Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Методологические исследования миграции населения юридической наукой

Алексей ЖЕРЕБЦОВ — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой общетеоретических правовых дисциплин Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия

В последние годы возросший интерес к миграционным процессам подстегнул разработку связанных с этими процессами проблем в рамках различных общественных дисциплин. Интерес к миграционным процессам не обошел и юридическую науку. Вместе с тем правоведы до настоящего времени не акцентировали внимание на методологических аспектах, не определили предмет и объект юридического изучения миграции населения.

Ряд отечественных социологов выражает скепсис относительно возможности эффективных правовых разработок в данной области. Так, Т.Н. Юдина указывает, что право рассматривает следующие аспекты миграции: 1) вопросы исследования — как закон оказывает влияние на миграцию; 2) уровни (единицы) анализа — макро- и микросистемы (политическая и законодательная системы); 3) доминирующие теории — институализм и рационализм (заимствует из всех социальных наук); 4) примеры гипотез — права стимулируют создание структур для мигрантов; 5) моделирование поведения мигрантов и его эффекты: зависимые переменные — законодательные, политические, социальные обращения; независимые переменные — закон или политика [1]. Приведенные положения представляют собой попытку сформулировать объект, предмет, цели и основные теории исследования миграции населения юридической наукой. Однако подобный подход вряд ли можно признать обоснованным.

Для определения места и роли юридической науки в исследованиях процессов территориального перемещения населения необходимо, на наш взгляд, обратить внимание на следующие методологические аспекты: что собой представляет система норм российского права, регулирующая миграцию населения; что является объектом и предметом миграционных исследований; каков предмет учебного курса «Миграционное право РФ».

Правовая наука исследует миграционные процессы сквозь призму их нормативно-правового регулирования, что требует научного осмысления имеющегося в российской правовой системе комплекса норм, регулирующих миграцию в стране. В рамках российского права существует подотрасль — «миграционное право Российской Федерации». Как и другие нормативные общности (отрасль, институт), подотрасль обладает всеми признаками социальной подсистемы, являясь одновременно самостоятельным элементом системы права. Вопрос о подотраслях российского права лежит, в конечном счете, в плоскости содержания национальной правовой системы.

Подотрасли российского (национального) права присущи специфические признаки, характеризующие данную нормативную общность. Однако подход, обосновывающий наличие подотраслей права [2], и особенно точка зрения о наличии подотраслей исключительно в составе отрасли права [3, с.33] не выдерживают критики. В первом случае авторы утверждают, что, например, подотрасль «налоговое право» является составной частью финансового права (комплексной отрасли), во втором — что отрасли права состоят из подотраслей, связанных воедино какой-то общей частью, произрастающих от одного общего корня, отражающих процессы не только дифференциации, но и интеграции права [3, с.33-34].

Отечественные ученые предпринимали попытку обосновать существование комплексных отраслей права наличием у них специфического режима регулирования общественных отношений, входящего в метод правового регулирования. Нам представляется, что для характеристики комплексной отрасли в качестве самостоятельного элемента системы права этого недостаточно. Наличие специфического предмета правового регулирования еще не дает основания выделять ту или иную систему норм как отрасль, подотрасль или правовой институт. Важным фактором, дающим возможность различать отрасль права от подотрасли и института права, является метод правового регулирования. Как верно отмечает А.А. Демин, «критерий предмета отрасли права подвержен более субъективной оценке, чем метод, поэтому метод может и должен быть положен в основу выделения отраслей права. В отличие от предмета правового регулирования, метод имеет значительно более фундаментальные, надежные, устойчивые признаки и может быть применен успешно для осознания закономерностей строения системы права» [4]. Таким образом, метод правового регулирования — это элемент, присущий лишь отрасли права, а подотрасль и институт такого критерия выделения не имеют. Для упомянутых нормативных общностей характерен специфический правовой режим регулирования отношений, производный от метода правового регулирования. Других отличий между отраслью и подотраслью в науке пока не выделено. Это объясняется слабой разработанностью проблем отраслей и подотраслей в системе национального права. В.М. Чхиквадзе, Ц.А. Ямпольская указывают, что «система права предстает перед нами как сложная взаимосвязь отраслей, подразделяющихся в свою очередь на подотрасли. Условно говоря, систему права можно представить как взаимосвязь элементов, расположенных в виде пирамиды и предполагающих некоторую иерархию. Во главе этой пирамиды — конституционное право, от него идут вниз наиболее крупные, традиционные отрасли права, за ними по нисходящей — подотрасли» [3, с.34]. Такой подход учитывает важный признак дифференциации отраслей права — метод правового регулирования, определяет место подотраслей и институтов права в системе права и их межотраслевые связи. Мы согласны с М.Д. Шаргородским и О.С. Иоффе, что дифференциация норм отрасли с учетом межотраслевых связей позволяет говорить о системе правовых норм различной отраслевой принадлежности, а не о комплексных отраслях права. Принадлежащие подотраслям правовые режимы могут быть производными от различных методов правового регулирования, что свидетельствует о комплексной природе подотрасли права. Определяя метод правового регулирования, А.А. Демин подчеркивает, что его следует понимать как характер связей субъектов правоотношения [4]. Субъект миграционных отношений специфичен: с одной стороны, миграционный орган, а с другой — мигрант, между ними возникают отношения власти и подчинения, т.е. налицо элементы административно-правового метода правового регулирования. Вместе с тем имеют место признаки метода реординации, присущего конституционному праву и выражающемуся в определении «гражданами или, шире, населением» [4] правового статуса указанных лиц в Российской Федерации. Эти обстоятельства позволяют выделить отраслевые и межотраслевые подотрасли права.

