Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Лингвокультура языковой личности в интернет-коммуникации

Ольга УСАЧЕВА — кандидат филологических наук, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Орловской региональной академии государственной службы (филиал в г. Липецке)

Закономерным продолжением процессов модернизации, информатизации, глобализации, охвативших на рубеже двух тысячелетий ряд регионов мира, стало появление и динамичное развитие новой информационной и коммуникационной реальности — Интернета.

О стремительной динамике распространения интернет-технологий на территории нашей страны красноречиво свидетельствуют статистические данные. Так, согласно справке Российского общественного центра информационных технологий (РОЦИТ) «Российский Интернет в 2001-2002 гг.», в 2001 г. количество пользователей Интернета в России достигло 5 млн, т.е. с 1998 г. (1 млн 171 тыс.) их численность возросла более чем в 4 раза. По данным Фонда общественного мнения, летом 2004 г. полугодовая аудитория Рунета (а именно ее определяют как «пользователей Интернета») насчитывала 16,9 млн человек, что составило прирост в 2% (2 млн человек) по отношению даже к весне того же года. Наконец, согласно самым последним сведениям (на 17 февраля 2005 г.), число пользователей Сети в России по итогам 2004 г. достигло 18,5 млн человек. Таким образом, каждый двенадцатый россиянин пользуется услугами Интернета. По данным на лето 2004 г., территориально российская интернет-аудитория продолжает концентрироваться в Москве (19% от общего числа абонентов), Центральном (16%) и Приволжском (17%) регионах. Большинство пользователей — лица в возрасте от 18 до 34 лет (66%). Основная часть навигаторов Рунета имеет высшее (37%) и среднее специальное (36%) образование; доля лиц с образованием ниже среднего составляет всего 2%. К услугам Интернета прибегает больше мужчин, чем женщин (57% и 43% соответственно). Отмечается устойчивый рост среди интернет-пользователей руководителей высшего и среднего звена (20% в 2001 г. против 17% в 1999 г.), а также студентов и учащихся (30% и 23% соответственно; более свежие данные автору неизвестны).

Позитивным фактором динамичного развития российского Интернета явилось то, что с 2001 г. он приобрел официальную поддержку со стороны правительства: разработана программа «Электронная Россия (2002-2010 гг.)», приняты постановления о подключении к Интернету почтовых отделений и о компьютеризации сельских школ, законодательное закрепление получила полемика об электронной цифровой подписи и т.д. Эти процессы приводят к тому, что Интернет начинает занимать все более значимое место в жизни человека и общества, в практике социального взаимодействия.

Однако Интернет — нечто большее, чем просто суперсовременная технология, ускоряющая прохождение и распространение информации. Благодаря Интернету существенно расширилась как межличностная, так и социально значимая коммуникация; пополнившаяся такими жанрами общения, как электронная переписка, в том числе и официальная, профессиональные, деловые, научные, политические, тематические телеконференции и форумы, различные формы дистанционного обучения, непринужденное общение в режиме реального времени (чат) и другие. На сетевые средства общения все больше ориентируется современный политический, профессиональный и деловой мир, в связи с чем соответствующие коммуникативные навыки и умения можно смело отнести к востребованным профессиональным и социальным качествам личности.

Коммуникация в Интернете представляет собой разновидность непрямого общения, т.е. коммуникации, опосредованной особым техническим средством — компьютером, который стал новым «звеном исторической цепи опосредствования человеческого общения» после изобретения письма, телеграфа, радио, телефона, телевидения [1]. Однако общение в Интернете опосредуется не просто компьютером, а глобальной компьютерной сетью, что создает совершенно особые условия для порождения и восприятия речи, для обмена текстами.

Взаимодействие людей при помощи компьютера и глобальной электронной сети создало особую медиальную коммуникационную среду, в которой зарождаются и закрепляются особые формы и виды общения, постоянно пополняющие и видоизменяющие сенсорный, коммуникативный, ментальный, психологический и культурный опыт социума. Для обозначения общения в этой среде обычно используют термины компьютерное, электронное, виртуальное, сетевое общение, интернет-коммуникация, часто употребляемые как синонимы. Учитывая словарное значение слова «среда»1, мы предлагаем понимать под медиальной средой коммуникации особое коммуникационное пространство как устойчивую совокупность определенных экстралингвистических условий и факторов, производных от системы медиальных средств, в котором происходит реализация и преобразование уже существующих в распоряжении социума форм, видов, кодов общения, а также становится возможным возникновение, закрепление и распространение инновационных вариантов коммуникации.

