Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

«Еда Франкенштейна»: есть или нет?

9 октября — День работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

16 октября — День работников пищевой промышленности и Всемирный день продовольствия.

27 октября 1855 года родился Иван Владимирович Мичурин, русский биолог и селекционер, всю жизнь занимавшийся созданием новых сортов плодово-ягодных культур. Умер Мичурин в 1935 году. Прошли десятилетия, и вот уже мир потрясли новые открытия в области сельского хозяйства, в частности растениеводства. Эти открытия по-новому поставили и проблему продовольствия.

Нина МАКСАКОВА — журналист

Более двух десятков лет назад вошли в нашу жизнь генетически модифицированные (ГМ) растения, продукты питания и лекарства. Срок достаточный, чтобы задуматься над тем, сделали ли они человеческую жизнь более успешной и здоровой, облегчили ли труд фермера, накормили ли народы голодающих стран? На эти вопросы пытаются ответить политики, ученые, потребители во всем цивилизованном мире.

Россиян проблема генетически измененной пищи коснулась значительно позже, многие узнают о ней лишь сейчас и спрашивают: как отличить простому покупателю продукты, выращенные в естественных условиях, от модифицированных? Куда обращаться, если сомневаешься в их безопасности? Отнюдь не лишнее любопытство в условиях, когда средства массовой информации публикуют статьи-страшилки, утверждая, что все мы скоро станем мутантами, а британские журналисты окрестили продукты, изготовленные из генетически модифицированных организмов, «едой Франкенштейна».

Недостаточной информированностью потребителей пользуются политики, далекие от проблем генной инженерии работники торговли либо конкуренты из иных сегментов пищепромпереработки. Речь идет не только о том, чтобы накормить людей, но и о больших деньгах, выражающихся в миллиардах долларов. Как известно, европейский потребитель относится к продуктам, произведенным на основе ГМ-организмов, настороженно. Потому-то рынки сбыта ищут там, где меньший контроль и меньшая информация для потребителя. К таким странам — с полным на то основанием — отнесена Россия.

Первым был табак

Никто из наших соотечественников не может быть убежден, что потребляет только ту пищу, которую, как говорится, сам бог дал. С началом рыночной экономики Россию наводнили импортные трансгенные продукты и сырье в таком количестве, что с его помощью теперь уже отечественные производители выпускают их в бесперебойном режиме. По очень скромным подсчетам, сегодня реализуется 52 наименования ГМ-продуктов, не прошедших маркировку. Всего же из более чем 120 продуктов, модифицированных в мире, в России заявлено около ста. Это — сырьевые компоненты, растения, а также готовые изделия, на этикетках которых об этом зачастую ничего не сообщается. Самые распространенные из них — сосиски и колбасы. Они содержат изготовленные из генетически модифицированной сои добавки — соевый изолят, соевый концентрат и соевую муку, хотя одновременное включение таких добавок в пищевые продукты непозволительно. Но когда отсутствует контроль, то делать это не стесняются. Можно выпускать и мясные продукты, где содержится всего 5% мяса, остальное — соевые наполнители. Однако и это не предел коммерческой фантазии. Соей прошприцованы даже филейные части. Такие виды мясной продукции, несмотря на высокую цену, также продают без указания ГМ-ингредиентов.

Содержатся они и в том, без чего не обходится ни один человек, — в лекарственных препаратах и субстанциях. Покупая семена и саженцы, тоже нельзя быть уверенным, что приобретаешь для дачного участка естественные растения. О первозданности табака вовсе следует забыть. Сигареты, папиросы, сигары из ГМ-источников россияне курят почти 15 лет, с тех пор, как свою табачную продукцию стали поставлять (а потом и производить на месте, скупив в России 36 табачных фабрик) крупнейшие западные корпорации. Модифицированы даже самые изысканные трубочные табаки, запахом которых наслаждаются 47 млн российских курильщиков и покуривают 11 млн наших соотечественников.

Табак был первым растением, преображенным методом генной инженерии. Неуязвимый для вредителей трансгенный табак, появившийся в США в 1983 г., открыл дорогу в основном специалистам из США, Канады, Аргентины к генетической модификации кукурузы, сои, рапса, помидоров, огурцов, картофеля, яблок, груш и десятков других видов флоры. Если соизмерять объемы, то почти 90% из общего количества составляет соя. Так что есть все основания говорить о соевом гамбите в России.

