Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Социальная работа органов самоуправления в уездных городах (КОНЕЦ XIX В.)

Иршат МУСТАФИН — соискатель кафедры истории и политологии Волго-Вятской академии государственной службы

Деятельность городского самоуправления неразрывно связана с решением социальных задач, цель которых -обеспечение высокого качества жизни населения, проживающего на территории муниципального образования. Это достигается при соблюдении необходимых приоритетов и при должном развитии отраслей производства и инфраструктуры городского хозяйства.

Для органов городского самоуправления дореволюционной России, действовавших по Городовым положениям 1870 г., а затем и 1892 г., решение социальных задач было приоритетным, и это касалось не только губернских, но и уездных городов.

Рассмотрим опыт социальной деятельности органов самоуправления на примере уездных городов Нижегородской губернии, ставшей ко второй половине XIX в. признанным центром Поволжья. Уездные города Нижегородской губернии (Арзамас, Ардатов, Горбатов, Макарьев, Сергач и др.) в историческом прошлом, как и губернская столица — Нижний Новгород, являлись важными торгово-экономическими и культурно-административными центрами.

Согласно Городовому положению 1870 г. общественные органы уездных городов направляли свою деятельность не только на решение задач «по внешнему благоустройству города», т.е. возведению и содержанию площадей, мостовых, тротуаров, общественных садов, прудов, мостов, организации освещения улиц, но и имели право самостоятельно решать многие другие проблемы, касающиеся жизни городского населения. Так, социальная деятельность органов самоуправления затрагивала вопросы контроля и профилактики санитарного состояния городов, заботы «о народном здравии», борьбы с голодом, организации противопожарной безопасности.

На территории многих уездных центров Нижегородской губернии, например, в Арзамасе, Ардатове и Макарьеве, находилось большое количество объектов ежегодного паломничества, мест массового скопления людей на ярмарках и иных местах торговли. Санитарно-эпидемиологическая обстановка в городах и уездах нередко была сложной. Уезды периодически подвергалась эпидемиям тифа, оспы, кори, холеры. Все это требовало не только борьбы с заболеваниями, но и их профилактики.

Использование рек и прудов в качестве главных источников питьевой воды для жителей остро ставило проблему санитарного состояния городских водоемов. Обеспечение противопожарной безопасности усложнялось тем, что основную массу жилой застройки уездных городов Нижегородской губернии составляли деревянные одно- и двухэтажные дома. Это было причиной сильных пожаров, в результате которых выгорали целые улицы.

На одном из заседаний Ардатовской городской думы было заявлено, что решение существующих проблем различными способами является долгом думы «как представительницы городского населения» [1, Д.14, Л.13].

С одной стороны, важнейшим направлением местного самоуправления стала разработка обязательных постановлений для жителей городов и тем самым активизация общественности в решении городских вопросов. С другой стороны, городские власти сами прилагали немало усилий в решении социальных задач, декларируемых правительством, но остававшихся без должного внимания с его стороны.

Так, в вопросах профилактики санитарной и противопожарной безопасности органы самоуправления г. Ардатова разумно сочетали элементы принуждения жителей к соблюдению санитарных и пожарных норм через издание «Обязательных постановлений для жителей города» и поощрения инициативы горожан путем выделения специальных сумм на премию частным лицам, предупредившим или предотвратившим пожар [2, с.22]. В то же время городские власти содержали на свои средства пожарные команды с полным обеспечением материальной части, ночных пожарных караульщиков, а также инициировали капиталовложения на ремонт и содержание различных санитарных и противопожарных объектов. Городским самоуправлением оказывалась социальная помощь пострадавшим при пожарах — им выделялись финансовые средства из городского бюджета.

Основная нагрузка выполнения натуральной повинности по тушению пожаров распределялась различным образом. Так, в г. Арзамасе с середины 1880-х гг. она была возложена на состоятельных домовладельцев. Пункт 6 Обязательных постановлений Арзамасской городской думы «О мерах предосторожности против пожаров» от 4 июля 1885 г. гласил: «Домовладельцы, дома которых по городской оценке оценены не менее трех сот, с 1 апреля по 1 октября должны иметь у себя на дворе воду в чанах, бочках или кадках и при них ведра, приставные лестницы, достигающие крыши строений дома; лестницы должны находиться в постоянной исправности» [3, с.2].

Развитие промышленности привело к возросшему использованию технических жидкостей. Городское самоуправление в целях обеспечения пожарной безопасности своевременно отозвалось и на этот факт. Арзамасская городская дума ограничила хранение керосина, нефти, минеральных масел на складах города количеством не более 150 пудов [4, Д.23, Л.28]. Оптовые склады горючих и пожароопасных материалов, в частности дегтя, смолы, сена, пеньки, льна, мочала и изделий из них, были вынесены городскими властями за черту города.

Кроме действий по предупреждению пожаров, предпринимались меры по организации планировки уездных городов, разделения их на улицы и кварталы для обеспечения беспрепятственного проезда пожарных команд к каждому дому. При этом в Арзамасе, Сергаче были построены системы каналов и прудов от рек, протекающих в городской черте. Это позволило обеспечить жилые зоны постоянным запасом воды, что было важно при тушении пожаров.

