Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Феофилакт Лопатинский — «Введение» (Introductio) в философский курс

Каких трудов, прилежания и усидчивости требует изучение философии, ясно слушателю из заглавия. Некогда Геракл остановился на распутье двух дорог, нам же предстоит пройти все три пути Аристотеля, так что для успешного завершения предприятия нам потребуются силы, самое малое, равные силам Геракла, если не большие. Многие отправлялись в путь, но многие и не выдерживали трудностей:

Только те немногие из героев, к коим благосклонно

Отнесся справедливый Юпитер, или поднявшиеся на небо

Благодаря собственной доблести, смогли получить

награду.

Прочитал я вам эти стихи не с тем умыслом, чтобы отпугнуть переступающих порог храма мудрости, дабы они отказались от учения весьма полезного и единственно необходимого (studium utile et unice necessarium). Напротив, я хочу побудить вас к трудам, соразмерным способностям каждого, ибо способности эти даровал нам Всемогущий и Всеблагой Бог. А для занятия философией названных способностей — вполне достаточно. Итак, я требую от вас мужества и неустанных трудов и смею надеяться на благоприятный исход, ибо вы рождены с задатками Алкида для великих дел.

Твердые надежды на благоприятное завершение философского курса мы связываем с Единым в Троице и Троичным в Едином Господом Богом и, таким образом, с Божьей помощью приступаем к изложению философского курса. Пусть Святейшая Божья Матерь, Завершение Вечной Премудрости, откроет для нас подступы к наукам, ибо от Ее непорочной колыбели принимаем мы саму философию. Вы же, святые небожители, осветите незрелые умы светом вашей славы, так как непосредственно дарованное вам от Бога знание делает вас философами. После Него вам посвящаем мы наши труды. Пусть же ваша постоянная милость и острый ум разрешат все трудности. Напрасны были бы усилия и речи наши без чаяния награды, а таковой мы считаем мудрых учеников, величайшую за наши старания прибыль.

При изучении философии мы будем придерживаться наиболее распространенного и апробированного метода (methodus receptissima et vulgaris): прежде всего займемся диалектикой, затем логикой, потом физикой, после чего перейдем к метафизике и ко второй, весьма разнообразной по-содержанию, части физики, но перед тем, как изложить эти дисциплины, мы объясним философию в общем. Здесь мы следуем естественному порядку, ведь сначала следует излагать более общее, как то учит Аристотель в 7 главе I книги «Физики».

ДИСПУТ ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ
Объясняется, что такое философия

Тертуллиан, говоря о язычниках, боровшихся с христианством только потому, что они не были знакомы с преимуществами нашей веры, сказал, что люди, как правило, ненавидят незнакомые им вещи и отнюдь не стремятся к их приобретению. Дословно Тертуллиан выразился так: «Ненависть их объясняется неведением. Стоит им узнать правду, и ненависть эта сразу же исчезнет». Поэтому в первых пяти вопросах мы постараемся объяснить начинающим, что такое философия. В первом вопросе речь пойдет об имени, понятии и существовании (nomen, notio et existentia) философии, во втором — о причинах (causae) философии, третий касается свойств (proprietates) данной науки, четвертый — разделения, или видов (divisio seu species), пятый же будет посвящен философским направлениям (sectae
philosophorum).

Вопрос первый
ИМЯ, ПОНЯТИЕ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ФИЛОСОФИИ

1. Мы отпускаем такие риторические определения и перифразы, как: «философия есть искательница истины в той и другой жизни, повелительница нравов, мать славных искусств», поскольку для обозначения философии как таковой существуют два простых слова (nomina propria et simplicia). Одно из них, более древнее, — «мудрость», второе, современное, — «философия».
Так, мы до сих пор вспоминаем о семи мудрецах Древней Греции: Фалесе Милетском, Солоне Саламинском, Хилоне Лакедемонянине, Питтаке Митиленском, Бианте Приенском, Клеобуле Линдском и Периандре Коринфском.

2. Слово «мудрость» (sapientia) означает некое выдающееся знание (eminens quaedam cognitio), когда знание причин достигается посредством простого умозрения (simplex intuitus). Таким знанием обладают ангелы. Слово же «философия» было образовано из двух греческих слов — philos и sophia и переводится как «любовь к мудрости». Лучше же всего оно передается русским словом «любомудрие». Сенека прекрасно сказал о философии и мудрости в 89-м письме: «Для человеческого ума высшим благом является мудрость, философия же представляет собой страстную любовь к мудрости. Мудрость указывает путь, которым должна следовать философия… Точно так же, как сильно отличаются скупость и богатство — скупость алчет, к богатству, напротив, стремятся, отличаются друг от друга мудрость и философия. Мудрость — это результат занятий философией и награда за такие занятия. Философия находится в движении, цель которого — мудрость». Только обладание мудростью делает мудрецами стремящихся стать таковыми. Так, Пифагор, как свидетельствует Диоген Лаэртский в жизнеописании этого философа, на вопрос, заданный тираном Леонтом: «Мудрец ли ты?» — скромно ответил: «Я — не мудрец (sophoon), но стремящийся к мудрости (philosophoon)».
3. Если говорить о содержании, то, следуя общепринятому мнению, философию мы определим как знание сущего, как сотворенного, так и несотворенного, знание, которое мы можем приобрести благодаря свету дарованного нам от природы разума (secundum naturae et rectae rationis lumen). Или же: достоверное и очевидное знание (cognitio certa et evidens) дел божественных и человеческих, а также их причин. Или же, как обычно определяют, знание всех вещей, существующих в природе, так как сверхприродное в философии не изучается. Под божественным и духовным следует понимать Бога и Его творения, под человеческим — тела, самого человека и человеческие действия.

4. Если слово «философия» употребляется как собирательное понятие, в смысле энциклопедии наук о природе, то наши определения — верные. Впрочем, слово «философия» может употребляться и распределительно (distributive), а именно, вместо каждой из существующих наук о природе, например вместо логики, физики и т. д., и в таком случае данные нами определения верными уже не будут. Физика, кстати сказать, не дает нам знания обо всем существующем в природе, равно как и метафизика, так что при распределительном употреблении следует остановиться на следующем определении: философия есть достоверное и очевидное знание природных вещей (rerum naturalium), причем видовые отличия во внимание не принимаются. Иными словами, мы не уточняем, относится ли познаваемое к предмету логики, физики, метафизики или математики. Далее, понимаемая собирательно (collective sumpta), философия рассматривается двояко. Во-первых, как совершенная (perfecta), относящаяся ко всему, и, во-вторых, как несовершенная, относящаяся лишь к чему-либо. Конец предварительных рассуждений.