Подотрасли права помимо общих признаков, присущих элементам национальной правовой системы, имеют свои специфические признаки. Уместно отметить, что подотрасли складываются из институтов и вне их не существуют. Причем, в зависимости от вида институтов (отраслевой или межотраслевой) и специфики правового режима, регулирования общественных отношений выделяется и подотрасль права, которая имеет отраслевой или межотраслевой характер. Таким образом, подотрасль права есть объединение однородных институтов национального права. Если правовой институт — это система взаимосвязанных норм, регулирующих относительно самостоятельную совокупность общественных отношений или какие-либо их компоненты, свойства [5], то подотрасль — объединение правовых институтов, регулирующих взаимосвязанные общественные отношения и обладающих специфическим правовым режимом регулирования. Она имеет свойственный только ей набор средств правового регулирования общественных отношений, развитую систему законодательства, специфические субъекты и объекты отношений и т.д. Подотрасли могут формироваться как в рамках базовой отрасли права (отраслевые подотрасли), так и на стыке базовых отраслей (межотраслевые подотрасли). Например, институт выборов Президента РФ и институт выборов представительных органов власти Российской Федерации — это два различных института, образующих в совокупности с другими подотрасль «избирательное право». И напротив, в подотрасли «таможенное право» имеются институты административно-правовые (институт таможенного контроля), гражданско-правовые (институт таможенного хранения товаров), уголовно-правовые (институт уголовной ответственности за преступления в сфере таможенного дела), которые в совокупности образуют межотраслевую комплексную подотрасль.

Появление подотраслей в системе российского права не нарушает отраслевую структуру права, они органично вписываются в нее, особенно на межотраслевом уровне, позволяют формировать в рамках правовой системы новые категории, приемы регулирования, принципы права.

Изложенные положения в полной мере применимы и для подотрасли «миграционное право Российской Федерации», формирование которой в настоящее время идет весьма активно. Данная подотрасль может рассматриваться как совокупность правовых норм, регулирующих миграционно-правовые отношения, которая имеет специфический правовой режим регулирования общественных отношений, производный от методов конституционного и административного права, а также как система научных знаний о правовых аспектах формирования и реализации миграционной политики России, правового регулирования миграционных отношений, управления миграционными потоками и определения статуса мигрантов.

Предметом этой подотрасли является система общественных отношений, регулируемых нормами российского права, т.е. правоотношений. К ним можно отнести: 1) правоотношения, возникающие в ходе внутренней (социально-экономической) миграции; 2) правоотношения, возникающие в ходе внешней миграции; 3) правоотношения, возникающие в ходе внешней трудовой миграции; 4) правоотношения, возникающие в ходе вынужденной миграции; 5) правоотношения, возникающие в ходе пресечения и выявления незаконной и скрытой миграции населения.

Что касается предмета миграционного права, то, как уже отмечалось, до настоящего времени юридической наукой он не определен.

В юридической литературе не без оснований указывается, что признание объекта общей теории права в качестве ее относительно самостоятельного элемента, отличного от того, что понимается под предметом данной науки, имеет принципиально важное значение. С помощью этой категории определяется круг явлений и процессов объективной реальности, с познания которых начинается сложный, противоречивый и чреватый ошибками и заблуждениями процесс познания предмета науки [6]. Это означает, что предмет — категория теоретическая, а объект — эмпирическая, представляющая собой реально происходящие общественные процессы. Объект миграционного права — это миграционные процессы и их типология по юридически значимым основаниям, а также система правовых норм, регулирующая указанные процессы.

