом общественного производства.

Проблема региональной организации хозяйства не нова. В экономической литературе 1920-х годов региональный аспект развития исследовался в связи с экономическим районированием страны. Регион на этом этапе рассматривался с опорой на два основных принципа — специализацию районов и комбинированное построение производства. Главная особенность, внесенная в понятие экономического района, заключалась не в принятии того или иного статистического признака за исходный критерий, а в выделении в виде района некоторой своеобразной, экономически законченной (но не замкнутой) территории страны, включающей определенную комбинацию из природных особенностей, капитальных ценностей и населения (с его бытом и подготовкой для производственной и вообще хозяйственной деятельности). Предполагалось, что экономические районы должны быть настолько крупны и хозяйственно самостоятельны, чтобы иметь возможность большую часть своих нужд и потребностей покрывать за счет собственных средств.

Конечный результат перехода к системе полного социально-экономического районирования виделся в достижении органического сочетания системы централизованного управления через центральные отраслевые органы по вертикальной линии и через специальные централизованные районные комплексные органы по горизонтальной линии.

На данном этапе развития науки экономические районы рассматривались как условие и объективный результат процесса обобществления. Они представлялись именно как новый тип экономического районирования, обеспечивающий развитие производительных сил и производственных отношений вглубь и вширь. Экономика должна была строиться на основе органического сочетания отраслевого и регионального развития, что гарантировало учет не только ресурсной, но и социальной специфики районов.

Однако эта концепция и ряд других в те годы не получили признания. Для этого были объективные причины. В период усиленной индустриализации экономики, преодоления послевоенной разрухи, экстенсивного наращивания промышленного потенциала закономерно преобладали тенденции к особой централизации управления. Это было время формирования территориально-производственных образований, налаживания устойчивых связей между ними. Система производительных сил еще не обладала территориальным единством, а ее элементы в своем развитии не ограничивались факторами пространственного характера. Поэтому функции управления хозяйством практически отсутствовали на уровне основных экономических районов.

Исследования развития и размещения производительных сил и расселения населения на перспективу, достижения конструктивной географии позволили в конце 1960-х годов сформировать особое направление экономической науки — региональную экономику. По мнению академика Н.Н. Некрасова, научные исследования региональной экономики формировали теорию и методологию системного анализа экономического развития региона и были направлены на всестороннее изучение региональных экономических проблем, решение которых необходимо для планирования территориальной организации хозяйства страны.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Отечественные ученые-регионалисты этого периода …

Отечественные ученые-регионалисты этого периода внесли существенный вклад в теорию территориального разделения труда, производственной специализации регионов и их комплексного развития, в становление теории формирования территориально-производственных комплексов, промышленных узлов и систем расселения населения, исследование территориальных закономерностей циклов производства, моделирование развития экономики региона, разработку схем и прогнозов развития и размещения производительных сил и др. Существенно продвинулись знания о территориальных формах обобществления производства, которые могут быть использованы при регулировании объективно формирующихся региональных социально-экономических систем производства и расселения в условиях рыночной экономики.

С экономической точки зрения категория "регион" употребляется применительно к какой-либо территории, которая может быть самого разного размера — от небольшого района в крупном городе до огромных частей внутри континентов. Очень часто регион отождествляется с частью национальной территории того или иного государства. В то же время признается, что любой регион как часть земной поверхности с относительно однородными характеристиками и определенными границами является частью не только национальной, но и интернациональной системы.

Существует также точка зрения, что регион следует понимать не просто как географически определенную территорию, а как одновременно субъект хозяйствования, определенные экономические отношения, выражающие способ соединения территориально распределенных производительных сил с совокупной рабочей силой

Ряд ученых признают в качестве регионов, прежде всего, такие территориальные образования, которые представляют собой целостные социально-экономические и материально-пространственные системы со своими органами власти и управления.

