Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи | Материалы

Предпосылки, тенденции и последствия мирового финансового кризиса в России

В Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации состоялся «круглый стол» по проблемам мирового финансового кризиса.

В нем участвовали: И.Д. Мацкуляк, д.э.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ (ведущий); А.Ф. Пенкин, д.э.н., профессор; Д.И. Мацкуляк, к.э.н., генеральный директор ООО «Юкон Лайн»; А.В. Цурелин, к.э.н., начальник управления экономического развития администрации г. Таганрога.

Публикуем вторую часть обсуждения острой проблемы.

И.Д. Мацкуляк: Какие новые возможности могут открыться перед Россией в ходе и после кризиса?

А.Ф. Пенкин: Кризис открывает перед Россией возможность повышения своей конкурентоспособности, в том числе и на мировых финансовых рынках. Ведь он показал, что экономическое могущество, базирующееся на гипертрофированном развитии финансового сектора, имеет пределы. Напротив, укрепляются позиции тех стран, для которых характерно ускоренное развитие промышленного капитала.

Все более очевидным становится и подрыв гегемонии доллара США как основной резервной валюты. Выдвижение других валют в качестве инструментов ре-
зервирования в международных экономических отношениях (особенно на региональных рынках) — это лишь вопрос времени.

Основные направления использования этой новой ситуации для укрепления позиций страны на финансовых рынках уже определены руководством. «Превращение Москвы в мощный мировой финансовый центр, а рубля в одну из ведущих региональных резервных валют — вот это ключевые составляющие, призванные обеспечить конкурентоспособность нашей финансовой системы», — считает Президент России Д.А. Медведев (выступление на XII Петербургском международном экономическом форуме 7.06.2008 г.).

При решении этой амбициозной задачи нам представляется крайне рискованным осуществлять формирование самостоятельного мирового финансового центра в России на основе ускоренного развития рынка ценных бумаг.

Не отрицая значимости создания благоприятных условий для развития фондового рынка при формировании регионального финансового центра в России, следует, на наш взгляд, исходить из того, что модель такого центра должна предусматривать:

новые возможности, которые в условиях мирового финансового кризиса открываются перед Россией на денежном рынке, в том числе после запланированного перехода на торговлю в рублях со странами СНГ и при продаже энергетических ресурсов, превращения рубля в региональную резервную валюту; потенциал опережающего роста российской экономики, ориентированной на внутренний спрос, который, соответственно, испытывает потребность в инвестиционных ресурсах;

возможности более эффективного инвестирования государственных финансовых резервов (особенно Фонда национального благосостояния и Инвестиционного фонда);

необходимые меры по укреплению отечественной банковской системы, которая, несмотря на бурный рост в последние годы, испытывает недостаток «длинных» ресурсов;

развитие рынка страховых услуг.

По сути, речь должна идти о такой стратегии развития финансового сектора страны, которая позволила бы ему занять подобающие позиции на мировых финансовых рынках — позиции, отвечающие потенциалу российской экономики и ее роли в обеспечении сырьем и энергоресурсами мирового хозяйства. Должны быть созданы условия для выведения отечественного финансового сектора из того подчиненного положения, которое он сегодня занимает на мировых финансовых рынках.

Кризис открывает и еще одну возможность: концентрации инвестиционных ресурсов страны на решение стратегических задач ее долгосрочного развития. Принятый крайне затратный пакет антикризисных мер по поддержке банковского сектора и ведущих нефинансовых компаний пока предусматривает, что государство отказывается от целенаправленного вмешательства в дела этих компаний. Такое решение представляется спорным и несправедливым, ведь нет никаких гарантий, что не повторятся рецидивы столь же рискованной модели ведения бизнеса, которую практиковали владельцы этих компаний до кризиса: залог пакетов акций действующих компаний для получения кредитов и использования этих кредитов для операций на фондовом рынке. В результате такой модели бизнеса вложения в реальную модернизацию и повышение конкурентоспособности основного производства отставали от необходимой динамики, но быстро росли объемы контролируемых крупными собственниками активов, объемы спекулятивных сделок на фондовом рынке и масштабы непроизводительного потребления нуворишей. Оплачивать продолжение такой практики деньгами налогоплательщиков сегодня непозволительно.

