Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Ведущие мировые державы

В начале третьего тысячелетия ведущие мировые державы заявляют о переходе к информационной цивилизации, что обусловлено радикальными переменами в политической, экономической и научной жизни мирового сообщества. Общественное сознание нуждается в осмыслении происходящих перемен в связи с революционным характером использования информации как «усиливающей интеллект». Появились новые факты социального и технологического характера, которые настоятельно требуют их понимания с философских позиций.

Современные конструкции информации, и, прежде всего, информационные технологии из средств связи превратились в инструмент управления процессами в обществе. Строго говоря, ничего нового в этом нет, с учетом того, что уже несколько столетий подобное происходило в большинстве государств мира. Однако сегодня технологическая база информационных технологий настолько упростила и удешевила пути формирования индивидуального и общественного сознания, что они стали доступны практически всякому собственнику современных электронных средств.

Но ведь информационные технологии, способы их применения и факторы влияния на социум могут во многом изменить состояние общества и жизнь конкретного человека. С одной стороны, посредством технологий можно объединить разум, знания и таланты миллионов людей для прорывов в создании общечеловеческих ценностей и в социальном развитии, И в то же время, неконтролируемое господство информационных технологий это еще и большой потенциальный риск для будущего человечества Для многих граждан, организаций и обществ, которые по тем или иным причинам не успеют влиться в поток инноваций, оно будет трудным, а главное, бесперспективным. Ведь изменяются не только условия функционирования технологий бизнеса, взаимоотношений правительств, учреждений и организаций, отношения между людьми, но и характер труда, производства, получения знаний, объединения людей, наше мышление.

К сожалению, российское общество, в очередной раз, находясь в состоянии дискуссии о путях своего дальнейшего развития и не в состоянии в ближайшее время решить насущные финансово-экономические, духовно нравственные, экологические и другие проблемы не уделяет должного внимания процессам информатизации основных сфер жизни социума. Нас пока ничему не учит серьезная обеспокоенность общественности и научных кругов ряда стран по поводу непредсказуемости развития и использования информационных технологий. Забыт мировой опыт того, что на каждой новой ступени технологического развития общества есть настоятельная необходимость анализа происходящих событий, и, главное, оценки их последствий и прогноза развития ситуации. Обществу необходим анализ информационных вызовов в процессе их воздействия на социум. Все это определяет актуальность данной темы.

§ 1. Концепция информационного общества.

Впервые термин «информационное общество» был употреблен американским экономистом Ф. Махлупом в работе «Производство и распространение знания в Соединенных Штатах» в 1962 году. Ф. Махлуп занимался исследованиями информационного сектора экономики США.

В современной философии и других социальных науках понятие «информационное общество» употребляется в качестве обозначения нового социального порядка, существенно отличающегося по своим характеристикам от предыдущего. Этот новый социальный порядок фиксируется на границе между постиндустриальным обществом и информационным, прежде всего в экономической сфере. В отраслях экономики начинают преобладать производство и распространение знания, и, соответственно, появляется новая отрасль – информационная экономика. Большинство современных стран находятся в состоянии перехода от индустриального к информационному обществу, поэтому целесообразно сравнить именно эти две стадии для понимания сути информационного общества.

Быстрое развитие информации обуславливает ее контроль за сферой бизнеса и государства (Гелбрейт, 1967). Выделяются организационные основы этого контроля (Болдуин, 1953; Уайт, 1956), в применении к социальной структуре означающие возникновение нового класса – мериократии (Янг, 1958; Гоулднер, 1979). Производство информации и коммуникация становятся основным процессом (теория «глобальной деревни» Мак-Люена, 1964). В конечном счете, основным ресурсом нового постиндустриального порядка является информация (Белл «Приход постиндустриального общества. Авантюра в социальном предсказании», 1973).

Впервые в достаточно отчетливом виде идея информационного общества была сформулирована еще в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в. Авторство термина «информационное общество» принадлежит Ю. Хаяши, профессору Токийского технологического института. В 1969 году Агентство экономического планирования (Economic Planning Agency) опубликовало доклад профессора Токийского технологического института Ю. Хаяши «Японское информационное общество: темы и подходы», в котором был введен в научный оборот термин «информационное общество» . В докладе утверждалось, что информационное общество представляет собой общество, в котором имеется в изобилии высокая по качеству информация, а также есть все необходимые средства ее распределения.

В этот период в западной литературе считалось, что основой формирования информационного общества является развитие вычислительной и информационной техники.
Одна из наиболее интересных философских концепций информационного общества принадлежит ученому и директору Японского института информационного общества Й. Масуде, которую он представил в книге «Информационное общество как постиндустриальное общество» в 1983 году. Он считает, что основой данного общества будет являться компьютерная технология. Информационная революция быстро превратиться в новую производительную силу общества и сделает возможным массовое производство когнитивной, систематизированной информации. Ведущей отраслью экономики станет интеллектуальное производство, продукция которого будет аккумулироваться, а аккумулированная информация найдет распространение через синергетическое производство. В новом информационном обществе основным субъектом социальной активности станет «свободное общество», а политической системой будет являться «демократия участия». Основная цель в новом обществе – реализации «ценности времени».

