Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

ЭКСПЕРИМЕНТ В ПРАВОВОЙ СФЕРЕ

Анатолий МИРОНОВ — кандидат юридических наук, доцент Уфимского юридического института МВД России
Один из методов определения социальной обусловленности правовых норм — эксперимент. Это классический способ вычленения роли того или иного фактора из совокупного действия системы взаимосвязанных факторов. Под социальным экспериментом понимается такое исследование объекта, в процессе которого создаются условия (или изыскиваются и группируются существующие), необходимые и достаточные для проявления и измерения интересующей нас связи явлений [1].

Без экспериментов не может существовать ни наука, ни государственная и общественная жизнь, потому что эксперимент — это проба, это иногда даже сознательная провокация — для того, чтобы посмотреть, а что получится, как отреагирует общественная система на то или иное нестандартное решение [2].

Проблема эксперимента как метода научного исследования заключается не столько в технике его осуществления (хотя и зависит во многом, например, от возможностей измерения, от развития измерительных и других инструментов), сколько в степени развития теоретических знаний о рассматриваемом явлении. То есть прежде чем осуществить эксперимент, нужно создать условия для его проведения, он должен быть методологически проработан в соответствии с целью научного познания в данном конкретном случае, методами достижения этой цели, ожидаемыми результатами и возможностями интерпретации последних в свете предлагаемой теории.

Известно, что основным источником информации о социальной результативности правовых норм является социальная практика. Но иногда данных правоприменения недостаточно, а реакция социума на них достаточно размыта, чтобы разработать конкретные предложения по совершенствованию законодательства. Необходимы более глубокие научные исследования эффективности норм права. И ключевым методом в такой ситуации становится социально-правовой эксперимент [3]. Его целевое назначение — определить эффективность действующей юридической нормы и принятой в опытном порядке. Социально-правовой эксперимент в этом случае связан либо с исследованием модели будущей правовой нормы (новизна нормы), либо с выяснением действенности уже существующей, но в новых условиях (новизна условий). В конечном счете, цель социально-правового эксперимента состоит в установлении параметров реакции в реальных условиях определенных государственно-правовых и социальных институтов на те или иные правовые нормы.

Задачами социально-правового эксперимента являются реальная проверка в ограниченно экспериментальной зоне целесообразности реализации того или иного научно обоснованного предложения, направленного на совершенствование законодательства, и отработка будущих вариантов правовых решений общего действия. Например, так было в 2008 году в Уральском федеральном округе, когда проводился правовой эксперимент по применению примирительных процедур для уменьшения нагрузки на судей и увеличения количества судебных решений, исполненных в добровольном порядке [4].

Вместе с тем не стоит сводить социальноправовой эксперимент только к выявлению эффективности правовых норм. В качестве его предмета может выступать значимое, с точки зрения права, взаимодействие экспериментального фактора с факторами, составляющими в своей совокупности объект наблюдения.

Распространенной формой социальноправового экспериментирования служат процедуры, связанные с проверкой эффективности законодательства. Среди их многообразия наиболее оптимальным для выявления полезного эффекта правовых норм можно назвать контролируемый полевой эксперимент. Его объект находится в естественных условиях, в контексте обычной для них среды, с присущими этой среде связями и отношениями. Гносеологическая специфика полевого эксперимента заключается в том, что он одновременно является и методом научного исследования, и способом практического освоения и изменения действительности. Здесь ситуация воздействия экспериментального фактора более близка к естественным условиям, но вместе с тем менее управляема и контролируема. Как способ изучения эффективности законодательства контролируемый полевой эксперимент представляет собой опытную проверку в естественных условиях эффективности действия экспериментальных правовых норм, которые в качестве контролируемого экспериментального фактора вводятся на определенный период в зоне эксперимента.

Полевой эксперимент (идет ли в данном случае речь о законодательном эксперименте или об эксперименте в области реализации права) является наиболее надежным методом эмпирической проверки теоретических гипотез. Однако его осуществление нередко связано с серьезными трудностями материального, правового, этического характера. Поэтому он целесообразен лишь тогда, когда другие приемы исследования «не работают». Во всех остальных случаях следует полнее использовать познавательный потенциал таких методов социально-правового экспериментирования, как эксперимент «экс-пост-факто», естественный эксперимент, лабораторный эксперимент и т.д., которые (в отличие от полевого эксперимента) не связаны с непосредственным преобразованием социально-правовой реальности.