На наш взгляд, государство, получив в залог пакеты акций под выданные ВЭБ кредиты, должно осуществлять реальный контроль над компаниями, модель бизнеса которых показала свою несостоятельность в ходе кризиса. Иначе нельзя обеспечить и возврат бюджетных средств, которые были сконцентрированы ценой
отказа от решения многих социальных и инвестиционных проектов в предшествующие годы.

Возможны различные формы финансового контроля и управления бизнесом пошатнувшихся олигархических групп со стороны государства. Более жесткие из них могут быть основаны на прямом выкупе обязательств этих групп и переводе их под управление специально созданных холдингов — государственных компаний, аналогично тому, что уже создано и функционирует в России, например в сфере военных технологий. Иным вариантом может стать создание по примеру других стран специального института развития — корпорации по реструктуризации активов, которая могла бы взять на свой баланс как заложенные этими группами пакеты акций, так и права требования по активам указанных групп, осуществлять реструктуризацию и долгов, и требований, соответственно, погашать зарубежные кредиты.

Более «мягкие» формы контроля и управления в зависимости от организационно-правовых форм поддерживаемых государством компаний и особенностей заключенных соглашений могут предусматривать, например, и такие инструменты, как представительство государства в советах директоров в лице независимых директоров.

Главное же состоит в том, что формирование механизмов такого финансового контроля и управления со стороны государства позволит изменить структуру источников инвестиционных ресурсов, создаст предпосылки для осуществления крупных инвестиционных проектов, которые жизненно необходимы для перевода экономики на путь инновационного развития. И сегодня, после 20 лет развития рыночных отношений, на долю государства приходится 21% инвестиций в основной капитал экономики, на средства предприятий -45%, тогда как за счет эмиссии акций профинансировано лишь 1,1% вложений, а за счет выпуска облигаций еще меньше — 0,2%.

В условиях финансовой нестабильности (а это может продолжаться от года до трех лет), фактического закрытия рынков иностранного капитала экономический рост в России должен финансироваться за счет внутренних источников, и прежде всего государственных инвестиций. Если уже сегодня на бюджетные источники приходится более 20% вложений в основной капитал, а в дальнейшем эта доля будет возрастать, то очевидно, что должны быть эффективные проводящие структуры — институты развития. В условиях кризиса именно они станут локомотивами инвестиционного процесса, особенно при реализации долгосрочных проектов, инструментом проведения структурной политики, фактором стабилизации национальных финансовых рынков.

И.Д. Мацкуляк: Как это может изменить ситуацию на российских рынках? Появляются ли здесь угрозы для частного предпринимательства?

А.Ф. Пенкин: В экономической литературе, как правило, акцентируется внимание на следующих угрозах для рыночной экономики при усилении роли институтов развития: вытеснение частных компаний с рынков капитала; рост государственного долга; превращение институтов развития в центры концентрации экономической власти.

Первая угроза с учетом отмеченной специфики инвестиционных источников представляется идеологически мотивированной. Ведь именно через институты развития сегодня распечатывается, канализируется и направляется в экономику та часть сбережений, которая через механизм стерилизации денежной массы отправлялась на зарубежные рынки. Напрямую направить эти деньги хозяйствующим субъектам опасно, по мнению финансовых властей, из-за угрозы роста инфляции: банки и другие участники рынка не обязательно используют эти средства для инвестирования в проекты, велика вероятность, что они выплеснут их на денежный и валютный рынок. И определенные резоны в таких утверждениях есть. Это показали события после расширения числа банков, получивших средства от Центрального банка РФ на беззалоговых аукционах.

