Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

История политических и правовых учений Вопросы и ответы — часть 3

Тема 24. Политическая и правовая мысль Европы во второй пол. ХIХ – начале ХХ в. (Часть 2 — Каков вклад Г.Еллинека в развитие государствоведения?)

7. Каков вклад Г.Еллинека в развитие государствоведения?

Георг Еллинек (1851-1911), немецкий юрист, профессор Венского, Базельского и Гейдельбергского университетов. Основные положения его учения изложены в работах «Право современного государства. Общее учение о государстве» (1900), «Права меньшинства (1898), «Социально-этическое значение права, неправды, наказания», «Конституции, их история и значение в современном праве»:
• Наука о государственном праве рассматривается как исключительно юридическая, свободная от философии, истории и социологии.
• Дана классификация государственных органов, где особо выделены непосредственные органы, обусловленные конституцией, определяющие саму форма союза, распадение которого либо совершенно дезорганизует государство, либо коренным образом видоизменяет его.
• Непосредственным органам подчинены посредственные, основанные на поручениях, направленных индивидуально на эти органы; такие органы всегда прямо или косвенно зависят от какого-либо непосредственного органа.
• Непосредственные органы классифицированы как назначающие и назначаемые, первичные и вторичные, простые и потенцированные, самостоятельные и несамостоятельные, нормальные и чрезвычайные. Посредственные делятся на необходимые и факультативные.
• Разработана теория о правовом самоограничении государства с помощью создаваемого им государственного и международного права.
• Право представлено как часть нравственности (этический минимум).
• Дана трактовка субъективных прав, единоличных и коллективных прав.
• Системно исследовано соотношения прав большинства и меньшинства.
Исследование прав меньшинства у Йеринга связано с общей теорией конституции (основного закона), зависимостью между основным законом и общественным договором, равенством и свободой. Он показывает, что неограниченное господство большинства является деспотизмом. Голос большинства должен иметь позитивный перевес, который отражается в решениях, но необходима и защита прав меньшинства. Отталкиваясь от данных положений, Йеринг рассматривает систему охраны прав меньшинства в законодательных коллегиях и при народных голосованиях, различает организованное и неорганизованное меньшинство. К средствам такой охраны в парламенте он относит квалифицированное большинство, вето, компромиссы, обструкции (затягивание принятия решения), сецессии (воздержание от посещения парламента). В то же время необходимо учитывать потребности всего государства, чтобы злоупотребление правом вето, обструкцией, сецессией не мешало развитию государственных отношений.

8. Неокантианское учение о праве Р.Штаммлера

Рудольф Штаммлер (1856-1938) – профессор гражданского права в университете Галле, продолжил традиционные для немецкой и австрийской политико-юридической науки поиски построения теории права, опираясь на философию. Штаммлер – представитель Марбургской школы неокантианства. Фундаментальный труд: «Хозяйство и право с точки зрения материалистического понимания истории» (1896). Написал также работы «Сущность и задачи права и правоведения», «Задачи права и правоведения в будущем» (объединены позже в книгу «Сущность и задачи права и правоведения» — 1906). Основные положения:
— Прежде всего необходимо установить общие условия познания через понятия: этому отвечает понимание юриспруденции как математики общественных наук, а этики как логики. Так этика вводит основную идею и логический прием – «социальный идеал», служащий одновременно и «формальным методом для суждения над эмпирически накопленным материалом исторического права» («формальной закономерностью»). Отсюда предмет познания тождественен понятию о предмете, а собственное бытие есть совокупность чисто понятийных отношений («идеал есть только и без всяких ограничений то же самое, что и формальная закономерность»).
— Этика как логика помогает разделить право на два класса (справедливое и несправедливое) и судить в таком ключе о правовых явлениях. Поскольку общество не может быть установлено раз и навсегда, а конкретные цели людей конечны и условны, то необходимо организовать общество так, чтобы личности выбирали сознательно правильные средства достижения цели. А это возможно, если создано достойное положение личности в обществе. Право должно соответствовать этой главной цели и быть справедливым для данных условий. Юридические нормы возникают, устанавливаются и начинают действовать независимо от государственной организации. Причем нет правовых положений, являющихся раз и навсегда только справедливыми или исключительно несправедливыми в любых ситуациях. «Безусловно действуют лишь формальные условия…».
— Такой метод приводит к обоснованию «естественного права с меняющимися содержанием». Праву свойственно стремление к объективно справедливому упорядочения социальной жизни и движению к социальному идеалу. И это воление никогда не останавливается окончательно. «…Человечеству суждено всегда вынашивать все лучшее и лучшее понимание того, что является справедливым по определенным вопросам». Тем самым вводится принцип развития, оказавшийся созвучным наступившему в ХХ в. возрождению концепций естественного права.
— Право – «ненарушимое самовластное регулирование социальной жизни людей». Такое определение выполняет роль: а) отграничения норм нравственности от «права» как «самовластной воли», притязания на господство над подчиненными независимо от их согласия либо несогласия; б) размежеванияе «права» и «произвола» (действия законодателя, противоречащего общим принципам права); в) выделения в качестве решающей особенности права его «ненарушимость». Право наличествует, пока такая зависимость существует, пока норма одинаково обязательна для подчиненного и творца нормы.
— Критика марксистской доктрины как незавершенной, поскольку: 1) отсутствует доказательное, развернутое объяснение используемых ключевых понятий: общество, экономические феномены, общественный способ производства и др.; 2) не раскрыто, какая степень необходимости признается за грядущими преобразованиями права (простое прозрение об ожидаемом ходе развития не может заменить систему научных аргументов).
— Отвергнут краеугольный тезис марксизма о первичности экономики и вторичности политики и права, подчиненности права экономике. Фундамент государства не совокупность производственных отношений, а право. Право – та необходимая первоначальная категория, без которого невозможно понимание экономики, выступает первоосновой и предпосылкой понимания государства. Можно определять право без отношения к государству, но нельзя говорить о государстве, не определяя правовых норм.
— Право – специфический комплекс нормативных писаний, особый внешний регулятор совокупной социальной реальности. Оно постольку играет определяющую роль, поскольку без него физически не может иметь место сама социальная деятельность индивидов. Но указанное отношение между государством и «социальным хозяйством» у Штаммлера выступает именно в логическом, а не хронологическом или реальном причинно-следственном аспекте. Вместе с тем он подчеркивает, что право и «социальное хозяйство» не противостоят друг другу как два самостоятельных и независимых друг от друга явления. Они – связанные элементы, стороны одного и того же социума.

9. В чем особенность учения Ф.Ницше о справедливости и праве

Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900) – немецкий мыслитель, представитель иррационализма и волюнтаризма, профессор философии Базельского университета. Вопросы политики, государства и права освещаются, в таких его работах, как «Греческое государство» (1871), «Воля к власти», «Человеческое, слишком человеческое» (1877), «По ту сторону добра и зла» (1886), «К генеалогии морали» (1887). Учение Ницше очень противоречиво, поэтому к его наследию обращались и реакционные и прогрессивные мыслители. Основные положения его учения:
— Источник справедливости – сила и обмен притязаниями. «Справедливость возникает первоначально среди приблизительно одинаково могущественных…Где нет точно различимого превосходства в силе и борьба привела бы к бесплодному обоюдному вреду. там возникает мысль о соглашении и об обсуждении взаимных притязаний: первоначальный характер справедливости есть характер обмена. Каждый удовлетворяет другого тем, что каждый получает то, что он больше ценит, чем другой…Справедливость есть, следовательно, воздаяние и обмен при условии приблизительного равенства сил…» («Человеческое, слишком человеческое»).
— Обратимость прав и обязанностей. «Наши обязанности – права других на нас. В силу чего они приобрели их? В силу того, что они считали нас способными к договору и к отплате, ставили нас наравне с собою, так что они доверяли нам что-нибудь, воспитывали нас, наставляли нас на путь, поддерживали нас».
— Воля к власти. Воля к накоплению силы и увеличению власти – специфическое свойство всех явлений, в том числе социальных и политико-правовых. Причем воля к власти – это повсеместно самая примитивная форма аффекта, а именно – «аффект команды». Социально-политическая история – борьба двух воль к власти – воли сильных видов (аристократии) и воли слабых (толпы). Аристократическая воля к власти – это воля к жизни; рабская воля к власти – воля к смерти.
— Право производно от воли к власти, от силы. Несостоятельны естественно-правовая доктрина, идеи свободы и равенства. Правомерны привилегии, преимущества и неравенство. «Неправота никогда не заключается в неравных правах, она заключается в притязании на «равные» права». Право – результат войны и победы, что исходит еще от «правового инстинкта» древних. Так возникает естественное право победителя. Соответственно праву необходимой обороны следует признать и право необходимой агрессии. Право победителя в войне – основа аристократического правопорядка. Право в мирном порядке фиксирует результаты войны различных воль и предполагает соглашение неких борющихся сил.
— Принцип неравенства правовых притязаний. Неравенство прав – условие права вообще. Право всегда преимущество. Органическая связь права с насилием определяет отношение к справедливости. Правовая справедливость исходит из различных индивидов – в зависимости от того, относятся ли они к аристократическим типам или являются обычными людьми. Человек сам по себе не обладает ни правами, ни достоинствами, ни ценностями.
— Отрицание народного суверенитета. Реализация его ведет к падению государства, устранению противоположности между «частным» и «публичным». Расширение суверенитета приводит к постепенному вырождению здоровых жизненных сил, в конечном счете, к победе многочисленной массы угнетенных над немногочисленной аристократией.
— Мораль – орудие слабых, рабов против господ, для низвержения сильных и установления власти слабых. Образец совершенной политики – макиавеллизм. Стандарты макиавеллистской политики, уже освобожденной от морали, надо вновь внедрить в сферу моральных оценок и ориентаций – как принципы «великой политики добродетели».
— Время мелкой политики прошло: двадцатое столетие будет временем большой политики – борьбы за мировое господство, невиданных ранее войн. Вокруг понятия политики будет развязана духовная война.

10. Ницше о культуре, государстве и демократии:

— Культура есть обнаружение, проявление космической борьбы сил и воль. То, что уже раз было в прошлом, возможно и в будущем (идея вечного возвращения). Истоки строя новой аристократии – в истории древней аристократии (Индии, Греции, Риме).
— Высокая культура и развитие высших видов людей нуждаются в рабстве, в труде громадного большинства для освобождения привилегированного класса от физической борьбы за существование. Ценности высокой культуры и содействующего государства выше ценности свободы. Аристократическая культура возможна лишь в условиях господства немногих и рабства остальных.
— Государство – это возникновение и продолжение насильственного процесса, в ходе которого происходит зарождение культурного человека, господствующего над основной массой. Государство, право, политика – служебные орудия культуры, положительны лишь постольку, поскольку исполняют роль подходящих средств поддержания аристократической культуры и гения.
— Демократия – упадочная форма государства. Существует два основных типа государственности: аристократический и демократический. У аристократии высокая культура, наоборот, господство «толпы» ведет к культурному упадку.
— Аристократические государства – теплицы для высокой культуры сильных людей. Римская империя – «самая великая форма организации» (Высоко оценивает Ницше и императорскую Россию). Наличие аристократической воли к авторитету, ответственности на столетия вперед, к солидарности поколений определяет подлинные государственные образования как Римская империя или Россия.
— «Глобальный аристократический эстетизм». Элитизм и аристократический эстетизм заострены против государства и этатизма. Совершенное государство и поглощенность политикой ослабляют человечество и препятствуют появлению гения. Государство, чтобы способствовать высокой культуре, не должно обеспечивать равенство людей, стимулировать участие людей в политике. Гений препятствует учреждению совершенного государства, обеспечивающего всеобщее благополучие ценой потери насильственной жизни и продуцирования вялых личностей.
— Антагонизм между культурой и государством. Критические выпады против государства и политики способствуют упадку высокой культуры, распространению пагубных стереотипов против аристократии. Необходимо следовать природе общества, т.к. в каждом «здоровом» обществе имеются три различных, но взаимотяготеющих физиологических типа со своей собственной функцией и призванием: 1) гениальные люди – немногие; 2) исполнители идей гениев, их правая рука и лучшие ученики – стражи права, порядка и безопасности (царь, воины, судьи и другие блюстители закона); 3) масса посредственных людей.
— Ценность – наивысшее количество власти, которое человек в состоянии усвоить. Отсюда и человечество лишь средство, но не цель. Главное – те, кто может усвоить эти ценности – немногочисленные великие личности, гении, несмотря на кратковременность их существования. Они – единственный смысл и оправдание всей борьбы воль за власть. Цель человечества – обеспечение возникновения гениев, которое возможно в обстановке высокой культуры.

Тема 25. Консервативная политико-правовая мысль в России второй половины Х1Х вв.

1. Консервативный вариант реформ: митрополит Филарет

Либеральные и революционные идеи в России вызывали противостояние консервативной идеологии. Консерваторы, если и признавали необходимость реформ, то подходили к ним очень осторожно. Среди консерваторов особое место принадлежит Митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету (Дроздову) – одному из авторов окончательного текста Манифеста об освобождении крестьянства. Он прожил долгую жизнь (1782-1867) и выражал в своей многолетней пастырской деятельности взгляды православной иерархии на государство, политику и право:
* многие народы мало знают о соотношении государства и царства божьего, т.к. им не нравится старинное построение государства на основании благословения и Закона Божия;
* устремление европейских народов к представительному правлению, борьба за избирательные права никогда не утихнет, поскольку такие права не имеют четких критериев, но идеальной формой остается самодержавие;
* самым важным после самодержавной власти учреждением, обеспечивающим порядок и обретение общего блага, является суд; судьи должны избираться. Суд – есть ограда собственности и личной безопасности. Судья справедливый изъясняет закон совестью. Одновременно с этими правосудными заботами судья не должен забывать и о том, что он есть «око верховной власти».

2. Теория культурно-исторических типов Н.Я.Данилевского.

Н.Я.Данилевский в книге «Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому» (1871) развил теорию культурно-исторических типов человеческой цивилизации. Он считал, что никакие особые гарантии политических и гражданских прав невозможны, кроме тех, которые верховная власть захочет предоставить своему народу. Данилевский высмеивал идею «социального русского парламента», но в отличие от других неославянофилов высоко оценивал значение свободы слова, считая ее не привилегией, а естественным правом. Данилевский заложил основы отечественной сравнительной культурологии, органично соединившей анализ социальной психологии отдельных народов со специфической трактовкой политической культуры. Полемизируя с утверждениями западных критиков о неспособности русского народа стать свободным народом, он пришел к выводу о том, что едва ли существовал и существует народ, способный вынести и большую долю свободы, чем народ русский, и имеющий менее склонности злоупотреблять ею. Основу для такой уверенности он находил в привычках русского человеку к повиновению, в его доверчивости к власти, в отсутствии властолюбия, в его «непритязательности, умеренности в пользовании свободой».

3. Идеи К.П.Победоносцева как реакция на реформы

Константин Петрович Победоносцев (1827-1907) – профессор Московского университета, специалист по гражданскому праву, кабинетный ученый, очень религиозный, бескорыстный человек, волею судьбы оказался обер-прокурором Святейшего синода, влиятельнейшим политиком при Александре III. Его пригласили в Санкт-Петербург преподавать наследнику императора в середине 60-х гг. С восшествием последнего на престол Победоносцев начал проводить в жизнь следующие охранительные идеи:
— виноваты в бедах России прежде всего реформаторы, либеральная интеллигенция, призывающие к демократии; непосредственное народоправство невозможно, а выборные представители, оказавшись у власти помнят лишь о своих корыстных интересах; стоящее над партиями и классами самодержавие ближе к нуждам народа, чем «разумная» демократия;
— корень зла – вера в безграничные способности человеческого разума правильно понять законы развития общества, в добрую природу человека («печально будет время, когда водворится проповедуемый ныне культ человечества. Личность человека немного будет в нем значить, снимутся и те, которые существуют теперь преграды насилию и самовластию»);
— «важны не учреждения, а люди»: на государственные посты надо назначать достойных людей; императору неослабно контролировать ход государственной жизни, прислушиваясь к голосу советников, близких к народу;
— важнейшая забота государства – возвышение престижа православной церкви: проведение религиозных празднеств, реставрация храмов, увеличение числа монастырей и монашествующих при укреплении дисциплины среди свщенослужителей;
— установление строгой цензуры за прессой и литературными изданиями, «чистка» публичных библиотек от неблагонадежной литературы

4. Консервативные взгляды К.Н.Леонтьева

К.Н.Леонтьев (1831-1891) исследовал опасность перемен для самобытности и цельности народного организма, и прежде всего – опасность надвигающегося эгалитарно-либерального прогресса. Разделял позицию Данилевского, считал, что вся история состоит всего лишь из смены культурных типов, причем каждый из них «имел свое назначение и оставил по себе особые неизгладимые следы». Прогнозирование будущего различных культур возможно, хотя государственные организмы и целые культурные миры невозможно мерить годами, как жизнь организма, животных особей. Эпохи геологические измеряются тысячелетиями, жизнь личная измеряется годами, жизнь историческая тоже имеет приблизительное мерило – век или полвека. Государственные организмы подчиняются циклу в 1200 лет (Л.Н.Гумилев обосновал сходный органический возраст для существования крупных этносов). Таким образом, у Англии, Германии, Франции и, тем более России, остается еще срок для завершения этого цикла.
Леонтьев отвергал либерализм и эгалитаризм, сближая и часто отождествляя их с анархизмом и социализмом, предсказывал появление особого, «нового социалистического феодализма». Коммунисты и социалисты – те же либералы, только нацеленные на крайние меры и приемы действий – «до бунта и преступлений», что является, по сути дела, доведением либерально-эгалитарного принципа до его «крайности» (работа «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения», 1872-1884).
Природу русской государственности Леонтьев вывел из византийского и отчасти европейского наследия, считая, что создано великое государство, но в нем почти нет своей государственности. Русское право также есть право европейское. Оценки ситуации в России и Европе строились им на основе анализа тенденций и общих закономерностей жизни государственных организмов, обнаружившихся в ходе социальной истории. В начале развития государства сильнее проявляет себя аристократическое начало, в середине жизни государственного организма появляется тенденция к единоличной власти и лишь «к старости и смерти воцаряется демократическое, эгалитарное и либеральное начало». В российской истории он видел глубокое проникновение византизма – единства сильной государственности с церковью. Леонтьев считал, что измена византизму погубит Россию.

Тема 26. Либеральная политико-правовая мысль в России во второй пол. ХIХ – начале ХХ в.

1. Либеральные идеи и развитие российского общества

Это период реформ и бурных событий, покушений на царя, террора, трех революций в России. Это было время значительного взлета либеральной идеи. Эти идеи находили определенный отклик и у умеренных реформаторов – Я.И.Ростовцева, А.М.Унковского, А.И.Васильчикова, А.Д.Градовского, П.А.Столыпина. В частности Васильчиков и Градовский, считали важнейшим делом реформы местного самоуправления, разработку основ российского муниципализма. Либералы государственнической школы – Б.И.Чичерин, С.А.Муромцев, П.И.Новгородцев, Б.И.Кистяковский, М.М.Ковалевский и др. искали пути приближения России к западным демократическим образцам. Консерватор К.Н.Леонтьев выступал за свободу слова, считая ее естественным правом. Ф.Кокошкин, П.Милюков последовательно проводили либеральную идею парламентаризма и конституции. По-своему либеральные идеи трактовали в своих учениях анархисты М.Бакунин и П.Кропоткин, социалист Н.Чернышевский.