Раздел первый, ГДЕ УСТАНАВЛИВАЮТСЯ ПОЛОЖЕНИЯ

5. Положение первое. Философия — возможна. Доказательство. К философии мы стремимся естественным образом, а то, к чему стремятся естественным образом, — возможно, ибо естественное стремление не может вводить нас в заблуждение. Аристотель в I книге «О небе» говорит, что Бог и природа не делают ничего напрасно. Но к философии мы стремимся естественным образом, следовательно, философия — возможна. Меньшая посылка доказывается, во-первых, авторитетом Аристотеля. В начале I книги «Метафизики» говорится: «Все люди от природы стремятся к знанию». Следовательно, к философии мы стремимся естественным образом. Во-вторых, та же меньшая посылка доказывается рационально (ratione): естественным является то стремление, что обнаруживается в каком-нибудь целом виде, например, камень стремится к центру и т. д. Стремление же к знанию обнаруживается у всех людей без исключения, следовательно, и т. д.

6. Положение второе. Философия существует. Положение это направлено против Древней академии, в которой допускался «акаталепсис», т.
е. непознаваемость всего сущего. Направлено оно и против пирронистов, в действительности стремившихся единственно к «аррепсии» и «эпоха», т. е. к универсальному сомнению. Пирронисты убеждали всех, что истину необходимо искать повсюду, оттого-то их и прозвали скептиками или инквизиторами.
Доказательство: многое познается естественным образом, достоверно и очевидно, например, камень падает, потому что он тяжелый, кровопускание сбивает жар, так как тепло, вызывающее жар, находится в крови. Следовательно, философия существует. Выводы из этого положения становятся ясны из определения философии, помещенного под No 3-м. Положение подтверждается и тем, что существуют многочисленные философские сочинения, кроме того, в мире существует множество философских школ.
7. Положение третье. Совершенной философии не существует. Первое доказательство из 1 главы «Екклесиаста», где после слов о движении солнца и вечном течении рек к морю сказано: «не может человек пересказать всего».

Доказательство второе. Совершенной философией мы называем достоверное и очевидное знание всего существующего в природе. Но таким знанием мы не обладаем. Значит, не существует и совершенной философии. Объясняю меньшую посылку. Никто до сих пор так и не отыскал истинной причины волнения моря, лихорадки, поворота стрелки магнита к полюсу. Следовательно, и т. д.
В уме нет ничего, чего бы прежде не было в ощущении (nihil autem est in intellectu quod non fuerit in sensu), большинство же объектов отдалено от наших чувств. Мы можем также сослаться на слова Гиппократа, говорившего, что обучение искусствам требует длительного времени, тогда как наша жизнь — коротка, а опыт приобрести трудно. Итак, совершенной философии не существует. Из приведенных нами оснований становится ясно, что совершенной философии не только не существует, но и нет ни малейшей естественной возможности для ее возникновения.

Раздел второй
ОТВЕТЫ НА ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ ПОЛОЖЕНИЙ

8. Возражение первое против положения первого под No 5-м. Опровергается основная посылка наших рассуждений. Из стремления к философии якобы неправомерно заключать о ее возможности, ведь люди иной раз испытывают стремление к недостижимому, подобно тому, как Первозданный человек пожелал стать Богом. Следовательно, и т. д.
Отвечаю, отрицая антецедент и уточняя доказательство. Соглашаюсь с тем, что к невозможному стремятся произвольно и свободно (appetitu arbitrario et libero), однако не соглашаюсь с тем, что к невозможному стремятся естественным образом. К философии же, как уже было сказано под No 6-м, мы стремимся естественным образом.
9. Ты скажешь, что к некоторым невозможным вещам мы стремимся естественным образом. Например, человек естественным образом стремится к бессмертию, но достичь его естественным путем не может. Следовательно, и
т.д.

Отрицаю антецедент, уточняя доказательство. Соглашаюсь с тем, что человек стремится естественным образом к бессмертию и не может его достичь для себя как целого (quo ad se totum). Отрицаю, что человек не может естественным путем достичь бессмертия для какой-либо своей части (quo ad aliquam sui partem). В самом деле, душа человека — бессмертна по природе, и об этом речь пойдет в «Анимастике». Достаточно того, чтобы естественное стремление не было напрасным. Отсюда становится ясно, что стремление к философии не относится к человеку как к целому, ибо совершенной философии не существует, что мы и доказали под No 7-м. Однако такое стремление существут по отношению к части.

10. Ты продолжаешь настаивать. Дикие звери естественным образом стремятся к бессмертию, например, они избегают смертельной опасности. Но подобное стремление никоим образом не может проникать в животных частично. Следовательно, существует естественное стремление к невозможному и для целого. Подтверждение. Мул стремится к деторождению естественным образом, так как у него имеются необходимые для этого органы, однако произвести потомство он не может. Следовательно, естественное стремление бывает напрасным.

11. Отвечаю на возражение, отрицая большую посылку. Животные не достигают бессмертия из-за ограниченности своего стремления (propter finitudinem sui appetitus). Очевидно, животные стремятся сохранить то состояние, в коем они пребывают, и уклоняются от того, что может причинить им вред, однако вовсе не из стремления к бессмертию. Большую посылку отклоняем посредством отрицания меньшей. Звери естественным образом достигают бессмертия, но не как отдельное животное, а как вид. Аристотель говорит об этом в 3 главе П книги «О душе».

12. Антецедент возражения, вообще говоря, ложен, так что мы его отвергаем, опираясь на 22 и 24 главы аристотелевской «Истории животных», а также на 44 главу VIII книги «Естественной истории» Плиния. Разъясняю консеквент. Естественное стремление бывает напрасным у монстров, появляющихся на свет из-за ошибок природы. Следовательно, и т. д. Соглашаюсь с выводом, хотя и отрицаю, что подобное происходит по законам природы. Нет ничего удивительного, когда природа ошибается в своем ошибочном действии (naturam falli in effectu erroneo).