Рост государственного долга из-за якобы низкой эффективности использования ресурсов государственными и полугосударственными структурами пока для России не актуален. К тому же доказательства низкой эффективности деятельности этих структур, как правило, не очень содержательны.

Превращение институтов развития в центры концентрации экономической власти — это, на наш взгляд, реальная опасность, особенно в период финансовой нестабильности. Ведь своеобразными институтами развития стали и государственные корпорации, оперирующие на рынках технологий, производства военных изделий. Правовой статус этих корпораций индивидуален, не регулируется общим законом, а значительные объемы бюджетных денег они уже имеют и могут рассчитывать на дополнительные льготные поступления. В условиях финансовой нестабильности у них есть возможность воспользоваться ослаблением конкурентов и присоединять их к себе. Такая опасность, однако, не грозит со стороны финансовых институтов развития уже в силу универсального характера их деятельности.

И.Д. Мацкуляк: Как может выглядеть глобальная финансовая архитектура после кризиса?

А.Ф. Пенкин: Серьезное реформирование глобальных финансовых рынков неизбежно. Программа назревших изменений в глобальной финансовой архитектуре была изложена Президентом России Д.А. Медведевым на конференции в Эвиане (Франция) 8 октября 2008 года и в его Послании Федеральному собранию РФ 5 ноября 2008 года.

Пока просматривается в целом единая позиция по ключевым вопросам.

Надо способствовать максимально полному раскрытию информации о компаниях, ужесточать надзорные требования, усиливать ответственность рейтинговых агентств и аудиторских компаний. Деятельность всех операторов финансовых рынков — а не только коммерческих банков — должна регулироваться или контролироваться.

Необходимо пересмотреть стандарты учета и отчетности и определения степени риска с тем, чтобы избежать образования крупных сфер спекулятивных операций при нормальном функционировании системы и избежать кризисов ликвидности при неблагоприятной ситуации в ней.

Следует избавиться от серьезного дисбаланса между объемом выпускаемых финансовых инструментов и реальной доходностью инвестиционных программ.

Должен быть усилен контроль и над различными международными институтами, которым поручена деятельность по регулированию рынков и определение норм отчетности и степени рисков. Президентом РФ Д.А. Медведевым на конференции в Эвиане (Франция) 8 октября 2008 года было особо подчеркнуто, что Россия «…предлагает изменить глобальную финансовую архитектуру, пересмотреть роль действующих институтов и создать новые международные институты. Институты, которые бы на деле обеспечивали стабильность».

Столь же очевидно, что, несмотря на неизбежные различия интересов ведущих стран мира, линия на усиление регулирования финансовых рынков, повышение прозрачности финансовых сделок и, соответственно, сдерживание рынка деривативов, ужесточение надзора за финансовыми институтами во всем мире будет реализовываться.

И.Д. Мацкуляк: Заканчивая разговор о мировом финансовом кризисе и его влиянии на экономику России, нельзя не коснуться вопроса об антиинфляционном использовании финансовых ресурсов в его условиях. К сожалению, в Российской Федерации рост цен продолжается уже девятнадцатый год подряд. Понятно, что имеются многочисленные причины инфляции. Каковы основные из них?

Д.И. Мацкуляк: Это, прежде всего, устаревшая производственная база, низкая производительность труда, огромная материало-энерго- и фондоемкость и как результат — высокий уровень издержек и цен. Второе -монополистическое ценообразование. Третье — это запущенное сельское хозяйство, огромная зависимость страны от импорта продовольствия. Из-за сырьевого характера экспорта рост мировых цен на сырье может приносить большой прилив инвалюты и массы денег в обращении, а падение — дефицит платежного баланса. Наконец, нерациональная денежно-кредитная политика, боязнь инвестировать средства в модернизацию отечественной экономики, стерилизация огромных средств в экономику развитых государств.