Таким образом, сетевая среда коммуникации представляет собой особую разновидность искусственной (техногенной) медиасреды. Ее конститутивными признаками являются:

* опосредованность канала связи благодаря персональному компьютеру и компьютерной сети;

* специфический характер канала связи: электронный, аудиовизуальный, экранный;

* наличие международной и / или национальной компьютерной сети и доступа к ней массового пользователя;

* пространственная (а часто и временная) дистантность партнеров по коммуникации, что предполагает возможность отложенного контакта;

* наличие визуально-текстового контакта взамен визуально-личного; этот признак подразумевает: а) виртуальность (анонимность, заочность) собеседников вследствие ограниченности сенсорного восприятия друг друга, т.е. их идентификацию не на основании реальных характеристик, а на основании виртуального образа, зафиксированного в текстах; б) письменный способ передачи речи и вербальный текст как основную форму коммуникации;

* интерактивность (интеракциональность, обмен информацией), понимаемая как технически обеспеченная возможность мены / чередования коммуникативных ролей отправитель / получатель (адресат / адресант) и зависимость коммуникативного поведения и качеств речи одного речедеятеля от тех же параметров другого;

* преобладание неформального, нерегламентированного общения (неинституционального дискурса), вызванное нерелевантностью статусных офф-лайновых ролей коммуникантов для сетевого общения;

* наличие гипертекста (возможности свободного перемещения в текстовой среде) и некоторые другие [2].

Погружаясь в сетевую коммуникационную среду, человек испытывает на себе ее интенсивное воздействие, которое налагает отпечаток на всю его речеповеденческую деятельность не только в данной среде, но и за ее пределами, в других средах общения. Достаточно указать на примеры распространения компьютерного жаргона в устной разговорной речи (комп, компутер — «компьютер», прога — «программа», юзер — «пользователь», юзать — «использовать» и др.), на применение в несетевом общении специфических написаний, первоначально возникших в сетевой среде в целях экономии речевых и физических усилий (ср.: название магазина «4 U», где 4 должно прочитываться по-английски «for», а не «four», а U — как «you», т.е. «для вас»).

В то же время сетевая среда — это огромное поле творческой речевой деятельности, на котором каждый участник общения имеет возможность реализовать свой личностный языковой и коммуникативный потенциал, поскольку здесь его речевое поведение в большинстве случаев не ограничено теми статусно-ролевыми рамками, которые налагает на него несетевая среда.

Сказанное свидетельствует о том, что особое место в изучении интернет-коммуникации должно отводиться лингвокультуре языковой личности.

Языковая личность — это человек в его способности воспринимать и порождать речь (дискурс), владеющий системой языка и использующий ее для достижения в процессе коммуникации тех или иных неречевых и речевых целей. Именно языковая личность как главная фигура коммуникативного акта находится в точке пересечения важнейших объективно-субъективных условий и факторов коммуникации, таких, как языковая и литературная норма, ситуативно-прагматические условия, социальный и психологический контекст общения, индивидуально-авторские интенции речи. Поэтому в основе антропоцентрической парадигмы современного языкознания, совершившего поворот от изучения объекта (языковой системы) к исследованию субъекта, использующего знаковую систему языка в процессе речевого общения, лежит интерес к homo loquens — «человеку говорящему» [3].

Человеку, вступающему в интернет-общение, приходится самостоятельно решать целый ряд важнейших вопросов: Как создать свой виртуальный образ? Какие стилистические ресурсы языка использовать для создания нужной тональности в дискурсе? В каком речевом жанре реализовать свой речевой замысел? Как соотнести свой дискурс с дискурсом Другого? Как добиться коммуникативного успеха? Все эти вопросы приходится решать при отсутствии четких стандартов и предписаний, которые, в значительной мере ограничивая авторскую свободу, вместе с тем служат личности надежным ориентиром в ее коммуникативной деятельности. Фактически речь идет о необходимости овладеть дискурсной компетенцией особого рода. Дискурсная (дискурсивная) компетенция языковой личности — важнейшая составляющая коммуникативной компетенции, предполагающая овладение дискурсом как функциональным выбором и осуществлением определенных речевых и поведенческих реализаций, типичных (базовых) для тех или иных коммуникативных ситуаций. Практика же электронной коммуникации обнаруживает далеко не достаточное владение такой компетенцией, что, к сожалению, не позволяет считать удовлетворительным уровень лингвистической культуры у многих пользователей Интернета.

В виртуальной среде, к сожалению, возможно быстрое тиражирование орфографических, пунктуационных, грамматических ошибок (по некоторым сведениям, в трех случаях из четырех употребляется написание агенство вместо правильного агентство, имплантант вместо правильного имплантат и др.). Настораживает явно проступающая тенденция использовать в Сети сниженный, намеренно огрубленный жаргонизирующий тип речевой культуры [4], который может стать эталонным у пользователей компьютерных сетей, а затем, под влиянием столь престижной социальной группы, закрепиться в сознании и речевой практике широких масс и тем самым направить развитие литературного языка по пути обеднения его коммуникативных возможностей.