При этом следует учитывать и такое обстоятельство, что регион — открытая экономическая система со своими особенностями управления и саморегулирования. Для такой системы при высокой степени автономности управления принцип "самовыживания" может оказаться довлеющим. Очень часто трактуют регион как сложный территориально-экономический комплекс, имеющий ограниченные внутренние ресурсы, свою структуру производства, определенные потребности и связи с внешней средой. Регион -динамическая система, он постоянно развивается, при этом могут меняться цели и векторы развития. На состояние региона влияет множество факторов внешней и внутренней среды. Поэтому регион — это всегда открытая для обменов система, постоянно взаимодействующая с внешней средой.

Отмечалось также, что важнейшая особенность экономических регионов состоит в их целостности не только как комплексов производительных сил, но и определенным образом организованных подсистем общественного воспроизводства.

При математическом моделировании очень часто рассматривали регион как территорию, разбитую на участки (районы), связанные транспортной сетью и путями возможной миграции ресурсов. Вместе с тем в ряде исследований не проводилось четкого разделения понятий "регион" и "район".

Согласно определению Э.Б. Алаева, экономический регион есть территориально-производственный комплекс с эффективной народнохозяйственной специализацией.

По мнению Н.Н. Некрасова, под регионом понимается крупная территория страны с более или менее однородными природными условиями и с характерной направленностью производительных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов и соответствующей сложившейся и перспективной материально-технической базой, производственной и социальной инфраструктурой.

B.И. Данилов-Данильян и М.Г. Завельский считают, что регион — это целостность, образуемая территориально-производственным комплексом некоторой местности и соответствующим ему устойчивым к экономическим воздействиям извне территориальным объединением людей, которые имеют групповую функцию предпочтения, отличную от функции предпочтения других таких объединений.

C.И. Киркэ понимает под регионом пространственное сочетание территориальных предпочтений, характеризуемых определенным и динамическим хозяйственно-территориальным комплексом с соответствующей материально-технической базой, а также территориальным объединением людей с системой его обслуживания и управления.

Ряд авторов категорию "регион" не связывают напрямую с конкретным субъектом Российской Федерации. В то же время другие специалисты отмечают, что регионами можно называть целые субъекты Федерации. Мы подразумеваем под регионом субъект Российской Федерации — область, край, республику. Поэтому, рассматривая региональные аспекты экономических отношений, точнее было бы выделять их особый структурный уровень, связанный с существованием самостоятельного субъекта экономических отношений, функционирующего в их единой системе.

Различные авторские подходы и оценки раскрывают те или иные черты экономического региона как категории: крупная территория, более или менее однородные природные условия, характерная направленность производительных сил, народнохозяйственная специализация и др. Однако, несмотря на всю их полноту, они не указывают на целостность воспроизводственного процесса в регионе. Важнейшая особенность экономических регионов состоит в том, что это есть целостная система организации производительных сил и производственных отношений.

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Это пространство как составная часть целостного …

Это пространство как составная часть целостного метапространства представляет собой, систему реально существующих экономических связей, постоянно развивающихся и углубляющихся в процессе взаимного переплетения, взаимного дополнения и обеспечения экономической целесообразности хозяйствующих структур, между которыми имеет место устойчивое территориальное разделение труда.

Можно отметить следующие особенности регионального экономического пространства:

❖ оно может образовываться в рамках сочетания различных хозяйств, независимо от величины их потенциала, если они соединены между собой устойчивым разделением труда, а их интересы в экономических связях совпадают;

❖ данное пространство характеризуется не временными отношениями между хозяйствующими субъектами региона, а определенным состоянием функционирования взаимосвязанных хозяйственных структур;

❖ это пространство имеет внутренне противоречивый характер. Источники его самодвижения и саморазвития находятся в объективно обусловленных противоречиях внутри хозяйствующих субъектов, связанных между собой разделением труда.

Таким образом, региональное экономическое пространство выступает как целостная система взаимодополняющих субъектов хозяйствования на определенной территории, между которыми имеет место устойчивое разделение труда. Экономическое пространство выражается в совокупности экономических отношений, складывающихся на основе единых правил их регулирования и развивающихся на территории, не имеющей внутренних экономических границ для перемещения рабочей силы, капитала, товаров и услуг. Следовательно, экономическое пространство представляет собой территориальную (региональную) основу для функционирования экономических процессов.