2. Вклад Б.Н.Чичерина в становление государственной школы

Борис Николаевич Чичерин (1828-1904) – автор пятитомника «История политических учений» (1869-1902), а также ряда фундаментальных работ в области государствоведения и философии права – «О народном представительстве» (1866), «Курс государственной науки» (3 части, 1894-1898), «Философия права» (1900). Активный защитник реформ и сторонник конституционной монархии. Чичерин после профессорской карьеры в Московском университете (1861-1867) оказался в опале и долгие годы провел в родовом поместье. Основные идеи:
* Государство – союз народов, связанных законом в одно юридическое целое и управляемых верховной властью для общего блага. Частное благо – цель не государства, а гражданского общества. Государство обеспечивает безопасность и осуществление нравственного порядка, оно же определяет и защищает права и свободы. При этом государство определяет права гражданские, а не так называемые естественные права. Право не сводимо к пользе или к интересу.
* Естественное право в отличие от положительного – область требований правды, справедливости, «вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства».
* Справедливость как общее разумное начало есть мерило, с помощью которого разграничивается область свободы отдельных лиц и восстанавливаются требования законов, избегаются крайности индивидуалистического анархизма и механического этатизма и гармонически сочетаются личное и государственное начала, индивидуальная свобода и общий закон.
* Российская государственность – главный фактор не только правовых, но и общественных перемен (например, в деле закрепощения крестьян). Оценивая сложившуюся ситуацию в России накануне ХХ в., Чичерин заключает, что она являет собой зрелище всеохватывающего деспотизма и наибольшее зло исходит от бюрократии (чиновничества), которая требует дисциплины и исполнительности и менее всего личной инициативы, способностей. Выход из создавшейся ситуации виделся Чичерину в создании выборных учреждений местного самоуправления.

3. С.А.Муромцев: социологический подход к изучению права

Либеральные взгляды Сергея Андреевича Муромцева (1850-1910) отразились в его концепции права. Он толковал право как действующий правопорядок, выступал за свободу судейского правотворчества, способного содействовать эволюции России в сторону более либерального режима властвования. Защита правотворческой функции судей носит характер преимущественно социально-правовой, социологический. Используется также аргументация этическая и философская, поскольку суд облечен доверием проводить в жизнь справедливость. Опасения произвола со стороны судей напрасны, т.к. их образование, гласность, развитый контроль при их независимости и несменяемости, их открытость справедливости являются сильными компенсаторами возможных личных недостатков.
Муромцев показывал преимущество социологического и этического обсуждения проблем взаимоотношений между судьей и законом по сравнению с формально догматической теорией права. Последняя олицетворяет типичную профессиональную узкодогматическую и техницистскую позицию, проводит между судом и законом резкую грань и особую иерархическую соподчиненность – «закон творит, суд осуществляет волю законодателя». Право – совокупность не норм, а юридических отношений (правовой порядок), не отождествляется с велением носителя верховной власти в государстве, а поддается воздействию суммы факторов.
В годы преподавания в Московском университете Муромцев выступал сторонником умеренно-либеральных конституционных преобразований. В 1881 г. во время студенческих волнений он получил отставку, работал в адвокатуре, в последующем был избран председателем Государственной думы первого созыва. На его могилу студенты возложили венок с надписью: «Первому русскому гражданину – от будущих граждан».

4. Коркунов: социологическая и социально-психологическая трактовки права

Основной труд Коркунова «Лекции по общей теории права» выдержал 9 изданий, в 1903 г. был переведен на французский и английский языки. Европейские юристы ссылались на труд Коркунова как на наиболее полное и оригинальное изложение позитивной теории права. Николай Михайлович Коркунов (1853-1904) исходил из идей Муромцева и учения Иеринга (право как защищенный интерес), разрабатывал социологические и философские методы изучения права, критики доминирующей формалистической ориентации догматической юриспруденции.
Общество – объективный общественный порядок («психическое единение людей»). Содержание общественной жизни составляет многообразие сталкивающихся личных и общественных интересов в политической, экономической, религиозной областях. Чтобы обеспечить возможность совместного сосуществования и осуществления интересов, каждому субъекту правовых отношений должна быть определена известная сфера, которую ограничивает право. Право – инструмент обеспечения определенного порядка в процессе возникновения и урегулирования конфликта интересов. Право охраняет не всякий интерес, а только отдельно взятый интерес в его отношении к другому интересу.
Основа права – в индивидуальном сознании, в котором Коркунов различает субъективный и одновременно социально-психологический аспекты. Однако в своем внешнем проявлении право действует и воспроизводится объективно (вне индивидуального и иного произвола). Общая теория права ставит задачей извлечь общие начала права из накопленного специальными юридическими науками эмпирического материала. В этом смысле она становится близкой к философии права. Философия, считал Коркунов, не есть метафизическое знание, как во времена Канта и Гегеля, она ныне существует как обобщенное знание других дисциплин. Между философией права и философией нет какого-либо разграничения. Аналогичным образом трактовался Коркуновым и предмет всеобщей истории права – как сравнительная история законодательств.

5. Н.И.Лазаревский и развитие государственного права

Николай Иванович Лазаревский (1868-1921) в работе «Народное представительство и его место в системе других государственных установлений» (1905) обосновал переход России от самодержавия к конституционной монархии. Проблемы соотношения внутреннего и международного права, права императора на законодательную санкцию международных договоров анализировались в статье «Международные договоры и народное представительство» (1907). Как один из руководителей Юридического совещания, образованного Временным правительством в 1917 г., Лазаревский готовил юридические заключения на акты публичного права, а позднее возглавил Особую комиссию по составлению проекта Основных законов (Конституции) к Учредительному собранию. Большой популярностью пользовались также его труды «Русское государственное право», «Лекции по русскому государственному праву», «Административное право», «Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами» и др.

6. В чем особенность политико-правовых взглядов М.М.Ковалевского?

Максим Максимович Ковалевский (1851-1916) выделялся разносторонностью исследовательских интересов, большим объемом публикаций, и все это сочеталось с активной общественной деятельностью – публицистической, издательской, депутатской. Он – правовед, государствовед, социолог и историк, авторитет в зарождающейся этнографии и юридической антропологии. Заимствуя социологию Конта, он с гораздо больше внимания уделил правовым началам. Эволюционизм Спенсера сочетал с классовым анализом, учетом борьбы общественных классов, ее связи с ростом населения и появлением частной собственности.
Первой его программной работой стал очерк «Историко-сравнительный метод в юриспруденции» (1880), где отчетливо проведена мысль об огромных и мало используемых возможностях в деле воссоздания «естественной истории права» (как важной составной части общественного бытия и перемен). Критиковал европейцев им за слабое внимание к опыту стран Востока. На основе эмпирических исследований опубликовал два тома об источниках «правовой эмбриологии»: «Закон и обычай на Кавказе» (1886), «Современный обычай и древний закон» (1886), где помещена одна из первых разработок темы «Родовое право».
Он обосновал сравнительный метод в правоведении: выделил особую группу сходных обычаев и учреждений у разных народов на сходных ступенях (включая, в частности, обычаи и учреждения России и Индии), тем самым подготовил материал для построения истории прогрессивного развития форм общежития и их внешнего выражения в праве. Сравнительная история права дает ответ на вопрос, какие правовые порядки отвечают родовой, а какие государственной или всемирной (универсальной) стадии общественности, в какой внутренней связи состоят между собой отдельные юридические нормы в каждом из указанных периодов, что может считаться в том или ином законодательстве пережитком прошлого, а что зачатком будущего развития, что вымирает, что зарождается, что должно быть устранено со временем и что восполнено и усовершенствовано. Понимание государства немыслимо без учета его исторических корней.
Магистральным направлением его исторических исследований было изучение развития европейских государств. В труде «От прямого народоправства к представительному правлению» была представлена параллельная история государственных учреждений и политико-правовых идей» он доказывал, что доктрины ограниченной монархии и городского республиканского правления нашли себе место в средневековых декларациях раньше, нежели в течениях политической мысли.

7. Политические идеи М.Я.Острогорского

Моисей Яковлевич Острогорский (1854-1919) много внимания уделил изучению принципов равенства применительно к различным категориям населения. Особое значение он придавал равноправию женщин. Но наибольший вклад он внес в изучение истории и теории политических партий. Деятельность последних связывается у него с постоянной борьбой за те или иные реформы, законы, интересы различных слоев населения (хлебные законы, церковь и государство, свобода торговли, вопросы самоуправления Ирландии, налоги, пенсии, равноправие женщин, избирательное право). Изучая в своем труде «Демократия и политические партии» (1898 г.) опыт западной демократии, деятельность политических партий США и Великобритании, он пришел к выводу, что массы постепенно из объекта политики превращаются в ее субъект, что может иметь как положительные, так и отрицательные последствия. Рассматривая функции партии, он подробно анализирует проведение политическими партиями избирательных кампаний, в которых партия выступает как «машина» по организации и проведению выборов. Но цель партии все же не в этом. «Партия призвана быть союзом граждан, имеющим целью реализацию некоторых политических идей».
У Острогорского выделены факторы, определяющие организационное строение партии, взаимоотношения местных ассоциаций с центральным органом партии. Реализация таких принципов партийного строительства как организационный демократизм, дисциплина, централизм зависит от взаимоотношения между вождями и партийным аппаратом, партийным аппаратом и массами сторонников и избирателей, вождями и партийной массой. Им разработано понятие «кокус» — центральная ячейка партии («небольшой комитет», «интимный кружок»), которая, обеспечивая связь партийного руководства с массами, может стать орудием контроля за ними, манипулирования партийными структурами. В самом кокусе идет борьба за влияние по различным причинам (идейные мотивы, зависть, оскорбленное самолюбие, простое тщеславие), что может отражаться и на состоянии партии в целом. Так предвосхищена разработка Р.Михельсом «железного закона олигархии».

Тема 27. Формирование концепций муниципализма в российской науке

История российского муниципализма имеет достаточно богатое прошлое. Первые шаги муниципализма связаны не с теориями и школами, а с динамикой народного сознания, идеями самоуправления, которые стихийно развивались в реальной политико-правовой практике Новгорода и Пскова, крестьянской общины (мира), губных изб. В теории развивались два направления: государственническое и общественное. Общественное направление представлял князь Васильчиков, В.П.Безобразов, М.И.Свешников. Государственное – Лазаревский, Градовский, Столыпин, Б.Н.Чичерин. Чичерин, например, видел выход из ситуации российского деспотизма в создании выборных учреждений местного самоуправления.

1. Каков вклад А.И.Васильчикова?

Заметным достижением в развитии муниципальной правовой мысли стал выход работы князя А.И.Васильчикова «О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений» (1872). Необходимой предпосылкой формирования местного самоуправления, считал он, должен был стать определенный уровень развития государственности, в т.ч. введение начал разделения властей – организация законодательной власти, а также функционирование податной системы.
Важную роль в формировании местного самоуправления он отводил учету опыта других стран с соблюдением традиций собственного народа. Всякие односторонние исследования учреждений одной страны представляют предмет в превратном виде; разумные выводы и умозаключения могут быть сделаны только из сравнения, сопоставления различных систем управления у разных народов. Предметом его анализа стали самоуправление Англии (selfgovernment), административная централизация Франции (centralisation administrative) и сословные учреждения Пруссии (standishe Verfassung). Английский опыт он назвал положительным, а французский («народное самодержавие») – отрицательным. Ученая и рассудительная Германия выступит как примиряющая крайности и сглаживающая противоречия самоуправления Англии и централизации Франции. Добросовестно изучив теорию и практику различных стран, немцы, вероятно, выработают лучшую систему.
При выборе модели в нашей стране необходим учет особенностей российского государства: 1) развитие земства как явления территориального, представляющего интересы «земли, отечества», а не народа, человека; 2) чрезмерное, всепоглощающее преобладание крестьянского элемента в лице сельской общины. Но независимо от уровня, формы и характера местное самоуправление трактовалось как единство трех начал: образования, народного представительства и самостоятельных судебных органов. Главными органами местного самоуправления в России должны были стать Народное училище, Земское собрание и Мировой суд.
В муниципальной теории Васильчиков придавал значение разработке проблемы избирательного права. Но считал, что существо самоуправления заключается не в том, чтобы предоставить право избирать наибольшему или наименьшему количеству лиц, и даже не в том, чтобы выбор зависел от местных жителей, а в достижении самостоятельности избранных или назначенных лиц.
При определении предметов ведения местного самоуправления основной критерий – невозможность исполнять те или иные полномочия правительством. Это – дорожное управление, общественное призрение, народное продовольствие, народное здравие, народное образование, общественное благоустройство (правопорядок), управление тюрем, составление смет и раскладок и расходование земских сборов, раскладка государственных налогов, мировой суд и суд присяжных. Суть общественной теории самоуправления вытекала из признания интересов отдельных территорий, отличных от государственных интересов.

2. А.Градовский и государственная теория местного самоуправления

Александр Дмитриевич Градовский (1841-1889), изучая земские учреждения, государственное право России и европейских стран, пришел к выводу о необходимости анализировать не формы государства, а его деятельность. Среди лучших способов управления выделял государственную регламентацию, самоуправление, частные союзы. России необходимо сочетать модернизацию и охранительные начала. Он выступил с обоснованием самоуправления как государственного явления («История местного управления в России»). Самоуправление, с одной стороны, предполагает существование сильной и единой государственной власти, а, с другой, является результатом творческой деятельности народа. Он наиболее полно сумел сформулировать общие принципы, которые должны лежать в основе организации и деятельности земств и в целом системы местного самоуправления:
1. Учет социальной организации общества. В России форма управления всегда зависела от развития сословий, их отношений с государством и между собой. Сила земств заключалась в том, что в них учтена сословная организация.
2. Пределы подчинения провинций государству. Связующую роль между государством и провинцией призвано играть местное самоуправление. Его отсутствие – серьезная опасность для свободного развития умственных и нравственных сил провинции и ее благосостояния. Степень самостоятельности должна соответствовать мере ответственности. Это вопрос о правильном распределении дел в самой правительственной сфере (приводил слова Наполеона о том, что «направлять можно издали, а хорошо управлять только вблизи»).
3. Контроль государства за местным самоуправлением. «При ненадежности контроля, самая слабая степень власти может перейти в безграничный произвол».
4. Территориальная основа местного самоуправления. Проведено различие между общиной и провинцией. Община – естественное образование, государство – политическое, а провинция ближе к государству, т.к. отошла от естественных интересов граждан. Между государством и провинцией весьма сильное родство. Поэтому большая часть задач провинциального самоуправления составляется из правительственных поручений. Особенности провинциального уровня – залог сохранения управляемости страной (не случайно, в современной России возникла проблема такого административно-территориального образования как «район»)
5. Разграничение компетенций. Передача власти из центра на места – не дробление власти, т.к. различаются способ и задачи деятельности на этих уровнях.
6. Роль местной политической элиты. Причины упадка самоуправления во Франции в ХVII в. в том, что «лучшие люди стремились в центр, оставляя городское управление в руках ничтожных людей, которые злоупотребляли властью, но не могли отстоять городских вольностей». Местное самоуправление – лучшая политическая школа, содействующая развитию гражданского духа, т.к. в самоуправлении человек на время перестает быть только специалистом в своей области, он становится гражданином.
7. Гарантия господства закона. Совокупность местных общественных учреждений гарантирует повсеместное и прочное господство закона.

3. Реформы П.А.Столыпина и местное управление

Петр Аркадьевич Столыпин (1862-1911) был губернатором, а затем министром и Председателем Совета министров. Погиб от пули террориста. Считал, что совершенствование местного самоуправления является краеугольным камнем реформирования России в целом. Уже в первом своем выступлении в Государственной Думе в качестве Председателя Совета министров 6 марта 1907 г., сформулировал идею перестройки «местной жизни на новых началах». В губернии и уезде администрация, полиция и земская деятельность осуществляются по трем параллельным курсам. Ближе к населению жизнь упрощается и необходимее становится ячейка, удовлетворяющая простейшие потребности населения. Такой мелкой земской единицей станет бессословная самоуправляющаяся волость, осуществляющая полицейские функции (местная общественная полиция), административные функции (дела о воинской повинности, ведение посемейных списков, податные действия, ведение землями, имуществом и людьми) и функции самоуправления. В крупных селах создается особое поселковое управление.
Дальнейшие взгляды правительства в области реформ местного самоуправления были изложены в речи в Государственной Думе 16 ноября 1907 г. Здесь внимание привлекают две идеи Столыпина. Во-первых, реальное самоуправление – это самоуправление экономически самостоятельных хозяев (вспоминает слова Ф.М.Достоевского: «Деньги – это чеканенная свобода»). Необходимо земельное переустройство крестьян для осуществления его социального и политического освобождения. Во-вторых, сила самоуправления должна быть силой национальной, т.е. служить Отечеству. «Децентрализация может идти только от избытка сил. Могущественная Англия, конечно, дает всем составным частям своего государства весьма широкие права, но это от избытка сил…». В минуту слабости государство на это не пойдет. Идеал для России – развитие земщины, передача ей части государственных обязанностей, государственного тягла, создание на низах крепких людей земли, связанных с государственной властью. Но эти шаги правительства были встречены негативно как левыми, так и правыми политическими силами.
Идея развития местного самоуправления как национального, укрепляющего, а не ослабляющего государственное начало, нашла свое развитие в речи Столыпина по поводу законопроекта о распространении Земского положения 1890 г. на девять губерний Западного края, произнесенной 7 мая 1910 г. в Государственной Думе. Правительство в этом проекте стремилось, с одной стороны, оградить русское государственное начало, а с другой – не убить земскую самодеятельность ограничениями. Земская идея должна быть подчинена государственной идее. Там, где государственная идея может ослабеть, вводить земство нельзя. Последнее хорошо доказывает позиция экономически и социально сильных поляков. Необходимо учитывать культурные (национальные) и имущественные особенности. В одной из последних своих речей 11 янв. 1911 г. Столыпин подтвердил свой авторитет убежденного государственника, заявив, что «самоуправление – только составная часть управления государственного».

4. Н.И.Лазаревский о земском управлении

Н.И.Лазаревский в своей книге «Самоуправление. Мелкая земская единица» (СПб, 1902) отметил: Несмотря на все то значение, которое самоуправление имеет в общественной жизни всех современных культурных народов, юридическая природа его далеко не может считаться окончательно выясненной». С его точки зрения «самоуправление есть децентрализованное государственное управление, где самостоятельность местных органов обеспечена системой такого рода юридических гарантий, которые, создавая действительность децентрализации, вместе с тем обеспечивают и тесную связь органов местного государственного управления с данной местностью и ее населением». Аналогичной точкой зрения придерживались В.П.Безобразов и К.М.Коркунов, считавшие, что самоуправление есть составная часть государственного управления.
Н.И.Лазаревский связывал функции, задачи, отличительные признаки местного самоуправления с особым его соотношением с государственным управлением:
* самоуправление не есть осуществление общинами и другими самоуправляющими единицами непосредственно им принадлежащих и не от государства полученных прав на заведование своими делами, следовательно, самоуправление – это осуществление правительственных прав по поручению государства;
* самоуправление – исполнение задач государственного управления самим государством, а не какими-либо другими публично-правовыми юридическими лицами, которым государство передает принадлежащие ему правительственные права;
* земства заведуют почти всеми делами государственного управления, за исключением заведывания капиталами самих земств, которые им принадлежали.

Тема 28. Утопический социализм в России второй пол. ХIХ в.

1. Направления утопического социализма

Период правления Николая I (1825-1855), ужесточившего после восстания декабристов политический режим, был отмечен усилением оппозиционных идей среди интеллигенции. Отмена крепостного права в 1961 г. сопровождалась недовольством крестьян, бунтами, жестокими расправами с их участниками. Часть дворянской и особенно разночинной интеллигенции разуверилась в реформах «сверху» и обратилась к революционным учениям. Среди них выделялись революционные демократы, анархисты, народники. Среди революционных демократов были умеренные (А.И.Герцен, Н.И.Огарев) и радикальные (А.И.Добролюбов, Н.Г.Чернышевский). Такое различие можно провести и среди анархистов (бунтарь М.И.Бакунин, и умеренный П.А.Кропоткин), и среди народников. К умеренным народникам относился, например Н.К.Михайловский. Среди народников выделялись направления: «пропагандисты» (П.Л.Лавров), «террористы» (С.Г.Нечаев, С.М.Степняк-Кравчинский, А.И. Желябов, Н.И.Кибальчич), «заговорщики» (П.Н.Ткачев), «конституционалисты» (Н.К.Михайловский).

2. Кого называли народниками?