Что не разрешено, тоже можно

Причины, по которым вторжение в ДНК нашло широкое применение в сельском хозяйстве, исключительно коммерческого свойства. Модифицированные продукты имеют лучший товарный вид, дольше хранятся, значит, транспортируются без потерь и на очень дальние расстояния. Большая часть проектов в генной инженерии «проплачена» заказчиками — транснациональными корпорациями. А кто платит деньги, тот и музыку заказывает. Результаты научных исследований порой не проверяют на безопасность, ускоренными темпами их внедряют в производство ради быстрейшего получения прибыли. Мировой объем продаж ГМ-культур растет стремительно, в 2002 г. он превысил $3 млрд, а к началу нынешнего года составил уже $8 млрд. Отданные под них площади также растут и превышают 60 млн га.

Словом, бизнес поставлен на поток и как всякий другой должен действовать в рамках закона. В Российской Федерации формирование государственной политики в области генно-инженерной деятельности началось в конце 90-х годов. Были приняты нормативно-технические документы, распоряжения главного государственного санитарного врача России, регламентирующие мониторинг ГМ-источников, их маркировку и регистрацию. Закон о генной инженерной деятельности перерабатывается в настоящее время в соответствии с законом о техническом регулировании.

Министерство здравоохранения России выдало более ста регистрационных удостоверений на продовольственное сырье, пищевые продукты и компоненты для их производства, изготовленные на основе ГМ-источников. В их числе несколько десятков наименований концентратов соевого белка, изолятов соевого белка, соевой муки и соевых белковых продуктов, а также заменители сухого молока на основе изолятов соевого белка, фито-сыр и фито-майонез соевые, несколько видов мороженого и сортов собственно сои, более десятка биологически активных добавок к пище, кроме того, два сорта кукурузы, столько же картофеля и т.д. С 1 ноября 1997 г. началась регистрация и всего того, от чего худеют, хорошеют, что-то рассасывается, укрепляется и т.д. и т.п. Таких средств набралось свыше 4 тыс. Не выдержали регистрации примерно 1370 препаратов, в основном ювелогической направленности.

Регистрацию установили во многом благодаря усилиям Национального фонда защиты потребителей, специалисты которого профессионально занимаются данной темой 11 лет. По словам его генерального директора, кандидата экономических наук Александра Калинина1, в 2002 г. через таможню Российской Федерации ввезено биологически активных добавок на (67 млн. Продано, по подсчетам Фонда, совпадающим с данными экспертов Англии и США, почти на (1,5 млрд. Спрашивается, откуда они взялись на такую сумму? Чтобы выяснить это, Фонд обратился в таможенный Комитет по борьбе с контрафактной продукцией. Оказалось, что все прошло через нашу таможню, но только в качестве сырья и потому таможенными тарифами не облагалось. Нельзя доставить препарат целиком — ввозят его частями. И уже в России — на фармацевтических предприятиях, в подсобных помещениях, в воинских частях, которые не востребованы, и в подвалах — делается все то, что искушает наши глаза и души многообещающими надеждами быть «словно заново рожденными». Российские эксперты не установили, наносят ли урон все эти биологически активные добавки здоровью человека. Для экономики он очевиден.

Самым благополучным является сегмент рынка ГМ-продуктов, связанный с пищевыми добавками. На сегодняшний день зарегистрированы и официально разрешены к применению более 250 пищевых добавок естественного и химического происхождения, а также так называемого смешанного сырьевого состава. Это ингредиенты, наполнители, консерваторы, красители, ароматизаторы. Семь пищевых добавок к использованию запрещены. В России они не используются, но проникают сюда с продукцией, выпускаемой странами СНГ. Среди них парафин А — твердый отслаивающийся ингредиент, применяемый в карамели. Человеческий организм не в состоянии его переваривать, но способен накапливать. В восьми типах жвачек используется бутадиенстирольный каучук — также во всем мире запрещенный, тем не менее мы продолжаем его съедать. Приходится только удивляться, почему об этом все молчат.

Быть или не быть?