13. Возражение второе против второго положения. Философия представляет собой достоверное и очевидное знание, но такого знания не существует. Следовательно, и т. д. Доказательство меньшей посылки. То, что опирается на недостоверное свидетельство (testimonium incertum), само оказывается недостоверным. Наше познание опирается на недостоверные свидетельства, иными словами, на показания чувств, а они — определенно ложные и недостоверные. Следовательно, и т. д.
Доказательство меньшей посылки. «В уме нет ничего, чего ранее не было бы в ощущениях», положение это, по видимости, восходит к Аристотелю, я имею в виду 15 главу I книги «Второй аналитики» и 8 главу III книги «О душе». Следовательно, и т. д.

14. Отвечаю, отрицая меньшую посылку и разъясняя доказательство. Соглашаюсь с тем, что свидетельства чувств — ложные и недостоверные, когда отсутствуют необходимые условия для правильного чувственного восприятия (omnes conditiones requisitae). Но если таковые условия наличествуют, возражение отпадает. Для правильного чувственного восприятия, когда чувства нас не обманывают и сами не заблуждаются (пес fallantur), необходимы три условия. Во-первых, органы чувств должны быть здоровыми. При нарушении данного условия, например, когда мы болеем желтухой, зрение нас обманывает. Во-вторых, не должно быть помех в среде. Если второе условие не выполняется, когда мы, примера ради, смотрим сквозь цветное стекло, зрение нас обманывает. В-третьих, объект должен находиться от нас на определенном расстоянии, а также рассматриваться под определенным углом зрения. Если это условие не соблюдается, то солнце и пылинки могут показаться одинаковыми по величине.

15. Ты продолжаешь настаивать. Диоген Лаэртский в жизнеописании Аристотеля приводит следующие слова этого философа: лжецы стяжали себе такую славу, что даже если и скажут правду, все равно им никто не поверит. Мы же согласились с тем, что чувства иногда нас обманывают. Следовательно, им нельзя доверять. Следовательно, и т. д. Отвечаю, разъясняя большую посылку. Соглашаюсь с тем, что нельзя доверять чувствам, если нет правил, с помощью которых мы определяем истинность чувственных показаний. Но когда такие правила — налицо, большая посылка оказывается ложной.

Три приведенные нами правила суть те самые, посредством коих мы и определяем истинность показаний наших органов чувств.

16. Возражение третье против положения седьмого, приведенного под No 7-м. Мы естественным образом стремимся к совершенной философии. Следовательно, совершенная философия существует. Вывод доказывается под No 15-м. Отвечаю, отрицая вывод. Для того чтобы какое-либо стремление не оказалось напрасным, достаточно частичного достижения цели, что становится ясным на примере материи, стремящейся к обладанию всеми формами, но никогда ими всеми сразу не обладающей. Рассуждения, связанные с этим вопросом, будут продолжены в пролегоменах к «Логике».
Вопрос второй ПРИЧИНЫ ФИЛОСОФИИ

Поскольку философия достигает знания посредством раскрытия причин, сама она также должна познаваться через свои причины, о которых и пойдет речь в настоящем вопросе. В «Физике» мы, с полным на то правом, будем говорить о четырех причинах: целевой, действующей, материальной и формальной (finalis, efficiens, materialis et formalis), покамест же ограничимся предположением, что таковые причины существуют. К названным четырем причинам прибавляются те, что привели к возрождению философии.

Раздел первый УСТАНАВЛИВАЮТСЯ ПОЛОЖЕНИЯ

17. Положение первое. Материальная цель философии — человек. Основание: философия украшает и делает удобной жизнь человека (vergit in ornamentum et commodum hominis). Вывод этот подробнее объясняется в «Физике».

18. Положение второе. Формальная цель философии (finis cuius gratia) — познание истины и упражнение в добродетели (cognitio veritatis et actio virtutis). Доказательство. Формальной целью мы называем то благо, ради которого что-либо существует. Философия же необходима для познания истины и упражнения в добродетели, поскольку все философские дисциплины ведут к познанию истины, а этика учит нас добродетельной жизни.
Следовательно, формальная цель философии заключается в познании истины и упражнении в добродетели.

19. Из этого доказательства следует, что цель философии — естественное блаженство (beatitudo naturalis), достигаемое путем познания первой истины и добродетельнейшей жизни. Вот почему блаженный Августин считал достижение
блаженства единственной целью философии.

20. Положение третье. Действующая причина философии — Бог, сообщивший ее Адаму.
Доказательство первое. Бог сотворил Адама с тем, чтобы он сделался учителем человеческого рода. Следовательно, Бог должен был дать Адаму все необходимое для надлежащего исполнения этой задачи. Философия, само собой разумеется, относилась к числу этих необходимых предметов, сказано ведь в пословице: «Кто дает существование, тот дает и все для существования необходимое», хотя означенная пословица скорее подходит к этике, чем к физике. Основание первое. Все сотворенное Богом — совершенно. Адам, будучи совершенным разумным существом, должен был знать и философию. Основание второе. Господь сотворил мир красивым. Деревья, примера ради, украшаются листьями и плодами. Следовательно, и человек был создан с приличествующими ему украшениями, среди которых философия занимает почетное место. Основание третье. Бог наделил Адама отнюдь не детским телом, но сотворил его крепким и могучим мужчиной. Следовательно, и дух Адама украшался всеми человеческими знаниями и добродетелями.

21. Доказательство второе. Адам являлся философом в самом начале своего существования. Распространенная пословица гласит: «Мудрый дает названия вещам», а Адам, как известно, дал имена всем животным. Обучиться философии Адам тогда, очевидно, не мог, ведь для этого ему просто не хватило бы времени. Следовательно, философия ему была дарована от Бога.

22. Положение четвертое. Причины, вызвавшие возрождение философии, суть удивление, опыт и опытность (admiratio, usus et experientia). Доказательство этого положения предваряют следующие замечания. Удивление возникает благодаря деятельности разума, поскольку люди удивляются из-за незнания причин. Удивление также вызывает страстное желание познать неизвестные причины. Отсюда становится ясно, что только существо разумное по природе, однако еще не обладающее знанием, способно удивляться. Опытом же мы называем многократное отнесение следствия к причине (tentativa applicatio causae ad effectum), a опытностью — наблюдение (observatio) множества единичных вещей, установление между ними сходства. Последнее достигается как с помощью чувств, так и путем рациональной деятельности.