Попытка сформулировать предмет миграционного права как исследование влияния закона на миграционные процессы не выдерживает критики. Вряд ли уместно, считает Т.Н. Юдина, противопоставлять политику и право в ходе исследования миграционных процессов. Право есть средство реализации политических целей, задач и функций государства. Юридическая наука не претендует на всеобъемлющее изучение миграции населения, она ставит задачу исследовать наиболее значимые для человека, общества и государства миграционные отношения с целью их упорядочения и защиты прав и свобод субъектов миграционных отношений.

Право, по мнению социологов, призвано стимулировать создание «структур для мигрантов». Это означает, что юридическая наука должна уделять внимание только правовым нормам, способствующим реализации третьей стадии миграционного процесса — стадии приживаемости мигранта. Подобный подход также нельзя признать обоснованным. В сферу юридической науки входят не только вопросы социальной адаптации мигрантов по новому месту нахождения, но и проблемы, связанные с первыми двумя стадиями миграционного процесса (принятие решения мигрировать и непосредственное территориальное перемещение). Предотвращение вынужденной миграции, упорядочение трудовой, внутренней и внешней миграции населения, пресечение и борьба с негативными тенденциями незаконной (скрытой) миграции — все это важнейшие задачи миграционной политики России. Государство, формируя и реализуя миграционную политику, управляет миграционными процессами, а задача юридической науки (совместно с другими социальными отраслями знания) — сформулировать концепцию миграционной политики страны и обеспечить правовое закрепление механизма ее реализации.

Если объект миграционного права содержит положения на уровне описания и определения миграционных процессов, их типологии и норм права, регулирующих эти процессы, то предмет — на уровне классификации и критики исследуемых явлений. Предмет миграционного права — это теоретическая модель желаемых и социально полезных для общества миграционных процессов, учитывающих интересы как мигрантов, так и коренного населения. Предмет, таким образом, может быть определен как процесс формирования и реализации правовых основ государственной миграционной политики, определения оптимальных для социально-экономического развития государства ее вида. В данном случае правовые основы миграционной политики — это комплекс нормативных рекомендаций, проектов и др., являющихся средством реализации государственной политики в сфере миграции населения.

Теперь об учебной дисциплине «Миграционное право Российской Федерации». Ее задача состоит в том, чтобы дать возможность студенту системно изучить вопросы, связанные с миграционной политикой России; местом миграционного права в системе российского права, особенностями подотрасли «миграционное право в Российской Федерации»; статусом субъектов миграционных отношений: эмигрантов, иммигрантов, трудящихся-мигрантов, беженцев, вынужденных переселенцев, незаконных мигрантов; объектами миграционных отношений; формами и методами государственно-управленческого воздействия на миграционные процессы в стране; с правовым регулированием миграционных потоков: внутренней, внешней, внешней трудовой, вынужденной и незаконной (скрытой) миграцией и т.д.

Предмет этой учебной дисциплины может включать в себя следующие темы: миграционные процессы как объективное явление действительности; миграционная политика Российской Федерации; принципы миграционного права РФ как подотрасли российского права; миграционно-правовые нормы; миграционные отношения; миграционные потоки как объекты миграционных отношений; цели и функции миграционной политики РФ; виды ответственности за нарушение миграционного законодательства; правовое регулирование внешней миграции населения, внешней трудовой миграции населения, вынужденной миграции населения; правовые средства предупреждения и борьбы с незаконной (скрытой) миграцией населения; правовые основы защиты прав мигрантов в Российской Федерации; вопросы совершенствования миграционного законодательства.

Приведенные задачи и предмет учебной дисциплины сформулированы нами в учебно-методическом пособии по Миграционному праву РФ и апробированы на юридическом факультете университета.

Исследование юридических проблем методологии миграционных процессов — важная задача, стоящая перед правовой наукой, дающая возможность комплексно исследовать подотрасль миграционного права как правовую основу миграционной политики России.

Литература

1. Юдина Т.Н. Социология миграции. М., 2004. С.70.

2. Брызгалин А.В., Кудреватых С.А. К вопросу о формировании налогового права как подотрасли права // Государство и право. 2000. № 6. С.61-67.

3. Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право, 1967. № 9.

4. Демин А.А. Административно-правовой метод: соотношение с другими методами правового регулирования // Государство и право. 2005. № 6. С.14.

5. Общая теория права: Учебник / Под общей ред. А.С. Пиголкина. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.,1996. С.180.

6. Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т.1. Элементный состав. М., 2000. С.97.

Written by admin

Ноябрь 5th, 2018 | 1:47 пп