В Российской Федерации проводится ряд экспериментов, регламентация которых осуществляется нормативными правовыми актами различного уровня:

■    в сфере налогообложения регулируется Федеральным законом от 20 июля 1997 года № 110 «О проведении эксперимента по налогообложению недвижимости в городах Великом Новгороде и Твери»;

■    в сфере реформирования государственной службы — Указом Президента РФ от 6 июня 2007 года № 722 «Об утверждении Положения о порядке проведения экспериментов в ходе реализации федеральных программ развития федеральной государственной гражданской службы»;

■    в сфере образования — Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 августа 2007 года № 534 «О проведении эксперимента по государственной поддержке предоставления образовательных кредитов студентам образовательных учреждений высшего профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию»;

■    в сфере ипотечного кредитования в отношении отдельных категорий регламентируется Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 января 2007 года № 51 «О проведении эксперимента по ипотечному кредитованию участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих».

Как следует из вышеизложенного, в последнее время эксперимент вновь начинает применяться в правовой системе России. Вместе с тем если посмотреть обозначенные нормативные правовые акты, практически в каждом из них можно найти сложные вопросы, которые должны решаться на стадии подготовки эксперимента, его проведения и завершения. Например, при закладке эксперимента в сфере реформирования государственной службы не обозначается такая цель, как совершенствование нормативно-правовой базы государственной службы или определение критериальной базы подведения итогов.

Рассматривая социально-правовой эксперимент, необходимо отметить, что он наряду с чертами, свойственными социальному эксперименту, обладает собственными специфическими чертами. Так, социально-правовые явления и процессы, являющиеся его объектом, не конструируются искусственно, не вырываются из естественного русла жизни, не переносятся в полностью искусственные условия. Кроме того, своеобразие социума обусловило и то обстоятельство, что четкое отграничение и полная изоляция одной области общественной жизни от других на уровне конкретного объекта практически невозможны.

Еще две специфические черты социально-правового эксперимента — минимальная возможность неоднократного повторения и невозможность воспроизведения и наглядного изучения явлений и процессов прошлого.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в социально-научных экспериментах исследователь не имеет права абстрагироваться от конкретно-исторических связей. Следовательно, результаты экспериментального исследования имеют значение только для той общественной системы, к которой принадлежит объект эксперимента. Эти результаты без проверки не могут быть основой для более широких обобщений.

При проведении социально-правовых экспериментов нужно знать не только его отличительные черты, но и то, что его границы не беспредельны. По нашему мнению, последние должны быть связаны с правовыми изменениями в общественной жизни, в результате которых затрагиваются интересы и положение субъектов данных общественных отношений. В процессе эксперимента не должны ущемляться права субъектов общественных отношений. Проведение экспериментов возможно с учетом мнения тех, чьи интересы при этом затрагиваются и региональных ограничений при использовании экспериментальных норм. Невозможно не учитывать связи экспериментальных отношений с другими явлениями, сложности оценки результатов экспериментальной среды с учетом ее качественных изменений, необходимости иметь возможность возврата в доэкспериментальное состояние. А некоторые экспериментальные нормы, направленные на совершенствование действующего законодательства, вообще не могут быть трансформированы в форму экспериментальных правовых предписаний для апробации их результатов и реализации в ограниченном масштабе.

Социально-правовой эксперимент позволяет оценить степень эффективности законопроекта до его принятия, что помогает избежать ситуации, когда вступивший в силу закон не отражает общественных интересов и необходимости общественного развития.

Литература

1.    Куприян А.П. Методологические проблемы социального эксперимента. М.: Изд-во МГУ, 1971. С.14-15.

2.    Исаков В.Б. Теоретические подходы к понятию эффективности закона / Оценка законов и эффективности их принятия. Материалы Международного семинара, 16-17 декабря 2002 года, г. Рязань. М.: Издание Государственной Думы, 2003. С.48.

3.    Мотин С.В. Экспериментология: история и теория экспериментального метода в естествознании и в социально-правовых исследованиях: Монография. Уфа: Уфимский юридический институт МВД РФ, 1999.

4.    Концепция правового эксперимента по внедрению примирительных процедур на базе Уральского федерального округа, 2008.

Written by admin

Январь 6th, 2019 | 2:51 пп