Народниками называли социалистически ориентированное течение, считавшее революционной силой народ, который, однако, еще не просвещен. Его надо «разбудить» с помощью пропаганды, просвещения и даже террора. Для этого надо «идти в народ», селиться среди крестьян и пробуждать в них дремлющий революционный дух. С этими целями была создана в конце 1861 г. революционная организация «Земля и Воля». «Хождение интеллигенции в народ» не принесло результатов, и в 1876 г. в организации произошел раскол. Часть членов перешла к терроризму (организация «Народная воля»). Часть осталась на старых пропагандистских позициях, считая террор только второстепенным средством, к тому же отвлекающим от истинных революционных задач (организация «Черный передел»). Еще одна часть сделала ставку на заговор для свершения переворота, чтобы открыть дорогу к социалистической революции. Террористы-народовольцы организовали ряд дерзких покушений, в том числе на императора Александра II, одно из которых закончилось его гибелью.

3. Учение А.И.Герцена о социализме

Александр Иванович Герцен (1812-1870) – писатель, философ, сначала возлагал надежды на Запад, но поражение революции 1848 г. во Франции разочаровало его («Европа…не разрешила антиномии между личностью и государством»). Обратил взоры на Россию, считая, что сельская община станет основой русского социализма. В ее самобытности – зародыши социалистического коллективизма. «Община спасла русский народ от монгольского варварства и от императорской цивилизации, от выкрашенных по европейски помещиков и от немецкой бюрократии. Общинная организация, хоть и сильно потрясенная, устояла против вмешательства власти; она благополучно дожила до развития социализма в Европе», — писал он французскому историку Ж.Мишле. Отмечая негативные стороны общины (поглощение личности миром), Герцен призывал использовать западную науку, без которой аграрный коммунизм будет примитивным, приобщить русского крестьянина к достижениям Запада. Вера в общину объяснялась верой в русского мужика, ставящего общинное начало даже в крепостном состоянии не ниже, чем личное.
Из форм организации общества он выделял только монархию и республику. Различая формы правления и формы организации общежития, он разграничивал политическую и социальную республики, считая подлинной республикой только социальную. Монархия в отличие от республики требует священного авторитета, несовместимого со свободой людей и независимостью разума.

4. Н.Г.Чернышевский о русской общине

Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) в статьях «Критика философских предубеждений против общинного владения» (1858), «Экономическая деятельность и законодательство» (1859) пришел к выводам о том, что существование первобытной общины в условиях высокой ступени цивилизации не является помехой для ее вхождения в эту цивилизацию: общинное владение в состоянии наилучшим образом обеспечить успехи в сельском хозяйстве, поскольку общинная собственность «соединяет собственника, хозяина и работника в одном лице». В отсталости России есть и преимущество, т.к. из-за неразвитости капитализма не разрушена крестьянская община. Сопоставив внутриобщинную правовую ситуацию и правительственное регламентирование с помощью законов он признал внутреннее регулирование наиболее разумным и жизненным, т.к. оно вырабатывалось поколениями на основе правового обычая (соглашения). Законы должны опираться на обычаи. В промышленности необходимо общинное достояние компании, т.е. всех работающих на этой фабрике или на этом заводе.
После первых шагов по осуществлению крестьянской реформы Чернышевский приходит к выводу о неспособности самодержавно-бюрократической организации к реформированию и начинает ориентироваться на крестьянскую революцию. В его призывах: свободная от бюрократического гнета и опеки крестьянская община, местное представительное управление и самоуправление, самостоятельный и праведный суд, ограничение царского самовластия, управление на основе законов. Чернышевский – последовательный демократ: демократия по своему характеру противоположна бюрократии. Администрация в условиях демократии должна находиться в подчинении у жителей того округа, делами которого она занимается; каждое село и город, каждая область независимы в своих делах. Каждый гражданин должен быть независимым в делах, касающихся его одного.

5. В чем особенности анархизма М.А.Бакунина?

Михаил Александрович Бакунин (1814-1876) – идеолог радикального коллективистского анархизма. В работах «Федерализм, социализм и антитеологизм» (1868), «Кнуто-германская империя» (1871), «Государственность и анархия» (1873):
* показаны как позитивные, так и негативные черты общинного быта и традиций, в частности, к негативным отнесены патриархальность, поглощение лица миром, вера в царя;
* выражена надежда на то, что в сознании русского народа существует идеал, чертами которого являются: а) «всенародное убеждение, что вся земля принадлежит народу»; б) «убеждение, что право на пользование землей принадлежит не лицу, а целой общине (миру), разделяющему ее временно между лицами»; в) общинное самоуправление и вследствие того решительно враждебное отношение общины к государству»;
* сделана ставка на внесистемный бунтарский и раскольничий опыт русского крестьянства;
* соединена естественно-правовая традиция с социализмом в трактовке прав личности и обязанностей должностных лиц государства;
* показано, что все установленные законы в отличие от законов природы и правил общежития являются внешне навязанными, а потому и деспотическими; политическое законодательство (создаваемое «политическим государством») порабощает человека и одновременно развращает самих законодателей.
* соизмерена свобода человека с той свободой, которая отражает «человечность» и «человеческое право» в сознании всех свободных людей, относящихся друг к другу как братья и как равные;
* установлена связь завоевания свободы и утверждения общечеловеческого права для всех и каждого с классовой борьбой («они могут освободиться только собственным усилием своим посредством социальной революции»);
* выведены формулы: «свобода без социализма – это привилегия, несправедливость; социализм без свободы – это рабство», совершить социальную революцию – значит разрушить все учреждения неравенства и насилия, и, в первую очередь, государство; социальная революция в отличие от политической совершается не с помощью революционной власти, а с помощью народной силы, организованной путем возбуждения революционных страстей.

6. Особенности народнической теории П.Л.Лаврова

Петр Лаврович Лавров (1823-1900) — профессор Артиллерийской академии, в 60-е гг. примкнул к революционному лагерю, был авторитетен среди народников и марксистов, а также среди молодежи. Лично был знаком с Марксом и Энгельсом. Выпускал журнал «Вперед», автор работ «Очерки вопросов практической философии», «Исторические письма», «Практическая философия Гегеля», «Государственный элемент в будущем обществе». В своих работах он:
— ставил важнейшую задачу сближения социалистов с народом;
— показывал, что капитализм в России уже развивается после 1861 г.;
— анализировал противоречия между государством и обществом, показал, что они способствуют развитию рабочего социализма;
— считал, что современное государство — самый сильный враг социализма; его невозможно сделать орудием рабочего социализма;
— видел в интеллигенции основную силу для разрушения современного государства и осуществления общественного строя, но начинал осознавать значение рабочего класса в России;
— предсказывал, что рабочий социализм поле разрушения старого государства должен создать какую-то другую власть для организации общества (в чем расходился с бакунинцами).

7. Идейное наследие П.Н.Ткачева

Петр Никитович Ткачев (1844-1886) закончил экстерном юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Идеолог течения «заговорщиков» в революционном народничестве. Начал свою революционную деятельность в обществе «Народная расправа», созданном С.Нечаевым по указанию М.Бакунина. Затем порвал с Нечаевым и Бакуниным, подвергнув их резкой критике в работах «Ораторы-бунтовщики перед русской революцией» и «Анархия мысли». Он признавал некоторые положения марксизма и пропагандировал их в России, но продолжал придерживаться субъективистско-идеалистических взглядов, что заметно в статьях «Открытое письмо Фридриху Энгельсу», «Задачи революционной пропаганды в России». Редактировал газету «Набат» в Женеве. Основные положения учения:
— капитализм уже развивается в России, но он еще слаб, что способствует победе революции;
— крестьянская община разрушается капитализмом; народ все более эксплуатируется, тем самым он становится «естественным революционером», и революция по существу подготовлена;
— самодержавное государство является надклассовым и «висит в воздухе», поэтому наступает очень удобный момент для его свержения;
— опора необходима на революционное меньшинство, заговорщиков, тактику французских революционеров Огюста Бланки и Гракха Бабефа, т.к. в условиях самодержавной России захват политической власти с помощью заговора – наиболее реальный путь для открытия дороги социализму;
— революция – это стихия, которую бесполезно подготавливать и невозможно предусмотреть; она подобна взрыву;
— народ по собственной инициативе не начнет борьбу с бедностью и самодержавием, он не принимает активного участия в революции;
— «диктатура революционеров» создает революционное государство и открывает дорогу социализму;
— переворот предшествует пропаганде, революционная пропаганда среди масс имеет смысл после захвата власти революционерами.

8. Н.К.Михайловский и его народнические идеи

Николай Константинович Михайловский (1842-1904) – публицист, литературный критик, автор теоретических работ по социологии: «Что такое прогресс» (1869), «Аналогический метод в общественной науке» (1869), «Теория Дарвина и общественная наука» (1870-1873) , «Борьба за индивидуальность» (1875-1876). Сам он считал себя последователем Н.Г.Чернышевского. От поддержки революционного народничества эволюционизировал к либеральному народничеству, ведущему борьбу против марксизма. Основные положения учения зрелого Михайловского:
— критика теории Г.Спенсера, абсолютизирующего, по мнению, Михайловского разнородность и дифференциацию;
— свобода личности – высший критерий и смысл социального развития;
— интеллигенция играет главную роль в революции;
— чем сложнее общество, тем более взаимозависимы его части, тем более связаны между собой стремление к разнородности и однородности;
— в обществе важнейшую роль играет простая кооперация, сотрудничество; — союзы социалистов и либералов помогут провести реформы;
— необходимо избегать революционного насилия в преобразовании общества;
— земля должна быть передана в распоряжение земледельческих общин.

Тема 29. Классики российского марксизма

1. Почему Г.В.Плеханова считают отцом российского марксизма?

Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918) начинал революционную деятельность в кружке сторонников М.Бакунина. Участвовал в народнической организации «Земля и воля». В 1879 г. выступил против превращения террора в главную задачу. Террор не должен отвлекать от главной задачи – подготовки крестьянской революции. Никакие конституции не улучшат положение народа. После раскола «Земли и воли» основал новую организацию «Черный передел». Отошел затем от народничества, критиковал его идеологию, для чего активно использовал марксистскую социально-политическую философию и методологию. Сотрудничал в эмиграции с Марксом и Энгельсом, перевел их «Манифест Коммунистической партии». Основал в Женеве группу «Освобождение труда». Плеханов был убежден, что России предстоит длительный путь капиталистического развития, развития производительных сил и соответствующей надстройки: становления конституционализма и парламентского правления. Полемизируя с народниками, он доказывал, что именно рабочему классу суждено завершить вестернизацию России.
В августе 1903 г. на II съезде РСДРП Плеханов выступил с лозунгом «Благо революции – верховный закон», поставив власть государства выше права. Но в дальнейшем он займет менее радикальные позиции, станет меньшевиком. Написал труды «Социализм и политическая борьба. Наши разногласия», «К вопросу о роли личности в истории», «Закон экономического развития общества и задачи социализма в России», «Новое направление в области политической экономии», «Черный передел», где приложил немало усилий, чтобы показать бесперспективность народнического бунтарства, необходимость выработки научной теории и пропагандистской работы с рабочим классом («…без революционной теории нет революционного движения в истинном смысле этого слова»).

2. Каковы основные положения большевизма?

На II съезде РСДРП в русской социал-демократии, продолжавшей в целом стоять на платформе марксизма, произошел раскол. Образовалось два впоследствии далеко разошедшихся течения (большевизм и меньшевизм). Большевиков возглавил Владимир Ильич Ленин (1870-1924). Основное внимание в теории большевизма было уделено разработке положений о классовой природе государства как официальной политико-организационной формы диктатуры господствующего класса, об ущербности буржуазной демократии и парламентаризма, о сломе буржуазного государства в ходе пролетарской (социалистической) революции, о диктатуре пролетариата, об отмирании государства с развитием социализма. Ленин опубликовал множество работ самого разного жанра по вопросам государства и права, среди которых «Что делать?» (1902), «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916), «Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции» (1917), «Пролетарская революция и ренегат Каутский» (1918), «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920) и др.

3. Взгляды В.И.Ленина на государство

Центральное место в многочисленных работах Владимира Ильича Ленина (1870-1924) занимала проблема государства – его прошлое, настоящее и будущее, сущность и формы, роль государства в жизни общества. Особое внимание было уделено обоснованию следующих положений.
1. Классовая природа государства. Классовость – врожденная, неотъемлемая и всеопределяющая черта государства, присущая ему в силу нескольких причин: 1) в государстве воплощен антагонизм классов, расколовший общество со времени утверждения в нем частной собственности и общественных групп с противоречивыми экономическими интересами; 2) аппарат государства (и прежде всего верхних эшелонов государственной власти) формируется из представителей господствующего класса, хотя бюрократия (в особенности занятое отправлением исполнительских функций чиновничество) может рекрутироваться также из других социальных слоев; 3) государственная машина осуществляет политику, выгодную главным образом господствующему классу, отвечающую его коренным экономическим, политическим и идеологическим интересам.
2. Диктатура пролетариата. Диктатура определенного класса – это власть, осуществляемая им как господство над всеми остальными социальными группами, непререкаемое подчинение его воле и интересам действий всех членов общества. Это опора власти господствующего класса непосредственно на насилие, применяемое в самых различных формах. Момент насилия выделяется в качестве одного из необходимых слагаемых диктатуры. Непременным признаком диктатуры класса является ее полная свобода от соблюдения каких бы то ни было законов.
3. Негативное отношение к демократическим институтам. Демократия, свобода, право, принципы гуманизма в буржуазном обществе – малозначащие компоненты общественно-политической жизни, способные лишь прикрывать диктатуру класса внешне привлекательными атрибутами, скрывать угнетательский характер государства и тем самым вводить в заблуждение народные массы. Они достойны только разоблачения и отрицания, но некоторые из них (парламентаризм) следует использовать в борьбе против диктатуры господствующего класса.
4. Разрушение буржуазной государственности. Он видел в этом слом бюрократических и военных институтов государственной власти, ликвидацию репрессивного аппарата, замену на ключевых постах управления государства чиновников представителями рабочего класса. Это также отказ от территориального принципа формирования представительных учреждений, от принципа разделения властей, от равенства всех без исключения граждан (независимо от классовой принадлежности) перед законом и от других начал демократического устройства.
5. Пролетарское социалистическое государство. Как орудие диктатуры рабочего класса оно учреждается не для установления свободы в обществе, а для насильственного подавления противников. Диктатура пролетариата нуждается в собственном государстве также для руководства социалистическим хозяйством.
6. Форма диктатуры пролетариата – Республика Советов, сочетающая черты государственной и общественной организации; соединяющая элементы представительной и непосредственной демократии, вовлекающая трудящихся в политическую жизнь. Советы законодательствуют, исполняют законы, контролируют их выполнение. Такая республика строится и функционирует на основе демократического централизма (выборность всех органов власти снизу доверху, подотчетность их и подконтрольность, сменяемость депутатов и т.д.).
6. Большевистская партия в системе диктатуры пролетариата самостоятельна, но ее персональный состав сращиваются с государством.
Взгляды Ленина на власть и политику, государство и право в особенности на «технологию» осуществления политического господства и т.д., его деятельность как главы коммунистической партии и советского правительства оказали решающее воздействие на развитие теории и практики большевизма. Они имели, кроме того, широкий международный резонанс.

4. Вклад Н.И.Бухарина в развитие большевизма

Николай Иванович Бухарин (1888-1938 гг.) назван в «Письме к съезду» В.И.Ленина, известном как его «Политическое завещание», ценнейшим и крупнейшим теоретиком большевистской партии. Он был популярен не только среди российских коммунистов, но и приобрел международную известность. В трудах «Мировое хозяйство и империализм» (1915), «Экономика переходного периода», «Теория исторического материализма» (1923), «Культурные задачи и борьба с бюрократизмом» (1927), «Программные вопросы на VI Конгрессе Коминтерна» (1928), «Учение Маркса и его историческое значение» (1933) Бухарин следует традициям К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина.
Бухарин критикует «подделки» марксизма, в том числе наиболее обстоятельно фаталистический и примиренческий «марксизм». Он считал, что марксисты не могут фаталистически созерцать тяжелое положение масс, порождаемое недугами империализма, ссылаясь на положение Гегеля, что «все действительное — разумно» или что «история всегда права». «Примиренческий «марксизм» исходил из того, что у империализма есть светлые и темные стороны. В своем увлечении критикой реформизма Бухарин принизил роль социал-демократов, вплоть до утверждения о связи социал-демократии с фашизмом, обвинил в расколе единства промышленного пролетариата метрополий и колоний.
Отождествляя право и законодательство, Бухарин подвергал критике сторонников теории «чистого права», считал, что она ведет к отрыву права от интересов классов и классовой борьбы пролетариата. Это только помогает буржуазии использовать право в своих целях. В критике буржуазной демократии он заявлял, что любое государство является диктатурой, а понятие буржуазной демократии только маскирует его сущность с помощью институтов формально-юридического равенства всех. Но в условиях экономического неравенства при капитализме формально-юридическое равенство нереализуемо, является фикцией. Буржуазная демократия используется пролетариатом в той мере, в которой она способствует развитию его классового сознания, классовой борьбы.
В своих работах Бухарин обосновывает необходимость революционной целесообразности. Диктатура пролетариата сама «диктует целесообразные с точки зрения своих задач действия». Задачи диктатуры пролетариата в СССР, с одной стороны, уничтожение частнособственнических отношений, а с другой – осуществление принуждения для строительства коммунизма. Допустимо государственное принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью. Так образуется «коммунистическое человечество из человеческого материала капиталистической эпохи». Диктатура пролетариата за счет плановости «в высочайшей степени рационализирует весь жизненный процесс общества в целом … пропитывая все области общественной жизни от техники до философии включительно». Так общество превращается из «дробно-стихийного в рационально-организованное», из «бессубъектного общества в общество-субъект». Все это в корне меняет и сам тип закономерности развития, сужая сферу каузального (случайного) и расширяя сферу телеологического (предсказуемого).
Важное значение Бухарин придавал развитию взглядов о новой экономической политике. Экономика переходного периода требует не только государственного принуждения, но и рыночных отношений, являющихся выражением специфических производственных отношений, обусловленных сохранением распыленного труда мелких независимых производителей. Чем более будет развита страна, тем меньшую роль в ней будут играть рыночные отношения. Крестьяне, кустари, мелкие производители получили возможность относительно свободного развития в условиях переходного периода. В условиях перехода к массовой коллективизации защита Бухариным мелкого производителя была использована для обвинения его в поддержке кулачества («правый уклон»). Обвинения в «правом уклоне» были также связаны с его критикой тезиса об усилении классовой борьбы. Зная о возможности репрессий, Бухарин, тем не менее, выступив вместе с Рыковым и Томским в 1929 г. с критикой Сталина, поставил вопрос о своей отставке.
Развивая взгляды В.И.Ленина на мировую социалистическую революцию в новых условиях, Бухарин много внимания уделил обоснованию положения о многообразии форм мировой революции. Как показал опыт СССР и других стран, мировая революция приобретает разнообразные формы: (а) социалистическая революция и строительство социализма в СССР; (б) борьба колониальных народов за независимость; (в) возможность некапиталистического, т.е. непосредственно социалистического, минуя капитализм, развития в тех странах, где капитализм находится еще в эмбриональном состоянии; (г) борьба рабочего класса в условиях общего кризиса капиталистической системы.