23. Положение доказывается ссылкой на Аристотеля, который во 2 главе I книги «Метафизики» говорит: «И раньше, и теперь люди начали заниматься философией из-за удивления». И в 1 главе той же книги сказано: «Люди добились знания и искусств благодаря опыту».

Как ведут себя люди, когда сталкиваются с чем-нибудь непривычным? Сначала они приходят в недоумение, вынуждающее их искать причины необычного явления. Установивши вероятную причину, люди подвергают ее многократной проверке, причем стремятся доказать истинность именно этой причины. Когда же мы придем к выводу, что такая-то причина неизменно вызывает такое-то следствие, мы с полным на то правом считаем себя знающими. Так, в древности сильнейший страх вызывало лунное затмение, особенно если оно случалось в полнолуние. Люди задавались вопросом, почему Луна перестает испускать свет. Может быть, ее закрывают какие-нибудь облака? Но они видели, что до затмения небо оставалось ясным. Исследование продолжалось. А если Луна ушла в какое-либо иное место? Но вот она появляется вновь, не изменившись в величине. Тогда, может быть, затмение происходит оттого, что Земля оказывается между Луной и Солнцем и тем самым препятствует распространению света?

Подобное объяснение многие посчитали вероятным (probabile). После же неоднократных наблюдений, подтвердивших, что Луна убывает, когда Земля находится между ней и Солнцем, люди посчитали себя в данном вопросе знающими. Аналогичным образом объяснялись и другие вопросы.

24. Какой народ первым возродил философское знание? Ответ здесь скорее должна дать история, нежели философия. Галлы приписывают возрождение философии своим друидам, греки — мудрецам, персы — магам, индусы — гимнософистам, египтяне — жрецам, евреи — раввинам, вавилоняне и ассирийцы — халдеям.
Мы с легкостью прекратим эти споры, если скажем, что философию восстановили евреи, египтяне и вавилоняне. Греки научились философии от названных народов, римляне — от греков, а от римлян — все прочие народы.

Аристотель говорит, что греки почерпнули от египтян и вавилонян многие достоверные сведения о звездах. Там же, в 12 главе II книги «О небе» Аристотель называет помянутые народы древними наблюдателями звезд (antiqui observatores). В 10 главе VII книги «О государстве» Аристотель называет египтян древнейшим народом из проживающих на земле. В 1 же главе «Метафизики» сказано, что в Египте впервые в истории начали заниматься математикой. Но как бы то ни было, философия многим обязана Аристотелю, что становится очевидным при ознакомлении с сочинениями этого тончайшего философа.

25. Положение пятое. Каждый человек в отдельности является движущей причиной той философии, которой он владеет. Доказательство. Каждый человек в отдельности является движущей причиной тех природных свойств, которыми он обладает благодаря своим поступкам. Подробнее об этом будет сказано в другом месте. Философия есть природное приобретенное свойство (habitus naturalis). Следовательно, каждый человек в отдельности является действующей причиной по отношению к той философии, которой он владеет. Он становится философом благодаря наставлениям как живущих, так и живших в прошлом мудрецов.

26. Положение шестое. Стать философом можно двумя способами: с Божьей помощью или же посредством обучения. Иных способов, как мы уже говорили, в природе не существует.

27. Положение седьмое. Человек является отыменным субъектом философии (subjectum denominationis). Доказательство. Отыменным субъектом называется нечто, получающее имя от какой-нибудь формы. Человек знающий философию называется философом.
Следовательно, отыменным субъектом
философии является человек.

28. Положение восьмое. Формальный субъект свойственности (subjectum inhaesionis quo) философии — человеческий разум. Доказательство. Формальный субъект свойственности, иными словами, ближайшее свойство чего-либо есть та возможность, откуда получается и где оформляется означенное свойство. Философия выводится из разума и в нем пребывает. Следовательно, формальным субъектом свойственности для философии будет человеческий разум.

29. Положение девятое. Материальный объект философии есть любая материальная вещь, которая познается естественным образом. Формальный объект — сама эта познаваемость (cognoscibilitas). Первое доказательство. Аристотель во 2 главе IV книги «Метафизики» говорит, что философия представляет собой возможность получать сведения обо всем. Второе доказательство — рациональное. Поскольку философия изучает все существующее в природе, то именно эта универсальная познаваемость и отличает ее от других наук. Следовательно, материальным объектом философии будет любая природная вещь.

30. Положение десятое. Материя, откуда выводится философия (materia eductionis), есть разум. Субъект свойственности есть всегда субъект выведения, поскольку любой случайный признак (accidens) выводится из субъекта, которому он присущ. Иными словами, он зависит от субъекта в своем существовании. Разум является субъектом свойственности философии, как то было сказано под No 28-м. Следовательно, и субъектом выведения.

31. Положение одиннадцатое. Философия не обладает «материей из которой» в собственном смысле (materia compositionis proprie dicta). Философия, как мы уже говорили, воспринимается духовным субъектом, то есть разумом. Следовательно, по своей природе она — духовна. Любое воспринимаемое при восприятии уподобляется воспринимающему. Следовательно, философия не обладает «материей из которой» в собственном смысле, хотя такие философские дисциплины, как логика, этика и т. д., могут по аналогии считаться «материей из которой» в переносном смысле.

32. Положение двенадцатое. Философия не обладает физической формой. Аксиома гласит: Формы от формы не существует (non datur forma formae). Философия же сама является формой, воспринимаемой субъектом (разумом).
Следовательно, философия не обладает физической формой, хотя и имеет метафизическую форму. Согласно определению, помещенному под No 3-м, метафизическая форма непременно наличествует у любой вещи.

Раздел второй
ОТВЕТЫ НА ВОЗРАЖЕНИЯ, ВЫДВИНУТЫЕ ПРОТИВ НАШИХ ПОЛОЖЕНИЙ

33. Возражение первое против положения третьего под No 20-м. Известная пословица гласит: «Всяк грешит, того не ведая» (Omnis peccans ignorans). Но Адам согрешил, и, следовательно, он пребывал в неведении. Следовательно, Бог не вложил в него философского знания.

