Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

«Нужны ли государству ученые-юристы?»

Уважаемый главный редактор! В последние годы много пишут об «утечке мозгов» из России и о мизерном финансировании науки.

Быть физиком, математиком или биологом в нашей стране стало менее престижно, чем 20-30 лет назад; молодежь выбирает экономику, юриспруденцию и ландшафтный дизайн. Казалось бы, что тут такого? На различных исторических этапах общественного развития спрос на профессии меняется в зависимости от тех или иных потребностей социума. Индустриальному обществу нужны были машиностроители и шахтеры, постиндустриальному — работники сферы услуг.

Денис ГОНЧАРОВ:

«Нужны ли государству ученые-юристы?»

Сейчас рынок труда затоварен специалистами в области права. Множество учебных заведений по всей стране уже не первый год предлагают свои образовательные услуги в этой сфере. Диапазон преподавания в них очень широк — от классического до в высшей степени новаторского, а от этого в немалой степени зависит и качество юридического образования. Соответственно разнится и степень востребованности выпускников. Некоторые стремятся повысить уровень своей конкурентоспособности за счет получения послевузовского образования — поступая в аспирантуру. Итог не у всех одинаков: одни соискатели защищают диссертации во время обучения, другие — спустя какое-то время после окончания, третьи откладывают работу над диссертацией на неопределенный срок.

Как показывает практика, защита кандидатской диссертации большинству молодых юристов сиюминутных «дивидендов» не приносит. Если специалист имеет принадлежность к правоохранительным органам, будь то прокуратура, органы внутренних дел или суд, уровень его оценки руководством, как правило, остается прежним. Российское законодательство не предусматривает в качестве обязательного условия для замещения каких-либо должностей, в том числе государственной службы, наличие у претендента ученой степени. Новым Законом «Об адвокатуре» планировалось выделить юристов-ученых среди остальных коллег — законопроект предусматривал освобождение претендентов на получение статуса адвоката от сдачи квалификационного экзамена при наличии ученой степени в области права. Но законопроект принят не был, и в настоящее время ученые-правоведы могут стать адвокатами на общих основаниях.

Как видим, по российским законам наличие ученой степени у молодого юриста никаких преимуществ кадрового характера ему не дает. «Но законы законами, а незамеченным у начальства целеустремленный «спец» остаться не должен», — скажете вы. Однако даже при такой текучести кадров в милиции, прокуратуре, суде1, которая за последние годы приобрела устойчивую тенденцию к росту, особой нужды в кандидате наук руководство этих структур не испытывает. Ни ведомственные образовательные учреждения, ни практические органы, мягко говоря, не проявляют инициативы в вопросе обеспечения себя кадрами такого уровня.

Приведу два примера. В первом случае для того чтобы перевести на преподавательскую должность аспиранта, защитившего диссертацию, и выделить ему комнату в общежитии (с отказом в постоянной регистрации по месту жительства), руководству института потребовалось три и пять месяцев соответственно. И это при невысокой обеспеченности юридического института сотрудниками, имеющими ученую степень. Поставленный в отчаянное положение, молодой человек обратился в Управление кадров Президента РФ с просьбой рассмотреть вопрос о его трудоустройстве в органах исполнительной власти (к которым, кстати, относятся все «силовые» министерства). Работа «в погонах» в любом регионе России его бы тогда устроила. Получив обращение своего сотрудника, направленное из названного Управления в его ведомство, руководитель института был страшно возмущен не тем, что с молодым специалистом так долго не могут определиться его подчиненные, а тем, что аспирант позволяет себе подобные «вольности» несмотря на «отеческое» к нему отношение и «оперативное» решение всех возникших после защиты диссертации вопросов.

В другом случае диссертацию написал сотрудник, работавший по распределению в органе прокуратуры, отдаленном от места проживания его семьи. К моменту окончания работы над диссертацией он решил уволиться с прежнего места службы и переехать в город к своей семье. Оба населенных пункта находятся в одной области, и если бы чиновники областной прокуратуры заинтересовались сотрудником, повышающим на их глазах уровень своего профессионализма, и перевели его в орган прокуратуры, находящийся в областном центре, их ведомство не потеряло бы высокообразованного, опытного и чрезвычайно энергичного помощника прокурора. Будучи принятым на должность помощника судьи областного суда, бывший прокурорский работник вынужден был после защиты диссертации в ожидании диплома из Москвы, подтверждающего присвоение ученой степени, поступить на платное отделение аспирантуры коммерческого вуза лишь для того, чтобы получить отсрочку от армии. Работа в прокуратуре предоставляла бронь от службы в Вооруженных силах, суды не дают такой брони, а написание второй кандидатской было более чем бессмысленно.

Как видим, ни первый, ни второй случаи не делают чести руководству и кадровым аппаратам государственных учреждений, в которые ученые не выстраиваются в очередь на работу.

Ни для кого не секрет, что при приеме на работу в государственные учреждения наиболее солидной гарантией успешного трудоустройства до сих пор являются родственные и дружеские отношения. Казалось бы, юристы, как никто знающие свои права, оказываются бессильны перед свободой усмотрения, которой наделены в этом вопросе функционеры. Последние отдают предпочтение тем претендентам на различные должности в органах государственной власти и местного самоуправления (в том числе судей, прокурорских работников и даже адвокатов), которые хотя бы имеют местную прописку, не претендуют на получение жилья, не станут уходить на больничный по уходу за ребенком и т.д. Так ли должны быть расставлены приоритеты при приеме на работу в правовом государстве?!