5. Сталин и сталинизм

Иосиф Виссарионович Сталин (1879-1953 гг.) – один из политических лидеров большевизма, с 1922 г. возглавил РКП(б). В таких работах как «Об основах ленинизма» (1924), «К вопросам ленинизма» (1927), «О проекте Конституции Союза ССР» (1936), «О диалектическом и историческом материализме» (1938) попытался приспособить собственное понимание марксизма для условий социалистического строительства в СССР. Основные положения, которые получили закрепление и популяризацию в работах Сталина, легли в основу нового учения, которое было объявлено сталинизмом – марксизмом-ленинизмом новой эпохи. Среди этих идей, которые в значительно повлияли на содержание гуманитарного, социально-политического знания в СССР, прежде всего, следует назвать следующие:
О месте ленинизма в истории. Начиная с 1924 г., Сталин выдвигает себя на роль интерпретатора ленинизма, а также продолжателя дела Ленина, что имело немаловажное идеологическое и психологическое значение для возникновения в будущем культа личности. В работе «К вопросам ленинизма» (1926 г.) он подвергает критике определение ленинизма, данное Г.Е.Зиновьевым, усматривая у него умаление интернациональной сущности учения Ленина и преувеличение особенностей России как крестьянской страны.
О диктатуре пролетариата – власти, выступающей как насилие, подавление, принуждение: «диктатура пролетариата есть неограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс»; по форме – «новое государство, с новыми органами власти в центре и на местах, государство пролетариата, возникшее на развалинах старого государства, государства буржуазии»; по социальной основе – союз рабочего класса с крестьянством; по историческому месту – «историческая эпоха» перехода от капитализма к коммунизму. Вывод об усилении классовой борьбы по мере продвижения к социализму относился не только к внешнеполитическому аспекту, но и внутриполитическому, что актуализировало положения о диктатуре, позволило оправдывать политические репрессии.
Основные функции буржуазного государства. Две основные функции характеризуют государство: внутренняя (главная) – держать эксплуатируемое большинство в узде, и внешняя (неглавная) – расширять территорию своего, господствующего класса за счет территории других государств, или защищать территорию своего государства от нападений со стороны других государств.
Советская власть – пролетарская государственность. Государственная форма диктатуры пролетариата отрицает буржуазные принципы: разделение властей, «буржуазный парламентаризм» и др. Советы – это органы государственной власти и управления, объединяющие законодательную и исполнительную функции и формируемые производственными единицами (заводами, фабриками).
Отождествление демократии с государством. Советское государство – это новый исторический тип демократии, отличающейся от демократии буржуазной и безусловно превосходящей ее тем, что советы и партия привлекают массы к постоянному и решающему участию в управлении государством. Есть одна демократия – пролетарская.
Зависимость личности от трудящихся масс. Несмотря на декларацию о принадлежности личности всей совокупности прав и свобод, отдельную личность Сталин считал величиной малой. В 1906 г. в цикле статей «Анархизм или социализм?» он утверждал, что масса – краеугольный камень марксизма и освобождение массы – ключевое условие освобождения личности; отсюда и лозунг марксизма: «Все для массы». 30 лет спустя в 1936 г. Сталин в беседе с группой работников ЦК ВКП(б), отвечавших за подготовку учебников, подчеркнул: «Наша демократия должна всегда на первое место ставить общие интересы. Личное перед общественным – это почти ничего».

6. Сталин о роли коммунистической партии

Теория политической организации общества, в которой диктатура пролетариата связывает государственные и негосударственные организации и ставит их под руководство идеологии партии рабочего класса. Государственная организация – Советы сверху донизу, в центре и на местах. Негосударственные – профсоюзы, кооперация, союз молодежи, партия большевиков. Общественные организации по существу ставились в подчинение соответствующим государственным ведомствам и партии. В теории Сталин выступает против утверждения Г.Е.Зиновьева о том в России установлена «диктатура партии». Но в реальности в системе диктатуры пролетариата большевистская партия присвоила себе заглавную роль. Она «авангард», «одухотворяющая», «руководящая» сила, а все остальные части этой системы послушные «приводы, рычаги», выполняющие любые директивы партии;
Статус и функции коммунистической партии. Большевистская партия устанавливает диктатуру над самим пролетариатом, советским государством, обществом, буквально над каждым гражданином. Это – «орудие диктатуры пролетариата», «боевой штаб рабочего класса», «ядро власти». Ни один важный политический или организационный вопрос не решается государственными организациями, общественными объединениями без руководящих указаний партии. Партия подчиняет себе госаппарат также тем, что выдвигает своих членов во все отрасли государственного управления. В Конституции 1936 г. в ст. 126 закреплялось положение о том, что ВКП(б) есть «руководящее ядро всех организаций трудящихся как общественных, так и государственных». Можно считать, что Сталин приспособил положения ленинизма для обоснования тоталитарной политической системы.
Внутренне строение коммунистической партии. Большевистская партия мыслилась Сталиным в качестве своего рода могучей организации тотальной диктатуры, где члены спаяны железной дисциплиной и подчиняются одной воле. Партия монолитна: в ней нет фракций, нет плюрализма мнений и дискуссий, нет реальных выборов и т.д. Характерна в этом смысле критика Сталиным оппозиционной группы Бухарина в апреле 1929 г. в речи на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) «О правом уклоне в ВКП(б). Сталин последовательно подводил товарищей к утверждению, что единство генеральной линии партии несовместимо с самостоятельными позициями по различным партийным и государственным вопросам: «Одно из двух: либо линия одна, — и тогда политика отставок Бухарина и его друзей непонятна и необъяснима; либо линий у нас две, — и тогда политика отставок вполне понятна и объяснима».
Общественные науки при Сталине подчинялись задаче обоснования и пропаганды подобных лозунгов, выдвигаемых идеологами, что пагубно отразилось на развитии государствоведения и правоведения.

Тема 30. Правопонимание мыслителей русского эмигрантского зарубежья

1. Кого относят к мыслителям русского эмигрантского зарубежья?

Вклад в развитие правопонимания, в том числе и трактовки политики, государства и права советского периода, внесли мыслители русского зарубежья. Многие из них стали известны как мыслители еще в России, но, затем эмигрировали. Часть их была выслана из России в 1922-1923 гг. на «пароходе философов». Работая в Харбине (Китай), Праге, Вене, Белграде, Берлине, Париже, США, они приобрели затем и мировую известность, как П.А.Сорокин, Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, П.Б.Струве.
В Праге (1925) под ред. Николая Николаевича Алексеева (1879-1964), Николая Сергеевича Тимашева (1886-1970) и др. вышла работа «Право Советской России» (в 2-х тт.). Авторы сделали вывод о том, что Советская власть – это власть неполитическая, господство технического порядка, организованное по принципам державности и верховенства, как и буржуазное государство; для диктатуры пролетариата важна не конституция, а «непосредственный и многообразный политический эксперимент». К советскому праву нельзя применять понятие «закона», оно не отличает законов от указов, не соблюдает необходимых условий нормотворчества. Специфически понимая теорию естественного права, пролетарское государство считает себя вправе применять насилие для устранения всякого насилия. Н.Н.Алексеев, обратившись к философии права, впервые выделил проблемы этой науки как самостоятельные; внес вклад в развитие евразийского движения; ввел в научный оборот понятие «идеократия» как социального и государственного строя, в основе которого лежит единая и единственная государственная идея (сходного со средневековой теократией); разрабатывал теорию демократического государства, в котором прежде всего государственные структуры обеспечиваются компетентными специалистами, осуществляющими сформулированную государством «генеральную линию» развития. Н.С.Тимашев – один из основоположников социологии права, рассматривавший правовую систему как отражение социальной системы, возникающее при утверждении социального порядка, выраженного в правовых нормах, и социальной власти, функционирующей во всех социальных структурах.
Н. А. Бердяев, П. А. Сорокин, П. Б. Струве, Г. К. Гинс, Н. С. Тимашев, С. Л. Франк и др. правоведы русского зарубежья использовали сравнительный метод при анализе советского права. Гинс Георгий Константинович (1887-1974) наряду с частным и публичным правом выделил регулятивное (согласительное) право, требующее подчинения частных интересов общим и согласования действий и интересов, обеспечивающее движение к государству будущего как развитие от либерализма к солидаризму. Устрялов Николай Васильевич (1890-1937), в 1935 г. вернулся в СССР, в 1937 г. был приговорен к расстрелу) выступил в сборнике «Смена вех» (1921) как идеолог «национал-большевизма», призывал к сотрудничеству с большевизмом, единственно способному к управлению силой, верил в появление нового культурно-государственного типа. С.Н.Гессен, ученый секретарь Берлинского Русского научного центра, автор фундаментального исследования «Проблема правового социализма», где обосновывал положение о роли государства, заключающейся не в разрешении споров на основе неизменного закона, а в приобщении различных социальных групп к формированию общей воли. Социализм отличается от либерализма идеями потребительского хозяйства и гегемонии хозяйства в общественной жизни. В 40-е гг. он совместно с Ж.Маритэном, Махатмой Ганди и другими крупнейшими философами мира участвовал в разработке философских основ Всеобщей декларации прав человека (принята в 1948 г.).

2. С.Н.Булгаков: эволюция политико-правовых взглядов

Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944) вырос в семье священника г. Ливны Орловский губернии. Окончил Орловскую духовную семинарию. Будучи студентом юридического факультета Московского университета, занимался политической экономией, увлекся марксизмом. В магистерской диссертации «Капитализм и земледелие» применил выводы марксизма к анализу земледельческого хозяйствования. Стажировался в Берлине, Париже и Лондоне. Изучал социалистические доктрины современности. Проповедовал «легальный марксизм», вступил в социал-демократическую партию. Много печатался. После успешной защиты магистерской диссертации Булгаков был избран профессором по кафедре политической экономии Киевского политехнического института (1901-1903). Здесь перешел (под влиянием Вл.Соловьева) на позиции христианского миросозерцания. В 1903 г. участвовал в создании Союза Освобождения (на основе которого будет конституционно-демократическая партия). В 1907 г. избран депутатом Государственной Думы. В 1917 г. Булгаков избирается ординарным профессором политэкономии Московского университета. Через год – с благословения патриарха Тихона в Московском Даниловом монастыре он был рукоположен в священники. 1 янв. 1923 г. его высылают за пределы России. До 1925 г. он преподавал в Праге, где читал лекции на Русском юридическом факультете, позднее в связи с основанием Русского богословского института переехал в Париж, где стал бессменным деканом, преподавал догматику. Произведения: «Неотложная задача (О Союзе христианской политики)» (1906), «Философия хозяйства» (1912) и др.

3. Правопонимание С.Н.Булгакова

Для правопонимания Булгакова характерны два взаимосвязанных этапа: 1-ый, когда он еще был связан с марксизмом; 2-й, когда он разрабатывает учение христианского социализма. Правопонимание, сложившееся к концу первого этапа, изложено наиболее компактно в статье «О социальном идеале» (От марксизма к идеализму, 1903). В трактовке природы права Булгаков солидарен с Вл.Соловьевым: право отталкивается от высшей нормы морали – заповеди любви к ближнему. Естественное право как идеальная и абсолютная норма для оценки позитивного права сводится к морально-правовым аксиомам: а) люди равны между собой как нравственные личности; человеческое достоинство, святейшее из званий человека, равняет всех между собой; человек для человека – абсолютная ценность; б) идея равенства людей включает в себя идею свободы как норму человеческих отношений и идеал общественного устройства; право есть свобода, обусловленная равенством; понятия личности, свободы и равенства составляют сущность естественного права; в) требованием свободы не отрицается зависимость личности; идеал политической свободы заключается не в уничтожении государства (таков анархизм), а в преобразовании в соответствии требованиям нравственного сознания; г) принимая на себя задачу защиты свободы личности, общественная организация (в широком смысле этого слова) может осуществлять ее только энергичным поддержанием правового порядка против посягательств на него произвольных действий отдельных личностей; определить, где кончается общество и государство и где начинается область неприкосновенных прав личности, невозможно даже в теории.
Эти идеи в дальнейшем стали составной частью его теории христианской политики, отраженной в работах «Религия и политика», «Неотложная задача»:
— взаимоотношения церкви и государства должны анализироваться одновременно с взаимоотношениями индивида и Бога, сквозь призму христианской политики, христианского социализма; необходимо создание Союза христианской политики, который будет «культивировать христианскую общественность», политическое и экономическое освобождение личности;
— исторические отношения государства и церкви сводятся к разным формам «христианского государства», в котором официальное православие только помогало атеизму, «позорило христианскую религию союзом с господствующей формой государственности, унижаясь до роли не только атрибута этой государственности, но и прямо полицейского средства»;
— связь православия с монархией как политическим режимом обернулась трагедией православия, т.к. православию не может быть свойственен клерикализм;
— «принудительная защита, составляющая неустранимый признак права, без которого в свою очередь нет и государства, есть нечто принципиально чуждое христианству», поэтому настоящее разлучение церкви и государства взаимовыгодно;
— наступившее отторжение церкви от государства создает нормальный для церкви режим, освобождающий ее от соблазнов клерикализма и обеспечивающий возможность беспрепятственного развития;
— новейшее государство, имеющее в своем составе народы разных вероисповеданий и даже вер, не должно быть конфессиональным;
— критика понимания соотношения политики и морали в учении славянофилов, Льва Толстого, марксизме (марксизм отрывает мораль от социальной политики).

4. Каковы особенности понимания права и государства у Н.А.Бердяева?

Николай Александрович Бердяев (1874-1948) – участник русского религиозного возрождения, инициатор создания Академии духовной культуры (1918-1922). Вырос в семье военных, потомков древних дворянских родов. 3а участие в социалистическом кружке был отчислен из Университета св. Владимира в Киеве и выслан в Вологодскую губернию. В ссылке встречался с Б.Савинковым, Г.Плехановым, А.Луначарским. Избирался профессором Московского университета. В 1922 г. был выслан из РСФСР. Во Франции издавал журнал «Путь» (1925-1940), много печатался (произведения: «Духовный кризис интеллигенции», «Судьба России», «Царство духа и царство кесаря», «Русский коммунизм» и др.).
Характеризуя взаимоотношения марксизма и русского революционного движения, именуемого им русским коммунизмом, Бердяев считал, что марксизм играет очень серьезную роль в судьбе человечества. Марксизм – новая религия, идущая на смену христианской. Пролетариат как Мессия – основной миф марксизма. Коммунизм – отрицание не только бога, но и человека, и оба эти отрицания между собой связаны. Проблему власти и оправдания государства – одна главных «очень русских тем». Соглашаясь с Леонтьевым в том, что русская государственность с сильной властью создана благодаря татарскому и немецкому элементу, он выделял в русской истории «пять разных Россий» — киевскую, татарского периода, московскую, петровскую, императорскую и, наконец, новую, советскую Россию.
Зло всякой власти русские чувствуют сильнее, чем западные люди. Но возникает противоречие между русской анархичностью (любовью к вольности) и русской покорностью государству, согласием народа служить образованию огромной империи. Возрастание государственного могущества, высасывающего все соки из народа, имело обратной стороной русскую вольницу, физический или духовный уход из государства. Раскол – основное явление русской истории. На почве раскола образовались анархические течения, русское сектантство. Уход из государства объяснялся тем, что в нем не было правды, торжествовал не Христос, а антихрист.
Русский коммунизм в Советской России, по оценке Бердяева, явился извращением русской мессианской идеи. Но русский коммунизм как свет с Востока в определенной степени просветит тьму Запада. В коммунизме есть своя правда и своя ложь. Правда – социальная, раскрытие возможности братства людей и народов, преодоление классов; ложь – в духовных основах, которые приводят к процессу дегуманизации, к отрицанию ценности всякого человека. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм должен быть преодолен, а не уничтожен. В высшую стадию, которая наступит после коммунизма, должна войти и правда коммунизма, но освобожденная от лжи.
Революционность состоит в радикальном уничтожении прогнившего, изолгавшегося и дурного прошлого. Свое политическое кредо Бердяев изложил в главе автобиографии, посвященной вопросам революции и социализма. Политическое устройство мира рассчитано на среднего, ординарного, массового человека без творчества. На этом основаны государство, объективная мораль, революции и контрреволюции. Революции неизбежны при слабости творческих духовных сил, способных радикально преобразовать общество.
Бердяев, как и Булгаков, глубоко сомневался в возможности существования «христианских государств», как явлений двусмысленных. Они имеют положительную миссию («ненапрасное, провиденциальное» значение) и вместе с тем эту самую миссию извращают «греховной похотью власти и всякой неправдой». Более долговечными ценностями являются в этой связи церковь (призвана «охранять образ человека» от демонов природы), светское государство («защищает образ человека от звериных стихий» и от «переходящей все пределы злой воли»). К таким ценностям он относит также право («охраняет свободу человека от злой воли людей и всего общества»), закон (изобличает грех, ставит ему пределы, «делает возможным минимум свободы в греховной человеческой жизни»).

5. Какова роль П.Б.Струве в осмыслении государства и права?

Петр Бернгардович Струве (1870-1944) окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, автор первого манифеста российской социал-демократии, позднее глава легального марксизма, государственник, развивал идеи об особой роли интеллигенции. Член ЦК партии кадетов, лидер ее правого крыла. Депутат Государственной Думы (1907). Выступил против Октябрьской революции. В 1918-1920 гг. был членом Особого Совещания при генерале А.И.Деникине. Его произведения: «Отрывки о государстве» (1911), «Великая Россия» (1911), «Размышления о русской революции» (1921), «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» (1894).
Проанализировал влияние государственности на формирование нового политического сознания русского человека. Считал, что после Манифеста 17 окт. 1905 г. и создания Государственной Думы конституционализм в России утвердился только в законе, но не в правосознании. При широком недовольстве самодержавием конституционализм стал народной идеей, но крах монархии выявил слабость национального сознания, недооценку роли государства в развитии культуры. Однако, культура определяет бытие народа и дает государству смысл и оправдание. Поэтому формула «великая Россия» не является призывом к старому, а, наоборот, лозунг новой русской государственности.
Такое государство должно быть могущественным, т.е. обладать непременно «внешней мощью» («мощь вовне»). «Мистичность государства и заключается в том, что власть государства над людьми обнаруживается в их подчинении далекой чуждой, отвлеченной для огромного большинства идее внешней государственной мощи» («Отрывки о государстве»). Эта мощь, признаваемая как ценность, должна утверждаться, прежде всего, в Черноморском регионе и Ближнем Востоке.
Это требование времени должно определить изменения во внутренней политике, и, прежде всего изменения отношения общества к государству. Необходимо устранить «враждебный государству дух», проявляющийся в «непонимании того, что государство есть «организм», который во имя культуры подчиняет народную жизнь началу дисциплины, основному началу государственной мощи. Дух государственной дисциплины был чужд русской революции». Вместо борьбы с носителями власти, боролись с государством, разрушали народное хозяйство. Струве за установление порядка, утверждающего свободу человека и сильную государственность: «Идеал государственной мощи и идея дисциплины народного труда – вместе с идеей права и прав – должны образовать железный инвентарь этого нового политического и культурного сознания русского человека» («Великая Россия»).
Еще в «Критических заметках к вопросу об экономическом развитии России» (1894) он призывал «пойти на выучку к капитализму», чтобы содействовать культурному росту России. После Февральской революции он организует в мае 1917 г. «Лигу русской культуры». После Октябрьской революции в работе «Размышления о русской революции» критиковал коммунистическое правление и хозяйствование.

6. Жизненный путь и творчество И.А.Ильина

Ильин Иван Александрович (1882-1954) закончил юридический факультет Московского университета, специализировался в теории и философии права. В книге «О сущности правосознания» (опубликована в 1956 г., после его смерти) представлено его учение о нормальном правосознании, способном стать основой обновления государства и права. О взаимоотношениях религиозной и правовой философии он писал в работах «Понятие права и силы: опыт методологического анализа» (1910), «Учение о правосознании» (1919), «Основные задачи правоведения в России» (1921), «О сопротивлении злу силою» (1925), «Пути духовного обновления» (1937), «О монархии и республике» (незавершено), «Наши задачи» (сб. в 2 тт., 1956). После высылки из России в 1922 г. Ильин участвовал в работе Религиозно-философской академии и Русского научного института в Берлине, был деканом юридического факультета (1923-1934). При нацистском режиме отказался преподавать в соответствии с требованиями новой власти. Его отстранили от преподавания и запретили устные выступления. Он эмигрировать в Швейцарию, где занимался много научной работой, стремясь закончить труд о правосознании.

7. Каковы положения учения И.А.Ильина о праве и государстве?