И.Д. Мацкуляк: Необходимость решения этих задач осознана ведущими государственными и политическими силами страны, сформулирована в выступлениях Президента России. Однако они не нашли еще полного завершенного «технологического» решения в действиях экономического блока Правительства РФ. Более того, характер дискуссий между Минфином РФ, с одной стороны, Минэкономразвития РФ и другими ведомствами — с другой, порождает опасения, что наши возможности в ходе кризиса могут быть упущены. В целом такой тип финансовой политики характеризуется как политика «оптимизации» расходов и «стерилизации» доходов.

Сама установка на борьбу с инфляцией не вызывает сомнений, если она не снижает и не подавляет экономический рост, деловую активность частного и государственного капиталов и не препятствует экономическом развитию, которое обозначено политическим руководством страны в качестве главной стратегической цели на перспективу до 2020 года и далее.

Однако именно монетарная «стерилизационная» антиинфляционная политика оказалась малоэффективной как в обеспечении устойчивой финансовой стабилизации, так и особенно в активизации инновационной деятельности предприятий.

Антиинфляционное использование финансовых ресурсов в современных условиях предполагает кардинальную модернизацию финансовой, денежно-кредитной и ценовой политики государства. При этом возможна реализация, как считают ведущие профессора нашей кафедры, краткосрочных, средне- и долгосрочных целей.

В первом случае пакет необходимых мер может включать ряд позиций.

А) ограничение годового прироста денежной массы на уровне 24-х, максимум 30-ти процентов (по сравнению с 50% и 46% соответственно в 2006 и 2007 гг.). Как показывает мировая практика, этого можно достичь за счет:

оптимизации доли агрегата М2 в ВВП. В 2000 году данный коэффициент монетизации составлял 12,2%, в 2005 году — 22,6%, на начало 2007 года — 31% (при том, что годовой прирост денежной массы равнялся в 2005-2006 гг. около 2%);

сокращения государственных расходов или, по крайней мере, удержания их в границах, предусмотренных бюджетом на 2009 год;

сохранения практики стерилизации денежной ликвидности через механизм конвертации части рублевых бюджетных средств в иностранные активы;

повышения норматива обязательного резервирования средств, привлекаемых банками из-за рубежа, и использования предоставленных Центробанку РФ Законом «О валютном регулировании и валютном контроле» инструментов сдерживания притока «горячих денег»;

Б) использование установленных Законом «О защите конкуренции» санкций за нарушение антимонопольного законодательства, включая:

применение налоговых санкций (начисление штрафов) с широкой информацией в прессе за реализацию продукции по необоснованным ценам;

принятие законов, ограничивающих торговую наценку и предусматривающих высокие штрафы за нарушение установленных требований;

административное регулирование цен, включая запрет на повышение цен на основные продовольственные товары, что уже предпринималось, таможенное регулирование цен по импорту и экспорту этих видов товаров и сырья для их производства;

применение монопольного ценообразования на продукцию естественных и экономических монополистов, ограничение торговых наценок и их нормирование;

пересмотр в сторону снижения критериев доминирования производителей на рынках (например с 35 до 30% и ниже).

В) проведение государственных интервенций на рынке зерна, начало биржевой торговли энергоресурсами, особенно с участием компаний с высокой долей государственного присутствия.

Во втором случае пакет необходимых мер (ввиду того, что ключевой задачей среднесрочной программы должно стать стимулирование реструктуризации и модернизации экономики, и в сопряжении с ними — реформирование механизма денежно-кредитного регулирования) мог бы включать:

сочетание и чередование (с учетом цикличности и конъюнктуры экономики) политики бюджетного профицита с политикой бюджетного дефицита для расширения инвестиционного бюджетного потенциала. Дело в том, что большинство развитых стран Запада используют инструмент бюджетного дефицита для расширения потенциала бюджетных расходов, чтобы дополнительно финансировать социальные, инновационные, оборонные программы;