Крупномасштабный выход на мировые рынки ГМ-источников потребовал создания специальной правовой разрешительной системы в мировом масштабе. Вопросы их безопасности обсуждаются на встречах «Большой восьмерки», сессиях ООН, ВТО, ВОЗ. В каждой стране существуют свои законы и разрешительные подходы к биотехнологическим продуктам. Хотя, надо отметить, вводимые ограничения часто диктуются не научными соображениями, а практическим расчетом. Так, в некоторых странах Европы отказ от ГМ-сырья лоббируется поставщиками мяса и молока, перепроизводство которых создает экономические и политические трудности. Истек срок двухлетнего моратория во Франции, как и другой — по линии ЕС. В Великобритании, к примеру, он действовал в течение трех лет по требованию экологических организаций. Табу на производство и продажу ГМ-риса наложила Япония, для которой это основной продукт питания. Некоторые мусульманские страны отказались от ГМ-продуктов, правда, по этическим причинам: боясь рекомбинатного бычьего гормона роста (бычьего соматотропина) — генетически модифицированного гормона, производимого фирмой Монсанто (США), используемого для повышения объемов удоев молока, и не зная, где конкретно может находиться «ген свиньи», они вообще отказались от всей ГМ-продукции.

В последний год своего правления Билл Клинтон подписал три указа, которые ограничивают деятельность пищевых концернов, производящих ГМ-продукты. Юрист по образованию, Клинтон поручил 74 научным центрам проанализировать последствия потребления таких продуктов. К тому времени в США их ели уже 22 года — срок, когда можно сказать о них с большой долей достоверности. Из 74 центров в 17 пришли к выводу: ГМ-продукты приносят вред человеческому организму по девяти направлениям — от буквы А (аллергия) к букве П (повышение устойчивости к антибиотикам) и далее ряд других.

В Краснодаре, кстати, тоже проводили исследования. Данные американских ученых подтвердились. Заинтересованных этой темой адресуем в Краснодарскую сельскохозяйственную академию. Правда, иного мнения придерживаются в Институте питания РАМН. Там убеждены: трансгенные соя или картофель не вреднее и не опаснее традиционных. На что противники ГМ-продукции отвечают: исследования проводились не в полном объеме и потому недостоверны.

Споры спорами, а факт остается неопровержимым: от ГМ-организмов никто на планете не умер. Но это с одной стороны, а с другой — ни один ученый в мире не дает гарантии безопасности ГМ-продуктов и благотворными для здоровья человека не называет. Спрашивается: зачем тогда все это нужно? Ведь производство ГМ-культур фермерский труд не облегчает. Нет даже таких косвенных преимуществ, как сокращение использования пестицидов и гербицидов, которыми обрабатываются поля, и устойчивость к насекомым-вредителям. На экспериментальных полях под Москвой и Краснодаром выращивали американский генетически модифицированный картофель, устойчивый к колорадскому жуку. Жук, полакомившись ботвой ГМ-картофеля, действительно погибал. Зато другие насекомые-вредители ели его за милую душу.

Пока Россия остается сторонником традиционного земледелия. Ученые с осторожным оптимизмом проводят испытания на биобезопасность новых сортов растений, и ни одно из них еще не получило от федеральных государственных органов «добро» для использования в российских хозяйствах.

— Наш Фонд, — говорит Александр Калинин, — не согласен с теми, кто говорит, что процесс надо форсировать. Эксперименты на безопасность биотехнологий требуют многих лет наблюдений. В таких вещах спешить нельзя, изучать надо каждый случай в отдельности. Если речь идет о генетически модифицированном молочном изделии, то оно должно быть предметом тщательного исследования. Если это мясной продукт (а мы уже говорим о клонировании животных), то тем более следует изучать его не один год, прежде чем просто объявить о нем во всеуслышание. Там же, где генетически модифицированные процессы давно устоялись и ясно, что они безопасны, например в лекарственных препаратах, почему бы не дать зеленый свет? Как тому же инсулину, который спасает сегодня жизни миллионам людей на всем земном шаре.

