Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

ИМИДЖ ЧИНОВНИЧЕСТВА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ (конец XIX — начало XX вв.)

Анастасия ДОРОФЕЕВА — аспирантка кафедры политической истории факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова
Формирование в общественном сознании позитивного имиджа государственных служащих является одной из актуальных проблем власти в условиях становления гражданского общества. От того, как представители власти выглядят в глазах граждан, зависит, насколько эффективным будет взаимодействие власти и народа. Обращение к историческому опыту формирования образа чиновника позволяет по-новому взглянуть на современные отношения власти и общества.

Особый интерес представляет один из ключевых этапов в истории России — конец XIX — начало ХХ вв., время знаковых событий и социально-политических процессов, период возникновения массового общества и распространения массовой культуры. Именно в ней находили отражение представления, существовавшие в массовом сознании. Эти новые условия поставили перед властью вопрос о необходимости регулировать вопросы, связанные с ее репрезентацией.

Создание продуктов массовой культуры определялось прежде всего интересами коммерческой выгоды. Издатели и кинематографисты выпускали свою продукцию исходя из интересов и потребностей своей аудитории из крупных городов Европейской части, и она расходилась по всей империи. Постоянно увеличивалось число людей, пользующихся всеми формами массовой культуры (массовой литературой, массовой прессой и т.д.), одинаково доступными для представителя любого социального слоя, которые транслировали определенный образ власти.

На данный момент существует мнение, что в России традиционно доминирует негативная оценка чиновников. Чиновничество зачастую ассоциируется со взяточничеством, волокитой, злоупотреблениями служебными полномочиями. Однако если исследовать образцы массовой культуры периода царствования Николая II, можно сделать вывод, что существовал и положительный образ чиновника.

Массовая культура не могла не обойти своим вниманием государственных служащих, особенно крупных общественных деятелей, людей публичных: министры, губернаторы, члены Государственного совета появлялись в кадрах кинохроники и на лубочных картинках. Так, портреты-лубки высших чиновников, издаваемые под надзором государства, должны были способствовать положительному и уважительному отношению к представителям власти. Существовали как парадные портреты, так и постановочные сюжеты: на прогулке в парке, на городских праздниках, на официальных мероприятиях, в окружении домочадцев, часто срисованные с фотографий. В качестве характерных примеров можно привести картинки с портретами министров К.П. Победоносцева, С.Ю. Витте, П.А. Столыпина, московского генерал-губернатора, князя Д.В. Голицына и др. Их портреты постоянно появлялись и на страницах массовой периодики.

Подобные сцены, но уже в движении, присутствуют в кинокадре. Так как отечественный художественный кинематограф находился в процессе становления, образ представителей власти транслировался в основном посредством документальной кинохроники. Показывались различные официальные мероприятия, в которых принимали участие представители высшего чиновничества: встреча французского президента Лубе в Петербурге в 1902 г.; открытие заседания Государственного совета в 1906 г.; торжественное освящение храма Воскресения Христова в Санкт-Петербурге в 1907 г.; открытие памятника Александру III; торжества, посвященные войне 1812 года; празднование 300-летия дома Романовых и многие другие. Эти сюжеты демонстрировались на киносеансах как отдельные киноленты, входили наряду с зарубежной хроникой в выпуски кинематографического «Пате-журнала». Поэтому визуальный образ высшего чиновничества представлялся в самом выгодном свете.

Массовая периодика откликалась на все значительные события общественной жизни, поэтому в ней появлялись статьи, связанные с деятельностью государственных служащих, кадровыми перестановками, юбилейными датами. В основном они носили биографический характер и тоже имели положительную окраску. Однако, помимо этого, периодически печатались и разного рода очерки, фельетоны или даже романы, публикующиеся из номера в номер, героями которых были государственные служащие. Эти произведения создавались в соответствии с распространенными представлениями о том, какие чиновники в реальной жизни.

В массовой литературе представлены различные типажи героев-чиновников. В центре внимания авторов — личность, раскрывающаяся через действия, поступки, межличностные отношения. Среди героев беллетристики, например, часто присутствует ярко выраженный образ идеального чиновника, основные черты которого образованность, компетентность, его уважают начальство и сослуживцы, он стремится сделать хорошую карьеру.

Вот описание типичного представителя: «Иван Степанович Кречетов занимал довольно видное и почетное место в губернском городе и несмотря на свои еще очень молодые годы пользовался уважением и любовью всех, от сослуживцев до подчиненных и от деревенских соседей до своих светских друзей и знакомых. Кончив курс в Московском университете по юридическому факультету со степенью кандидата, Кречетов сейчас же получил хорошее место, которого был достоин и по своему образованию, и по заслугам отца, бывшего в губернии вице-губернатором и оставившего по себе хорошую память, как дея-тельнаго и умнаго администратора, так равно и прекрасного человека» [1, с.5].