34. Отвечаю, разъясняя большую посылку. В момент совершения греховного действия люди грешат не ведая, то есть не обращают на грех достаточного внимания. Теологи учат, что для совершения греха требуется, чтобы греховный поступок был совершен осознанно. Я отрицаю, что люди грешат в состоянии неведения, словно бы неведение являлось устойчивым свойством человеческой природы (non habens cognitionem habitualem). Я, впрочем, соглашаюсь с тем, что Адам согрешил. Уточняю вывод: «Следовательно, он пребывал в неведении». Адам прекрасно знал, что яблоко от древа познания вкушать нельзя, и потому вывод: «Адам пребывал в неведении» нас удовлетворить не может. Адам также прекрасно знал и о грозящих ему наказаниях. Итак, я отрицаю вывод: «Адам пребывал в неведении». Аналогичные вопросы, кстати сказать, надлежит рассматривать в курсе теологии.

35. Ты скажешь, что Адам согрешил, потому что стремился приобрести знание. Следовательно, он не обладал знанием даже как приобретенным свойством (scientiam non habebat etiam habitualem). Подтверждение. В книге «Бытие» сказано, что глаза Адама и Евы открылись. Следовательно, до совершения греха глаза их были закрытыми, иными словами, они не обладали знанием.

Отвечаю, уточняя большую посылку. Соглашаюсь с тем, что Адам согрешил, поскольку стремился к знанию, коим обладал Господь. Да и дьявол, сказавши Еве: «Вы будете как Боги», обещал наделить ее Божественной премудростью. Отрицаю, что Адам стремился к знанию, свойственному человеку, ибо таковым он уже обладал, как то говорилось нами под No 20-м. Уточняю вывод. До совершения греха глаза Адама и Евы были закрыты. Соглашаюсь с тем, что они не были знакомы со злом на опыте, но не согласен с тем, что они не имели о нем теоретического представления.

36. Возражение второе против положения четвертого под No 22-м. Философское знание должно быть достоверным и направляться на общее (Cognitio philosophica debet esse universalis et certa). Аристотель, между прочим, считал, что возможно только знание общего. Опыт тем не менее не дает знания общего, поскольку опытным путем познаются лишь единичные предметы. Опытное знание, во-вторых, не является достоверным. Предположим, я достоверно знаю, что этот человек — бел, но у меня нет ни малейшей уверенности в том, что всякий человек — бел. Следовательно, опыт не приводит к философскому знанию.

Отвечаю, отрицая первую часть большей посылки. Аристотель, перечисляя виды доказывающего силлогизма, называет и экспозиторный силлогизм. С другой стороны, высказывание Аристотеля о том, что не существует науки, относящейся к единичным вещам, остается в высшей степени верным, ведь единичные вещи — очень сходны друг с другом и, кроме того, число их ничем не ограничено.

Отвечаю, во-вторых, соглашаясь с большей посылкой и разъясняя меньшую. Соглашаюсь с тем, что опытным путем не достигается достоверное знание случайных признаков, к числу каковых и относится белизна человека. Отрицаю, что опыт не дает общего и достоверного знания существенных свойств. То, что присуще всем вещам по необходимости, — сходно, и потому, изучивши два или три неделимых объекта, мы потенциально получаем знание и об остальных.

37. Возражение второе против положения пятого под No 25-м. Следствие из действующей причины должно заключаться в той же причине (Efficiens debet continere suum effectum). Философия в разуме первоначально не находится, Следовательно, человеческий разум не является действующей причиной присущей человеку философии.
Отвечаю, соглашаясь с большей посылкой в том, что действующая причина содержит в себе свое следствие или материально, или же формально. Но я отрицаю, что действующая причина с необходимостью формально содержит в себе следствие. Разъяснив таким образом меньшую посылку, отрицаю вывод. Причина формально содержит в себе следствие в том случае, если она содержит в себе основание и форму данного следствия, так что следствие не отличается от причины ни по виду, ни по форме. Например, огонь А содержит в себе огонь В, или пышущее пламя — тепло.

Причина содержит в себе следствие потенциально (virtualiter), когда самого следствия в ней нет, однако наличествует возможность данное следствие произвести. Например, приправленное перцем вино может согреть человека. Именно таким образом философия первоначально содержится в человеческом разуме.

38. Возражение четвертое против положения шестого под No 26-м. Боговдохновенное свойство (habitus infusus) и свойство, приобретенное посредством обучения, различаются по виду. Следовательно, нельзя одновременно обучаться философии и получить ее от Бога.

39. Подтверждение. Посредством обучения отнюдь не приобретаются такие сверхприродные (supernaturalis) свойства, как Вера, Надежда, Любовь. Следовательно, и философия не может быть получена посредством Божественного вдохновения. Отвечаю, разъясняя антецедент. Соглашаюсь с тем, что приобретенные и боговдохновенные свойства как таковые отличаются друг от друга по форме существования, но не соглашаюсь с тем, что боговдохновенное или сверхприродное, если его рассматривать в качестве случайного признака относительно способа обладания, отличается по виду от приобретенного признака. Способность зрения, примера ради, может быть дана нам от природы или же возвращена чудесным образом, и здесь мы не наблюдаем никакого видового отличия. С философией дело обстоит точно так же, дарована ли она от Бога, как то произошло с Адамом, или приобретена естественным путем, в любом случае она не будет отличаться по виду.

40. Отвечаю на подтверждение. Отрицаю вывод, соглашаясь с антецедентом, хотя он и относится к богословию. Получается противоречие: Бог, лишенный всякого несовершенства, может сделать все, что и мы. Так, Он может придать человеку свойства, приобретаемые обычно посредством обучения. Но человек не может совершить всего того, что может Бог, и, следовательно, не может приобрести самостоятельно свойства, дарованные ему Богом.

41. Возражение пятое против положения седьмого под No 27-м. Бог и ангелы также являются субъектами философии, следовательно, не один человек.
Отвечаю, отрицая антецедент. Философия в собственном смысле слова есть приобретенное свойство, достигнутое путем раскрытия причин (habitus discursivus). Но Бог и ангелы, о которых учат богословы, получают знание о существующих в природе вещах не дискурсивно, а простым усмотрением (simplex intuitus), то есть видят следствия еще в причинах. Отсюда их правильнее называть мудрыми, но не философами.

