Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Система жизнеобеспечение населения: сущность, критерии оценки, пути развития – Подходы к оценке системы жизнеобеспечения населения — часть 5

Весьма плодотворным является сопоставление рейтингов стран (регионов) по ИРЧП и ВВП на душу населения. Если в данной стране (регионе) ИРЧП занимает в рейтинге более высокое место по сравнению с ВВП, то это говорит о более сильной ориентации её политики на человеческое развитие. При этом чем больше наблюдается разница в рейтингах этих показателей, тем сильнее эта ориентация выражена. Такое сопоставление позволяет делать выводы о приоритетах развития страны (региона) и возможностях выбора стратегии управления на будущее.

Существенным недостатком ИРЧП является отсутствие возможности ввести дифференциацию по отдельным социальным группам населения. Для сглаживания этого недостатка разработаны новые показатели: индекс развития, учитывающий гендерные различия; индекс, характеризующий степень равноправия полов в общественной жизни; индекс, учитывающий неравенство в распределении национального дохода; индекс нищеты.

Методика расчета индекса развития человеческого потенциала, предложенная ПРООН, является универсальной и, начиная с 1979г., используется применительно к регионам России. За 1979-1989гг. наблюдался устойчивый рост ИРЧП и всех его составляющих. В 1989-1994гг. из-за существенного падения индекса долголетия и индекса ВВП суммарный ИРЧП заметно снизился. Начиная с 1994г., стала наблюдаться некоторая тенденция к росту ИРЧП. Дифференциация между регионами, которая до 1989г. сокращалась, в течение 90-х годов заметно усилилась. В 2001г. отрицательная динамика ИРЧП в сравнении с 1985г. наблюдалась в 57 регионах.

Стабильно высокие места в рейтинге по ИРЧП за 1979-2001гг. занимают г.Москва, г.Санкт-Петербург, Тюменская область, Республика Татарстан, Самарская область. В 2001г. в «последней пятерке» регионов-аутсайдеров оказались Республика Тыва, Читинская область, Республика Ингушетия, Ивановская область, Республика Бурятия.

Следует особо подчеркнуть, что положение многих регионов в рейтинге за указанные 22 года существенно менялось, что было обусловлено не только изменениями в макросреде, но и качеством регионального управления. Например, Липецкая область, находясь в 1979г. на 60-ом месте, переместилась в 2001г. на 9-ое место (разница +51); при этом за самый тяжелый период с 1989 по 1994гг. она поднялась с 34-го на 6-ое место. Белгородская область за те же 22 года переместилась в рейтинге с 58-го на 12-ое место, а с 1989 по 1994гг. – с 53-го на 4-ое место. Краснодарский край поднялся вверх на 40 «ступенек», Республика Калмыкия – на 38, Пермская область – на 32. За этот же период Кемеровская область опустилась вниз на 53 «ступеньки» (с 4-го на 57-ое место), Приморский край – на 53 (с 11-го на 63-е), Ивановская область – на 50 (с 20-го на 70-ое), Амурская область – на 42 (с 21-го на 64-ое), Республика Карелия – опустилась вниз на 36 «ступенек» (с 9-го на 45-ое). [Подробнее смотри «Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2004 год» / Под общ. ред. С.Н.Бобылева. – М.: ВесьМир, 2004, сс.98-105.]

Рассчитываемые по вышеупомянутой методике индексы пока ещё не являются в регионах объектом плановых разработок. Вместе с тем они представляют собой серьёзную «информацию для размышления», которую уже сейчас должно «переваривать» руководство каждого региона России и трансформировать в стратегические программы социально-экономического развития своих территорий. При соответствующей парадигме управления индекс развития человеческого потенциала (или его аналоги) и соответственно все его составляющие могут быть (а в перспективе должны стать) объектом целевого управления (управления по результатам).

Методика оценки человеческого развития с помощью ИРЧП является наиболее признанной и распространенной. Вместе с тем, она учитывает лишь одну грань жизнеобеспечения – человеческое развитие и то лишь по трем показателям. Уровень жизнеобеспечения по своему наполнению гораздо богаче. И для его определения требуется значительно больше исходных показателей, что несколько утяжеляет его расчеты. Тем не менее он тоже может быть рассчитан методом индексного интегрирования. За последние годы предпринята плодотворная попытка обосновать методологические подходы к оценке социально-экономического содержания жизнеобеспечения в регионах. Например, методика комплексной оценки уровня социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, утвержденная Министерством экономического развития и торговли 11 мая 2001 года, предлагает осуществлять эту оценку с помощью интегрального индекса. При этом из 12 учитываемых частных индикаторов половина является социальными, в том числе уровень доходов, уровень занятости, уровень бедности, развитие социальной инфраструктуры.

Попов Р. и Сударов А. предложили методику оценки социального неблагополучия, которая оперирует шестью индикаторами (коэффициент младенческой смертности, уровень преступности, отрицательное сальдо миграций, уровень зарегистрированной безработицы, объем задолженности по заработной плате, отношение заработной платы к прожиточному минимуму). Интегральный индекс социального неблагополучия исчисляется на основе многомерных средних всех входящих в него показателей. [Попов Р., Сусаров А. Социальная напряженность и социальное неблагополучие // Регионы России в 1999г.: Ежегодное приложение к «Политическому альманаху России» / Под ред. Н.Петрова; Моск. Центр Карнеги. – М.: Гендальф, 2001]

Нижегородские исследователи предложили методику оценки качества жизни, которая отличается широким охватом всех сторон качества жизни и большим числом оценочных показателей, которые представлены четырьмя базовыми блоками – финансово-экономическим, медико-экологическим, материального благосостояния, духовного благосостояния. [Зайцев А.К. Качество жизни населения региона // Народонаселение – 2001, №1; Егоршин А.П. Концепция стратегического развития региона // Народонаселение – 2001, №1]

Заслуживает пристального внимания подход к оценке качества жизни, предложенный Н.В.Зубаревич. Она считает, что исходя из переживаемой в настоящее время ситуации, возможны два варианта оценки качества жизни на основе оптимального (немногого, но достаточного) количества основных показателей. Первый вариант представлен минимальным набором индикаторов, связанных с самыми острыми проблемами жизнеобеспечения – доходы, неравенство, занятость, здоровье населения. Рассчитанный на их основе показатель определяется как «кризисный» индекс качества жизни. С учетом его относительной простоты он может быть использован для мониторинга и экстренной экспресс-диагностики социальной ситуации в регионах. Второй вариант — расширенный – представляет собой «полный» индекс качества жизни и включает в себя, помимо компонентов, учтенных в первом «кризисном» варианте, ещё и оценки уровня образования, доступность базовых услуг, безопасность (комфортность) жизни. Для комплексных индексов качества жизни используется минимальное число индикаторов. Так, для «кризисного» индекса это – отношение денежных доходов к прожиточному минимуму, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, доля занятых (от экономически активного населения), ожидаемая продолжительность жизни, младенческая смертность; а для «полного» индекса это – число учащихся всех учебных заведений на 10 тыс. населения, обеспеченность врачами на 10 тыс. населения, обеспеченность жильем, доля жилого фонда, обеспеченного канализацией, число телефонов на 1000 населения, число убийств на 100 тыс. населения.

Written by admin

Январь 25th, 2012 | 10:40 дп