Новое общество, по его мнению, будет обладать возможностью достигнуть идеальной формы общественных отношений, поскольку сможет функционировать на основе синергетической рациональности, которая заменит принцип свободной конкуренции индустриального общества. Производство информационного продукта, а не продукта материального, явится движущей силой образования и развития общества. В данной утопической концепции есть рациональное содержание: определены некоторые существенные черты постиндустриального общества: возрастающая значимость информации, ее социальной ценности.
С точки зрения осмысления процессов, реально имеющих место в современном постиндустриальном обществе, значимыми представляются также работы Дж. Бенингера, Т. Стоуньера, Дж. Нисбета . Ученые предполагают, что наиболее вероятный результат развития социума в ближайшем будущем – это интеграция существующей системы с новейшими средствами массовой коммуникации. Развитие нового информационного порядка не означает немедленного исчезновения индустриального общества. Информация, став основным продуктом производства, соответственно, становится и мощным властным ресурсом, концентрация которого в одном источнике потенциально может привести к возникновению тоталитарного государства.

К таким теориям относятся: теория единого индустриального общества (Р. Арон), стадий роста (У. Ростоу), нового индустриального общества (Д. Белл), сверхиндустриального общества (Э. Тоффлер), технотронного общества (З. Бжезинский). Их поддерживали А. Турен, Ф. Махлуп, Й. Масуда, П. Дракер, М. Маклюэн и др. В этих теориях больше общего, чем различий. Различаются они лишь незначительными оттенками, обусловленными, главным образом, тем, что создавались на разных стадиях научно-технического прогресса. Каждая из этих теорий отражает особенность той или иной стадии. По сути, все названные выше теории толкуют научно-технический прогресс как самодовлеющий фактор, действующий во многом независимо от других социальных обстоятельств и определяющий развитие общества. Кроме того:
•    наука как определяющий фактор развития;
•    программируемость социальных проектов и институтов;
•    вытеснение промышленных корпораций и увеличение роли университетов как центров создания, переработки и накопления знаний.

Наряду с термином «информационное общество» использовались такие термины, как «общество знания», «технотронное общество», «сетевое общество», «программированное общество» и др.

Сторонники концепции постиндустриального общества считают  (Турен и др.), что постиндустриальное общество, в котором возрастающую роль играют компьютерные системы, соединенные в мощные коммуникационные сети, и их программное обеспечение, становится в самой своей глубинной сущности обществом программируемых коммуникаций. Одна из примечательных его особенностей – резкое увеличение масштабов и разнообразия информации и связанное с этим возрастание возможностей выбора человеком тех или иных информационных потоков.

Об этом, в частности, свидетельствует большой и неуклонно возрастающий интерес к доступу к различным культурам отдаленным от нашей как во времени, так и в пространстве. А эта тенденция приводит к включению практически всех категорий населения во все более интенсивные коммуникации и обмены различными культурными ценностями и идеями.

Все это резко расширяет социальное пространство для все более разнообразных культурных нововведений. В итоге расширяются возможности модернизации ценностных ориентаций, установок жизненных позиций, открываются новые благоприятные пути к открытому обществу.

Но возрастающая открытость общества отнюдь не сопровождается снижением его конфликтности. В отличие от индустриального, где основной классовый конфликт воплощен в противоборстве рабочего с работодателем, в постиндустриальном обществе основной  социальный конфликт пролегает между механизмом производства и управления, с одной стороны, и самим потребителем, с другой. Поскольку это общество становится все более активным, мобильным и самоорганизующимся, способным создавать и реализовать все новые модели управления и культурных нововведений, постольку в нем возникает все более разнообразный и широкий спектр различных социальных действий и движений. Все эти разнородные и разнонаправленные действия и движения резко усиливают жизненность и распространенность конфликтных взаимодействий. Это, в свою очередь, способствует более быстрой и эффективной адаптации социальной системы, ее отдельных сегментов к изменяющейся социокультурной и экологической ситуации.

Такая насыщенность нововведениями всех сторон постиндустриального общества приводит к резкому возрастанию значимости для всех социальных субъектов их индивидуальности и идентичности. Идентичность в таких условиях индивидуализируется и оказывается неразрывно связанной со все более разнообразными инициативами, устраняющими на своем пути традиционные барьеры (движение контркультуры, «зеленых» и др.).
В 70-е гг. происходила конвергенция двух почти одновременно нарождающихся идеологий – информационного общества и постиндустриализма. По мнению американского социолога Д. Белла, информационное общество – это название для постиндустриального общества, которое подчеркивает не его положение в последовательности ступеней общественного развития, а основу определения его социальной структуры – информацию. Нарождающееся постиндустриальное общество является, считает Д. Белл, результатом третьей технологической революции, суть которой заключается в повсеместной компьютеризации и телекоммуникации производства и других сфер общественной жизни. «первая технологическая революция, — пишет Д. Белл, — была связана с открытием силы пара, вторая – с внедрением в производство электричества и химии. Они привели к многократному увеличению производительности общественного труда, умножению богатства и повышению благосостояния людей» . Французские специалисты С. Нора и А. Минк считали, что «совершенное рыночное общество то, в котором …информация и участие в управлении развиваются в едином порыве» .

Актуально в настоящее время исследование эволюции общества в связи с изменением значимости информации в жизнедеятельности людей. Предполагается, что в истории произошло несколько информационных революций, под которыми понимается качественные изменения общественных отношений вследствие появления новых технологий обработки информации. В глубокой дописьменной древности уже происходил обмен информацией между людьми, шел процесс наследования новыми поколениями накопленных предыдущими жизненного опыта, представлений о мире.