42. Возражение шестое против положения восьмого под No 28-м. В разуме нет ничего, чего первоначально не было бы в ощущениях. Философия же чувственно не воспринимается, Следовательно, в разуме ей места нет.
Отвечаю, разъясняя большую посылку: «В разуме» и т. д. Соглашаюсь с тем, что философия может передаваться посредством своих объектов, и не соглашаюсь с тем, что философия обязательно должна передаваться непосредственно. Философия не передается непосредственно чувствами, но лишь посредством своих объектов. Речь в данном случае идет о формальном субъекте свойственности (subiectum inhaesionis), поскольку материальный субъект свойственности — человек. Материальным субъектом свойственности всегда будет то, где реализуется форма.

43. Возражение последнее против положения девятого под No 29-м. Ни один философ не обладает знанием всего существующего в природе. Следовательно, любая природная вещь не может быть объектом философии.

Отвечаю, соглашаясь с антецедентом, согласно сказанному под No 7, и также уточняя следствие. Соглашаюсь с тем, что любая природная вещь не может выступать в качестве объекта несовершенной философии, каковой мы и обладаем. Не соглашаюсь с тем, что подобное положение применимо к совершенной философии как таковой. Когда мы, примера ради, созерцаем какие-либо формы, то мы рассматриваем их как таковые, но не в зависимости от их субъектов.

Вопрос третий О СВОЙСТВАХ ФИЛОСОФИИ

44. Под свойствами философии мы понимаем некоторые известные ее определения. Первое из них приводит Платон в «Федоне»: «Философия есть приготовление к смерти». Платон считал, что существуют два вида смерти. Первая смерть физическая, происходящая после того, как душа отделится от тела. Вторая смерть моральная, или философская, когда душа освобождается от зависимости от тела. Платон полагал, что с помощью философии мы готовим себя к тому и другому виду смерти. Готовясь к естественной смерти, философ понимает, что жить ему осталось недолго, и потому он презирает все земное и преходящее, стремится к вечному и возвышенному. Готовясь к моральной, или философской, смерти, философ отвлекается от земных соблазнов, отказывается от них ради вечного блаженства. Второе определение также дает Платон: «Философия есть уподобление Богу», разумеется, не по природе, ибо это — невозможно, но по деятельности воления и познания. Человек, по Платону, уподобляется Богу в добродетельной жизни, если он познает истину и любит благо. Третье определение дает Цицерон в III книге «Тускуланских бесед»: «Философия есть лечение души», ибо она лечит такие наши недостатки, как невежество и порочность. Невежество устраняется при изучении разнообразных философских дисциплин, от порочности же мы избавляемся благодаря этике.

Вопрос четвертый РАЗДЕЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ

45. Древние, по свидетельству Цицерона и Сенеки, разделяли философию на искусность в речах и образе жизни, иными словами, на логику и этику, и, кроме того, спекулятивные науки о природе ими также относились к философии. Философия, далее, может разделяться на приобретенную (habitualis) и актуальную, в последнем случае подразумевается
непосредственный акт умозаключения о вещах, существующих в природе.
Раздел первый УСТАНАВЛИВАЮТСЯ ПОЛОЖЕНИЯ

46. Положение первое. Философия может быть или теоретической, или практической (speculativa vei practica). Доказательство. Приобретя знание, человек иной раз им и ограничивается, иногда же он, не успокоившись на достигнутом, стремится к действию. В первом случае мы сталкиваемся с теоретической философией, во втором — с практической. Теоретическая философия отличается от практической в пяти пунктах.

47. 1) Теоретическая философия отличается от практической по субъекту. Первая находится в теоретическом или научном разуме, вторая — в практическом или логическом. 2) Объект теоретической философии — необходим и не подвержен воздействиям. Он, по крайней мере, не испытывает воздействий со стороны познающего, вооруженного методом исследователя (observante per praecepta). С практической философией дело обстоит противоположным образом. 3) Теоретическая философия способствует облегчению познания, практическая философия облегчает познание и действие. 4) Цель теоретической философии — знание, цель практической — знание и действие. 5) Отличие по делению. Теоретическая философия дает знание, практическая философия потребна для обучения и деятельности. В «Пролегоменах» к «Логике» мы укажем и другие существенные свойства теоретической и практической философии.

48. Положение второе. Теоретическая философия важнее практической. Доказательство. Один род считается более важным, нежели другой род, если содержит в себе вид, более предпочтительный в сравнении со всеми прочими видами второго рода. Именно так и сказано у св. Дионисия: «Наинизший из высшего важнее наивысшего из нижнего». Среди дисциплин теоретической философии мы находим метафизику, где идет речь о Боге, тогда как в практической философии ничего похожего мы не видим. Следовательно, теоретическая философия важнее практической. Рассуждение это заимствовано из 1 главы VI книги «Метафизики» Аристотеля. Доказательство второе. Цель, как таковая, важнее средства. Теоретическое познание представляет собой цель, поскольку на нем останавливаются. Практическое же есть средство, ибо оно требуется для действия. Следовательно, и т. д.

49. Положение третье. Теоретическая философия делится на три дисциплины: физику, метафизику и математику. Сказано это против Пико делла Мирандолы, утверждавшего, что знание — едино (contendentem unicam esse scientiam). Сказано это и против считающих совокупность знания простым качеством. Положение доказывается из 2-й главы II книги Аристотеля «О душе». Теоретическая философия делится соответственно разделению объекта теоретического изучения, поскольку науки обособляются друг от друга по объекту. Объект теоретического изучения бывает трех видов. Первый неотделим от материи даже мысленно, например изучаемое в физике природное тело. Второй отделяется от материи мысленно, но отнюдь не в действительности, например количество в математике. Третий, наконец, отделяется и мысленно, и в действительности, к примеру, Бог и ангелы, о которых будет сказано в «Метафизике». Следовательно, теоретическая философия бывает трех видов.