В последнее время среди руководителей различного уровня, по-видимому, складывается мнение, что обеспечение принимаемому на работу специалисту необходимых социально-бытовых условий — не их забота. Например, глава одного из муниципальных образований В. Брозовский в интервью журналу «Эксперт» заявил: «…Для должности определенного уровня как-то решаются жилищные вопросы, и если некто стремится ее занять, не имея ничего за душой, то это тревожно. Желательно, чтобы у кандидата были здоровые амбиции, а не просто «жилье, жилье, жилье»» [Борисова Е. Вертикаль власти: вид снизу // Эксперт. 2005. № 11. С.67].

Комментировать эту позицию мы не будем, скажем лишь, что ее активно поддерживают немало начальников, обеспеченных жильем (нередко государственным), и далеко не все молодые «спецы», «не имеющие ничего за душой», с этим согласны.

Общество неоднократно напрямую выражало свою волю в данном вопросе и определяло на государственном уровне через своих представителей-законодателей, что предъявление в качестве условия при занятии должностей государственной службы какого бы то ни было имущественного ценза запрещено. Но очевидно и то, что общество слабо осуществляет контроль при назначении на государственную службу, если в средствах массовой информации прямо заявляют о «тревожности».

Противоположные настрою В. Брозовского мнения российские чиновники разделяют крайне редко, но все же на страницах печати они появляются. Так, губернатор Белгородской области Е. Савченко заверяет, что главное богатство возглавляемого им региона — человек. «Его (человека. — Д.Г.) интеллект, знания, умения, опыт являются движителем прогресса», — повторяет он известную истину. Далее губернатор комментирует конкретные факты из жизни области: «…Заботой о нем, о человеке, продиктованы все наши действия. Мы находим реальные пути повышения его благосостояния, увеличивая заработную плату до того уровня, при котором человек может вести достойную жизнь. В понятие «достойная жизнь» мы включаем обеспечение белгородцев жильем, в том числе отдельными домами усадебного типа. Эта идея, как показывает практика, не является утопией. И нам бы очень хотелось, чтобы она была принята всем российским государством, прежде всего — правительством. Ресурсами Россия обладает, главное, чтобы власть наращивала социальную составляющую своей политики» [Савченко Е. Наше главное богатство — человек // Милиция. 2005. № 3. С.4].

И эти слова можно комментировать по-разному. Очевидно лишь одно: на вопрос о том, насколько в реальности белгородцы обеспечены жильем и всем необходимым, ответить могут только они. Вместе с тем заявление о необходимости наращивания российской властью социальной составляющей политики государства очень важно. Такое наращивание способствовало бы государственному развитию в целом и развитию науки в частности.

Неадекватное отношение властей предержащих к молодому кандидату наук диктуется не только объективной невозможностью (или нежеланием?) обеспечить нормальные условия для жизни и работы, но порой и чисто субъективным неприятием специалиста, антипатией к нему как к человеку. Степень кандидата наук, которую получит молодой специалист, воспринимается в отдельных случаях как потенциальная угроза статусу руководителя. Автору настоящей статьи известен случай, когда четверо сотрудников учебного заведения, подготовив диссертации с научным руководителем из другого вуза, вынуждены были защищаться буквально втайне от заведующего кафедрой, на которой они работали, небезосновательно опасаясь препонов со стороны последнего. Дело в том, что заведующий кафедрой имеет ученую степень кандидата наук совсем по иной специальности, чем те учебные дисциплины, которые преподаются сотрудниками кафедры, и его подчиненные не могли найти с ним общего языка по многим рабочим вопросам, в том числе связанным с подготовкой диссертации. Поэтому диссертанты решили подстраховаться и сообща вышли на защиту, не предавая этот факт огласке. Одному из четверых, защитившихся по этой кафедре, впоследствии было отказано в переводе с должности аспиранта на преподавательскую должность, и он вынужден был уволиться. И это при том, что высокой «остепененностью» институт, аспирантуру которого результативно окончил молодой человек, похвалиться не может.

Я убежден в том, что развитие российской науки, в том числе юридической, находится в прямой зависимости от востребованности ученых. Именно спрос рождает предложение, а не наоборот. В том случае, если ученые нужны государству, оно должно позаботиться о том, чтобы его (государства) органы и должностные лица этих органов претворяли в жизнь государственную политику, не преследуя исключительно своих личных интересов и не искажая интересов общества и государства.

С уважением,

Денис Гончаров — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Уральского юридического института МВД России, г. Екатеринбург

1 Вакансии должностей судьи в судах областного звена составляют 13%, в районных судах – более 21%. «При сегодняшней нагрузке, которую имеют федеральные судьи, это великая роскошь – иметь почти треть вакансий федеральных судей», – заявил Председатель Верховного суда Российской Федерации В.М. Лебедев [Доклад Председателя Верховного cуда Российской Федерации В.М. Лебедева на IV Всероссийском съезде судей // Российский судья. 2005. № 1. С.4].

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 3:19 пп