С тех древних времен почитались мудрость стариков, знания жрецов, мастерство ремесленников. Знанием природы, умением ориентироваться в лесу, использовать растения для питания и лечения, добывать огонь древний человек превосходил современного горожанина. На уровне донаучного сознания люди первобытнообщинной формации отражали свои биологические и социальные связи с Космосом, биосферой, обществом в устном, изобразительном, музыкальном творчестве. Как отмечают Ю.П. Буданцев, М.С. Каган, другие философы, — и тексты, и аудитория представляли одно целое, коммуникация носила синкретический характер. Это означает, что в массово-коммуникативных текстах использовались, во-первых, естественные знаки визуального плана: жесты, мимика, росписи тел и вещей, изображение мифических сюжетов и другой обрядовой символики. Во-вторых, это были знаки искусственного происхождения – человеческая речь и письмо, содержащая сконструированные человеком слова, пиктограммы, а позднее – и буквы, обозначающие их при письме на камне, глине, дереве, папирусе, коже и т.д. Качество древних текстов определяется характером отношении между людьми, между человеком и природой. В первобытном обществе вся совокупность и качество отношений была направлена на сохранение рода, и поэтому массовые коммуникации помогали сохранению гармоничных отношений в мире. И все же человек обладал сравнительно бедной, почти неизменной на протяжении столетий информацией. Ограниченным оставался круг представлений о мире. Информация передавалась устно, в межличностном общении.

Первая революция основана на изобретении письменности, что дало возможность передавать информацию между людьми  и  знания от поколения к поколению. Постепенно синкретический характер коммуникации стал разделяться на различные виды коммуникаций. Обозначилась система «объективная действительность – автор-субъект – текст – канал-коммуникаций  — объект», а также сформировалось разделение как ценностных ориентаций автора и авторских текстов, так и самих каналов коммуникаций. Установлена еще одна историческая тенденция: по мере развития материально-производственных отношений и классовых отношений в человеческой коммуникации ослаблялось синкретическое художественное начало древних текстов и возрастала, обособлялась рассудочная, рациональная субстанция. Праздники и обряды уступали место отдельным видам искусств: театральному, цирковому, музыкальному и др.

Вторая информационная революция началась в середине XVI в., когда было изобретено книгопечатание. На фоне этого появилось индустриальное общество, возникла новая культура. Эпоха Возрождения провозгласила верховенство в коммуникационном воздействии изобразительного искусства. В канун эпохи Просвещения идея верховной ценности изобразительного искусства уступила в Европе место поэзии. Лингвисты давно обнаружили насыщенность языка в начале его развития образно-поэтическими элементами. А. Потебня считал, что язык был «первоначально тождественен поэзии» . В России в XVI-XVII веках исследователи отмечают взлет публицистики. Д.С. Лихачев оценивал эту эпоху, как эпоху, когда на Руси развивается вера в социальное переустройство общества на основе «истины-справедливости». «Во всем русском обществе поднимается вера не только в рассудок, логику, разумную целесообразность, но и в силу человеческого слова, в книгу» . Эти средства помогали создавать документы – свидетельства событий, знаний своего времени. На основе документов стала формироваться письменная история человечества. Они позволили распространять информацию за пределы личного обитания и бытия во времени. Появилась книга – главный инструмент просвещения, соединивший в единстве содержания, материальной и знаковой  формы возможности фиксации и передачи во времени и пространстве надличностной, отчужденной от человека – носителя и адресованной абстрактному потребителю информации.

Третья информационная революция произошла в конце XIX в. в связи с освоением электричества и новых технологий передачи информации: телеграф, телефон, радио. Эти технологии дали возможность оперативно передавать и накапливать информацию в больших объемах. Она стала с возрастающей скоростью распространяться среди различных социальных групп.

На основе анализа исторического развития информации в научный оборот введено понятие информационная революция, которая в современном обществе определяется как «взрывной процесс создания и распространения новейших информационных технологий (НИТ) для наиболее продуктивного производства, рациональной организации и эффективного использования информации, предопределившей переход от постиндустриального к информационному обществу» .

Четвертая информационная революция в 70-х годах XX в. привела к появлению информационного общества. Технологической основой этой революции явилось изобретение микропроцессорной технологии и появление персонального компьютера, компьютерных сетей, электрических средств преобразования информации, электронной коммуникации. Современный человек использует для закрепления, передачи, получения информации устную речь и другие звуковые формы, письменные и печатные документы, экраны кинозала, телевизора, видеомагнитофона, компьютера, мультимедийное обращение со всевозможной информацией. Формируется единое информационное пространство всей человеческой цивилизации, где реализован свободный доступ каждого человека ко всем информационным ресурсам. Превалирующими становятся гуманистические принципы управления обществом, основанные на прозрачности власти, всеобщем доступе к информации, демократичности принятия общественных решений. Огромный поток информации с середины XX в. не дает возможность обрабатывать и анализировать ее старыми методами. Внедрение автоматизированных средств обработки информации, особенно компьютеров, позволяет справиться с этой проблемой.

На Западе проблематика информационного общества замещается парадигмой «общества сетевого», акцент переносится с содержания информации на коммуникацию. Из западных апологетов «сетевого общества» у нас наиболее известен социолог и философ Мануэль Кастельс, провозгласивший в своей последней работе, что «Сеть есть послание». Он говорил, что «каждый способ развития определяется элементом, который является фундаментальным для повышения эффективности производственного процесса. Так, при аграрном способе развития источник растущего экономического излишка есть результат количественного роста трудовых усилий и природных ресурсов (особенно земли), вовлеченных в производственный процесс, а также природной обеспеченности этими ресурсами. При индустриальном способе развития главный источник производительности заключается во введении новых энергетических источников и в способности децентрализовать использование энергии в процессах производства и распределения. В новом, информационном способе развития источник производительности заключается в технологии генерирования знаний, обработки информации и символической коммуникации» .

