Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ. К 70-ЛЕТИЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ЗАПАДНОЙ ГРАНИЦЫ СССР

Алексей ПЛОТНИКОВ — член экспертного совета Комитета Государственной думы по безопасности, кандидат исторических наук, профессор

«МЕМЕЛЬСКИЙ ВОПРОС» В 1919-1939 ГГ. (ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА)

Мемель возник в середине XIII века и всю свою многовековую историю неизменно был связан с Германией, но никак не с Литвой. В 1422 г. была установлена северная граница Мемельланда, которая оставалась неизменной на протяжении пятисот лет вплоть до 1919 г. [1]

В XVII столетии Мемель недолго (1629-1635) был в составе Швеции, а с 1757 г. — после взятия его в ходе Семилетней войны русскими войсками — непродолжительное время (в 1757-1762 гг.) находился под властью России.

После этого вплоть до окончания Первой мировой войны Мемельский район неизменно принадлежал Прусскому королевству, а с 1871 г. вошел в Германскую империю, административно образовав вместе с Кенигсбергом северную часть Восточной Пруссии.

Ситуация изменилась в 1919 г., когда в результате поражения Германии в Первой мировой войне, в соответствии с Версальским мирным договором от 28.06.1919 (ст. 99), «Мемельская область» (территория, лежащая к востоку от р. Неман) была отторгнута от Германии, изъята из состава Восточной Пруссии (Кенигсберг и прилегающий район были сохранены за Германией) и передана под

коллективное управление главных союзных держав Антанты (Англии, Франции, Италии и Японии). При этом Германия заранее обязалась принять любое решение стран-победительниц в отношении будущего статуса этой территории.

Одним из формальных оснований для такого соглашения было утверждение представителей Антанты о том, что этнически край не является чисто немецким, поскольку там проживает «много литовцев». Фактически от имени Антанты им в 1919-1923 гг. управляла Франция. При этом следует подчеркнуть, что державы-победительницы первоначально отнюдь не собирались передавать Мемель Литве.

Сначала город рассчитывали передать «Польско-Литовской федерации», которую предполагалось создать наподобие Польско-Литовской унии (Речи Посполитой), существовавшей с 1569 г. до конца XVIII столетия (Люблинская уния), а когда этот проект не состоялся (22.12.1922 г. Антанта де-юре признала независимость Литовской республики), был выдвинут план создания «вольного города Мемеля» под протекторатом союзных держав, аналогично тому, как был устроен «Вольный Данциг» (т.н. «план Гиманса»). Этот проект был поддержан Польшей и администрацией Мемеля. Поскольку решение мемельского вопроса затрагивало экономические и политические интересы РСФСР и Белорусской ССР, советское правительство неоднократно выступало против своего устранения от переговоров о судьбе Мемеля [2].

Однако это не устраивало Литву (напомним, еще в 1919 г. литовские представители предъявляли претензии на Мемель).

В январе 1923 г., воспользовавшись намерением Франции оккупировать Рурскую область (из-за отказа Германии продолжать выплату военных репараций) в городе Гейдекруг (Шилуте), был образован так называемый «Комитет по спасению Малой Литвы», который 10 января организовал в Мемеле вооруженную провокацию с участием переодетых в штатское литовских военнослужащих с целью захвата края. В отсутствии немецких войск (которые были выведены из области в 1920 г.) это удалось, поскольку французский батальон не оказал практически никакого сопротивления, и 16 января 1923 г. Мемель был занят литовцами.

Вначале Конференция послов Антанты (орган, созданный государствами-победителями в 1919 г. для контроля за соблюдением условий Версальского договора) выразила протест, возложив ответственность за произошедшее на Литву и потребовав восстановить статус-кво, но затем, после проведенных переговоров, 16 февраля 1923 г. приняла решение о передаче Мемельского края Литве, которое затем было подтверждено Советом Лиги Наций.

Было оговорено выполнение Литвой следующих требований: 1) автономия края, 2) свобода транзита и использования Мемельского порта Польшей, 3) разработка статута края и заключение специальной конвенции. Существовало и еще два принципиальных условия, о которых сейчас мало кто вспоминает: равноправие в крае немецкого и литовского языка и уравнение в гражданских и коммерческих правах иностранцев и жителей автономии. Кроме того, на неофициальном уровне подчеркивалось, что передача Мемеля Литве является своего рода компенсацией за потерю Виленской области, захваченной Польшей в 1920 г.