* Исторический опыт человечества показывает, что авторитет положительного права и создающей его власти покоится не столько на общественном договоре, на признанных полномочиях законодателя и воздействии угрозы, сколько на духовной правоте. В отличие от всякой физической силы государственная власть – волевая сила, имеющая генетическую, духовную природу. Власть – сила воли, которая измеряется авторитетной непреложностью его внешних проявлений. Эта духовная природа власти конкретизируется через идеальные требования к организации власти в государстве (аксиомы власти):
* Государственная власть должна принадлежать и применяться только на основе правового полномочия, быть единой в пределах каждого политического союза;
* Государственная власть должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу;
* Политические программы могут включать в себя только такие меры, которые преследуют общий интерес;
* Программа власти может включать в себя только осуществимые меры и формы (иначе это будет химера и утопия);
* Государственная власть принципиально связана с распределяющей справедливостью, но имеет право и обязанность отступать от нее, когда этого требует поддержание национально-духовного бытия народа.
* Правовое государство в отличие от тоталитарного, ставшего историческим и политическим фактом в ХХ в., основывается всецело на признании человеческой личности – духовной, свободной, правомочной, управляющей собою в душе, и в делах и основанной на лояльном правосознании.
* Тоталитарный режим, напротив, покоится на террористическом внушении, и его сущность состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько во всеохватывающем объеме управления. Он держится не законами, а партийными указами, распоряжениями, инструкциями. При этом государственные органы – это действующая под оболочкой партийная диктатура.

8. И.А.Ильин о справедливости и правосознании

Справедливость в ее правовом воплощении состоит в учете, признании и отражении каждого индивидуального субъекта во всех его основательных притязаниях. Это возможно, если сам индивид, народ и нация обладают чувством достоинства. Определенную роль в воспитании чувства достоинства выполняет частная собственность, дающая чувство уверенности, доверия к людям, учащая творчески любить труд и землю, свой очаг и родину, закрепляющая оседлость, без которой невозможна культура, укрепляющая семью, вовлекающая ее в заботы о собственности, питающая государственный инстинкт человека. Таким образом в человеке воспитывается правосознание, он учится строго различать «мое» и «твое», формировать правовую взаимность и уважение, чувство гражданского порядка и гражданскую самостоятельность, правильный подход к политической свободе.
«Граждане» в тоталитарном сообществе – субъекты обязанностей и объекты распоряжений. Правосознание здесь заменено психическими механизмами голода, страха, мучений и унижений. Это не государственный режим, а рабовладельческая диктатура невиданного размера и всепроникающего захвата.
Право и государство жизненны только там, где на высоте пребывает живое (нормальное) правосознание людей. Нормальное правосознание выращивается людьми в себе и осознается (исследуется) ими. Его можно познать только с помощью интуиции, ибо в природе права основную роль играют духовные факторы. Основой нового правосознания станут любовь к духу и воля к безусловному благу. Достоинство и несовершенство двух основных форм устройства власти в государстве – монархии и республики – зависит от того, насколько они содействуют росту духовности и свободного правосознания, т.к. правопорядок складывается в обществе лишь тогда, когда каждая личность имеет свободное правосознание. Идеальная форма для России единовластие, монархия. Подлинная основа власти – нравственно-религиозная.

Тема 31. Понимание права и государства в советский период

1. Классовый подход М.А.Рейснера

Михаил Андреевич Рейснер еще до революции переосмысливал идеи психологической школы Л.И.Петражицкого с точки зрения марксизма. Право, отражая борьбу за равенство и справедливость каждого класса, включает в себя: 1) волю каждого – одностороннее «субъективное право»; 2) стремление к общей правовой почве – двустороннее «объективное право» в форме соглашения. Таким образом, общее право (общий правопорядок) – компромисс и объединение наличных в данном обществе объективных классовых прав. При капитализме господствующее положение в общем правопорядке занимает право буржуазии, в советском правопорядке – пролетарское право. Его основной труд называется «Право. Наше право. Чужое право. Общее право» (1925), где советское право определено как сложный правопорядок, в состав которого входят крупные отрезы социалистического права рабочего класса и его классовое пролетарское право. Каждый общественный класс – и господствующий, и угнетенный – в соответствии со своим положением и психикой творит свое классовое право (сходно с положением Гурвича). Таково господствующее положение пролетарского права в силу диктатуры пролетариата. Следующее место занимает классовое крестьянское право, воплощенное в земельном кодексе с его преобладанием коллективной собственности. Лишь на третьем месте стоит классовое право буржуазии с ее гражданским кодексом в рамках торгового оборота. Право есть результат хозяйственных, а в частности, производственных отношений. История прав есть по существу история его угасания. Пролетариат терпит идеологические надстройки, в том числе и право лишь по мере необходимости. В коммунистическом обществе при фактическом равенстве право станет излишним.

2. Концепция пролетарского права Д.И.Курского

Курский Дмитрий Иванович (1874-1932) – выпускник юридического факультета МГУ, адвокат, нарком юстиции в 1918-1928 гг. По его мнению, право в условиях диктатуры пролетариата – выражение интересов пролетариата. Отсюда неизбежно отрицание прав и свобод индивида. Как новый источник права выступают решения и приговоры революционных народных судов, руководствующихся, прежде всего, своим правосознанием, принципом аналогии в Уголовном кодексе при упрощенном судопроизводстве. Советская власть разрушила основные институты буржуазного права: старое государство, крепостную семью и частную собственность, заложив тем самым основы формирование нового права. Даже отступление к нэповскому (буржуазному) праву трактовалось как утверждение нового, пролетарского права и правопорядка. Диктатура пролетариата – «правовой строй» (правовое государство), своеобразие которого было в ограничении допускаемых прав, их подчинении интересам диктатуры пролетариата. Правопонимание Курского восприняло идеи социологической школы права и позитивизма.

3. В чем суть классово-социологического подхода к праву П.И.Стучки?

Петр Иванович Стучка (1865-1932), родился под Ригой. Окончил юридический факультет Петербургского университета (1988). С 1995 г. член РСДРП. После Октябрьской революции – нарком юстиции РСФСР (1917-1918), председатель советского правительства в Латвии 1918-1920, зам. наркома юстиции в Советском правительстве (1921-1923), Председатель Верховного Суда РСФСР (1923-1932). Организатор и директор Института советского права, профессор МГУ. Основной труд «Революционная роль права и государства» (1924). Основные взгляды: 1) его правопонимание можно представить в рамках социологической школы права; 2) противопоставлял буржуазное понимание права как формы (системы или совокупности норм) и марксисткое понимание как содержания (системы общественных отношений); 3) материальные общественные отношения – основа для изучения правовой надстройки; 4) классовый характер всякого права и правосознания 5) революционно-диалектический метод (вместо формальной юридической логики): «всякие пробелы, неясности и точные смыслы должны разъясняться от революции, но отнюдь не от контрреволюции»; 6) Особое советское право необходимо как «пролетарское право». Классовая характеристика права отражена в общем определении права, данном в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР», изданных Народным комиссариатом юстиции РСФСР (дек. 1919 г.): «Право – это система (или порядок) общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая его организованной силой». Понятия «система», «порядок», «форма» лишены какой-либо юридической специфики и собственно правовой нагрузки. Право отождествлялось с производственными, экономическими отношениями. Страна постепенно перейдет к «неправу», отмиранию всякого права. Юридические нормы станут организационно-техническими. Необходимы кодексы без особенной части, чтобы суды получили право толкования законов.

4. Каково правопонимание Е.Б.Пашуканиса

Евгений Брониславович Пашуканис (1891-1937) учился на юридическом факультете Петербургского университета, затем Мюнхенского университета. Зам. наркома юстиции СССР (1936-1937). В книге «Общая теория права и марксизм. Опыт критики основных юридических понятий» (1-е изд. – 1924 г.) исходил из положений «Капитала» и «Критики Готской программы» Маркса, «Анти-Дюринга» Энгельса, «Государства и революции» Ленина. Развивал социологическое направление права в советской науке, изучал государственное управление, бюрократию. Буржуазное право – наиболее развитый, последний тип права, обреченный на «отмирание» по мере перехода к коммунизму. Больше нет уже какого-либо нового типа права, в том числе и «пролетарского». Теория права – это марксистская критика основных юридических понятий как мистификаций буржуазной идеологии. Но развитое юридическое мышление не может обойтись без наиболее абстрактных и общих определений. В переходной эпохе приходится мириться с «узким горизонтом буржуазного права». Но постепенно буржуазное право, а с ним и право вообще будет отмирать. Новый строй будет обходиться без права.
Пашуканис рассмотрел право как отражение отношений товаровладельцев (меновая теория права). Право различается как объективное социальное явление (правовое отношение) и как совокупность норм. Генезис правовой формы начинается в отношениях обмена, а наиболее полно она реализуется в суде и судебном процессе. Товарно-денежные отношения (до победы коммунизма) создают условия для утверждения правовой формы в частных, и публичных отношениях. Позднее Пашуканис вынужден был признать наличие особого послереволюционного и послебуржуазного «советского права с особой, специфической природой».

5. Л.А.Велихов о соотношении государства и местного самоуправления

Велихов Л.А. в работах «Опыт муниципальной программы» (1926) и «Основы городского хозяйства» (1928) обобщил опыт муниципального права и коммунального хозяйства в СССР и в Западной Европе, показал особенности местного самоуправления в отдельных странах и его существенное отличие от правительственной власти, выделяет атрибутивные признаки местного самоуправления:
• если «центральная государственная власть есть власть суверенная, верховная, могущая сама себя реформировать, органы местного самоуправления – власть подзаконная, действующая в пределах, указанных ей верховной властью»;
• государственная власть и местное самоуправление обладают различной компетенцией: у местного самоуправления ограниченный круг дел;
• самостоятельные источники финансирования;
• территориально ограниченный принцип избрания органов и должностных лиц.
По мнению Велихова, «муниципальное начало с самого своего зарождения отличается своеобразной и более или менее близкой к населению организацией, самостоятельными средствами и все более широкой компетенцией, по мере роста населения и усложнения потребностей…». Для этого важно, чтобы наука о муниципальном, т.е. единичном хозяйстве, носила не казуально-теоретический и абстрактный, а прикладной характер.

6. Изменения в советском правопонимании 30-70-х гг.

Раннее советское правопонимание сложилось к концу 30-х гг. Для него характерна была абсолютизация классового подхода:
— право в общем – совокупность правил поведения, выражающих волю господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также обычаев, правил общежития, санкционированных государственной властью;
— советское право – совокупность правил поведения, выражающих волю трудящихся, установленных в законодательном порядке властью трудящихся; обеспечиваемых принудительной силой социалистического государства в целях защиты, закрепления и развития отношений и порядков, выгодных трудящимся;
С нач. 60-х гг. по аналогии с «советским социалистическим общенародным государством» стали разрабатывать «советское социалистическое общенародное право». Вместо социологического подхода к праву преобадающим стало легистское понимание, отождествлявшее право и законодательство. Было предложено понимание права как единства правовой нормы и правоотношения (С.Ф.Кечекьян, А.А.Пионтковский) или единства правовой нормы, правоотношения и правосознания (Я.Ф.Миколенко). Правоотношение трактовалось как реализация и результат действия правовой нормы.
В нач. 70-х гг. в ходе дискуссий о правопонимании выдвинута концепция различения права и закона, обосновывающая понимание права как необходимой формы и равной меры свободы индивидов. Такое правопонимание подводило к осознанию несоответствия ряда положений законодательства СССР правовому принципу формального равенства и свободы индивидов.
В конце 80-х гг. наступили времена правового плюрализма: ученые выступали с позиций естественного права, позитивизма, цивилизма, юридической антропологии и др. течений.

Тема 32. ХХ ВЕК: Политико-правовые теории о политическом господстве, тоталитаризме и бюрократии

1. М.Вебер: анализ политического господства и бюрократии

Для изучения конструкций политической власти важное значение имеет типология господства Макса Вебера (1864-1920). Он вслед за итальянцами Г.Моской и В.Парето рассмотрел функционирование парламентской демократии через призму отбора политических лидеров и контроля за бюрократией. Вебер создал теорию «чистых» типов господства, что позволяло анализировать власть и бюрократию у разных народов. Выделение «чистых» типов господства основано на его же типологии действий: аффективного, традиционного, харизматического, рационального. «Чистые» типы – это абстракции, помогающие систематизировать признаки, чтобы создать научную теорию, разрабатывать методики исследования политики и права. Исторически первым он выделяет патриархальное (традиционное) господство – власть глав рода, племени, ранних государственных образований, современных монархов. Эта власть держится на устойчивых консервативных связях, обычаях, ритуалах. Следующий чистый тип – господство харизматическое, связанное с наделением правителя сверхъестественными качествами и возможностями, что проявляется как обожествление правителя, создание «культа личности». В такого правителя верят, не объясняя почему. Массовое сознание приписывает ему черты, желаемые народом. Харизма носит продолжительный характер, но может возникать и на непродолжительный срок. Она проявлялась довольно часто в ХХ в. Так религиозный лидер имам Хомейни в Иране был ярким харизматиком. Подобные черты были у В.И.Ленина, И.В.Сталина, Л.Д.Троцкого. Сильной харизмой обладали Фидель Кастро, Камилло Сьенфуэгос, Че Геварра на Кубе. Рациональный (легальный) тип господства характерен регламентацией с помощью права и закона, разделением властей, преобладаниемформального принципа равенства перед законом.

2. Чем интересен анализ М.Вебером бюрократии?

Рациональное (легитимное) господство – порождение западных демократий. Несущими конструкциями такой власти являются профессиональная бюрократия, отработанные технологии управления, избирательных кампаний, подбора команд, ролевой проработки актов политического лидера. Бюрократия (буквально: «власть конторских служащих») ассоциировалась у Вебера с типом господства, основанного не на традиционном почитании, не на вере, а на строгих и рациональных правилах легалистского характера, регулируемого законом. Такая власть отличается:
• обособлением служб и компетенции, строго определенных в законах и правилах в целях удобства для принятия решений и контроля.
• защитой статуса и компетенции служащих (несменяемость судей, гарантированное продвижение по службе, пенсия за выслугу лет и т.д.);
• четкой иерархизацией в выполнении распорядительных и исполнительских функций и функций;
• подбором кадров на конкурсной основе;
• полным обособлением выполняемой служебной функции от личностных свойств и характеристик, поскольку служащий не может быть собственником своей должности или средств управления;
• особым значением служб, создающих образ правительства и его лидера, легитимирующих власть не только с позиций законности, но и с точки зрения поддержки массами. (Вебер специально рассматривал различие понятий «легальность» и «легитимность» власти).
Перечисленные черты более всего характеризуют современный этап бюрократизации управления, хотя сам феномен бюрократии имеет корни в древности (китайский опыт конкурсно-экзаменационного отбора чиновников на должности в государстве). Вебер прогнозировал неотвратимость тотальной бюрократизации общественной и государственной жизнедеятельности всех современных демократий. В настоящее время везде исполнительная власть заметно теснит законодательную. Внедряются очень быстро технические средства контроля, учета, безопасности. Предугадав такую перспективу, Вебер считал, что на смену капитализму придет не социализм, а общество, легитимно бюрократизированное в целях рационального управления. Эти положения развивались теоретиками революции менеджеров и постиндустриального общества.

3. К.Шмитт: биография и особенности политико-правовых идей

Значительный вклад в исследование тоталитаризма внес немецкий юрист и политолог Карл Шмитт (1888-1985) – один из наиболее маститых теоретиков в германском государствоведении за всю его историю, наряду с Гегелем, Марксом, Вебером, Молем. Шмитт являлся решительным критиком либерализма. Принадлежал к консервативным политологам антропологической ориентации. Разработал концепцию децизионизма (decision – решение), согласно которой важнейшим источником права является авторитетное решение. Известность это учение приобрело в годы Веймарской республики (1919-1932), когда он выступил против и коммунистической, и нацистской партий, усматривая в них угрозу конституционному строю. Но позднее его мировоззрение и учение претерпели серьезную эволюцию. Он остался при режиме Гитлера и даже вступил в нацистскую партию. В 1933-1936 гг. он сотрудничал с нацистами, хотя потом оказался в неявной оппозиции к этому режиму. Данное сотрудничество вменялось ему в вину после поражения нацистской Германии. Он был арестован, освобожден, затем опять арестован, допрашивался в ходе Нюрнбергского процесса. После освобождения в 1947 г. жил в изоляции, его труды не печатались, ограничивалось его общение и научная деятельность. Только в последние годы его жизни произошло переосмысление его богатого теоретического наследия и роли его в науке о государстве и праве.
Известны его произведения – «Гуго Пройс, его понятие о государстве, и его место в германском учении о государстве» (1930), «Понятие политического» (1927), «Политическая теология» (1934), «Левиафан и учение о государстве Томаса Гоббса» (1982), «Закон земли в народном праве как европейском публичном праве» (1950). В последние годы издавался журнал «Шмиттиана», посвященный научному наследию К.Шмитта.

4. Основные положения трудов К.Шмитта:

* Разработка понятийного аппарата политической науки как государствоведения. Центральным для него стало понятие «политическое», а его конкретизировали понятия: «друг – враг», «политическое единство», «политическое напряжение». Политическое рассматривается как степень интенсивности ассоциаций или диссоциаций, влекущих за собой (по религиозным, этническим, экономическим и др. мотивам) разные соединения и разъединения сил, концентрацию власти.
* Государство – «политический статус народа, организованного в территориальной замкнутости». Это особого рода состояние народа (похоже на понятие «суверенитет» у Бодена), которое в решающих случаях оказывается главенствующим по сравнению с другими индивидуальными и коллективными статусами. В государстве наиболее полно выражается тотальный статус, т.е. статус народа, в отличие от статуса населения городов, сословий, классов, цехов, семей и индивидов.
* Политическое как государство понятно в свете осознания и правильного различения «друга» и «врага». «Враг», по меньшей мере… в реальной возможности есть только борющаяся совокупность людей, противостоящая другой такой же совокупности. Враг есть только общественный враг, ибо все, что имеет отношение к такой совокупности людей, особенно к целому народу, благодаря этому становится общественным». При таком различении возникает политическое единство, выраженное в суверенитете государства. Так наиболее полно проявляется тотальный статус. «Мы поняли политическое как тотальное и вследствие этого знаем также, что даже решение о том, является ли нечто неполитическим, всегда означает политическое решение, независимо от того, кто его принимает и какими доводами окружает» («Политическая теология»).
* Отталкиваясь от этого, он трактует понятие империи. В империи как форме государства интенсивность и тотальность проявляются наиболее полно. Империя, в трактовке Шмитта, это политически пробудившийся народ, плюс политическая идея, плюс находящееся под политическим господством этой идеи и исключающее чуждую интервенцию пространство. Империя воплощает принцип большого пространства как руководящая и структурирующая сила, которая в отличие от другой формы государства распространяет за пределы «народной почвы» и «государственной территории» некое культурное, хозяйственное, промышленное, организационное и политическое «излучение» («Понятие политического»).
* Для его учения характерны серьезные повороты. До 1933 г. он считал государство единой политической властью, неотрывной от народа, принимающей решение о различении политического «врага». В 1933-1934 гг. Шмитт приходит к идее тройного членения политического общества: на движение (партию), государство и народ, представленный в профсоюзах. Он покидает почву децизионизма и переходит к конкретному анализу порядка. После второй мировой войны он обращается к геополитике, исследуя общие вопросы экзистенциального противостояния глобальных понятий «земля» и «море», «Восток» и «Запад».
* Вклад в развитие политической антропологии. Политика – высший модус человеческого существования. После второй мировой войны он изучал проблемы антропологического самоопределения человека.

5. Какова роль Х.Арендт в изучении тоталитаризма?