М. Кастельс убежден, что информация станет главным ресурсом общества иного типа. Новый этап развития общества становится «специфической формы социальной организации, в которой сбор, обработка и распространение информации являются фундаментальной основой производительности и власти вследствие новых технологических условий, возникающих в этот период» . В этом обществе социальные и технологические формы данной социальной организации пронизывают все сферы деятельности. Информационные технологии определяют картину настоящего и в еще большей мере будут определять картину будущего. Новое информационное общество, по Кастельсу, возникает, когда наблюдается структурная реорганизация в производственных отношениях, отношениях власти и отношении опыта. Эти преобразования приводят к одинаково значительным модификациям общественных форм пространства и времени и к возникновению новой культуры. Стремительное развитие информационных систем, компьютерных технологий, сближение гуманитарных и естественнонаучных знаний, бум видеоклипов, дайджестов, ремейков – все это формирует новые вкусы, новые ценностные ориентации.

Из отечественных исследований представляет интерес работа И.С. Мелюхина «Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития», в которой продолжен анализ проблем информатизации общества конца 80-х — начала 90-х гг., именно в этот период появилось большинство научных исследований в данной области, сформирована методология анализа социально-экономического воздействия информационных технологий на общество.
Анализ отечественных и зарубежных работ по проблемам информационного общества позволяет выявить различие подходов, новых аспектов проблематики исследования динамики информационного общества. На рубеже XX-XXI вв. появились новые феномены типа глобальных компьютерных сетей, систем спутникового вещания, сотовой телефонии, новые формы трансляции знаний, что обогатило представление об информационном обществе: «информационное общество – общество, где большинство работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, особенно высшей ее формы — знаний» . «Информационное общество характеризуется тем, что в нем главным продуктом производства являются знания» . Обобщенный анализ позволяет выделить отличительные черты информационного общества:
•    доступность информации. Для любого человека и любой организации в любое время должна быть доступна любая информация;
•    реальное обеспечение доступности информации, в первую очередь техническое; информационные технологии современного уровня должны быть произведены в таких объемах, чтобы легко выполнялись требования пункта первого.
•    производство информации в объемах, необходимых и достаточных для обеспечения жизнедеятельности и развития общества во всех частях и направлениях, особое и важнейшее место в производстве информация должна заниматься наука. Собственная научная база – необходимое условие национальной независимости и социального прогресса.
•    ускоренная автоматизация и роботизация во всех сферах производства и управления.
•    преимущественное развитие сферы информатизационной деятельности и услуг, с тем чтобы не менее 59 % занятого населения производства будет выдавать необходимую продукцию высокого качества в требуемых объемах при регулярном сокращении занятых в ней людей.

Совокупность всех этих признаков свидетельствует о том, что мы имеем дело с обществом, которое можно оценить как информационное. Оценка развития того или иного общества по уровню его информационной культуры может быть обращена и в прошлое, но главное, конечно, это объективная оценка настоящего и тенденций общественного развития на ближайшее будущее.
До сих пор, несмотря на достаточно широкое распространение термина «информационное общества», ученые и специалисты еще не пришли к единому понимаю его основного содержания. информационное общество может быть определено как общество, в котором основным предметом труда большей части людей являются информация и знание, а элементом средств производства – информационные технологии; наука становится непосредственной производительной силой.

Соответственно экономика информационного общества ориентирована на производство, прежде всего продуктов информационной и интеллектуальной деятельности, связанных с выработкой новой информации и новых знаний, а также преобразованием их к виду, удобному для потребления другими людьми, и продажей всех этих продуктов. Сущностные черты информационного общества обозначены в следующем определении: информационным называется общество, в котором обработкой информации занято больше людей, чем обработкой сырья и материалов. Развитие информационного общества идет через информатизацию, которая понимается как процесс интенсификации производства и распространения знания и информации в обществе на основе современных информационных и коммуникационных технологий, формирование индустрии информационных услуг.
Сегодня информационное общество уже стало реальностью. Под влиянием распространения информационных и коммуникационных технологий преобразуются все сферы жизни общества – работа, управление, наука, образование, культура, здравоохранение, быт и досуг. В ряде европейских стран приняты государственные программы построения информационного общества.
Оптимальное развитие информационного общества заключается прежде всего в том, что оно воспитывает интеллектуально развитых людей: разносторонне образованных, понимающих сложность мира, его противоречивость, необходимость обдуманности деятельности, но не лишенных стимулов к творческому поиску и инициативе. Информационное общество дает людям объективную и субъективную свободу. Для человека создаются новые условия свободной жизнедеятельности, когда он может полнее самореализоваться.
Актуальность вхождения России в информационное общество постепенно осознается отечественным научным и политическим миром. Государственными органами созданы документы, призванные определить направления развития информационного общества. В 1998 г. в России была разработана и одобрена на высоком государственном уровне Концепция Государственной информационной политики, в 1999 г. – Концепция формирования информационного общества, а в 2000 г. В.Путин подписал Окинавскую хартию глобального информационного общества. Программа создания информационного общества может послужить объединяющим идейным началом для России.

§ 2. Развитие информационного общества в условиях глобализирующегося мира и в России.

Для каждой исторической эпохи характерен свой комплекс противоречий. В данной период он определяется тенденциями глобализации и информатизации общества. «Глобализация – это коммуникационное «сжатие» планеты, информационная взаимопроникаемость и взаимосвязанность, интернетизация многих сторон жизни современного мира как следствие бурного научно-технического прогресса» .
Значительная часть населения планеты оказалась включенной в новую информационную реальность, которая характеризуется существенно расширившимся доступом к разнообразным знаниям и сведениям. У людей появилась возможность обращаться к событиям в режиме реального времени, становиться их соучастниками. Сжимается время и пространство, уменьшается значение национальных границ, что дает индивидам ощущение приобщения к некоторой глобальной общности. Вместе с тем, глобализация песет с собой противоречия социально-экономического, политического и культурного порядка.