Органы самоуправления особо контролировали объем водозабора. Например, в 1876 г. в Арзамасе запретили забор воды из городских прудов бочками, что было связано с должным распределением чистой воды для жителей города, а также нормированным забором воды для предприятий кожевенного и мыловаренного производства [4, Д.23, Л. 219]. Для соблюдения санитарных норм городские власти перенесли все процессы по обработке и промывке кожи от места водосбора ниже по течению рек.

Городская управа г. Горбатова для предупреждения порчи воды в городских колодцах и для удобства пользования ими организовала и содержала при колодцах за счет городского бюджета 26 общественных деревянных чанов [5, с.3].

Конечно же, сами по себе органы городского самоуправления не могли полностью обеспечить необходимое санитарное состояние уездных городов, поэтому важная роль отводилась самим жителям, и городские власти работали в тесной связи с населением.

Таблица 1. Количество училищ в городах Нижегородской губернии в XIX в.
Город Число училищ Количество учащихся, человек
Всего в т.ч. женского пола
1870 г. 1890 г. 1870 г. 1890 г. 1870 г. 1890 г.
Нижний

Новгород

17 23 1250 2500 78 497
Арзамас 4 8 240 700 н.д. 200
Балахна 2 4 130 300 н.д. н.д.
Ардатов 1 3 53 238 н.д. 67
Горбатов 1 3 26 200 н.д. 60
Семенов 1 3 47 160 н.д. 35
Василь 2 3 120 164 н.д. 42
Лукоянов 1 2 н.д. 204 н.д. 40
Княгинин 2 170 60
Сергач 1 2 22 170 н.д. 50
Макарьев 1 2 н.Д. 93 н.д. 21

 

Содержание в чистоте улиц и тротуаров в период календарного года и уборка снега зимой возлагались на домовладельцев. Для этого улицы напротив каждого дома были поделены на участки, которые ограничивались серединой улицы, а по длине «местовладения» — специально поставленными столбиками одинаковой формы и окраски [1, Д.14, Л.14]. Столбики изготовлялись по заказу городской управы и выдавались домовладельцам по себестоимости.

Домохозяевам было запрещено застраивать тротуары и загромождать их складами. Не разрешалось устройство на улицах постоянных торговых лавок. Домовладельцам, имеющим постоялые дворы или просто пускающим на жилье приезжающих на базары крестьян, запрещалось оставлять на улице лошадей и телеги, производить пересыпку хлеба или перевалку каких-либо товаров.

Нанятые городскими властями лица проводили постоянную уборку улиц, при этом обязательно в раннее время, до 6 часов утра [6, с.2]. Уборка до начала рабочего дня позволяла оградить от излишнего беспокойства жителей города и при этом способствовала спокойной работе дворников и иных лиц, занятых в данном деле.

Органы самоуправления организовывали специально отведенные для вывоза мусора места за городом, вдалеке от рек и водоемов. Для сохранения «чистоты воздуха» все домохозяева и заведующие казенными и общественными зданиями обязывались соблюдать чистоту во дворах, не допускать накопления нечистот, талой и стоячей воды. Так, постановление Арзамасской городской думы 1879 г. гласило, что дворы не должны «быть заваливаемы беспорядочно разными предметами» [6, с.4].

Помойные ямы, отхожие места рядом с домами ежедневно очищались, и нечистоты вывозились за город не ранее полуночи. Для проведения таких работ городские управы выдавали разрешения и заключали подряды со специалистами, с которых бралась расписка об ответственности за несоблюдение норм гигиены и времени начала работы.

Одновременно проводилась дезинфекция отхожих мест специальным дезинфицирующим раствором — железным купоросом. Из постановлений Арзамасской городской думы следует, что дезинфекция должна проводиться каждые двое суток из расчета на 10 человек [4, Д.14, Л.23].

Особую заботу городского общественного управления представляло санитарное состояние мест торговли, благоустройство торговых рядов и безопасность продаваемых продуктов для населения. Согласно постановлениям Арзамасской городской думы запрещалось торговать некачественными и залежалыми продуктами, за что виновные несли административную ответственность [4, Д.23, Л. 28 об.]. Особые требования санитарной безопасности предъявлялись харчевням, постоялым дворам, трактирам. Там «все припасы должны быть должного качества, а посуда, столовое белье, полотенца и фартуки всегда чисты» [6, с.6].

В целом городское самоуправление путем ограничений и регламентации стремилось обеспечить должное состояние санитарно-эпидемиологического режима уездного центра. Поэтому задачи, которые кажутся на первый взгляд простыми, а рекомендации несложными, были в то время существенным шагом в обеспечении безопасности жителей города и постоянной заботой городского самоуправления по решению социально значимых проблем.