Ханне Арендт (1902-1975) свойственны другие, по сравнению с К.Шмиттом, подходы к тоталитаризму (с позиций либерализма и демократии). Ученица знаменитого философа М.Хайдеггера, она расходилась с последним во взглядах. Ей принадлежит труд «Происхождение тоталитаризма», где этот феномен тесно связан с проблемами политической антропологии:
• Тоталитарное общество характеризуется вытеснением индивидуальных ценностей, вместо которых человеку предлагается идеология, не преследующая никаких прагматических целей и требующая лишь беспрекословного принятия постулатов (возведенные в абсолют законы природы, как, например, в фашизме, или же законов истории, как в марксизме).
• Человеческая деятельность делится на три вида: а) труд, обеспечивающий биологические процессы и обуславливающий саму жизнь; б) производство искусственного мира вещей; в) активность, заключающаяся непосредственное общение людей между собой, которое не требует ничего материального и создает нечто принципиально новое. Только третий вид заключает в себе источник свободы.
• Свобода не может быть ни продуктом интеллекта, ставящего перед человеком цели, поскольку их достижение сопряжено с подчинением природным и социальным законам, ни продуктом воли, так как именно воля не дает человеку отойти от достижения поставленных разумом цели. Свобода осуществляется в активности, способной начать новое, родить то, что никогда еще не бывало, разорвать автоматизм устоявшихся социальных процессов и даже разрушить «окаменелость» тоталитарного общества.
• Свобода возможна только в политике, в чем она похожа на исполнительское искусство, требующее взаимодействия между актером и зрителем и не создающее ничего, кроме этого взаимодействия. Политика – это активность, происходящая в «публичном месте», что не исчерпывает всей жизни человека, и она не должна подменять индивидуальность.
• Жизнедеятельность человека возможна лишь тогда, когда человек уже обладает индивидуальностью, для которой необходимо «приватное место», т.е. «частная доля мира», неотчуждаемая от него и являющаяся его частной собственностью. В этом приватном месте происходит рождение и смерть, любовь и измена. Приватное место обеспечивает человеку укрытие от невзгод внешнего мира, и лишение человека такого места ведет к утрате им своей индивидуальности и как следствие уничтожение и общественной жизни, установление тоталитарного режима.
• Тоталитаризм – универсалия с собственной формой и логикой, а также характерными чертами тоталитарной идеологии (расизм, антисемитизм, империализм, засилье бюрократизма). Отличается от тирании, деспотии, диктатуры. В общественной жизни с тоталитаризмом связано пассивность, «окостенение» индивида и так называемая политическая «смертность», которой противостоит «рожденность», приводящая к революции, разрушающей тоталитаризм.
• Тоталитарные движения возможны везде, где есть массы, по той или иной причине приобретшие вкус к политической организации. Массы характеризуются вовсе не осознанием общих интересов. Так как у них нет той отчетливой классовой структурированности, которая выражается в определенных, ограниченных и достижимых целях, этих людей нельзя объединить ни в какую организацию, основанную на общем интересе. Но такие массы поддаются политической пропаганде, строящейся на безразличии к аргументам политических противников.
• Тоталитарные движения показали, что такие политически нейтральные и равнодушные массы легко могут стать большинством в демократически управляемых странах. Это свидетельствует о том, что демократия может функционировать по правилам, активно признаваемым лишь меньшинством, и что демократическое правление в такой же мере держится на молчаливом одобрении и терпимости безразличных и бесформенных частей народа, как и на четко оформленных и дифференцированных, видных всем институтах и организациях данной страны.

Тема 33. Юридический позитивизм ХХ века

1. Разновидности современного юридического позитивизма

Влиятельными направлениями стали аналитическая юриспруденция (Г.Харт), наследующая положения римской и средневековой догматики (глоссаторы Ирнерий, Бальд и др.), юридической лингвистика, позитивизм Дж.Остина, появляется нормативизм Г.Кельзена как разновидность позитивизма, неопозитивистские теории. Позитивизм развивался в российской юридической науке. В своих наиболее жестких формах позитивизм переходит в легизм, отождествляющий право с законодательством.

2. В чем особенности аналитической юриспруденции?

Главное положение – это воспроизводство в современных условиях формулы Дж.Остина «право есть повеление суверена»; причем суверен не может быть ответственным перед позитивным правом. К аналитической юриспруденции относятся те всеобщие теоретико-правовые учения, которые ставят в центре изыскания структурную теорию права, изучают все проблемы правовой теории, прежде всего в нормативном смысле и в этом аппарате структурных понятий видят необходимые инструменты для всех юридических изысканий. Необходимо отметить:
• Восприятие права как совокупности норм, как упорядоченной системы законов и отраслей права. При этом закон воспринимается как словесное выражение мысли законодателя. В совокупности законов имеется своя внутренняя логическая связь и своя более или менее совершенная система соподчинения и распределения.
• Признание, что система законов не может быть последовательно логически разумной; задача юристов и науки состоит в том, чтобы содействовать избавлению системы от противоречий и пробелов и позаботиться о совершенном словесном и смысловом содержании юридических текстов, т.к. юридическая практика требует понимания и толкования законов.
• Утверждение, что из анализа и толкований законов рождается то совокупное знание и умение, которое называют догмой права или догматической юриспруденцией. Задачи науки при таком подходе не имеют глубоких и качественных отличий от практики аналитического толкования законов в судах или правительственных учреждениях. Поэтому и сама наука – догматическая (аналитическая) юриспруденция должна быть отнесена к разряду описательных наук.
• Все непозитивистские концепции общей теории (философии права) именуются спекулятивной философией права; ей противопоставляется научно-критическая философия права (различные варианты позитивистской общей теории права).
Однако многие представители аналитической философии права не упускают из виду, что право есть общественный феномен. Задачи «познавательно-критической правовой теории» видят в выяснении структурных проблем права, юридического аргументирования и правовой методики, чтобы иметь в распоряжении понятийный аппарат теоретико-правовых рассуждений.

3. Г.Харт как представитель аналитической юриспруденции

Английский мыслитель Герберт Харт (1907-1992) представляет в русле названного течения позитивизма своеобразную версию позитивизма (лингвистический юридический позитивизм). В работе «Понятие права» (1961) рассмотрел право как формально-логическую систему «первичных» и «вторичных» правил, восходящих к так называемой высшей норме признания. Первичные правила представляют собой такие законодательные установления, которые были подготовлены суверенным органом (т.е. парламентом), вследствие чего возникают определенные обязанности и правомочия. Вторичные правила состоят из трех разновидностей – правил признания, правил изменения и правил вынесения судебного решения. Последняя разновидность, по сути дела, предстает как правила о правилах, т.е. о таких правилах, которым судьи, администраторы, министры и другие должностные лица должны следовать в процессе применения или толкования закона. Правила изменения – согласованные правила, предусмотренные на случай необходимых изменений в действующем законе. Например, в ситуации, когда меняются законы о выборах, парламентские выборы могут в итоге привести к новому парламенту и новому правительству, которые затем могут произвести изменения в «первичных правилах».
Правила признания составляют характернейшую черту современной позитивистской школы права. Закон является законом лишь при условии, если он признан таковым, поскольку он исходил из признанного, учрежденного в этом качестве источника права. Письменная конституция США отвечает правилу признания; неписаная конституция Соединенного Королевства также подчиняется правилу признания, поскольку этому правилу следуют парламент и суды. Лишь в том случае правовая система может действовать эффективно, когда существует реальное сочетание первичных и вторичных правил.
Отсутствие вторичных правил есть признак правовой системы примитивного, традиционного сообщества. С таким различением юридических правил связан парламентский процесс, который оказывает обычно содействие в их различении и обособлении. Нет такого различения, нет и парламентского процесса. Благодаря восприятию правил признания в вышеуказанном смысле, и чиновники, и рядовые граждане обеспечиваются весьма авторитетным критерием для идентификации первичных правил обязывающего назначения.
Особенность подхода Харта заключается в том, что, обращаясь к вопросу о соотношении права и морали, он признает, что поведение людей управляется частично обычаем, частично привилегией и частично некоторыми определенными и разделяемыми ценностями религиозной морали, включающей доктрины и учение церкви, а также принципы, например, этики, (профессиональной прежде всего — врачебной, деловой и др.). Все эти источники находят отражение в правовой системе. Во всех сообществах существует частичное взаимопроникновение в содержании между правовым и моральным обязательствами, но правовое правило более формализовано, специфично и охраняется барьером из более детализированных оговорок, по сравнению с нормой морали. Это – необычный для позитивиста компромисс по отношению к естественному праву. Харт считал, что естественное право продолжает эволюционизировать и что в любой системе позитивного права можно обнаружить «минимальное содержание естественного права».

4. Нормативизм Г.Кельзена как разновидность позитивизма

Ганс Кельзен (1881-1973) – австрийский философ права преподавал в Венском университете и в свое время готовил проект Конституции 1920 г. по поручению главы социал-демократического правительства К.Реннера, которая юридически оформила создание Австрийской Республики. В 1921-1929 гг. исполнял обязанности члена Конституционного суда Австрии. Эмигрировал из страны после прихода к власти в Германии А.Гитлера. С 1942 г. жил в США, преподавал в Калифорнийском университете. Позитивизм Кельзена отражен в основной его работе «Чистая теория права» (1934). Под этим названием строилась теория позитивного (т.е. существующего и действующего) права, для которой характерно:
• Ограничение: «учение о праве занимается одним только правом и «очищает» познаваемый предмет от всего, что не есть право в строгом смысле; для обеспечения своей «чистоты» отказывается заранее от познавательных усилий в отношении всех элементов, чуждых позитивному праву; пределы подобного ограничения отчетливо зафиксированы.
• Строгая фиксация различения, обособления специфической и специальной науки права (т.е. юриспруденции), во-первых, от философии справедливости (от «идеального права», морали, идеологии, аксиологии, теории ценностей), во-вторых, от социологии и истории (познания социальной реальности, политики права и т.д.). Последние он относит к каузальным наукам, изучающим причинность.

5. Кельзен о «чистой» теории права

• Теория права – нормативная наука, выводящая свои понятия исключительно из содержания позитивных законодательных норм, не поддаваясь влиянию мотивов и страстей, намерениям законодательных властей или желаниям и интересам индивидов. Предписание, каким должен или не должен быть объект с учетом ценностных соображений – предмет политики, государственного управления. «Вопрос о соотношении права и морали – это вопрос не о содержании права, но о его форме. Право составляет ценность как раз потому, что оно есть норма.
• Предмет изучения теории права («общей теории права») составляет «порядок человеческого поведения» — «систему норм, единство которых зиждется на том, что они имеют общее основание действительности, а основание действительности нормативного порядка составляет основная норма, из которой выводится действительность всех норм, относящихся к этому порядку».
• Кельзен уточняет, что это «принудительный порядок». Правовед изучает законодательные нормы, их элементы, взаимоотношения, правопорядок как целое, его структуру, соотношение между различными правопорядками и, наконец, единство прав в плюрализме позитивных законных порядков (правопорядков).
• Основная норма. Право не проявление сверхчеловеческой власти, а только специфическая социальная техника, основанная на человеческом опыте. Ее глубинное основание лежит в логико-юридической гипотезе, установленной логическим анализом реального юридического мышления. Согласно этой гипотезе универсальным логическим предположением (и оправданием) значимости позитивного права является так называемая основная норма, призванная вводить все официальные действия должностных лиц в контекст правопорядка, а также придавать правосоздающим актам должностных лиц и граждан общезначимый характер. Если прибегнуть к помощи аналогий основную норму можно представить как «самую первую из конституций» с учетом формулы «конституция как основной закон государства», но это не материальная, не позитивная, а постулируемая, установленная верховной властью норма, выше которой нет норм (наподобие предписаний Бога, революционного декрета). Отношение этой нормы с остальными нормами должно отражать сочетание принципов легитимности и эффективности.
• Соотношение права и государства. Право является специфическим порядком или организацией власти. Государство, таким образом, выступает в двух измерениях – как господство и как право. Государство как право – это «монополия правового сообщества на принуждение», т.е. «правовое государство». Но Кельзен рассматривает его не в общепринятом, а в специфическом смысле, как «относительно централизованный правопорядок, в соответствие с которым отправление правосудия и управление основываются на законах, принимаемых избранным народом парламентом…», как тождество государства и права.
• Отделение естественно-правовой концепции от теории права. Попытки решения вечной проблемы справедливости (что естественно в поведении человека и что неестественно) мешают изучению права. Такие попытки объясняются психологической потребностью оправдать субъективные ценностные решения и попытаться выдать их за основанные на объективных принципах, на истине. При этом происходит смешение между научно общепризнанными законами природы, правилами этики и юриспруденцией. Так возникает искаженная оценка поведения человека (функционирования социального института) как «естественного», базирующаяся на субъективной оценке мыслителя, принадлежащего к естественно-правовой школе. Такие попытки необходимо отделить от права.
Однако, отстаивая независимость «чистой теории права» от политики, искусства управления, Кельзен все же приходит к выводу, что в правовой науке еще отсутствует такая возможность, и «чистая теория права» не может быть использована. Этот вывод Кельзена сделан после окончания второй мировой войны, под впечатлением того, что в великих странах, находящихся под началом партийных диктатур, некоторые выдающиеся представители юриспруденции служили своей «наукой» политической власти. Публикуя свой обобщающий труд в англосаксонском мире, он считал, что свобода науки здесь ценится должным образом, власть более стабильна, а идеи находятся в большем почете, чем власть.

Тема 34. Социологическая юриспруденция в ХХ веке

1. Разновидности социологической юриспруденции

Социологическая юриспруденция по некоторым позициям сближается с юридическим позитивизмом, но в ряде аспектов продолжает расходиться с последним. Она объединяет несколько социально-правовых теорий в самостоятельное направление, которое и называют социологической юриспруденцией. Ориентировано на целенаправленное использования права в качестве инструмента регулирования, социального контроля, управления. Это качество права обнаруживается в самых первых стадиях нормотворчества (обычай, регулирование конфликта, принятие решений), а также на стадии законодательства, исполнения закона, применения права (парламент, исполнительная власть, суд). В данном направлении наибольшую известность получили концепции солидаризма (О.Конт, Э.Дюркгейм, Л. Дюги), институционализма (М.Ориу, П.Сорокин, Г.Гурвич), «свободного права» Е.Эрлиха и Г.Канторовича, социологическая юриспруденция Р.Паунда, судейского права Р.Дворкина.

2. Л.Дюги и развитие солидаризма

На базе различных течений социализма сложились разновидности учения по названию солидаризм, особенно плодотворно развивавшееся во Франции. Это правовое учение было близко к юридическому позитивизму. Наиболее известно имя Леона Дюги (1859-1928), декана юридического факультета в университете г. Бордо, начинавшего свою деятельность в период возрождения естественного права (юснатурализма). Дюги сохранил в целом верность позитивистскому и социологическому пониманию права, но воспринял ряд идей юснатурализма. В «Трактате о конституционном праве» (1911) он предпринял попытку уточнить и переосмыслить предмет конституционного права. По его мнению, исследователи права должны учитывать более современный контекст объяснения природы права и государства. При этом он опирался на авторитетных представителей социологического позитивизма (Сен-Симон, Конт, Спенсер), своего современника Э.Дюркгейма, утверждавшего, что право есть «непосредственный результат социальных факторов».
Основные положения солидаризма:
— Критическое осмысление и пересмотр некоторых понятий, являющиеся, по его мнению, метафизическими («суверенная личность государства», «субъективное право личности»). Обоснование ряда новых понятий («юридическая ситуация», «функция», «социальное право» и др.).
— «Публичная власть есть просто факт», обусловленный социальными факторами. Государство в его прежних формах исчезает, и место этих форм занимает новый государственный строй – «более гибкий, более гуманный, более защищающий индивида».
— Этот строй покоится на двух теориях: 1) концепции социальной нормы (входит в корпус объективного права), основывающейся «на факте взаимной зависимости», соединяющей все человечество вообще и членов любой социальной группы; 2) концепции децентрализации.
— Синдикальный федерализм: современное общество движется к федерализму классов, соорганизованных в синдикаты». Он со временем будет «скомбинирован с центральной властью, которая не упразднится, сохранит свою живость, но примет совершенно другой характер… и сведется к функциям контроля и надзора».
Понятие организующей идеи. Отсюда новые трактовки понятий «социальный класс», «индивидуальное право», «разделение властей» и др. Система прав коллектива и прав индивида показывает, что в современных обществах имеются не только бесконечные конфликты и непримиримая вражда буржуазии и рабочего класса, но и совокупность индивидов, между которыми «особенно тесная взаимная зависимость» (солидарность), основанная на разделении труда.
Концепция социальной нормы. Наряду с социальной солидарностью людей объединяют и интегрируют в новые общности правила поведения, которые заданы социальной нормой, основанной на соединяющей людей взаимозависимости. Эта норма не моральная. Как и норма правовая, она относится к внешним проявлениям человеческой воли и не обязательна для его внутренней жизни. Социальная норма – «органический закон общественной жизни», она вытесняет в правопонимании образ правовой нормы с ее многовековым иллюзорным восприятием.
Прогнозирование возникновения строя, в котором не будет места метафизической концепции субъективного права; она уступает место понятию объективного права, налагающего на каждого члена общества социальную обязанность и дающего власть для выполнения этой миссии.

3. Каковы основные положения институционализма?

В социологическом правоведении институционализм представлен именами М.Ориу, Г.Гурвича и П.Сорокина. Основные положения:
— Институции (институт) – основное понятие. Это – первичные элементы, из которых состоят политическая и социальная структуры общества, всякое длительно существующее объединение людей или обстоятельств социального характера (брак, семья, война, парламентаризм, президент и т.д.). Это не результат материальной деятельности, а «организующая идея», представление о цели, которую желают или вынуждены достигнуть (Ориу).
— Непризнание монополии государственно-властных учреждений на производство правовых норм. Право коренится в обществе (в общественных институтах и их нормах). По этой логике всех правоведов можно разделить на две категории – на монистов (лишь государство имеет правотворческую компетенцию) и плюралистов (каждая социальная группа в принципе имеет «свое право»).
— В институционализме заметно влияние Э.Дюркгейма, его категории «коллективных представлений», аналогичной «организующей идее» институционалистов). После второй мировой войны такие идеи ожили в концепциях «диффузии власти», «плюрализма», «полиархии» и др.

4. В чем особенности институционализма М.Ориу

Морис Ориу (1859-1929) успешно разрабатывал теорию институционализма, рассматривая вечную проблему соотношения интересов индивида и государства в духе христианского коллективизма первых веков. Ориу отказался от использования договорной теории (концептуального ядра либеральной теории) и от командно-административной законности социалистов в пользу принципиально новых положений, получивших широкое популистское употребление.
Ориу восходит к концепции равновесия, которую Монтескье в свое время положил в основание теории разделения властей. Суть ее в том, что правопорядок уподобляется системе физического равновесия сил, а жизнь современных государств – «бесчисленным социальным равновесиям, соединенным в сложную и запутанную систему» (Н.Н.Алексеев). Правовые отношения – одна из таких систем равновесия. Идея права в основе своей идея порядка, и юристы традиционной юриспруденции смотрели на этот порядок как на нечто предустановленное самим божеством. Институционализм уже не признает предустановленного порядка.
Публичное право изучает режим правления, который олицетворяет собой государство. Это – режим одновременно политический, экономический и юридический, но также режим, который «овладевает нацией, видоизменяя ее, налагая на нее определенную форму и становится средой, в которой существуют индивиды». Гражданская жизнь – объект воздействия государственного режима, что обусловливает разделение между политической властью и частной собственностью, которые в догосударственных формах общества всегда бывают слиты вместе. Это разделение является основой одновременно и политической власти, и свободы. Такое разделение происходит путем двух параллельных процессов – централизации права и централизации политической власти.
Централизация национального (общегосударственного) права означает установление правовых норм и санкций и осуществляется отделенной от частной собственности правительственной властью в широком смысле слова), т.е. судебной и административной. Юридическая централизация возникает из замены обычая писаным законом. Публичная власть участвует в формальной процедуре установления закона и не участвует в установлении обычая. Закон приносит с собой большую устойчивость положения, по сравнению с обычным правом, «совместимую с большей долей подвижности, а, следовательно, с большей суммой общих свобод, так как свобода не обходится без некоторой возможности изменений». Писаный закон может быть изменен решением правительства путем сравнительно ускоренной процедуры, а обычай не может быть изменен в обычном порядке.
Правовые отношения, с точки зрения выполняемых ими социальных функций предстают областью социального мира, в котором уравновешиваются враждебные и противоположные интересы людей, социальных групп и классов. Настоящий мир, межнациональный или интернациональный, всегда является миром, основанным на праве. Право уравновешивает вечную противоположность между личностью и обществом. Каждая правовая система распределяет все права между личностью и обществом и создает право индивида, с одной стороны, и право общества, с другой. Это распределение создает социальный антагонизм и в то время создает систему равновесия. Возникший таким образом правопорядок уравновешивает в каждом обществе не только противостояние индивида и общества, но также многие другие системы общественного быта – гражданского, публичного, коммерческого, военного и др. Все эти формы быта находятся, согласно Ориу, в состоянии равновесия, причем гражданский быт образует как бы центр всей системы, ядро притяжения, вокруг которого вращаются остальные.