Массовая культура отражала неоднородность самого чиновничества, связанную с делением на группы по «высоте» ступени в табельной лестнице. В зависимости от «класса», разнилось социальное положение государственных служащих, уровень их достатка, условия жизни, не говоря уже о должностных полномочиях. Изображая жизнь высшего чиновничества, авторы дают яркие описания роскошной жизни: дома с богатой обстановкой, экипажи «на резиновых шинах», балы, клубы, карточные игры, поездки за город и т.п. Все они отражают сложившиеся представления о частной жизни благополучного высшего чиновника.

Но человек в данном случае оценивался с точки зрения соответствия семейным ценностям и требованиям, предъявляемым обществом. Здесь поднималась проблема семейных отношений и занятости чиновника на службе. Часто использовался следующий сюжетный ход: занимаясь работой, карьерным ростом и материально обеспечивая семью, чиновник не уделяет ей должного внимания. Что, в свою очередь, по законам мелодраматического жанра, приводит к семейным проблемам и даже изменам со стороны жен. Мария Крестовская так характеризует мужа своей героини: «Его дела на службе шли прекрасно, повышение за повышением, но зато прибавлялось и работы. Заниматься приходилось не только днем, но и по вечерам; иногда он просиживал за своими бумагами до глубокой ночи. Внутренний мир жены с его душевною работою и ломкой ускользал от его внимания» [2, с.43]. Подобная ситуация воспроизводится и в романах А. Амфитеатрова «В стране любви», где муж-чиновник делает успешную карьеру, а его жена живет и развлекается за границей, или Игнатия Потапенко «Семейная история», когда муж и жена живут собственной жизнью и собственными интересами. В массовой беллетристике именно такие сюжеты составляли завязку романа. Но через них показываются личные качества чиновников. Как правило, высокопоставленный чиновник — человек, полностью погруженный в карьеру и работу, строгий, черствый, без проявлений сентиментальности.

В изображении представителей высшего чиновничества присутствовали и положительные герои, которых можно было уважать за их успешность и жизненные достижения, однако среди чиновников низших классов таких персонажей практически не встречается. Рядовой чиновник не вызывал уважения обывателей, так как по наличию привилегий и материальному достатку находился с ними на одном уровне, а иногда даже ниже. Бедность, жизнь «в кредит», от жалованья до жалованья, невозможность купить себе приличную одежду, экономия на всем и даже голод — так характеризует его образ жизни массовая литература.

В популярном «Московском листке» в сценке «На бульваре» ярко и иронично описывается противоречие между желанием одного молодого чиновника выглядеть модно и его материальной несостоятельностью: «Сидят на скамье два юные чиновника. Один одет франтом, в пальто «Меньшиков», в новой фуражке с кокардой, в палевых перчатках, с тросточкою. Другой беден. На нем очень потертое ватное пальто с недостающими пуговицами и с прорехой под мышкой, панталоны с бахромой и весьма стоптанные сапоги…» [3, с.3] Первый ждет свидания, а второй просит у него взаймы до 20-го числа, грозясь скомпрометировать барышню своим видом и рассказать, что за пальто франт портному до сих пор не заплатил, тот угрожает мировым судьей, квартира тоже не оплачена. А если нет денег, то нет и смысла встречаться с девушками. Так что франту остается только отдать своему вымогателю последние деньги, предназначенные на покупку конфет даме. Вот в такой ироничной форме изображают в прессе жизнь рядовых чиновников современники.

Несмотря на резкий контраст в облике рядового и высшего чиновничества, есть черты, которые были для них общими. Наиболее часто упоминающаяся — стремление отдавать всего себя работе: «Николай Алексеевич был до того завален работой, что выражение «дышать некогда», которое он любил употреблять, шло к нему почти буквально» [4, с.176]. Такая характеристика свидетельствовала о том, что служебный долг для чиновника любого ранга был превыше всего.

Таким образом, чиновник в массовой культуре — это человек, в котором личностные характеристики неразрывно связаны с его профессиональной деятельностью. Яркую характеристику такого типажа дает А. Амфитеатров: «Если с него кожу снять, то под нею еще, наверное, найдется вицмундир с казенными пуговицами» [5, с.10]. Для обывателя чиновник даже в повседневной жизни все равно остается чиновником со свойственными ему качествами.

Внимание массовой культуры и общества обращено не только на социальную составляющую образа чиновников, но и на характеристику их как государственных служащих. Наиболее распространенная тема здесь — проблема принятия взяток. Однако авторы массовой литературы рубежа веков не поднимали ее специально как острую или социально значимую — о взятках упоминалось мимоходом, как об обычном явлении, не требующем акцентирования внимания. Наоборот, случаи отказа от взятки вызывают непонимание в обществе. Так, в рассказе А. Пазухина «Пощечина» чиновник отказывается от взятки и даже гордится этим, но встречает недоумение со стороны жены, наживает себе врага в лице могущественного просителя и попадает в ряд курьезных ситуаций. Сам автор рассказа оценивает этот случай иронично, высмеивая такую ненужную честность.