В уездных городах стало широко развиваться здравоохранение. Росло число больниц и аптек. Усилиями городских властей проводилась реконструкция существующих учреждений здравоохранения, открывались новые больницы и аптеки. И если в начале XIX века обеспечением здравоохранения в уездных городах занимались в основном частные врачи, а больницы находились в губернском центре, то к концу XIX в. больницами с аптеками при них располагали Арзамас, Ардатов, Балахна, Княгинин, Горбатов, Макарьев, Сергач, Семенов. Ими пользовались не только горожане, но и жители всего уезда, а городские и земские врачи совместно проводили специальные противоэпидемиологические мероприятия. Большую роль в сохранении здоровья жителей уездных городов сыграло открытие бесплатных аптек для бедных слоев населения в Арзамасе и Сергаче.

Благодаря активной социальной деятельности органов самоуправления уездные города Нижегородской губернии относительно благополучно пережили голодные годы конца XIX в. и избежали массовых эпидемий холеры и тифа, потрясших многие регионы Поволжья [1, Д.14, Л.23].

К заслугам местных властей следует отнести и появление уличного освещения в уездных центрах. По данным на 1885-90-е гг., Горбатов освещало 90, а Арзамас -140 уличных фонарей. И даже в Сергаче, одном из наиболее бедных городов губернии, местная управа в 1880 г. установила 7 фонарей на столбах в самых «людных общественных местах» [7, с.5].

Большое значение для населения уездных центров Нижегородской губернии имело открытие учебных заведений на средства городского самоуправления. Об активизации на ниве просвещения можно судить по отчетам о деятельности обществ по распространению грамотности и начального образования, в которых отмечалось, что развитие школ в уездных городах в 1870-1880-х гг. идет по направлению количественного и качественного роста [8].

Положительно дело обстояло и с училищами, которые имелись в каждом уездном центре, и не в единственном числе (табл. 1). Среди училищ выделялись мужские и женские, городские и уездные, приходские и духовные, двух-, трех-, четырехклассные, начальные и с приготовительными классами. При этом число обучающихся колебалось от 100 до 700 человек, что было важнейшим показателем обеспечения грамотности, а в данном случае и определенной специализации обучающихся. Появившаяся в 1880-е гг. в статистических отчетах отдельная графа о количестве учащихся женского пола свидетельствует о значительном развитии женского образования.

В соотношении количества населения и числа учебных заведений, а также различных типов училищ, в период 1884-1886 гг. уездные города приблизились к губернской столице Нижнему Новгороду [9, с.64].

Городские власти оказывали учебным заведениям материальную поддержку, направляя финансовые средства на хозяйственные нужды, выплату жалованья учителям, ученические стипендии, выдачу пособий малоимущим учащимся. Представители городских дум входили в состав попечительских советов учебных заведений [9, с.71].

Органами городского самоуправления также финансировались библиотеки — общественные и при учебных заведениях. Так, только в Арзамасе к концу XIX в. было 10 библиотек, многие с читальными залами [9, с.76].

Проведенное исследование показало, что в пореформенной России органами городского самоуправления решался широкий спектр социальных задач. Это имело положительные результаты не только для развития отдельно взятого уездного центра или уезда, но и для всей губернии в целом.

Изучение и использование опыта минувших поколений будет полезно и в наши дни, когда активизируется процесс образования новой системы местного самоуправления, а районные центры сохраняют былое административно-экономическое и культурное значение. Не понаслышке зная о делах своих предшественников, муниципальные власти смогут точнее определять круг собственных приоритетных социальных задач и пути их разрешения, что позволит им полнее реализовать миссию своего благородного общественного служения.

Литература

1.    Государственное учреждение Центральный архив Нижегородской области, г. Нижний Новгород (ГУ ЦАНО). Фонд 1419. Опись 1913.

2.    Отчет Ардатовской городской управы за 1890 г. Муром: Типолитография Н.В. Зворыкина, 1891.

3.    Обязательные постановления для жителей города Арзамаса, составленные Арзамасской городской думой. Арзамас: Тип. Н.Н. Доброхотова, 1885.

4.    Государственный архив Нижегородской области, г. Арзамас (ГУ ГАНО, г. Арзамас). Фонд 23. Опись 1.

5.    Отчет Горбатовской городской управы о ее деятельности и подведомственных ей частей. За 1887 г. Горбатов: Тип. Н.К. Невского, 1888.

6.    Обязательные постановления для жителей города Арзамаса, составленные Арзамасской городской думой «По охранению народного здравия» (утвержденные Городской думой 14 июля 1879 г.). Арзамас: Тип. Л.А. Венского, б.г.

7.    Общий обзор деятельности Сергачского городского общественного управления за четырехлетний период времени, с 1879 года. Н. Новгород: Тип. Нижегородского Губернского правления, 1884.

8.    Отчет о деятельности общества по распространению грамотности в Нижегородской губернии за 1873-1874 гг. Н. Новгород, 1875; Иорданский Н. Общество распространения начального образования в Нижегородской губернии (1872-1897 гг. // Нижегородские губернские ведомости. 1897. № 46. С.1, 2; № 47. С.1-3.

9.    Очерки Нижегородской губернии в историко-географическом отношении, Н.Новгород:. Типография Губернского правления, 1888.

Written by admin

Декабрь 6th, 2018 | 3:20 пп