Так быть или не быть? Санэпиднадзор столицы подготовил экспертов, готовых ответить на этот вопрос. Есть у них и оборудование на предмет наличия в готовой продукции ГМ-компонентов. Но загвоздка состоит в том, что необходимо еще оборудование, определяющее их количество. Оно дорогое, у России на него денег нет, но обещание на его приобретение дали. Пока же надеяться приходится на зарубежные исследования.

Маркировать! Причем в процентах

ГМ-продукты маркируют более чем в 130 странах. Российский потребитель также должен иметь полную и достоверную информацию о пище, которую ест. Маркировка не будет означать, что данный продукт опасен для здоровья человека. Иначе бы он не появился на прилавках. Это лишь дополнительная информация для потребителей, которые имеют право выбора. Хочешь, покупай кукурузный початок с полей Кубани, а хочешь — отдавай предпочтение попкорну из ГМ-кукурузы.

Министерство РФ по антимонопольной политике (совместно с потребительскими организациями) неоднократно обращалось в Минздрав и другие организации, занимающиеся вопросами безопасности пищевых продуктов, и вносило предложения по развитию системы информирования потребителей. Общими усилиями были приняты и поправки в Закон «О защите прав потребителей», касающиеся усиления ответственности продавцов и изготовителей (будь то наши соотечественники или иностранцы) за сокрытие достоверной информации о наличии в продукции ГМ-компонентов. Однако обязанность изготовителя маркировать продукцию, содержащую ГМ-компоненты, зачастую остается благим пожеланием. За исключением Москвы, в которой положение лучше, поскольку все последние годы здесь вообще соблюдался контроль за тем, чтобы содержание продуктов соответствовало тому, что указано на этикетках. О том же, чтобы давалось процентное содержание ГМ-компонентов в пищевых продуктах, как требуют того нормативы ЕС, приходится только мечтать.

Разработанный академиком Российской академии медицинских наук Виктором Тутельяном метод идентификации модифицированных источников в пищевых продуктах составил основу для закона о ГОСТе. С вступлением его в действие 1 июля 2003 г. Россия стала 23-м государством, утвердившим нормативные документы по контролю за ГМ-источниками. Базовыми научными центрами для их идентификации являются НИИ питания РАМН, Центр генной инженерии РАН и Всероссийский НИИ физиологии растений, где товаропроизводители и продавцы могут получить авторитетные заключения о наличии ГМ-организмов.

Теперь и российский потребитель может получить ответ на главный вопрос: кто отвечает за безопасность модифицированных продуктов? Скорее всего, то государственное учреждение, которое это контролирует. В первую очередь — Санэпиднадзор. Если выявится, что продукция какого-то производителя содержит ГМ-источники, а их регистрацию она не прошла, то производитель понесет ответственность, вплоть до отзыва ее с рынка. Причем отзыв будет производиться за счет изготовителя.

Нет предела биосовершенству

В настоящее время, убежден Александр Калинин, человечество находится, возможно, в двух шагах от создания растений с новыми агрономическими функциональными свойствами. Это, к примеру, фрукты и овощи с повышенным содержанием витаминов, зерновые культуры с повышенной питательностью и др. Одно из недавних достижений ученых — так называемый «золотой рис», который уже знаком российским потребителям. После многих лет удалось ввести гены, необходимые для синтеза бета-каротина — предшественника витамина А, и гены, с помощью которых можно повысить содержание железа в зернах. Таким образом, впервые созданы реальные предпосылки для решения проблемы дефицита железа и витамина А в рационе многих миллионов страдающих анемией людей.

В ведущих лабораториях мира создаются растения-вакцины, растения-фабрики по производству лекарств, наконец, растения-биореакторы по производству индустриальных продуктов, таких, как различные виды пластика, красителей (например индиго), технических масел и присадок к двигателям. Несмотря на то что список выглядит несколько фантастичным, уже есть первые реальные результаты, лабораторные образцы, причем расчеты некоторых экспертов показывают, что экономический и, главное, экологический эффект будет очень значительным. Фактически речь может идти о создании новой экологически чистой промышленности. Вот только восторги восторгами, а как все-таки это отразится на нашем здоровье?

1 Автор многочисленных публикаций – аналитических, научных, публицистических. Они изданы как в России, так и в Великобритании, Франции, Германии, США, в том числе распространены через Нью-Йоркскую академию наук.

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 2:34 пп