Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Совершенствование системы управления рисками в муниципальных экономических системах – Модели взаимодействия бизнеса и органов местного самоуправления с точки зрения их рискогенности

Рассмотрим существующие модели взаимодействия бизнеса и местного самоуправления с точки зрения их рискогенности (Рис.3). В этой системе координат взаимодействие бизнеса и местного самоуправления можно отразить  в форме четырех моделей:

  1. Административное давление местной власти на бизнес.
  2. Игнорирование бизнесом местной власти
  3. Конфликт власти и бизнеса.
  4. Социальный  диалог.

Рис. 3. Рискогенность в моделях взаимодействия бизнеса и власти

Несомненно, жизнь в каждом конкретном муниципальном образовании гораздо сложнее любой из этих четырех моделей, их элементы постоянно переплетаются, сосуществуют, мутируют и усложняют друг друга. Задача представленных моделей – обозначить те зоны, в которых имеется повышенный уровень неопределенности экономической, социальной, экологической и политической ситуаций, проявление которых и вызывает факторы риска.

В первой модели, «Административное давление местной власти на бизнес» социальная нагрузка становится для хозяйствующих субъектов условием вхождения в рынок, способом преодоления административных барьеров и в ряде случаев влияет на оценку привлекательности инвестиционных проектов. Бизнес вынужден следовать директивам власти, упуская существенный элемент управления – экспертизу целесообразности финансируемой деятельности, оценку ожидаемых результатов и рисков, поиск решений, наиболее полезных для своих сотрудников, членов их семей и местных сообществ в целом. При этом латание «бюджетных дыр» деньгами бизнеса позволяет сохранять низкое качество управления муниципальной экономической системой. Средства бизнеса нередко привлекаются не только на строительство и реконструкцию социально значимых объектов, но нередко и на покрытие долгов, то есть на прямое выполнение государственных или муниципальных обязательств. В отдельных случаях в проекты договоров о социальном партнерстве региональные и муниципальные администрации включают обязательства хозяйствующих субъектов по обеспечению занятости, росту производительности труда и развитию производства на определенных территориях, то есть предъявляют свои требования непосредственно к основной деятельности бизнеса.

Нередко средства, запрашиваемые у бизнеса, направляются на консервацию существующих объектов муниципальной собственности, иногда не слишком полезной или малоэффективной для населения. Корпоративное финансирование, зажатое в рамки «принудительной благотворительности»,  порождает иждивенчество и бюрократизм.

Прямым следствием данной модели является низкая эффективность социально-экономических программ реализуемых в муниципальном сообществе. Подтверждающими  примерами данной модели являются:

  • строительство крупных объектов (дома культуры, дворцы спорта), которые муниципалитеты впоследствии не могут содержать;
  • поддержка «умирающих» объектов социально-культурной сферы, препятствующая оптимизации сети бюджетных учреждений;
  • прямые доплаты к заработной плате работников бюджетных учреждений, «консервирующие» неэффективную структуру занятости.

Во второй  модели «Конфликт власти и бизнеса» ни власть, ни бизнес не могут диктовать другой стороне свои правила игры. Управленческие и экономические отношения  в этом контексте понимается как инструмент политических манипуляций, давления сторон друг на друга.  Власти упрекают бизнес в том, что корпоративные социальные программы недостаточны, а стремление влиять на принятие решений – чрезмерно. Предприниматели указывают на невозможность постоянно ремонтировать школы, больницы и котельные, компенсировать низкое качество муниципального управления, неэффективность расходования бюджетных средств, формируемых за счет налогов, которые они же и платят.

В то же время ожидания бизнеса по отношению к власти выходят за пределы координации действий. В деловых кругах растет недовольство тем, как органы региональной власти и местного самоуправления расходуют бюджетные средства и управляют местной экономикой. Ассоциация российских менеджеров предложила представителям бизнеса оценить государство как корпорацию, предоставляющую услуги. Ключевым фактором анализа был выбран кадровый потенциал. Результат оказался неудовлетворительным. Самыми важными для чиновников качествами бизнесмены назвали умение проводить стратегическое планирование (первое место) и аналитические навыки, включая анализ рисков (второе место), но именно эти качества оказались  у чиновников наименее развитыми. Из того, в чем предприниматели могут оказать государственным служащим реальное содействие, было отмечено дополнительное обучение государственных служащих управленческим навыкам[1].

Претензии компаний к местной власти в основном связаны с многочисленными не скоординированными друг с другом «запросами» на оказание помощи, претензии администрации – с тем, что бизнес выделяет недостаточно финансирования. Население в этой модели рассматриваются исключительно как потенциальные избиратели.

Третья модель «Игнорирование бизнесом местной власти» характеризуется  диктатом бизнеса, зачастую не выгодным не только власти, населению, но и самому бизнесу. Крупные градообразующие предприятия, корпорации вынуждены выполнять компенсирующую функцию, “достраивать” город до уровня, который необходим для обеспечения производства, брать значительную часть расходов по компенсации рисков. Вклады бизнеса определяются исходя из необходимости обеспечивать ресурсы для производства и сбыта продукции. Это не только энерго-, водо- и теплоснабжение, но и воспроизводство рабочей силы, требующее поддержания системы общего и профессионального образования, здравоохранения, досуга и рекреации. Жилищно-коммунальное хозяйство — один из “цехов” такого предприятия. Местное самоуправление хотя и существует, однако не обладает реальной властью. Местные сообщества не вовлечены в процесс принятия решений. Мэр города является «ставленником» бизнеса.

Однако, данная модель имеет и ряд преимуществ. Нередко бизнес быстрее органов власти реагирует на негативные тенденции в муниципальном развитии и первым выходит с предложениями по преодолению рисковых или критических ситуаций. Корпорации – лидеры активно привлекают консультантов к разработке мер по повышению эффективности бюджетного и управленческого процессов. При этом в отношениях, основанных на принципах социального диалога, подобные разработки обычно носят рекомендательный, а не директивный характер, опираются на соглашения о сотрудничестве в области стратегического планирования развития территорий.

В четвертой модели «Социального диалога» стороны осознают, что ни государство, ни бизнес, ни местное самоуправление, ни общественность в одиночку не могут обеспечить благосостояние территорий, политическую и экономическую стабильность. Взаимодействие строится по принципу: «Выгодно каждому – выгодно всем». Данная модель характеризуется наиболее эффективной, с точки зрения бизнеса, результативностью взаимодействия бизнеса и местной власти, когда происходит совместное определение приоритетов социально-экономической политики и тех областей, в которых бизнес может принять активное участие. Представители власти предлагают взять на себя функцию координатора социальных вложений местного бизнеса, стать гарантом их эффективного и целевого использования. Предприниматели ждут от местного самоуправления комплексных мер по формированию единой, прозрачной и прогнозируемой политики.


[1]Литовченко С., Дынин А., Корсаков М. Российские чиновники признаны профнепригодными. //Коммерсант. 2003. 30 мая.

Written by admin

Февраль 19th, 2012 | 1:07 пп