Целью формирования экономического пространства является создание эффективной региональной экономической интеграции, базирующейся на взаимном интересе и равноправном партнерстве. Основой регионального экономического пространства должна стать самостоятельность товаропроизводителей как главных субъектов экономической деятельности. Предприятия в своей деятельности должны руководствоваться законом и общими правилами рыночных отношений. Таким образом, одним из ведущих принципов формирования и функционирования регионального экономического пространства является общее хозяйственное законодательство, определяющее правовые нормы функционирования субъектов экономических отношений.

К основным принципам формирования экономического пространства можно также отнести следующие:

1. Единая финансовая и ценовая политика с существенным перемещением прав в пользу местных органов управления и производителей. Единая налоговая и бюджетная политика, а также регулирование цен на ключевые виды сырья, продукции, товаров и услуг, круг которых согласовывается всеми субъектами общего экономического пространства.

2. Единая рыночная инфраструктура — общие транспортные и информационные коммуникации, а также системы статистики и стандартизации.

3. Единая социальная политика, направленная на установление гарантированных минимальных уровней заработной платы, пенсий, пособий и других выплат, компенсаций, индексаций доходов населения, а также нормативов обеспечения населения жильем и объектами сферы социально-культурного обслуживания с учетом региональных условий.

4. Централизованное регулирование развития регионального экономического пространства посредством целевых инвестиций, дотаций (субвенций), в частности, по оказанию помощи районам бедствия, депрессивным районам, а также протекционистской политики по отношению к отдельным сферам хозяйственной деятельности. По мере становления этих сфер (переспециализации, повышения технического уровня, конкурентоспособности) государство может освободиться от регулирующих функций.

Региональное экономическое пространство обладает также неоднородностью структуры, обусловленной сочетанием факторов и условий развития, приуроченных к конкретной территории. Это означает членение пространства на своеобразные территориальные единицы, каждая из которых выполняет определенную необходимую функцию. Экономическое своеобразие территориальных единиц (чаще всего выражающееся в специализации) обуславливается их природными ресурсами, географическим положением, историческими особенностями развития и трудовыми навыками, национально-этническими характеристиками населения и другими факторами. Именно поэтому территориальная единица может пониматься не просто как участок территории, а как определенное сочетание производства, населения и ресурсов на данной территории.

В процессе проводящихся в России реформ реализуется предоставление большей экономической самостоятельности всем субъектам экономической жизни страны. В этой связи особое значение имеет изучение категории "региональный интерес". Региональный интерес, на наш взгляд, должен находить свое отражение в удовлетворении потребностей населения региона, коллективов и отдельных граждан в результате четкого и эффективного осуществления экономических связей, достигаемого в некоторых случаях за счет общества (в случае нерентабельных, но необходимых для нормального функционирования региона предприятий).

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ … — Региональный интерес в первую очередь должен …

Региональный интерес в первую очередь должен реализовываться в эффективном использовании имеющихся на территории региона средств производства и природных ресурсов, а также в присвоении определенной части результатов от их применения. В этой связи, в частности, отмечается, что интересыг — ключевое понятие, необходимое для характеристики тенденций развития региона, что обуславливает значительную трансформацию всей системы региональных экономических исследований. Его применение предполагает выявление и изучение субъектов различных интересов (экономических и политических), анализ их объективного положения, а также перспектив и направлений формирования и трансформации групп интересов. Этот срез проблемы до сих пор обойден вниманием экономистов, исследующих региональную проблематику.

В целом экономические интересы занимают особое место среди категорий системы производственных отношений, поскольку экономические отношения каждого данного общества проявляются, прежде всего, как интересы. Именно экономические интересы являются тем инструментом, который используется в хозяйственном механизме. Движущими силами экономической деятельности служат экономические интересы, ведущие из которых всегда связаны с присвоением всевозрастающей доли производимого продукта и услуг как материального условия существования людей. Поэтому цели экономической деятельности сводятся к организации такой системы экономических (хозяйственных) связей, при которой можно присваивать во всевозрастающих размерах результаты производства.