Все эти условия были закреплены в подписанной 8 января 1924 г. между Литвой и союзными державами (Англией, Францией, Италией и Японией) специальной Мемельской (Клайпедской) конвенции, к которой прилагался «Мемельский статут», являвшийся ее неотъемлемой частью. В том же 1924 г. состоялась и официальная фактическая передача Мемеля (тогда же сменившего название на Клайпеду) под суверенитет Литовской республики. Итак, Литва официально владела краем только в период 1924-1939 гг.

Стоит подчеркнуть, что литовский суверенитет над Мемелем был не полным, поскольку существенно ограничивался следующими зафиксированными в Конвенции 1924 г. требованиями: (1) Литва без согласия с державами-участниками договоренности не имела права отказаться от своего суверенитета над краем; (2) на область распространялось действие Декларации о защите прав национальных меньшинств, которую Литва обязалась соблюдать при вступлении в Лигу Наций, а сам Мемельский край (3) пользовался широкой автономией в законодательной, судебной, административной и финансовой областях. Кроме того, государства-участники Конвенции сохраняли право контроля над литовской политикой в автономии. С точки зрения международной практики такой «неполный (ограниченный) суверенитет» носит название международно-правового сервитута [3].

Важно обозначить, что предпринимавшиеся литовским правительством попытки «литовизации» края здесь не возымели успеха, и Мемель продолжал сохранять свою прогерманскую ориентацию, что хорошо подтверждается, в частности, результатами выборов и составом законодательного (Сеймик) и исполнительного (Директория) органов власти автономного края в период 1924 -1939 гг.

Это обстоятельство в немалой степени способствовало тому, что в марте 1939 г., на основании решения этих местных органов власти о воссоединении Мемельланда с Германией, был подписан договор о передаче Литвой Ме-меля-Клайпеды Германии, который вновь вошел в состав Восточной Пруссии.

Таким образом в 1422 г. северная граница прусского Мемельланда с Литвой, а затем Россией, стала не просто политической и государственной, но культурной, религиозной, экономической и цивилизационной, отделявшей протестантскую западноевропейскую Германию от «русской по культуре, хотя и католической по вере Литвы». В этой связи граница Мемеля схожа с линией Керзона, разделявшей историческое этно-культурное и цивилизационное пространство Европы и России [1].

Мемель с момента своего основания и вплоть до окончания Второй мировой войны (т.е. на протяжении почти 700 лет своей истории) оставался немецким, поскольку даже в период 1924 — 1939 гг. суверенитет Литвы над этой территорией не являлся полным, и Мемельский край обладал значительной автономией.

МЕМЕЛЬ-КЛАЙПЕДА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД Ситуация с правами Литвы на Мемель-Клайпеду не изменилась и после окончания Второй мировой войны, когда город с прилегающим районом перешел под суверенитет Советского Союза (город был освобожден в январе 1945 г.). СССР с тех пор этот суверенитет официально никому не передавал, поскольку переподчинение Клайпедской области в период 1945-50 гг. Литовской ССР (а не независимой Литве) носило чисто административный характер, когда территория из ведения одного субъекта Советского федеративного государства — РСФСР передавалась в ведение его другого субъекта — ЛССР.

История вопроса такова. В соответствии с решениями Берлинской (Потсдамской) конференции от 17 июля — 2 августа 1945 г. северная часть Восточной Пруссии с портами Кёнигсберг и Мемель и прилегающими районами передавались Советскому Союзу, хотя южная часть их отходила Польше. В Протоколе конференции от 1 авг. 1945 г. (раздел VI) закреплялось, что «Конференция согласилась в принципе с предложением Советского правительства о передаче Советскому Союзу города Кёнигсберга и прилегающего к нему района» [4].

То, что формулировка «Кёнигсберг и прилегающий к нему район» включала и Мемельскую область, с очевидностью вытекает из факта, что «Мемельский край» всегда являлся частью Восточной Пруссии и в 1945 г. принадлежал Германии. Когда Польше была передана южная часть Восточной Пруссии «к югу от линии Кёнигсберга», а ее северная часть — СССР, то она включала все, что входило в состав Восточной Пруссии «к северу» от этой разграничительной линии, т.е. и Кёнигсберг, и Мемель [5].

С этого момента юридический статус данной территории стал предметом уже не международного, а исключительного внутреннего регулирования законодательством Союза ССР.