50. Материя также может рассматриваться с трех точек зрения. Во-первых, как материя единичная, или исчислимая (singularis seu numerica), например петровость, павловость и т. д. Во-вторых, как чувственно воспринимаемая (sensualis), постигаемая каким-нибудь из внешних чувств, как-то: цвет, запах, вкус и т. д. В-третьих, как умопостигаемая (intelligibilis), иными словами, как нечто вносящее в материю упорядоченность. В последнем смысле даже разумная душа может называться материальной, телесной, разумеется, не в смысле формы своего существования, но по состоянию. Физика отвлекается от единичной материи, поскольку знания о единичном не существует. Анимастика, впрочем, занимается чувственно и умопостигаемым. Математика отвлекается от чувственно постигаемой материи, но не от умопостигаемой, так как она рассматривает количество, которое, как мы уже говорили, материально. Метафизика, наконец, отвлекается от любого вида материи. Итак, мы доказали положение: «Теоретическая философия делится на такое количество частей, сколько существует отвлечений от материи». Теоретическое знание является таковым в той степени, насколько оно отстоит от действия, направленного на какой-нибудь из видов материи. Мы же доказали, что отвлечение от материи бывает трех видов. Следовательно, существует три вида теоретической философии.

51. Положение четвертое. Практическая
философия делится на два вида: логику (определения которой будут даны в курсе логики) и этику. Доказательство. Практическая философия делится на столько видов, сколько существует действий, достойных философа. Существуют только два достойных философа действия, а именно: деятельность управляемого логикой ума и действие воли, направляемое этикой. Философия управляет лишь духовными действиями, предоставляя прочие действия иным искусствам. Итак, практическая философия бывает двух видов. «Логика» покажет, является ли наше деление исчерпывающим.

Раздел второй ОТВЕТЫ НА ВОЗРАЖЕНИЯ

52. Возражение первое против положения второго под No 48-м. Познавать и одновременно действовать — важнее, нежели только познавать, поскольку совершенство в двух действиях важнее совершенства в одном действии. Практическая философия дает знание и побуждает к действию, теоретическая же философия только дает знание. Следовательно, практическая философия предпочтительнее теоретической.
При ответе разъясняю большую посылку: познавать и действовать — важнее, нежели только познавать. Соглашаясь со сказанным в практическом смысле, отвергаю большую посылку в смысле теоретическом. Далее, принимаю меньшую посылку и отрицаю вывод. Разъясняю доказательство. Соглашаюсь с тем, что совершенство в действиях однопорядковых предпочтительнее совершенства в одном действии. Отрицаю, что вывод сохраняет силу для качественно отличного совершенства. В самом деле, лучше иметь в кармане два обола, чем один, однако же один золотой ценится больше, чем два обола. Под No 48-м нами уже было доказано, что теоретическое знание по своей сути предпочтительнее знания практического.

53. Возражение второе против положения третьего под No 49-м. Теоретическая философия разделяется на большее, чем три, число дисциплин. Антецедент в таком случае предпочитают доказывать по-разному, ссылаясь на астрологию, медицину, магию, юриспруденцию, теологию, риторику и даже грамматику.

54. Отвечаю, отрицая антецедент. Астрология бывает двух видов. Первая — физическая, рассматривающая причины и следствия, изучающая свойства и движения небесных тел. Другая астрология — гадательная, предсказывающая людям будущее по звездам. Выводы такой науки — ошибочны, поскольку зависят от мнения людей, о чем и говорится в известной пословице: «Мудрый будет властвовать над звездами». Первая астрология, являясь частью физики, отнюдь не представляет собой самостоятельной дисциплины. Гадательная астрология к философии, разумеется, не относится.

55. Во-вторых, медицина также бывает двух видов. Одна — этиология, отыскивающая причины болезней и средства их лечения рациональным путем. Этиология и по определению, и по сути относится к физике. Вторая медицина — эмпирическая, или терапевтическая. Она определяет средства лечения болезней, опираясь на опыт. Эмпирическая медицина не может считаться философской дисциплиной в силу того, что достигает знания не через раскрытие причин.

56. Магия также бывает двух видов. Первая — белая, стремящаяся познать причины удивительных явлений, что иной раз происходят в природе. Белая магия является частью физики. Вторая магия — черная, позволяющая творить удивительные вещи с явной или тайной помощью демонов. Черная магия недостойна имени философа.

57. Юриспруденция также бывает двух видов. Одна — естественная, выводы этой науки основываются на законах природы. Естественная юриспруденция относится к этике. Вторая юриспруденция — положительная (positiva). Она изучает установленные обществом законы. Положительная юриспруденция с философией ничего общего не имеет, так как она всецело зависит от произвола законодателей, да и законы в разных странах — различные.

58. Теология бывает двух видов. Первая — естественная (naturalis), дающая знание о Боге при помощи естественных оснований. Дисциплина эта является частью метафизики. Вторая теология — христианская. Она опирается на Св. Писание, Отцов Церкви и Св. Предание. К философии наука эта, разумеется, не относится.

59. Риторика есть часть логики, откуда и заимствуются все риторические правила, которые впоследствии и расцвечиваются цветами красноречия.

60. География и грамматика занимаются предметами случайными, порой прямо зависящими от людского произвола. Так, если ты спросишь, почему активный глагол употребляется с винительным падежом, или почему наша земля делится именно таким образом, как сегодня, ответом будет: «Такова была воля наших предков».
Вопрос пятый ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ

61. Слово «философская школа» (secta) производится или от глагола «следовать» (а sectando), например, следовать за вождем, или же от глагола «резать» (a secando), ведь благодаря школам одни философы как бы отрезаются и отсекаются от других. Последователи какого-нибудь видного философа стараются придерживаться его взглядов и не смешиваться со сторонниками иных учений. В философии поэтому насчитывается столько же школ, сколько было высказано различных мнений, но все школы сводятся к двум главным направлениям: академическому и догматическому.

62. Академического направления держатся люди робкие, настолько не доверяющие человеческому уму, что открыто заявляют о непознаваемости всего сущего. Академики, далее, подразделяются на различные направления. Собственно академики (к ним можно причислить и Сократа) утверждают, что знают только то, что ничего не знают и знать не могут. Самое большее из достижимого, если верить академикам, — мнение (opinio). Оттого-то академики и не говорили никогда: «Огонь — горяч», но «огонь кажется горячим». Пирронисты были названы так в честь философа Пиррона. Они не теряли надежды когда-нибудь овладеть истиной и потому искали ее постоянно. До тех пор, пока истина не будет найдена, пирронисты считали себя незнающими. В сравнении с академиками пирронисты кажутся еще более робкими, ведь они даже не осмеливались говорить: «Огонь кажется горячим».