Один из парадоксов, например, политической реальности -противоречие между институтами демократии и интеллектуальной элитой, манипулирующей информацией в корыстных целях, далекой от демократии. «Для российских политологов главный парадокс современной ситуации состоит в том, что именно сейчас, когда в нашей стране наконец, начали развиваться и набирают силу институты политической демократии, они перестали играть главную роль в политическом мире. Трагедия и фарс современности — в развитии парадоксальной тенденции информационного общества: чем современнее становится общество, тем большее значение в нем придается не институтам и нормам, а самим действующим лицам и их имиджам, причем на виртуальной политической сцене» ,  «…вне зависимости от того, кто становится виртуальным победителем, на виртуальной  политической сцене,  именно  он будет обладать реальной политической властью, поскольку никакие и институциализированные политические механизмы в информационную эру не способны соперничать с умами людей, опирающихся на власть информационных сетей» . Одно из «кричащих» противоречий — информационное неравенство. В литературе это противоречие еще четко не определено. Для его характеристики используют различные термины: «цифровое неравенство», «электронное неравенство», «цифровое расслоение общества» и т.п. Мы присоединяемся к мнению В. Фортова, о том, что наиболее подходящим является термин «информационное неравенство»: это противоречие охватывает не только инструментально-технические, но и социально-экономические, лингвистические и культурологические аспекты общественной динамики, путь преодоления которого связан с необходимостью формирования информационной культуры общества. Информационное неравенство ведет к особой форме отчуждения, при которой человек в силу определенных обстоятельств не может воспользоваться многообразием форм предоставления информации, то есть он остается в стороне от общего движения информационного постижения знаний, а потому ограничиваются его сущностные мыслительные, деятельностные, познавательные силы, не раскрываются его способности и ограничиваются возможности удовлетворения всего многообразия потребностей.

Информационное неравенство всегда существовало в человеческом обществе. Вначале его носителями являлись совет старейшин и члены племени, позднее, с возникновением цивилизаций и появлением письменности, ими стали читающая элита и неграмотные люди. Представляет интерес подход отечественных ученых, в частности, И.О.Абрамовой и Д.В. Поликанова, суть которого выражена в пяти обобщающих характеристиках: физический доступ, то есть наличие возможности использовать инфраструктуру, программное обеспечение и оборудование;     финансовый    доступ     —     экономические     возможности пользователя оплачивать услуги Интернета; когнитивный доступ — наличие у пользователя необходимой для работы в информационной сети образовательной подготовки, то есть способность субъекта осуществлять поиск и получать нужную информацию, обрабатывать се и применять в рамках своей деятельности, Эго означает умение не только воспринимать и анализировать информацию, но и распространять собственную с использованием информационных средств. Это тот момент, который характеризует информационную культуру личности. Немалую роль играет получение значимой информации. Также важен доступ к политической информации, чтобы при необходимости влиять на политический процесс. Для количественного соотнесения информационных возможностей по различным странам был разработан «индекс информационного общества», согласно которому Россия находится на 40 месте после Польши, Новой Зеландии, Сингапура и других стран.

В информационном обществе проявляются общие социальные противоречия: между бедностью и богатством, отдельными социальными группами, государствами и нациями, подрастающими и старшими поколениями и другие. Сама информация была и остается столь же противоречивой, как и общество. Она может быть положительной, способствующей совершенствованию людей и улучшению отношений между ними, развитию науки, техники и культуры, и отрицательной, способствующей возбуждению и распространению вражды, преступности, разрушению личности. История показывает, что нередко такой силой становилась не только ложная, самообманная идея, но и просто антигуманная. Например, в XX веке результатом тотальных режимов и массового обмана и самообмана в Германии Италии, СССР стала гибель десятков миллионов людей, тысяч памятников культуры, духовную опустошения поколений.

Информационному обществу присущи также специфические противоречия,   а  именно:   между   обилием   накопленной   информации   и дефицитом необходимой, или между информацией желанной и навязываемой, интересной и скучной, понятной и потому доступной и очень сложной, требующей специальной подготовки для ее понимания. Обилие информации состоит в ее объеме и разнообразии, а также в повторении. При бесконечном повторении информация становится привычной, безразличной, например, реклама. Дефицит информации тормозит общественное развитие, служит причиной для недоразумений.
Не менее важная проблема заключается в переизбытке информации. Растущий объем доступной информации существенно превышает человеческие способности ее восприятия и эффективного использования.
Различия между многообразием, глубиной жизни и средствами внешнего социального бытия порождают сложность, противоречивость и несогласованность связей, которые ответственны за обеспечение гармонии личности, общества, природы.

Существует еще ряд противоречий, связанных с научно-техническим прогрессом, новейшими средствами фиксации и потребления информации. Новые технологии, совершенствуя информационный обмен, одновременно ставят человека в зависимость от качества, надежности материально-технического устройства. Ныне особенно опасна неотехницистская идеология электронно-компьтатерного глобализма, поскольку в се фундаменте лежат меркантильные интересы гигантских транснациональных корпораций. Через электронно-информационные сети команды заинтересованных лиц из финансовых центров мира воздействуют па экономическое и всякое иное поведение людей. Термин «манипуляция» обозначает скрытое программирование мнений к намерений индивидуумов и масс, их настроений и психического состояния с целью обеспечения заданных поведенческих реакций» , Подобная стратегия планируется и пропагандируется во имя абсолютизированного технического прогресса, который ведет к подавлению человеческой личности и индивидуального    творческого    начала    в    человеке.    Поэтому    задача гуманитарных наук, образования, просвещения в формировании общественных и личностных установок на гуманное использование информации и информационных технологий. Однако трудность в том, что новые технологии внедряются быстрее, чем исследуются и просчитываются  их возможные последствия для окружающей среды и здоровья человека.