Таким образом, взяточничество зачастую не только не осуждалось обществом, но и во многом даже провоцировалось. Произведения бульварной литературы показывают философию мещанской жизни с ее приземленными ценностями: «С деньгами человек не живет, а царствует. Обидеть тебя никто не смеет, коли ты богат, потому что всякого в бараний рог согнуть можешь, сам же ты любого человека изобидишь, и от всякого суда откупишься» [6, с.1]. Эта позиция для обывателя
объясняла и оправдывала феномен широкого распространения взяток. То есть в существовании этой проблемы было виновато не столько чиновничество, сколько установки общественной психологии.

В целом же имидж чиновничества в массовой культуре может быть рассмотрен в двух плоскостях: как представителей власти, находящихся на государственной службе, и как неотъемлемую часть социальной структуры российского общества. Преобладание негативных характеристик представителей власти было обусловлено рядом причин. Во-первых, действительно существовали случаи принятия взяток, превышения должностных полномочий или волокиты, которые становились объектом справедливой и обоснованной критики. Во-вторых, сама власть вела недостаточную работу по акцентированию внимания общества на положительных сторонах деятельности чиновников и престижности государственной службы.

Как представители одной социальной группы, чиновники показывались в произведениях массовой культуры в контексте разграничения по высоте ступени на должностной лестнице. В массовом сознании существовало два разных образа — образ «высшего» и «рядового» чиновничества. Разрыв между ними представлен, прежде всего, за счет различия в социальном статусе, уровне благосостояния, условиях и стиле жизни, форме проведения досуга. Однако есть черты, которые являются общими для чиновничества: патриархальный уклад и консервативные традиции, политическая лояльность и преданность своему делу.

Образ идеального госслужащего — образованного, пользующегося уважением, хорошего администратора — присущ, прежде всего, высшему чиновничеству. Именно такие личности показаны в кинокадре, на лубочных картинках, в массовой литературе. Что же касается чиновника из низшей, и самой многочисленной, категории гражданских служащих, то он был беден и не пользовался авторитетом среди населения. Гражданская служба для него — это, прежде всего, способ прокормить себя и семью. Именно с этой категорией служащих взаимодействовало население, по их действиям судили о власти и силе закона в стране.

Необходимо отметить, что сами свойства массовой культуры влияют на формирование устойчивого образа чиновничества. Ориентация на «среднего» потребителя и развлекательный характер произведений ведут к примитивизации сложных понятий и явлений, упрощению восприятия, оценочной маркировке по оси «хороший» — «плохой». Тиражность массовой культуры способствует закреплению и дальнейшему распространению стереотипов. Тем не менее образ представителей власти в массовой культуре в конце XIX -начале ХХ вв. — неоднозначен и многогранен.

Имидж государственных служащих был связан с общественно-политической ситуацией в стране, которая влияла на отношение общества к власти. В периоды социальной нестабильности, первой русской революции 1905-07 гг. увеличивалось количество литературы с критикой чиновничества. А в периоды стабилизации и экономического подъема на первый план выходили положительные качества, их образованность и профессионализм.

К тому же и сама власть стремилась управлять массовой культурой. Благодаря цензуре необоснованная критика конкретных чиновников в печать не попадала, слишком откровенные или беспочвенные обвинения в адрес чиновничества расценивались как оскорбление должностного лица и преследовались по закону. Власть добивалась формирования лояльности прессы за счет различного рода субсидий, заказывала публикацию статьей и лубочных картин определенной тематики, поддерживала повсеместную трансляцию кинохроники официальных мероприятий.

Принимая во внимание исторический опыт, в заключение необходимо отметить, что престиж государственной власти в целом зависит и от образа ее представителей. Поэтому в условиях свободы слова и печати власть должна выстраивать свой имидж, анализируя те представления, которые содержатся в массовом сознании и массовой культуре.

Литература

1.    Пазухин А.М. В рождественскую ночь// Маленькие рассказы. Вып. 9. М., 1898.

2.    Крестовская М.В. Ранние грозы. М., 1908.

3.    Комар. На бульваре // Московский листок. М., 1894. № 93.

4.    Потапенко И.Н. Секретарь его превосходительства // Повести и рассказы, т.2. М., 1894.

5.    Амфитеатров А.В. Виктория Павловна. Спб., 1904.

6.    Синее Домино. Как нажито, так и прожито. Роман из московской жизни // Московский листок. М., 1894. № 92.

Written by admin

Январь 6th, 2019 | 2:50 пп