Чрезмерная редукция норм, засилье жаргонизмов, бранной, в том числе и табуированной лексики, неоправданное использование малопонятных слов (иноязычных заимствований, профессионализмов) выявляют неумение, а часто и нежелание воспользоваться предоставленной коммуникативной свободой, которая нередко истолковывается как право безнаказанно писать нецензурные слова на виртуальном «заборе». Безграмотная, неряшливая, засоренная, логически противоречивая, невразумительная, не этикетная речь служит серьезным препятствием для достижения коммуникативных целей, источником коммуникативных помех, неудач, недоразумений и конфликтов вплоть до срыва коммуникации. Вот один из примеров такого рода: А. Про диалектичность — это ваши домыслы : ) Б. Слушайте, не рисуйте глупеньких улыбочек2 в конце предложения. Это удел подростков-виртуалов из чатов. В данном случае реплика участника Б — это конфликтная реакция на не этикетное поведение участника А, чье высказывание грешит категоричностью и необоснованностью.

Нередки случаи асоциального и агрессивно-конфликтного речевого поведения абонентов электронных сетей. Известно, что от таких распространенных негативных явлений, как спам, флейм и флуд страдает в первую очередь само сетевое сообщество, которое пытается разными способами противостоять этим «издержкам» виртуальной коммуникации. Следовательно, оптимизация коммуникативных процессов выступает как насущная потребность прежде всего для самих виртуальных коммуникантов и их коллективов.

Об этой потребности наглядно свидетельствует появление во многих секторах Рунета (как и глобальной сети в целом) специальных речекоммуникативных кодексов, т.е. сетевого этикета, в сокращении именуемого сетикетом или нэтикетом (от англ. Net — сеть), поскольку сетевые сообщества столкнулись с тем, что абсолютно нерегулируемое общение, как правило, оказывается неэффективным. Сетевой этикет — это один из способов формирования лингвокультуры языковой личности в электронной среде коммуникации. Тем самым появление электронной коммуникации приводит к расширению зоны регулируемого неинституционального (неформального) публичного общения. Следует подчеркнуть, что речь идет не о механизмах принудительной регуляции извне, со стороны государства и внесетевого общества, а о механизме саморегуляции, который сознательно и добровольно вырабатывается и поддерживается самим виртуальным социумом.

Конвенциональность общения осуществляется с помощью модерирования, т.е. предполагает цензуру сообщений: редактирование (сокращение) или даже их удаление, наказание абонента отключением от активного использования сетевого ресурса на тот или иной срок. Языковая политика, реализуемая администратором и модератором сетевой группы, как правило, вырабатывается и обсуждается при участии ее рядовых членов, для чего требуется как минимум развитие у них языкового вкуса, чувства меры, а значит, повышение общего уровня языковой и коммуникативной рефлексии.

Более широкий подход к разрешению проблемы лингвистической компетенции личности связан с целенаправленным воспитанием у нее речевой культуры либо полнофункционального типа, что предполагает владение всеми возможностями литературного языка (системой функциональных стилей, системой жанров речи, устной и письменной разновидностями речи, различными коммуникативными стратегиями и т.д.), либо неполнофункционального среднелитературного типа, который характеризуется небезупречным, но все же достаточным освоением средств литературной речи. Это актуальная лингводидактическая задача, ориентирующая обучаемых не столько на знание и пассивное соблюдение литературных норм и жестких стандартов общения, сколько на понимание целей и задач коммуникации и проистекающее из него адекватное использование средств выражения. В настоящее время, когда распространение компьютерных сетей как элемента информационных технологий в рамках государственных образовательных программ предусматривает массовое вовлечение в интернет-среду учащейся молодежи, специалистов, в том числе и государственных служащих, правомерно поставить вопрос о новом содержании обучения на занятиях по информатике, культуре русской речи, деловому общению, конфликтологии и т.д., где теперь следует отводить важное место знакомству с принципами речевого и коммуникативного поведения в информационном сообществе.

Таким образом, в интернет-коммуникации языковая личность наделяется и широкими правами, и добровольно принимаемыми на себя обязательствами, и ответственностью. От нее требуется не только соблюдать определенные речекоммуникативные соглашения, но и владеть целым рядом умений и навыков, которые в совокупности характеризуют ее лингвистическую культуру, ставшую «осознанной необходимостью».

Литература

1. Тихомиров О.К. Общение, опосредствованное компьютером / О.К. Тихомиров, Ю.Д. Бабаева, А.Е. Войскунский // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1986. № 3. С.31-42.

2. Галичкина Е.Н. Специфика компьютерного дискурса на английском и русском языках (на материале жанра компьютерных конференций): Автореф. дис. канд. филол. наук. Волгоград, 2001.

3. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

4. Гольдин В.Е., Сиротинина О.Б., Ягубова М.А. Русский язык и культура речи: Учебник для студентов-нефилологов. М., 2003.

1 Согласно Малому академическому словарю русского языка слово «среда» в одном из своих значений трактуется как «совокупность природных или социальных условий, в которых протекает жизнедеятельность какого-либо организма», а также как «социально-бытовая обстановка, в которой протекает жизнь человека».

2 Символы, или так называемые смайлы, : ), 0 ))), % ))) обычно используются в сетевом общении для передачи определенных эмоций, в данном случае – «улыбки».

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 3:05 пп