Права СССР — а после 1991 г. Российской Федерации — на эту часть бывшей Восточной Пруссии (напомним, в 1947 г. Контрольным советом союзных держав в Германии был принят закон о ликвидации Прусского государства) подтверждались и Московским договором между СССР и ФРГ о незыблемости послевоенных границ в Европе от 12.08.1970 г., Заключительным актом по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., Договором об окончательном урегулировании в отношении Германии от 12.04.1990 г. и советско-польским договором о границе 1945 г.

В соответствии с решениями Потсдамской конференции Президиум Верховного Совета СССР 7.04.1946 г. издал Указ об образовании в составе РСФСР (а не Литовской ССР) Кёнигсбергской области, позже (в 1947 г.) переименованной в Калининградскую.

Указ гласил: «Образовать Кёнигсбергскую область на территории города Кёнигсберга и прилегающих к нему районов с центром в городе Кёнигсберге. Включить Кёнигсбергскую область в состав РСФСР».

Текст Указа, почти полностью совпадающий с приведенным выше текстом решения Потсдамской конференции, означает, что речь идет о законодательном оформлении включения в состав Советского Союза переданной ему северной части Восточной Пруссии (аналогично тому, как в 1946 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о включении в состав СССР южного Сахалина и Курил, переданных Советскому Союзу в соответствии с решениями Ялтинской конференции, с образованием Южно-Сахалинской области РСФСР). Следовательно — всей переданной территории, включая и Мемель-Клайпеду.

20.05.1950 г. Президиум Верховного Совета СССР своим Указом образовал в составе Литовской ССР ряд областей, в том числе и Клайпедскую, которая, таким образом, была административно выделена из состава Калининградской области РСФСР.

При этом каких-либо правовых актов, санкционирующих передачу Клайпедской области в состав ЛССР органами государственной власти СССР не принималось, что лишний раз подтверждает чисто административный характер переподчинения (а, повторим, не передачи) части территории одной союзной республики (РСФСР) органам управления другой (ЛССР). То, что в ряде законодательных актов Союза ССР второй половины 1940-х гг. Клайпедская область упоминается как административно
подчиненная Литовской ССР, никак не изменяет правовой сути вопроса.

И, пожалуй, самое главное: исходя из Конституции СССР и конституций союзных республик, территория союзной республики — в данном случае РСФСР — не могла быть изменена без ее согласия. На передачу территории от одной республики другой (как и в случае с Крымом) требовалось согласие Верховных Советов двух республик, утвержденное Указом того же Президиума ВС СССР. Такого согласия в отношении Клайпеды Российская Федерация не давала.

ЗАПАДНАЯ ГРАНИЦА СЕГОДНЯ

С распадом Советского Союза и превращением Литвы в независимое государство автоматически возник вопрос и о суверенитете над Клайпедой. При этом, в отличие от 1945 г., уже как вопрос международно-правовой.

В соответствии с действующими нормами международного права Клайпедская область в период 1991-2003 гг. (до момента ратификации Пограничного договора 1997 г.) находилась под временным административным управлением Литвы; впрочем, временной оставалась в этот период и вся российско-литовская граница, что определялось постановлениями Верховного Совета РФ от 4.11. 1992 г. и 1.04.1993 г., в соответствии с которыми этой границе придавался временный статус государственной границы до заключения соответствующего пограничного соглашения.

Принятие в начале 1990-х гг. литовскими властями ряда официальных актов о непризнании советско-германских договоров 1939 г. и договора 1940 г. о вхождении Литвы в состав СССР в юридическом и политическом плане означало возврат современной Литвы к границам Литовской республики середины 1939 г., когда все вышеперечисленные территориальные приобретения Литвы 1939-1940 гг. «повисали в воздухе», лишаясь своей правовой основы, что, как минимум, влекло за собой необходимость обсуждения их статуса исходя из новых геополитических реалий.

Пограничный договор с Литвой был ратифицирован и вступил в силу в 2003 г. Таким образом, Клайпедская область оказалась законодательно закрепленной за современной Литовской Республикой международным договором. А вся история «Мемельского вопроса» оказывается весьма поучительной.

Литература

1.    Kalijarvi T. The Memel Statue. Its origin, legal nature and observation to the present day. L., 1937. P.17, 18, 23.

2.    Документы внешней политики СССР. Т. 6, док. № 112, 125, 311.

3.    Андов Ф. Мемельский вопрос // Советское государство. 1935. № 4. С.85-86.

4.    Собрание действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XI. М., 1955. С.116.

5.    Крымская конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании. 4-11 февраля 1945 г. Сборник документов. М., 1979. С. 65-66, 130-131.

Written by admin

Январь 5th, 2019 | 6:16 пп