5. Ориоу о приемах введения меры справедливости

Для правопонимания Ориу характерно различение правопорядка и правового строя. Правопорядок вводит с помощью некоторых специальных приемов (процедур) меру справедливости в примитивный порядок вещей. Правовой порядок отделим от политического порядка вещей. Правовой порядок осуществляет справедливость в политических учреждениях, вводя в них правовые состояния. При этом необходимо, чтобы правовые состояния устанавливались сами собой. Например, публичному праву присущи известный публично-правовой порядок вещей и известное положение институтов, которые упорядочивают область публичных отношений в целях свободы и справедливости.
Первый прием введения справедливости — превращение фактических состояний в правовые состояния. Так как в публичном праве факт часто является результатом силы, то это создает проблему превращения результатов силы в правовые состояния. Отсюда «софистическое разрешение» проблемы в немецкой поговорке «сила создает право». Но результаты применения силы сами собой, без вмешательства других элементов не становятся формами правовых состояний. На самом деле результаты силы получают форму права только путем их дальнейшей легитимации (узаконения). Главным фактором такого узаконения становится «спокойное и длительное существование», заставляющее предполагать, что «состоялось приспособление или принятие этого положения, которое таким образом становится институтом, существующим уже не вследствие действия силы, а самостоятельно». Неистребим постулат, что окончательно утверждается в обществе только то, что стало добрым и справедливым, «т.к. добро более устойчиво и прочно, чем зло».
Второй прием юридической техники введения справедливости, состоит в персонификации социальных институтов. Человеческому сознанию свойственно чувство справедливости. Однако в социальных группировках выявляются обычно столь примитивные коллективные силы, что управление ими ускользает от индивидуальных сознаний даже правящих лиц. Дело облегчается тем, что коллективные силы сами организуются «наподобие личности» и делают возможным управление ими. Они подчиняют свои проявления настолько разумно, что индивидуальному сознанию легко воздействовать на них «в направлении справедливости». В этом, собственно, и состоит секрет «персонификации социальных институтов».

6. Каковы основные положения институционализма Г.Гурвича?

Георгий Гурвич (1984-1965) – автор концепции «социального права», созданной в 30-х гг. на базе традиции институционального правового плюрализма. Он работал вначале в Петроградском, затем Тюбингенском и Парижском университетах. Воплощением социального права Гурвич считал социальное законодательство. Социальное право в более поздних толкованиях Гурвича – это право, зафиксированное в высших формах общественного взаимодействия людей, это «социабельное право», которое содействует объективной интеграции в межличностных отношениях. Оно основано на партнерстве, нацелено на взаимопомощь, решение общих задач, установление мира, в то время как индивидуалистическое право – право войны, конфликтов, разобщенности. Поскольку социальное право основано на доверии, оно не может быть установлено извне: оно действует как бы изнутри данной социальной среды и в этом смысле оно есть автономное право. Его параметры заданы не «чистой нормой» нормативистов, не субъективными представлениями лиц и не объективированным фактом, а «непосредственным юридическим опытом», который фиксируется в коллективных документах. Последние Гурвич именует «коллективными актами признания» определенных ценностей.
Коллективные акты признания – это спонтанный, коллективный «выбор ценностей», это способ прояснения коллективных представлений, коллективной ментальности. Коллективность эта может включать в себя большие группы – целые классы, и тогда возникает «крестьянское право», «пролетарское право», «буржуазное право». Все эти разновидности пребывают в состоянии конкурентного соперничества, причем каждое из них стремится взять верх, в том числе занять доминирующее положение в государственном правопорядке. Возможно также состояние «юридического равновесия» между, скажем, «групповой экономической активностью» и «территориальным государством».

7. Каков вклад П.Сорокина в развитие институционализма?

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) начинал как русский исследователь, но в 1922 г. на так называемом «философском» пароходе был депортирован из России и написал основные свои работы в США. Он развивал разновидность юридического институционализма, согласно которому правовая норма образует ядро, скелет, сердце и душу всякой институции (организованной группы или института). Последние представляют всего лишь «объективацию и олицетворение правовых норм и правовых убеждений всех или решающего большинства группы». Исследователи обнаруживают Сорокина, как и у Гурвича, стремление сочетать институционализм с психологической теорией права Петражицкого, в особенности с его трактовкой множественности источников права, совпадающая с идеями «правового плюрализма».
Институционализм признал существующие в каждом обществе коллективы, организованные во имя удовлетворения умственных и иных запросов, как учреждения интегративные, обеспечивающие сплочение общества в нацию-государство. Интегративная работа подобных коллективов выполняется ими вместе с осуществлением более частных ролей, связанных с их интересами. Даже общность, именуемая бюрократией, замкнутая в значительной степени на корпоративных интересах, может восприниматься в качестве учреждения с посредническими функциями, нацеленными на реализацию общих функций государства. Государство, в свою очередь, не только не препятствует появлению и развитию бюрократической общности, но даже содействует ее институционализации.

8. Каковы особенности концепции «живого права» Е.Эрлиха?

Евгений Эрлих (1862-1922), австрийский правовед, ректор университета Франца-Иосифа в Черновцах, затем работал в Вене. Автор концепции «живого» или «свободного права». Опубликовал в 1913 г. книгу «Основы социологии права», в которой писал: «Центр тяжести развития права в наше время, как и во все времена, — не в законодательстве, не в юриспруденции, не в судебной практике, а в самом обществе». Провел опросы населения Буковины, на основании которых сделал вывод, что реально действует только одна треть статей Австрийского гражданского уложения. Он организовал семинары «живого права».
У социологии права, ориентированной на обнаружение «живого права», было несколько ближайших и отдаленных идейных предтеч. По мнению Гурвича, их список можно начать с имени Аристотеля и закончить именами Монтескье и Прудона. Это также представители юриспруденции интереса: «право как защищенный интерес» (Р.Иеринг), «право как порядок отношений» (С.А.Муромцев), а также психологической юриспруденции: «право как некая психологическая (психологически переживаемая) реальность» (Л.Петражицкий), «как биопсихическая реальность» (Н.С.Тимашев).
Концепция Эрлиха получила название концепции «свободного права», поскольку для нее стал характерным «свободный подход к праву», который, согласно Эрлиху, можно обнаружить в практике судебного разбирательства, где имеет место свобода судейского усмотрения. Исходные начала самого права следует искать не в книгах, а в обществе, в образующих его объединениях и союзах, таких как семья, торговые товарищества, община и само государство. Поэтому Эрлих использовал в качестве метода изучения права непосредственное наблюдение конкретных правовых явлений, юридически значимого поведения людей и их союзов. Он также использовал документальное исследование, т.е. анализ различного рода договоров (ипотечных, брачных, земельной аренды), завещаний, уставов компаний.

9. Особенности социологической юриспруденции Р.Паунда.

Роско Паунд (1870-1964) — глава школы социологической юриспруденции, получившей наибольшее распространение в США, где она конкурировала с аналитической юриспруденцией и естественно-правовым направлением. Начав разрабатывать новую проблематику еще в первой четверти ХХ в., к концу своего творческого пути он создал 5-томную «Юриспруденцию» (1959), в которой характеризовал суть своей теории как «инструментальный прагматический подход» к изучению права. Само право стало восприниматься преимущественно как «инструмент социального контроля», как «право в действии», как урегулирование и координация поведения и социального взаимодействия законопослушных граждан. Для самой юриспруденции наиболее подходящим названием стало название «юридическая социальная инженерия» (автор термина сам Паунд).
Под правом в действии Паунд понимает три взаимосвязанных его проявления в социальной жизни, доступные эмпирическому наблюдению и изучению: правопорядок, совокупность предписаний и правоприменительная деятельность в суде или администрации. Цель права состоит в примирении и гармонизации сталкивающихся и перекрещивающихся интересов и требований. Паунд составил весьма пространную таблицу этих интересов и увязал их с набором ценностей и постулатов современной цивилизации. Взятые все вместе, эти интересы и требования должны обеспечивать «защиту интересов» с помощью права.
Ценности и постулаты – идеальные вечные начала. Согласно его обобщению, человек, находящийся в цивилизованном обществе, может и должен исходить из данного, уже наличествующего. Он вправе пользоваться всем, что ему принадлежит в качестве созданных его собственными руками плодов (и в силу иных правомерных причин и обстоятельств). Все люди в его окружении должны в общении с ним поступать добросовестно и возвращать необоснованно полученное; никто не будет совершать поступков, влекущих за собой повышенный риск для окружающих. Свои постулаты Паунд высокопарно объявил «юридическими постулатами цивилизованного общества». В современном индустриальном обществе возможны тенденции и связанные с ними постулаты – о более терпимом отношении к «неудачникам», об их поддержке в трудную минуту и т.д.
Такова идеализированная схема ценностей и интересов общества, которое позднее назовут «состоянием всеобщего благоденствия» и которое все же не вполне оправдает такое название, поскольку в нем помимо изобилия потребительских товаров и услуг сохранятся явно выраженная социальная стратификация, система всеохватывающего контроля, неоднозначное влияние «четвертой власти» СМИ и др.
Своеобразие позиции Паунда состояло в оценке роли важнейших из традиционных средств социального контроля (обычай, мораль, религия и право), которые на ранних стадиях не были отделены друг от друга, затем обособились и стали по-разному совмещаться с общественным и политическим бытом. В средние века преобладали мораль и религия, которые в то же время плохо совмещались с урбанизацией и патриархальным бытом. В современном обществе, согласно Паунду, важнейшим средством социального контроля стало право и такой контроль стал функцией государства. Функция социального контроля при помощи права предполагает, что оно должно быть по крайней мере стабильным, однако изменения условий жизни общества требуют постоянных поправок, следовательно, «правовой порядок должен быть настолько же изменяемым, насколько стабильным». Он должен постоянно «пересматриваться в соответствии с изменениями в государственной жизни, которую он должен регулировать».

Тема 35. Другие направления политико-правовой мысли ХХ века

1. Психологическая теория права Л.И.Петражицкого

В начале ХХ в. крупным научным событием в русской и европейской науке стало опубликование книги «Теории права и государства в связи с теорией нравственности». Автор ее российско-польский правовед Лев Иосифович Петражицкий (1867-1931), следуя в гносеологическом и методологическом отношении началам позитивной философии, добился оригинального освещения правовых явлений и самой природы права.
Право было определено как явление индивидуальной психики. Социальный момент в праве не игнорируется, но воспринимается под углом зрения психологически-правовых переживаний постольку, поскольку социальный элемент в этих переживаниях отражается. Петражицкий признает различия между правом и нравственностью, главным из которых считает различие между чисто императивным характером нравственных импульсов (и соответствующих им норм) и императивно-атрибутивным характером права. «Императивность» в данном случае предстает как индивидуально-личностное сознание долга, обязанности, в то время как «атрибутивность» — сознанием «своего права», выступающее вовне как притязание. Для нравственности важен императив и момент добровольности в исполнении обязанностей, тогда как для права основное сосредоточено в моменте атрибутивности, т.е. в непременном исполнении обязанности и связанном с этим удовлетворением. Если в нравственном общении психика участников довольно мирно реагирует на неисполнение обязанностей, то в правовом общении неисполнение обязанностей (в том числе правовых требований, подтвержденных судебным решением) вызывает гнев, влечет оправданные требования принудительного исполнения.
Он считал, что роль права в общественной жизни важнее роли нравственности, поскольку пассивная этическая мотивация явно уступает активной этической мотивации (сознанию правомочности). На стороне права имеется не только поощрительно-санкционирующая мотивация в пользу его осуществления, но также стремление «добиваться причитающегося». Последнее осуществляется вне зависимости от усмотрения и воли обязанных, сопровождается требованием, использованием в том числе насильственных средств. В итоге формируется прочная скоординированная система вызываемого правом социального поведения, прочный и точно определенный порядок. Недаром в психике публики юристов имеется прочная ассоциация двух идей – «права» и «порядка», вместо слова «право» весьма часто применяют выражение «правопорядок». Для такой ассоциации существует и «научно-причинное объяснение».
В воздействии на социальное поведение особо значение Петражицкий придает специальным функциям права, которые он называет «распределительной» и «организационной». Так, в частности, дистрибутивная (распределительная) функция в области народного (и международного) хозяйства может отличаться от функции распределения частей плодородной почвы, средств и орудий производства, предметов потребления, вообще хозяйственных благ между индивидами и группами.

2. Петражицкий о разновидностях положительного права

Для Петражицкого характерно решительное и безусловное освобождение теории права от узкого юридического догматизма. Он создал своеобразное учение о многообразии нормативных фактов и видов положительного права. Отказавшись от сложившихся вариантов догматического истолкования источников права и стремясь охватить все известные факты из истории права и современного его состояния, он насчитал 15 видов положительного права, неизвестных, по его оценке, современной науке или же не признаваемых ею. Он различает официальное право (законодательство); книжное право, для которого нормативным фактом служит авторитет книги, преимущественно юридического содержания (священные книги, сборники обычного права, научные трактаты и Свод законов Юстиниана); «право принятых в науке мнений»; «право учений отдельных юристов или групп их»; «право юридической экспертизы» (сюда же отнесены знаменитые «ответы» римских юристов); «право изречений религиозно-этических авторитетов: основателей религий, пророков, апостолов, святых, отцов Церкви и т.д.»; «право религиозно-авторитетных примеров, образцов поведения». Своеобразное семейство образуется из «договорного права», «права односторонних обещаний» (например, государственных органов и частных лиц), «программного права» (программное заявление органов государственной власти), «признанного права» (признание известных прав и обязанностей одной из сторон юридического отношения). «Прецедентное право» усматривается в деятельности государственных учреждений и в международном праве. Различается также «общенародное право, как везде существующее право» (нормативным фактом для него служат ссылки на то, что «так принято во всем мире», «у всех народов»).С прецедентным и общенародным правом соседствует «право юридических поговорок и пословиц».

3. Возрожденное естественное право Дж.Роулса

В последней трети ХХ в. ряд авторов вновь обратили свое внимание к естественно-правовым теориям. С переосмыслением отдельных его положений выступили Дж. Роулс (Теория справедливости, 1971) и Дж. Финнис (Естественный закон и естественное право, 1980).
Джон Роулс (род. в 1921) сформулировал теорию справедливости, опираясь на несколько упрощенную концепцию Аристотеля о распределяющей справедливости (блага, существующие в обществе, должны распределяться на основании взаимных требований людей и на основании максимально возможного равенства). Он считал, что подлежат распределению «первичные блага»: свобода, равные возможности, определенный уровень материального достатка, т.е. блага, обеспечивающие человеку «самоуважение», а также автономию и самостоятельность, в том числе и в распоряжении такими благами. Распределение должно осуществляться в соответствии с определенными принципами: 1) каждый человек в равной степени должен обладать основными правами и свободами; система индивидуальных прав и свобод должна совпадать со всеобщей свободой, которая может быть ограничена только в целях ее лучшей защиты; 2) равенство как в обладании свободой, так и в распределении благ (исключения допускаются только в целях ликвидации сложившегося неравенства) – принцип равных возможностей.
Справедливость характеризуется как добросовестность и беспристрастность, которые обеспечиваются при помощи правовых норм, соответствующих принципу правления справедливого закона. Существенную роль играет конституция, которая регламентирует основные распределительные процедуры. Роль конституции поддерживается и усиливается при помощи обычных законов.

4. В чем особенности юснатурализма Джона Финиса?

Концепция Джона Финниса представляет собой переосмысление идеи телеологизма Августина. Смысл человеческого существования определяется как достижение человеком определенного блага или совокупности благ, которые он постигает, оценивает и обеспечивает с помощью разума. Такие блага или ценности человеческой жизни включают в себя жизнь (стремление к самосохранению), знание (не инструментальное, а, прежде всего мировоззренческое), игру (правильное распределение и пользование социальными ролями человека в обществе), эстетический опыт (способность понимать прекрасное), практическую разумность (стремление сделать свой разум более результативным в практическом плане), социабельность (дружеская общительность), религию (представление о генезисе и роли космического порядка, человеческой свободы и разума).
Все блага должны распределяться, во-первых, справедливо, на основе уравнивающей либо распределяющей справедливости; во-вторых, в обстановке единодушия, координации и в определенных случаях при содействии власти. Такой властью может быть только позитивное право, соответствующее справедливости или способное обеспечить справедливость. От этого зависит и авторитет позитивного права. Цель властного упорядочивания общественных отношений заключена в реализации общественного блага, несправедливое право не имеет юридическую силу.
Гарантией против извращенности права является строгое соблюдение определенных формальных требований: закон не имеет обратной силы, он должен быть официально одобренным, ясным в своих требованиях, исполняемым процедурно и относительно стабильным. Декреты и приказы должны иметь ранг подзаконных актов и соответствовать требованиям закона; применение норм права должно совершаться только при надлежащем соблюдении законных процедур.

5. Что такое интегративная юриспруденция?

Термин «интегративная юриспруденция» принадлежит Джерому Холлу. Он считал, что стремление к интеграции обусловлено ростом и дифференциацией современного научного знания, которое в результате детализации и специализации усиливает позитивизм. Не имея пределов, такой процесс угрожает целостному видению комплекса проблем, взаимосвязи факторов. Наука противопоставляет этой угрозе движение к синтезу и новому упорядочению знаний. Тенденции дробления и синтеза переживают отрасли права, современные направления общей теории права (юснатурализм, юридический позитивизм, социологическая юриспруденция, юридическая антропология). Конфронтацию позитивизма и естественно-правовой теории попытались преодолеть сторонники синтезирующего (интегративного) правоведения (П.Г.Виноградов, А.С.Ященко, Д.Холл).
А.С.Ященко подтвердил вывод, сделанный еще Б.Чичериным о том, что история, догма и политика права – это три одинаково необходимые направления в правоведении и государствоведении. В фундаментальном труде «Теория федерализма. Опыт синтетической теории государства» (Юрьев, 1912) Ященко, изучая конфедеративные и федеративные политические союзы с их полиархическим и дуалистическим началами, пришел к выводу, что синтетическая природа юридических (и политических) явлений особенно ярко выступает в федеральных политических организациях. Споры о том, кого считать суверенной властью в федерации – центральную власть или объединившиеся штаты, — не корректны, т.к. суверенитет является атрибутом совместной властной деятельности, «синтетической неразрывности» федерации и штатов. Существо федерализма в «равновесии федеральной и местной властей, при котором объединенные части сохраняют самостоятельное участие в правительственной организации общефедерального суверенитета».
П.Г.Виноградов (1854-1925) считал, что право как социальное явление и часть социального опыта, являясь элементом социального бытия, выполняет такие же важные социальные функции, как устройство государства или способ разделения власти в государстве. Такой подход к изучению права он назвал синтетическим, противопоставив его аналитическому методу Остина и его последователей. Он видел опасность аналитического метода в том, что абстрактные понятия и термины часто воспринимаются юристами-аналитиками как вопрос о сущности юриспруденции. Такой особый «мир понятий» критиковали Иеринг и ранние позитивисты в лице Конта и Спенсера, хотя в современной юриспруденции авторитет аналитического метода остается высоким.
Джером Холл (1901-1992), американский философ права считал, что естественно-правовая традиция может быть обновлена за счет ее сочетания с аксиологическим (ценностным) подходом в праве. Ценности должны при этом рассматриваться как непременный атрибут правовой нормы, а нормы должны восприниматься как «защищенные ценностные суждения». Признавая, что естественно-правовая теория мало интересовалась разработкой основных юридических понятий, составляющих исходную базу всякой юридической теории, он обратил свой взор к нормативизму Кельзена, к его концепции основной нормы, а также к компромиссу Харта, писавшего о продолжающейся эволюции естественного права. Акцент на ценностном начале в правоведении позволяет назвать интегративную юриспруденцию также правовой аксиологией.