Понимание объективных противоречий информационного общества вооружает нас знанием путей и условий успешного распространения и усвоения положительной информации, организации ее воздействия на общество и отдельных людей. Информационное неравенство носит  универсальный характер, касается всех людей и стран мира. Полностью эту проблему решить невозможно, но уменьшить ее последствия и постараться не допустить, чтобы информационное неравенство негативно сказалось на устойчивости общественных структур и развития человека, вполне реально.

Современная информационная технология обусловила появление уникальной воображаемой действительности — виртуальной, созданной в  пространстве Интернета.
Развитие информационных технологии и, в частности, широкое использование ведущей из них — Интернета — порождает ряд проблем, связанных с возможностью осуществления свободной человеческой деятельности. Возникновение глобальной сети Интернет и в историческом, и в культурном аспектах связано с США.

Следует обратить внимание, на специфику российского пути к Интернет развитие Интернет прямо противоположному американскому, что также характеризует противоречивый путь информационного развития общества. В США становление Интернета начиналось как государственная программа, а позднее охватило общественные и коммерческие круги, В России первые шаги Интернета осуществлялись без государственной поддержки, лишь в конце 90-х годов государственные структуры стали работать в этом направлении, В России, в отличие от Запада, он так и не стал еще средством массовой информации. Его роль в настоящее время сводится преимущественно к обслуживанию профессиональной коммуникации: взаимосвязей экспертов, аналитиков, профессиональных политиков, государственных служащих. При этом вследствие бесконтрольности рынка, политических сообщений в России резко расширился киберинфопоток. Появление технических возможностей для публичного распространения сообщений не прошедших даже минимального профессионального отбора, создало благоприятные условия для развязывания информационных войн и кампаний. Сетевой компромат и интернет-провакации стали неотъемлемой частью новой российской реальности. Но есть и другая, положительная сторона. В настоящее время только начинают серьезно вкладываться средства в развитие Интернета для нужд образования, науки и культуры.
Достоинства Интернета широко известны. Пользователь в состоянии извлечь информацию быстро» в удобное для него время и в любой точке планеты. Стоимость и скорость передачи сообщений по электронной сети практически не зависит от реального местонахождения отправителя и адресата. Число пользователей растет с каждым годом: 1993 г. их насчитывалось 3 млн., в 1997 г. — 100 млн., в конце 1999 г. — 200 млн. По прогнозам, их количество в 2005 г. достигнет 3 млрд.

Интернет — это обширная разветвленная компьютерная сеть, соединяющая более 100 миллионов компьютеров и объединяющая огромную армию пользователей практически всех стран мира. Существует множество трактовок понятия Интернет. Нас интересует определение Петера Кента: Интернет — «гигантское соглашение между множеством компьютерных сетей во всем мире, касающегося того, как эти сети должны взаимодействовать между собой». Интернет — это глобальное взаимодействие, организующее общемировое культурное, информационное пространство, позволяющее обрести новые возможности для образования, досуга, общения, коммерческого бизнеса и т.п.

С другой стороны, новые информационные технологии, новые способы организации информации в виде гипертекста, дают возможность создавать многоуровневую систему с множеством как вертикальных, так и горизонтальных связей. Работа с такой системой позволяет улавливать побочные ассоциации, учитывать несколько вариантов развития одновременно. Надобного рола целостный охват информации стимулирует активность бессознательного, порождая неожиданные творческие решения. А в условиях острой конкуренции потребность в нестандартном взгляде на новые вопросы.
Разумеется, Интернет, как любое прогрессивное явление, несет с собой, наряду с огромными завоеваниями и перспективами, ряд проблем и негативных моментов.
Так, например, при несомненных преимуществах Интернета как средства обучения (возможности сочетания логического и обратного способов освоения информации; активизация образовательного процесса за счет усиления наглядности и т.п.) нельзя не отметить такие факты, как: мозаичная и фрагментарная культура вместо подлинного духа просветительства, эклектический набор знаний по способу коллажа вместо системного мировоззрение основанного на едином подходе; ориентация на репродуцирование вместо творчества и др.  К  недостаткам  Сети также относятся трудно доступность ряда информационных массивов, поверхностность и неточность отдельных материалов, обилие рекламы, приводящей к «информационному шуму».

Интернет не дает системы знаний по тому или иному вопросу. Он  представляет собой кладовую фрагментарных, в немалой степени противоречащих друг другу фактов. Материалы, хранящиеся в сети, не редко далеки от истины, так как здесь отсутствует механизм проверки знания на достоверность.

С появлением Интернета существование многих естественных языков оказались под угрозой исчезновения. Английский — язык компьютерных программ, поэтому национальные языки у молодого поколения теряют свое  значение и, соответственно, интерес для изучения. По мнению Э. Корниш,  считает, что в следующем веке исчезнут 90% языков . Даже почерк с его для не имеет значения, его заменяют компьютерные клавиши. А ведь почерк может рассказать о человеке многое.