преодоление имеющейся в правительственных структурах психологии избавления от нефтегазодолларов и переход к «отовариванию» этих денежных ресурсов на внешних рынках высоких технологий. Если направить в Россию вместо валютной массы товарную массу инновационного качества, это позволит создать в кратчайшие сроки (год-два) отрасли новой экономики. Следует также использовать нефтегазодоллары на возрождение научно-интеллектуального потенциала, воссоздание национальной инновационной инфраструктуры, восстановление сети мощных проектных институтов, способных работать в рыночных условиях при государственной поддержке (прежде всего через механизм госзаказов) над реализацией стратегии «инновационного прорыва». Целесообразно воссоздание мощного Министерства внешнеэкономической деятельности с развитой инфраструктурой зарубежных торговых представительств, банков, агентств, экспертных инженерных структур, способных осуществлять комплексные закупки и поставки в Россию государственным и частным предприятиям новейших технологий и систем техники, способствующих реализации задач инновационного использования нефтегазовых доходов;

существенное сокращение вывоза и размещения в зарубежных финансово-банковских структурах ресурсов бюджетной системы и валютных резервов Банка России. По состоянию еще на 01.02.2008 г. средства данного банка, размещенные у нерезидентов и ценных бумагах иностранных эмитентов, составили 11,7 трлн рублей (около 499 млрд долларов), т.е. 93% активов Центрального банка РФ;

отмену п. 2 (или изменение его редакции) ст. 92 Бюджетного кодекса РФ и соответственно ст. 22 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Они запрещают Банку России предоставлять кредиты, а также приобретать ценные бумаги Правительства РФ при их первичном размещении. Но иностранные долговые обязательства при их первичном размещении приобретать не запрещается. Нужно признать эти нормы ограничивающими проведение суверенной национальной финансовой политики России. Ввести разрешение использования источников кредитования или приобретения Банком России государственных ценных бумаг для финансирования бюджетного дефицита федерального бюджета с целью реализации общегосударственных инфраструктурных и инновационных программ, а также предоставление крупных долгосрочных кредитов другими государственными банками госкорпорациям, инвестиционно надежным регионам, крупным финансово-устойчивым российским коммерческим банкам. Эти меры повлекут изменение Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации» (Банке России)»;

реализацию идеи создания еще одного стабилизационного фонда в материальной форме (резервы цветных металлов, сплавов, драгоценных камней, золота, платины, законсервированных стратегических месторождений нефти, газа, урановых залежей и т.д.). Это обеспечит непрерывный рост в валютном измерении стоимости материального фонда, а также обезопасит имеющиеся ресурсы от возможного замораживания или даже конфискации правительствами стран Запада по политическим мотивам или долговым претензиям (пример фирмы НОГА);

многократное увеличение финансирования приоритетных национальных проектов (программ) как эффективного инструмента инвестиционно-социальной государственной политики;

повышение качества бюджетных проектировок и прогнозов правительственных ведомств, поскольку опыт показывает, что фактические параметры бюджетных доходов и расходов, бюджетного профицита, инфляции существенно не совпадают с законодательными или прогнозными, причем нередко сознательно заниженными, при этом оценки работы ведомств и применения мер ответственности в этом аспекте не осуществляется;

переориентирование функции правительственных ведомств на федеральном и региональном уровне на решение реальных проблем: формирование в России развитого рынка инноваций и новых технологий, новых компонентов оборотных ресурсов, рынка квалифицированных кадров, создание сети мощных государственных и негосударственных проектных институтов и венчурных фирм, образовательных учреждений. А в связи с этим — перенацеливание стратегической направленности административной реформы на развитие экономических функций правительства, укрепление блока федеральных экономических и производственных министерств, в том числе создание министерства оборонно-промышленного комплекса, а также крупного самостоятельного специализированного федерального ведомства по управлению наукой и инновациями, включая территории федеральных округов.