6. Что такое юридическая антропология?

С позиций синтетического подхода к праву в XX в. выступила и юридическая антропология, объединив более широкий круг научных направлений, нежели интегративная юриспруденция (нормативизм и процессуальный анализ, юридическая конфликтология, эволюционизм и др.). В то же время юридическая антропология допускает плюрализм и самостоятельное существование отдельных направлений. Сама юридическая антропология выделяется в самостоятельное направление наряду с естественным правом, позитивизмом, социологической юриспруденцией.
Истоки юридической антропологии лежат в учении Т.Гоббса, Ш.Монтескье, в традициях исторической школы права, юридического эволюционизма (Дж.Фрезер, Г.Спенсер, Г.Дж.Самнер-Мэн, И.Я.Баховен, Г.Морган, Ф.Энгельс). Элементы антропологического подхода к государству содержались в учении Г.Еллинека. В XX в. новый импульс в ее развитие внесли Б.Малиновский, основатель функционализма, а также М.Мид, М.Эдель, А.Эдель (представители теории естественного права, основанного на антропологии). Важное значение для становления этого направления дало сравнительное изучение различных правовых систем, исследователями традиционных обществ в Азии, Африке, Латинской Америке, открытие ими неведомых ранее правовых явлений. Так, в Африке было обнаружено около 4 тыс. разнообразных правовых систем и явлений. Для их анализа трудно было применить подходы позитивизма, естественного права и т.д. Поэтому подвергся критике европейский этноцентризм в правоведении. Юридическая антропология рассматривает право как инструмент, способный быть оригинальным в силу содержания и своеобразия его применения в различных обществах. Важно не замыкаться в круг общих устоявшихся понятий и традиций юридического мышления, а видеть кроме универсального и своеобразие, имеющее право на существование.

7. Представители современной юридической антропологии

Во второй пол. ХХ в. юридическая антропология представлена именами этнографов и социологов Леви-Стросса, А.Леви-Брюля, юристов Жана Карбонье («Юридическая социология»), Норбера Рулана («Юридическая антропология»), Ж.-Л.Комарова и С.Робертса («Нормы и процесс»). В России в русле этого направления или близко к нему стояли исследования Л.Б.Куббеля, А.И.Першица, И.Е.Синицыной, А.Б.Венгерова, А.И.Ковлера. Являясь относительно поначалу эклектичным направлением в юриспруденции, юридическая антропология все же приобретает постепенно статус правового учения. Какие основные положения являются общими для его представителей?
• Исходный постулат во взглядах всех представителей юридической антропологии – внимание к самобытной культуре, не столько к общему, сколько к особенному в правовых явлениях, к особенностям правовых систем и явлений в традиционных и современных обществах с позиций плюрализма культурных традиций.
• Выделение всеобщих антропологических констант (сходных обстоятельств жизни), определяющих культурные универсалии (представления о добродетели и пороке, о смысле жизни, неприкосновенности человеческой жизни в определенных обстоятельствах, запрет кровосмешения, права индивидов на определенные предметы хозяйственного и культурного обихода). На этой основе возникают минимальные стандарты, структуры внешнего поведения, знания, дающие возможность выживать членам общества. Так формируется определенный конформизм в поведении и возникает мораль, включающая общие механизмы согласия, а с ними и право, конкретизирующее мораль.
• Плюрализм в отношении источников власти и источников права. Не только государство, но и различные большие и малые коллективы участвуют в процессе формирования права и нормотворчестве. Такова, например, позиция А. Леви-Брюля, знаменитого французского этнографа и правоведа, который традиционную иерархию источников права представляет в виде новой триады: «созидающий обычай – закон – судьи». А в самом праве самыми существенными он считает такие черты: оно есть совокупность правил-требований; оно устанавливается каждой социальной группой; оно находится в процессе непрерывных изменений.
• Широкое применение сравнительного анализа правовых явлений, причем с преодолением европоцентризма. Современные и традиционные, западные и восточные общества менее отдалены друг от друга, нежели утверждается в современной науке. Незападные общества заслуживают внимания не столько в плане изучения экзотики, сколько для понимания проблем общей теории права.
• Необходимо исследование права не только как нормы, но и как процесса. Правовой процесс должен анализироваться как в плане разрешения конфликта, определения вины, санкции, так и как процесс общения, поведения, движения интересов, взаимных обязательств, договоров, обмена, управления, воспитания, правового сознания. Поведение индивидов моделируется в большей мере общественными отношениями (правоотношениями), нежели нормами и инструкциями.
• Особое внимание обращается на содержание права как на систему взаимных обязательств, пронизывающих структуру всех сообществ, семейных, территориальных, трудовых, спортивных, и др. Такой подход разработал Б.Малиновский в своей работе «Преступление и обычай в диком обществе» (1926 г.). Право определяется функцией, а не внешней формой проявления. Главная функция права — функция взаимности, которая связывает между собой индивидов и группы. Именно такая функция в основном позволяет интегрировать общество, а не принуждение со стороны центральной власти государства.
• Стремление синтезировать нормативистский и процессуальный подходы, которое проявляется во внимании к конфликтам, их регулирующей роли, ко всем фазам конфликта, к способам принятия решения и его выполнения. Процессуальный анализ больше приспособлен к исследованию динамики изменений, сравнения правовых явлений, изучению явления аккультурации. Процессуальный анализ открывает новые стороны и в нормативном анализе. Например, когда надо исследовать то, как стороны толкуют норму в ходе конфликта и принятия решения, причины нарушения, несоблюдения, неисполнения, неприменения норм права.

Тема 36. Доктрина прав человека

1. Доктрина прав человека как гуманитарное право

Заметным явлением и отличительной особенностью в развитии политической и правовой мысли XX в. стала разработка и утверждение доктрины прав человека. Это – результат коллективного творчества юристов, философов, политологов, государственных деятелей из многих стран. Такая разработка происходила на базе учений естественного права, либерализма, а также социальных учений XVIII-XIX вв., на основе таких документов как Декларация независимости 1776 г. в США, Декларация прав человека и гражданина 1789 г. во Франции. Конституции многих стран внесли свою лепту в объективацию прав человека. Но лишь в XX в. сложилось системное представление о правах человека и гражданина. Если в Античности, в Средние века и Новое время отдельные мыслители и политики (Локк, Пейн, Руссо, Монтескье, Франклин, Констан и некоторые др.) выделяли частичные, фрагментарные сферы свободы человека и ее реализации, то в Новейшее время, исследователи и политические деятели стали подходить к разработке доктрины прав человека как системы неразделимых и взаимозависимых прав, свобод и гарантий.
Доктрина прав человека стала официальной идейно-политической и правовой основой деятельности общепризнанных межправительственных организаций ООН, ЮНЕСКО, МОТ, ВОЗ, Совета Европы, ОБСЕ, ряда международных неправительственных организаций. Положения этой доктрины нашли отражения в официальных международно-правовых документах Всеобщей декларации прав человека, Международных пактах о правах человека 1976 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Европейской социальной хартии 1961 г., Конвенции по предотвращению пыток 1987 г., Европейской конвенции о гражданстве 1997 г., Европейской конвенции о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера 1998 г. и ряде других Конвенций.
Права человека становятся уже подотраслью международного права и важным разделом отрасли конституционного права. Есть также сторонники выделения отдельной отрасти «Гуманитарное право», в которой соединились бы и международные, и внутригосударственные нормы и механизмы закрепления, реализации и защиты прав человека. В актуализации необходимости такой подотрасли международного права важную роль в свое время сыграли швейцарские активисты движения в защиту жертв войн и вооруженных конфликтов Анри Дюнан, Гюстав Муанье, генерал Гийом-Анри Дюфур, врачи Луи и Теодор Монуар. Наиболее серьезный идейно-политический вклад внес в свое время А.Дюнан, который под впечатлением ужасных картин опустошенной войной Ломбардии 1859 г, особенно зрелища, увиденного им на поле битвы в Сольферино, написал книгу «Воспоминания о Сольферино». Эта книга потрясла Европу. В ней говорилось о ценности человеческой жизни и связанного с этим достоинства человека, о необходимости создавать правовые и организационные основы для санитарно-медицинских служб в целях помощи раненым во время войн. Предлагалось создать международную организацию для регулирования вопросов гуманного ведения войн и защиты мирного населения. Благодаря настойчивости названных деятелей, швейцарское правительство созвало международную конференцию, в которой приняло участие 12 государств (1864 г). Была подписана Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных воинов во время сухопутной войны. С тех пор был принят ряд конвенций, среди них четыре Женевских конвенции 1949 г.
Свою лепту в становление такой отрасли права внес также Нюрнбергский процесс. В принятом 8 авг. 1945 г. Уставе Международного военного трибунала государствами-союзниками была преодолена легисткая установка, что субъектами международного права являются только государства. В 1946 г. Нюрнбергский процесс вынес приговор, по которому были осуждены физические лица, ответственные за нарушения прав человека. Этот опыт был использован затем при создании Международного Суда в Гааге, который бы принимал жалобы, подаваемые государствами. ООН инициировала разработку документов для создания механизмов, которые бы воплощали принцип, по которому и государства, и юридические лица являются субъектами международного права. Это стимулировало развития учения о правах человека и воплощения положений учения в практику. Создаются центры по разработке теории прав человека, в задачу которых входит подготовка правовых основ региональных систем реализации и защиты прав человека.

2. Институционализация доктрины прав человека в Европе

12 июля 1949 г. Пьер-Анри Тейджен, сэр Дэвид Максвелл-Файф и профессор Фернан Деусс представили Комитету министров Совет Европы проект Европейской конвенции о правах человека. Эта конвенция разрабатывала принципы коллективной ответственности за обеспечение уважения прав человека и основных свобод и тем самым создавала возможности институализировать права и свободы. В ней закреплялась обязанность каждого государства сохранять в неприкосновенности права человека и основные свободы, гарантируемые конституцией, предполагалось создать Европейскую комиссию по правам человека и Европейский суд по правам человека. Это стало новым словом в международном праве, когда гражданин получал возможность обращаться в международный суд, если национальные суды не могли справедливо решить его вопрос.
Представитель Франции в Совете Европы Пьер-Анри Тейджен, говоря о необходимости новых правовых механизмов, указал на то, что государство и гражданин могут выступать как равноправные стороны в суде. При этом о вспомнил историю, когда любые действия государства в отношении физических лиц оправдывались: «Господин Председатель, когда я находился в тюрьмах гестапо, мой брат томился в Дахау, а шурин умирал в Маутхаузене, мой отец, депутат французского парламента, был интернирован в Бухенвальде. Он сказал мне, что на монументальных воротах лагеря красовалась такая возмутительная надпись: «Справедливое или несправедливое, но – Отечество». Полагаю, что уже на нашей первой сессии мы можем единодушно провозгласить, что отныне в Европе будут только справедливые отечества. Считаю, что теперь мы сможем единодушно противопоставить «государственным соображениям» единственный суверенитет, за который стоит умереть, который достоин защиты, уважения и охраны в любых обстоятельствах: суверенитет справедливости и права». Такая установка к концу XX в. вылилась в концепцию «гуманитарной интервенции», т.е. вмешательства мирового сообщества в дела государства, нарушающего права человека, в том числе с применением вооруженных сил.
Хотя доктрина прав человека является коллективным, во многом компромиссным результатам усилий ученых и государств, все же можно назвать некоторые имена. Значительный вклад в разработку учения о правах человека внесли французские правоведы Жан Пикте, Франсуа Люшер, Жан Риверо, Пьер-Анри Тейджен и др. В их трудах соединяются достижения социальных и либеральных доктрин. Проблемы международного гуманитарного права активно разрабатывал Жан Пикте, который много сделал для развития правовой основы деятельности международных организаций, в том числе таких как Международная Федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Его перу принадлежат книги об индивидах как субъектах международного права, что реально способствовало разработке практических механизмов защиты прав человека на международном уровне. Пьер-Анри Тейджен был также соавтором проекта Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и активно участвовал в прохождении этого проекта и превращении его во влиятельный международно-правовой документ. Важную роль в становлении отрасли прав человека и науки оправах человека сыграли также французские специалисты конституционного права. Жан Риверо разрабатывал проблемы коллективных прав трудящихся на национализацию, на участие в управлении. Европейский суд по правам человека создал европейское прецедентное гуманитарное право.

3. Классификация конституционно защищаемых прав и свобод личности Ф.Люшера

Франсуа Люшер, профессор конституционного права Парижского университета, один из разработчиков Конституции Франции 1958 г., был в течение 9 лет членом Конституционного совета Франции, дал глубокий анализ деятельности органов государственной власти в плане соблюдения и реализации прав человека, обосновал самостоятельно одну из наиболее полных классификаций прав человека. В этой классификации выделяется:
• право на свободу, в том числе:
• на свободу личности (свобода частной жизни, свобода передвижения, свобода семейной жизни, свобода распоряжения своим достоянием);
• на публичную свободу (свобода печати, свобода аудивизуальной информации, академическая свобода преподавателей вузов);
• на местные или территориальные свободы;
• право на равенство (равенство перед законом, равенство в доступе к занятию публичных должностей, равенство перед бременем общественных расходов, равенство перед налогообложением, равенство в области трудовых отношений, равенство перед правосудием);
• право на собственность (на частную собственность, на общественную собственность, приватизацию и национализацию);
• право на достоинство, в том числе:
• на достоинство жизни: на охрану здоровья (санитарно-эпидемиологического благополучия населения, на охрану здоровья граждан, на охрану здоровья детей), на развитие личности (доступ к образованию и культуре, право на отдых и досуг), на безопасность жизни и солидарность перед лицом опасности (на социальное обеспечение, защищенность в отношении бремени, вытекающего из национальных бедствий)
• на достоинство труда: на трудовую занятость (на профессиональное обучение, на получение работы, равенство в праве получения работы; на участие в делах предприятия (участие каждого, представительное участие и т.д.); на защиту профессиональных интересов (профсоюзные свободы, профсоюзный плюрализм, право на забастовку);
• гарантированное право на неприкосновенность личности, в том числе:
• право на правосудие: свободный доступ к правосудию (право обращения в суд, право на наилучшее отправление правосудия, право двухступенчатого судебного разбирательства, право обжалования судебных решений); право на независимый суд; право на беспристрастного судью (на отвод судьи, на состязательность процесса); право на французское правосудие;
• право на материальное обеспечение лиц и имущества;
• право на правовую охрану и защиту личности: на охрану свободы личности; на презумпцию невиновности; на процессуальную защиту от административных запретов и других административных действий; на защиту от произвола; право убежища;
• право на юридическое обеспечение прав;
• право на демократию, в том числе:
• право на национальный суверенитет;
• общественно-политические права: активное избирательное право (на всеобщий и тайный характер выборов, на участие партий в выборах); право быть избранным; на участие граждан в осуществлении власти; право контроля за использованием налоговых поступлений в казну;
• право на обеспечение разделения властей;
• на сопротивление угнетению.

4. Основные направления развития гуманитарного права

В правовой традиции Германии и Австрии права человека последовательно рассматривались, с точки зрения соотношения свободы и зависимости человека от государства, соотношения гражданских и социальных прав. Продолжая либеральную традицию Г.Елинека, обосновавшего понятие прав человека как субъективных прав, германские и австрийские юристы, философы, социологи внесли вклад в развитие учения о демократии и социальном государстве, комплексном характере прав человека, их неразделимости, эффективности, и позитивности, в классификацию прав человека (Ю.Хабермас, В.Нар, Н.Луман, Х.Кленнер, А.Шафф, А.Ауер, Р.Херцог, Г. и Е.Кюхенхоффы, Ф.Эрмакора и др.). Австрийский юрист Ф.Эрмакора посвятил правам человека 5-томный труд, где много внимания уделил истории возникновения и развития прав человека, превращения в систему, особенностям проявления прав человека в различных частях мира (Австрии, Америке, Европе, Африке), всесторонние проявления прав человека в обществе и частной жизни.
В англосаксонских странах ученые и мыслители традиционно тяготели к преимущественному изучению проблем гражданских прав и свобод, соотношения либерализма и консерватизма при осуществлении прав человека. В их трудах наиболее полно разрабатываются проблемы механизмов реализации и защиты прав человека, в первую очередь, таких механизмов как суды, а также выборы. Отмечена особая роль прецедентного права и судов общего права в защите прав человека, значение избирательного права для демократических свобод, «высокие задачи» выборов в органы государственной власти и местного самоуправления. Исследователи из США Перри Дж. Михаель, Дж.Дворкин, Т.Эмерсон, Г.Виллс, Рауль Бергер, Вильям Ренквист, Роберт Борк, ученые из Великобритании Э.Лейкман, Дж.Ламберт, Марк Дженис, Ричард Кэй, Энтони Брэдли и др. принимали активное участие в выработке доктрины прав человека и практике ее реализации. Э.Лейкман и Дж.Ламберт в своем классическом, неоднократно переиздаваемом труде «Исследование мажоритарной и пропорциональной систем» поставили задачу нахождения наиболее оптимального способа учета народного волеизъявления и закрепления его в соответствующей избирательной системе, чтобы наиболее полно реализовать избирательные права в Великобритании и др. странах. М.Дженис, Р.Кэй, Э.Брэдли в своем труде «Европейское право в области прав человека» исследуют новую международную систему права (Страссбургская система), сравнивая европейские правовые механизмы с механизмами США и Канады, показывая как работает европейское право в рамках государственного права, как соотносится прецедентное право Европейского Суда с особенностями судопроизводства в европейских странах.
Для ученых США положения доктрины прав человека тесно связаны с такими проблемами конституционного права как интерпретация решений о правах человека, принятых судами, в том числе Верховным судом США. Возникла конституционная теория интерпретивизма, имеющая особенно важное значение для стран, где нет развернутых писаных конституций, но действует прецедентное право. Интерпретивизм – теория, которая стимулирует теоретическое и судебное толкование прав человека, закрепление этих толкований в решениях судов и в законах, чтобы расширялась позитивная база защиты прав человека. В соответствии с данной теорией неинтерпретированные судами вопросы прав человека, а соответственно и способы решения споров, не считаются легитимными. Это должно стимулировать деятельность судов и повышать интерес ученых-конституционалистов к интепретации вопросов основных прав.
Споры авторов теории интерпретивизма Вильяма Ренквиста и Рауля Бергера с ее противником Робертом Борком показали, что научная дискуссия положительно отражается и на общем состоянии защиты прав человека. Прецедентное право обогащает практику объяснительными возможностями, помогает использовать аналогии и создавать прецеденты. Постепенно расширяется сфера интерпретируемых прав человека и становится возможной систематизация оснований судебных решений, самих судебных прецедентов, решения вопроса зависимости эффективности прав человека от их позитивности. Таким образом, выправляется и компенсируется некоторая общая для англосаксонских стран особенность правовой системы – недостаток развернутых позитивных нормативных конструкций (оборачивающийся в определенных моментах ее силой). Проблемы, поднимаемые в спорах интерпретивистов и нон-интерпретивистов, актуальны также и для международного, в частности, европейского права, поскольку международные суды создают свое прецедентное право в условиях, когда словесные формулировки международных конвенций являются общими, расплывчатыми и неконкретными.
В ХХI в. политико-правовая доктрина прав человека ищет пути соединения позитивистских и естественно-правовых постулатов, показывая, что универсализация прав человека не является абсолютной, должна учитывать национально-государственные и региональные особенности их проявления и защиты, а также модификации демократии. Результатом таких интеграционистских усилий в рамках ООН, а наиболее последовательно в Совете Европы, стало закрепление положений о целостности и неразделимости, взаимозависимости прав человека различных поколений, соединимости в национальных и международных системах гражданских, политических, социальных, экономических прав.

Написано: admin

Январь 18th, 2016 | 2:27 пп