Интернет — феномен сложный. Его влияние весьма велико, особенно на детей, В силу неустоявшейся психики подросток, например, не в полной мере различает специфику двух реальностей. И зачастую виртуальная субъективная реальность предстает как объективная. А эта — причина многих трагедий. Изучение «нетизеров» (фанатов Интернета) в США обнаружило, что их психология и поведение очень быстро (за 1 — 2 года) изменяются в направлении тех ценностных ориентации, которые диктует мир виртуальной  реальности, а нормальная жизнь превращается в помеху. В то же время уход в виртуальный мир чаще всего обусловлен определенными проблемами в реальной жизни и играет чисто компенсационную функцию. «Желание конструировать виртуальные личности может быть связано с тем, что реальность не представляет возможностей для реализации различных аспектов «Я» или же что действительность может быть слишком «ролевой», слишком нормативной. Это порождает у человека желание преодолеть нормативность, что ведет к конструированию ненормативных виртуальных личностей» .
Уже не однажды отмечено, что «усвоение ценностей массовой  культуры, опирающихся на культ потребления и развлечения, пропагандирующих новизну впечатлений как самоценность, смену ролей как способ существовании в быстро меняющемся мире, … повышает вероятность распада реальной личности и приводит к полному погружению ее в «жизненное пространство» виртуальных миров» . Личность удваивается, утраивается, становится множественной, и в этом состоянии перестает быть, личностью. Возникает опасность широкого распространения псевдокультурных знаний и ценностей — в создании фиктивного человеческого и социального капитала, который не поддается точному количестве иному измерению, но может сыграть огромную роль в развитии или деградации общества.

Существуют и другие негативные последствия, связанные с Интернетом, например, технологии несанкционированного использования электронных средств в банково — финансовых операциях, мошенничество.
Массовое в глобальных масштабах манипулирование инстинктом электронной информации на данном этапе не поддается государственному и общественному регулированию. Однако продуктивен опыт ряда стран, например, Финляндии, где осуществляются мощные социальные программы поддержки развития личности и создаются возможности для ее конструктивных проявлений, компьютерная преступность практически сведена к минимуму. И есть страны, в которых не государство регулирует то, что именно может узнать индивид, а индивид сам выбирает то, что достойно его внимания. Чем более расширяется и совершенствуется Сеть, тем острее становятся проблемы, тем неотлагательней требуется их решение или, по крайней мере, понимание, Интернет как техническое средство этически нейтрален. Он может использоваться и для раскрытия творческого потенциала личности, расширения ее свободы и для порабощения человека.

Развитие информационного общества во многом зависит от ценностных    установок    этого    общества    и    политических,    решений. Информатизация может углубить кризис общества в том случае, если ухудшится ситуация с занятостью населения, или, наоборот, будет способствовать выходу из кризиса, если поможет устранить торговый дефицит, даст экономике новый импульс роста, уменьшит социальную напряженность в обществе. Новые информационные технологии дают одинаковую возможность проявить себя и как личности, и как «маски». Все зависит от того, как-то мировоззренческую систему мы принимаем.
Противоречия информационного общества имеют глобальный характер. Например, проблема информационного неравенства — часть более важной и глобальной проблемы перехода к новой экономике, основанной на знаниях, и идеях, Возникновение информационного неравенства связано с тем, что экономика традиционно ориентируется на платежеспособный спрос населения. Сегодня в мире насчитывается около 100 млн. человек, имеющих доход больше 20 тыс. долларов в год. Они в состоянии воспользоваться всеми благами процесса информатизации. Остальная же часть населения из этого процесса может просто выпасть, Об этом говорит и то, что сегодня из 6 млрд. жителей Земли 4,5 млрд. живут в развивающихся странах, причем 80% из них не пользуются телефоном, а 50% его даже не видели . Такие диспропорции создают большие проблемы для развития ноной экономики, новых форм развития социума.

Социокультурный аспект информационного неравенства связан с тем, что 80% объема программного продукта в мире сегодня создается на английском языке, но 75% населения мира английского не знают . Кроме того, потеря социальной ориентации технологического развития легко может привести к обратным эффектам, например, усилению контроля над личностью, еще большей манипуляции индивидуальным и массовым сознанием, дополнительным разделением общества на имеющих доступ к информации, владеющих компьютерной грамотностью и не обладающих этими теперь уже жизненно необходимыми навыками.
Люди старшего поколения, а также бедные и мало образованны с будут испытывать определенные трудности, живя в информационном обществе, потому что компьютер кажется им сложным и дорогим.
За последние годы особенно обострились организационные, социальные и экономические проблемы внедрения информационных технологий. Интерес к этим проблемам вызван тем, что дорогостоящее компьютерное оборудование, специальное программное обеспечение далеко не всегда вносят ожидаемый вклад в повышение производительности и эффективности деятельности, Вместо доходов и повышения конкурентоспособности неудачные проекты информационно-технического развития приносят убытки. Применение информационных технологий таит в себе массу возможностей, но их оптимальное использование требует определенных затрат и применения соответствующих методик.

Таким образом, созидательная поступь информационного общества,  проявившаяся столь ярко и убедительно, одновременно не менее заметно высветила и социальные конфликты, проблемы, противоречия. Современная ситуация свидетельствует о противоречивости развития этого общества. Если не преодолевать негативные стороны информационных процессов, станут бессмысленными другие — продуктивные.
Многие важнейшие интересы отдельных людей, целых государств, да и всей цивилизации в настоящее время уже в значительной степени определяются состоянием окружающей их информационной сферы. Поэтому целенаправленные иди непреднамеренные воздействия со стороны внешних и внутренних источников па информационную сферу могут представлять собой угрозу для информационной безопасности человека, общества,  государства.

Заключение.

Исходя из приведенных характеристик социальное измерение информационной эры общества весьма многомерно и неоднородно. В данной ситуации оно просто обязано подчиняться закону отношений между технологией и обществом, предложенному несколько лет назад М. Кранцбергом: «Первый Закон Кранцберга гласит: технология не хороша, не плоха и не нейтральна». Следовательно, подчеркивается вывод о том, что современная технологическая парадигма, как, возможно, никогда ранее, обладает силой проникать в самую сердцевину человеческой жизни и мысли. Но ее фактическое развертывание в области сознательного человеческого действия и сложная матрица взаимодействия между технологическими силами, освобожденными человеком, и им самим вопрос времени и человеческой мудрости, осознания своей силы и одновременно беспомощности перед лицом высвобожденного «информационного Джина».