В третьем случае пакет необходимых мер (с одной ороны, создающих условия для реализации кратко- и еднесрочных мер, а с другой — учитывающих, вбира-щих результаты их внедрения) может включать:

государственную поддержку отраслей промышленности за счет прямых бюджетных вливаний для проведения промышленной политики посредством государственных инвестиций и государственного регулирования, финансирования программ модернизации и тем самым — обеспечение структурных сдвигов в экономике в направлении ее диверсификации и оптимизации структуры экспорта; снижение рентабельности в экспортно-сырьевом секторе налоговыми методами — с тем, чтобы повысилась относительная инвестиционная привлекательность других секторов экономики;

разукрупнение сложившихся финансово-промышленных групп для оживления конкуренции и национализация ведущих компаний для того, чтобы природная рента изымалась и использовалась в интересах всего общества;

уменьшение дифференциации доходов групп населения через механизм прогрессивного налогообложения.

А.В. Цурелин: Выбор долгосрочной стратегии в реструктуризации экономики страны и ее модернизации определяет необходимые преобразования в сложившихся механизмах денежно-кредитного регулирования и, соответственно, в последовательности антиинфляционных мер.

Нынешняя практика, когда Центробанк РФ, уменьшая кредитование Правительства России для сдерживания роста денежной массы, кредитует иностранные государства, неэффективна. При инновационном развитии страны проблема избыточного денежного предложения может быть органично решена за счет изменения структуры инвестиций и доступности инвестиционных ресурсов для более широкого круга хозяйствующих субъектов.

Д.И. Мацкуляк: Уменьшение монетарного давления сложившейся структуры экономики на Центробанк РФ позволяет сделать активную процентную политику основным инструментом регулирования денежного предложения, более гибко реагировать на динамику цен, не вызывая при этом негативных последствий для реализации социально-экономических и инвестиционных программ в России. Будет создан механизм контроля над инфляционными процессами, отвечающий реалиям глобальных финансовых рынков.

Комплексный подход антиинфляционного использования финансовых ресурсов потребует также:

увязки ценовой, финансовой и денежно-кредитной политики со стратегией социально-экономического развития страны и перевода экономики на инновационный путь развития;

установления приоритета финансирования отечественной экономики за счет нефтегазодолларов (изымаемых из бюджета и резервного валютного фонда) вместо 14 развитых государств и полуобанкротившихся американских ипотечных агентств;

разработки механизма постепенной репатриации 13 триллионов рублей из-за границы и организации нормального национального кредитного рынка, способного стать локомотивом подъема отечественной экономики;

использования основной доли средств от поступле-
ния инвалюты в страну на закупки новейшей техники и технологий для отечественного производства (от АПК до авиации, судостроения и космической техники);

снятия ограничения на использование отечественной валюты (рублей) в международных расчетах и введения нормы, устанавливающей продажу сырой нефти, нефтепродуктов и газа на рубли, по возможности, на российской товарной бирже.

И наконец, с точки зрения налогообложения, антиинфляционное использование финансовых ресурсов предполагает изъятие тех средств, которые необоснованно увеличивают прибыль субъектов (например при непроведении природоохранных мероприятий) или возвращаются в российский оборот через механизм оффшорных операций, которые представляются налоговым планированием, а по сути — получением налоговой выгоды организациями. Для России это актуально для крупных компаний, а также деятельности, характерной для цикла «коротких денег» (торговля сырьем или сырьем с малой степенью переработки). При этом накопленные результаты хозяйственных операций становятся «головной болью государства» — это ухудшение экологической обстановки, необоснованное повышение тарифов и т.п.

И.Д. Мацкуляк: Считаем необходимым в данной связи проведение в области налогообложения также целого ряда других многообразных антиинфляционных и одновременно антикризисных мер. Однако о них, как представляется, необходимо вести разговор специальный — за рамками обсуждаемой темы.

Written by admin

Декабрь 5th, 2018 | 5:14 пп