63. Насочиняли академики все это для того, чтобы избежать страдания, поскольку блаженство они полагали в отсутствии страдания, которое и устраняли с помощью сомнения. И, действительно, разве будет страдать приговоренный к смерти, если он даже не знает твердо, приговорен ли он к смерти? Ответ на подобные измышления был дан под No 5 и No 6.

64. Догматического направления придерживаются более решительные философы, утверждающие, что истина, по большей части, — достижима. Догматиками было установлено множество твердых истин. Направление это процветало у греков, причем называли его пифагорейским или италийским. Во главе школы стоял ученик Ферекида Пифагор. После путешествий по многим странам Пифагор поселился в Италии, где и преподавал философию.

К догматической относится и ионическая школа, названная так в честь Фалеса Милетского, который был родом из Ионии. Ионическая школа разделилась на три главные школы. Первая — стоическая, названная так потому, что ее основатель Зенон Китейский преподавал в «пестром портике». Последователи Зенона стали называться стоиками подобно тому, как последователи Диогена назывались киниками, а Эпикура — эпикурейцами. Платон, положивший начало школе платоников, читал лекции в пригороде Афин Академии, месте приятном и тенистом. Учеников Платона поэтому и прозвали академиками.

65. Аристотель преподавал философию, прогуливаясь со своими учениками по Ликею. Из-за этих прогулок их и прозвали перипатетиками. Аристотеля иногда называют Стагиритом, так как его родина — город Стагиры, располагавшийся в Македонии. Диоген Лаэртский и Аммоний пишут, что Аристотель в течение трех лет слушал лекции Сократа, а затем двадцать лет учился у Платона. Потом Аристотель преподавал философию Александру Великому, что заняло около восьми лет.

Возвратившись в Афины, Аристотель застал во главе платоновской школы Ксенократа и потому вынужден был открыть самостоятельную школу в Ликее. О смерти Аристотеля сообщают разное. Дионисий Галикарнасский говорит, что философ скончался от какой-то болезни на 63-м году жизни. Умер Аристотель на острове Халкида. Другие утверждают, что Аристотель бросился в Эврип из-за того, что в течение недели не смог уразуметь причин волнения Эврипа. Философ якобы был подхвачен потоком, смысл бушевания которого ему самому схватить не удалось. Перед смертью философ воскликнул: «Я пришел в этот мир ни с чем, прожил жизнь в сомнениях и теперь умираю, так и не достигнув достоверного знания. Куда отправляюсь, не ведаю. Верховное Существо, смилуйся надо мной!»

66. По свидетельству Диогена Лаэртского, Аристотель написал около 40 книг. До нас дошли книги, посвященные философии, риторике и поэтике. Философские книги делятся на четыре вида: логические, этические, физические и метафизические, в силу чего и в школах философия разделяется на четыре дисциплины, а именно: логику, этику, физику и метафизику. Нам предстоит изучить все названные дисциплины, исключая этику, которая преподается только в трехгодичных курсах. Математическими работами Аристотеля мы не располагаем, хотя из списка трудов этого философа видно, что такие работы существовали. Математика, как правило, в общий курс не включается. Одни считают ее слишком простой наукой, не нуждающейся в схоластических комментариях, другие же полагают, что она вовсе не необходима для овладения тремя профессиями, которых домогаются люди образованные. Я имею в виду теологию, юриспруденцию и медицину. Аристотель написал лишь две математические книги: «Вопросы механики» и «О неделимых линиях». В пролегоменах к отдельным частям курса мы упомянем об остальных книгах Стагирита, посвященных различным
философским дисциплинам.

67. Перипатетики разделились на три славные школы. Первые — томисты, последователи Фомы Аквинского (doctor angelicus). Фома, родом из Неаполя, был членом доминиканского ордена. Расцвет преподавательской деятельности Фомы приходится на 1265 год. Вторые — скотисты, последователи шотландца Иоанна Дунса (doctor subtilis), члена францисканского ордена. Дуне Скот преподавал в Париже в конце XIII — начале XIV века. Третьи — номиналисты, последователи англичанина Вильгельма Оккама, францисканца и ученика Скота. Оккам преподавал в Париже около 1320 года.

68. Среди новейших направлений первое место претендует занять картезианская философия. Основатель ее, Рене Декарт, прославился своим умом и благородным происхождением. Родина Декарта — французский город Людус, могила — в Швеции, куда философа любезно пригласила шведская королева, увлекшаяся сладостью новой философии и славой декартовского гения. Едва ступив на шведскую землю, Декарт тяжко захворал и покинул бренный мир в год 1650 по Р. X. на 54-м году жизни. Разрабатывая свое учение, Декарт ступил на путь философствования, по которому многие века не осмеливался идти никто. Философ пытался объяснить видимые малый и большой миры, а также явления, в этих мирах происходящие, в том числе и удивительные процессы ощущения (miros affectus cadentes sub sensu), из величины, формы, движения и столкновения тел. Декарт позаимствовал свои гипотезы у Демокрита с той единственно разницей, что считал атомы, или корпускулы, делимыми. Справился ли Декарт с этой задачей или же нет, мы увидим впоследствии.

69. В нашем стремлении к истине мы не будем рабски подражать древним, хотя и относимся с уважением ко всем философам, в особенности к Аристотелю. Итак, никому не клянемся мы в верности, все нам — друзья, но истина — дороже. Философ обязан рационально доказывать свое мнение, а не опираться на авторитет. Арриага сказал, что пристрастие к тому или иному авторитету помешало многим сделать правильный выбор, превратив тем самым прекрасных учеников в мерзких обезьян. Но и сегодня, как мы в том вскоре убедимся, критика кое-кем воспринимается как преступление, хотя это чаще всего происходит из-за неправильного понимания Аристотеля или какого-нибудь другого философа, или, наконец, объясняется ничем не стесняемым произволом ядовитого критика. Наши современники, говорил Арриага, обладают теми же пятью чувствами, что и древние, причем чувства эти развиты у нас гораздо сильнее. Итак, разум не является привилегией ни Платона, ни Аристотеля. Да не оскудеет рука Господня. Завершаю я это вступление словами из 35-го письма II книги «Писем» Анастасия Синаита: «Древние учителя — не господа, а вожатые. Истина открыта для всех и отнюдь еще не исчерпана. Будущим поколениям
предлежит обширное поле деятельности».

Написано: admin

Январь 11th, 2016 | 2:38 пп