Российским обществом и государством в лице его официальных институтов пока до конца не осознаны важность технологических и информационных инноваций, а также собственные силы и возможности для успеха России в области развития микроэлектроники и связанных с ней технологий. В «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации», утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 7 июля 2000 года № 1895, прямо указывается на то, что угроза развитию отечественной индустрии информации вызвана закупками органами государственной власти импортных средств информатизации при наличии отечественных аналогов, вытеснение при попустительстве власти с отечественного рынка российских производителей, бездействие при увеличении оттока за рубеж специалистов и правообладателей интеллектуальной собственности, чем создаются условия для усиления технологической зависимости России в области современных информационных технологий. Государство так и не пошло на передачу части производственных излишков и технологий из оборонной сферы на социальное потребление, а на имеемых предприятиях микроэлектроники продолжается копирование западных технологий, что лишает собственный научный потенциал перспектив государственной поддержки и финансовых инвестиций.

Потерян главный элемент созидательного процесса реформирования общества — осознанное управление социальными процессами. Общество, живущее по чужим технологиям и пытающееся, опираясь на чуждую модель, себя по ним изменять, впереди может ждать лишь социальный тупик.

Тем не менее, никем и ничем не управляемый и неконтролируемый, но идущий по нарастающей и охватывающий все большую часть общества и основных сфер его жизнедеятельности процесс информатизации российского общества дает технологическую возможность осуществления, по Ю. Хабермасу, эффективного дискурса, способствующего достижению консенсуса, поиску новых смыслов и целей. Надежду на лучшее дает исторически сложившаяся открытость российской культуры, где главными и отличительными чертами являются ее диалогичный характер и примат, первенство духовного начала над материальными потребностями. Благодаря этим особенностям Россия может реализовать идею ко-эволюции, выдвинутую Н.Н. Моисеевым, т.е. совместной эволюции природы и человека или «отношение собеседников в незапланированном диалоге». На основе диалога разных позиций и точек зрения, ценностных и культурных систем происходит установление равноправных и партнерских отношений с тем, что находится вне человека, — с природными процессами, с ценностями иной культуры, с социальными процессами. На основе обмена информацией может сформироваться «коллективный интеллект», суть которого в том, что в результате обмена идеями и знаниями у общества непрерывно совершенствуется способность решать все более трудные задачи, в том числе выхода из кризиса и контролируемого процесса информатизации.

Мы являемся свидетелями диалектического взаимодействия между обществом и информационными технологиями. Его суть заключается в следующем: технологии изменяют жизнь, но не определяют направления эволюции общества. Но и общество не в состоянии определить последствия технологических инноваций, оно лишь использует их. В процесс технологической инновации и их социальных применений вмешиваются многие как личностные, так и надличностные факторы, носителями которых могут быть государство, социальные институты, общественные объединения, группы людей, объединенных информационной сетью. Однако, хотя общество и не задает курс технологических изменений, оно может, к примеру, используя силу государства, задушить развитие технологии. Или, напротив, также путем государственного вмешательства оно может начать ускоренный процесс технологической модернизации, способный за несколько лет изменить общество. Таким образом, можно утверждать, что хотя технология сама по себе не детерминирует историческую эволюцию и социальные изменения, она же (или ее отсутствие) воплощает способность общества трансформировать себя и определяет направления, на которых общество, не всегда через социальный конфликт, осуществляет трансформационный процесс.
Современный человек создал слишком сложный для себя, для своих интеллектуальных возможностей мир и поэтому больше не может ясно сознавать и эффективно предсказывать направление собственного развития. Создав всемирные коммуникационные сети, человек окончательно превратил себя в часть чего-то большего, чем он сам. Человеческое общество получило новое информационное измерение, потенциал которого пока не исследован, а посему и не может быть до конца реализован. У общества нет иного выбора, как брать на себя ответственность и риск осуществлять разумно управляемый информационный прогресс.

Список литературы.

1.    Алексеева И.Ю. Возникновение идеологии информационного общества // Информационное общество: инфор. — аналит. журнал. – 1999. – № 1.
2.    Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999.
3.    Василенко И.А. Информационные ресурсы власти и формирование новой постклассической картины политического мира XXI века // Вестник  Моск. Университета. Сер. 12. Полит. науки. 2004. — № 2.
4.    Ващекин И.И.,  Мунтян М.А., Урсул А.Д.Глобализация и устойчивое развитие. М., 2002.
5.    Еляков А.Д. Современная информационная революция. // Еляков А.Д. Современная информационная революция. Социс. -2003. — № 1.
6.    Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.
7.    Ракитов А.И. Философия компьютерной революции. М., 2001.
8.    Рейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии. – 2001.- № 3.
9.    Скородумова О.Б. Виртуальная личность и свобода (к проблеме социокультурных истоков понимания свободы в Интернете) // Вест. Моск. Университета. Серия 7. Философия. 2004. — № 2.
10.    Скородумова О.Б. Интернет и его основные социокультурные функции // Философия и общество. – 2004. — № 1.
11.    Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики / Стоуньер Т. Новая технократическая война на Западе. М., 1986.
12.    Турен А. Возвращение человека действующего: очерк социологии. М., 1998.
13.    Хаяши Ю. Японское информационное общество. М., 2003.

Написано: admin

Ноябрь 6th, 2015 | 4:44 пп