На региональном уровне действует своя специфическая система экономических интересов, что является главной особенностью производственных отношений на уровне региона. Это связано с наличием множества субъектов хозяйственной деятельности на территории региона: предприятия местного, регионального, федерального подчинения, организации различных ведомств. Поэтому взаимодействие личных, корпоративных и общественных интересов здесь осложняется наличием территориального (регионального) интереса.

В условиях, когда в недалеком прошлом региональный интерес был во многом подавлен, вопросы о его противоречивости и последствиях такой противоречивости не возникали. В настоящее время в связи с предоставлением регионам Российской Федерации большой самостоятельности неизбежно возникают определенные проблемы. Наиболее остро противоречивость интересов проявляется в процессе взаимодействия Федерации и регионов ее составляющих. Данное противоречие невозможно разрешить, на наш взгляд, в условиях, когда многие регионы являются дотационными (причем в основном не из-за объективных экономических причин, а в силу нерациональности финансовых взаимоотношений между субъектами Федерации и отсутствия четкой критериальной базы для подобной рационализации). При рассмотрении регионального интереса ни в коем случае нельзя упускать из виду специфический интерес администрации региона. Недооценка данного вида интереса также может привести к множеству негативных последствий.

Региональные интересы правомерно отнести к числу тех, что игнорировались особенно часто. Это объясняется, в частности, тем, что в прошлом при разработке и реализации социально-экономической политики учет региональных особенностей, условий жизни и труда населения расценивался как проявление местничества, а если при этом ссылались на определенные национальные мотивы, то это считалось национализмом. Такая беспочвенная и безответственная позиция сыграла немалую роль в накоплении тех межнациональных противоречий, с которыми нашему обществу приходится сталкиваться в настоящее время.

Сущность регионального (территориального) интереса недостаточно исследована экономической наукой. Однако подобные интересы существуют столь же объективно, как и групповые интересы трудовых коллективов предприятий, отраслей хозяйства, отражая особые (вызванные реальной спецификой) условия, мотивы и способы действий проживающих в данном регионе людей. Эти интересы направлены на воспроизводство факторов жизни и труда в региональном звене производственной и социально-экономической структуры общества, на удовлетворение материальных и духовных (включая и специфические национальные) потребностей жителей региона посредством эффективного территориального хозяйствования.

Понятие регионального (территориального) интереса появилось в отечественной экономической литературе в начале 1980-х годов. Региональный интерес предполагает направленность на развитие отраслей специализации, перерабатывающей промышленности, обеспечивающей наиболее глубокую переработку местного сырья, производство товаров народного потребления, охрану окружающей среды, улучшение условий труда, создание всесторонне развитой производственной и социальной инфраструктуры, формирование высококвалифицированных кадров во всех звеньях народного хозяйства. Его носителем является работник, чья жизнедеятельность осуществляется на территории примерно с одинаковыми природно-климатическими, географическими и демографическими условиями и определенной направленностью экономического развития. Очевидно, что заинтересованность региона неодинакова по отношению к развитию отраслей специализации и охране окружающей среды, к созданию развитой социальной инфраструктуры и подготовке высококвалифицированных кадров.

Понятие регионального интереса (системы региональных интересов) следует конкретизировать в большей степени применительно к понятию территориальной общности. Под территориальной общностью следует понимать людей, объединяемых общественными отношениями в силу объективных условий их жизнедеятельности.

Таким образом, система региональных интересов — это осознанная необходимая система целей для всестороннего самоосуществления территориальной общности. Здесь делается упор на народонаселенческий фактор социально-экономического развития общества, определяемый демографической политикой, которую можно рассматривать как часть общей социально-экономической политики.

Написано: admin

Январь 20th, 2016 | 3:15 пп