Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Государственная власть и гражданское общество в системе российского конституционализма

На современном этапе государственного строительства в России в центр государственного управления и административно-правового регулирования выдвигаются отношения государства с гражданским обществом, а приоритетными являются права и свободы человека и гражданина.

Государственная власть и гражданское общество в системе российского конституционализма

Наталия МАМИТОВА — кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры государственного строительства и права РАГС

Нормальное взаимодействие власти и общества — необходимое условие политической стабильности и процветания каждой страны. Коренные вопросы ее развития государство не в состоянии решить без поддержки общества, а общество не может их решить без поддержки власти. Ни одну реформу нельзя осуществить только силами бюрократии. В то же время без участия государства общество не способно провести необходимые ему реформы: для этого нужны административный, властный, ресурс, а также материальные средства, получаемые от налогов, которыми распоряжается государство. Важная особенность нынешнего периода заключается в том, что в России возникла парадоксальная ситуация, которая определяется противоречием между слабостью государства… и гипертрофией государственного аппарата, фактически неподконтрольного общественности и парламенту [1]. В этой связи весьма остро обозначилась проблема «государственная служба и гражданское общество», актуализировалась идея гражданского контроля за бюрократией.

Упомянутая проблема была впервые четко обозначена в Концепции реформирования системы государственной службы в РФ от 15 августа 2001 г. Соответствующие положения Концепции получили развитие в Федеральной программе «Реформирование государственной службы РФ (2003—2005 годы)». В преамбуле Указа Президента РФ от 19 ноября 2002 г., которым она была утверждена, специально подчеркивается направленность программы на развитие гражданского общества.

«Программным» целям и задачам должна подчиняться вся деятельность государственного аппарата, всех ветвей власти, они выступают правовым ориентиром, своего рода каркасом для создания и развития новых институтов государственности.

В качестве фактора, который должен обеспечить начало реформы государственной службы и ее успешное проведение, в литературе называется давление со стороны гражданского общества [2], но такое давление возможно лишь в государстве с устоявшейся системой демократических институтов. В постсоветской России говорить об этом пока рано. Более того, в сложившейся ситуации сама власть, вопреки всем известным концепциям гражданского общества и правового государства, вынуждена стимулировать участие граждан в общественной жизни. В этом и состоит феномен современной России, где государство, его аппарат оказываются той силой, которая создает условия для формирования структур гражданского общества. Другими словами, институты гражданского общества насаждаются в большей степени государством.

Противоречие между способом формирования гражданского общества и его предназначением как структуры саморегуляции общества, сутью которого является равноправный диалог с властью, можно разрешить в рамках Концепции реформирования системы государственной службы РФ. По мнению А.А. Гришковца, в основу взаимодействия государственной службы и гражданского общества должны быть положены два базисных принципа: принцип служения государству и принцип открытости и гласности в осуществлении государственной службы [3, с.26].

В рамках реформы государственной службы нужно вести речь не о замене так называемой «государевой» службы на службу «подлинно гражданскую», а об организации подлинно государственной службы. Такая служба предполагает стабильное положение самого государственного служащего. Еще видный дореволюционный государствовед Н.М. Коркунов отмечал, что только вполне уверенный в прочности своего положения чиновник может всецело отдаться добросовестному служению своему долгу [4]. Дополнительным фактором стабильности будет развитие конкурсных начал при замещении государственных должностей.

Принцип гласности в осуществлении государственной службы как выражение демократических преобразований, происшедших в государственном аппарате, впервые был возведен в ранг нормы права в ст. 5 Федерального закона «Об основах государственной службы РФ». Правда, позднее он не вошел в число основных принципов построения и функционирования системы государственной службы, закрепленных в ст. 3 Федерального закона «О системе государственной службы РФ» от 27 мая 2003 г. В этом законе появился новый комплексный принцип: открытость государственной службы и ее доступность общественному контролю, объективное информирование общества о деятельности государственных служащих.

Чтобы данные принципы не остались только на бумаге, необходимо создать формы контроля гражданского общества в сфере государственной службы. В современном законодательстве и специальной литературе выделяют четыре такие основные формы:

— привлечение представителей структур гражданского общества к работе коллегиальных образований в сфере государственной службы (конкурсные, квалификационные, аттестационные и другие комиссии);

— вовлечение представителей структур гражданского общества в экспертно-консультативную деятельность в сфере государственной службы;

— согласование со структурами гражданского общества решений по кадровым вопросам в системе государственной службы;

— создание общественных организаций контроля [3, с.31].

Не останавливаясь подробно на каждом из них, отметим лишь, что порядок привлечения представителей структур гражданского общества должен быть достаточно четко прописан, а работа с ними должна стать одним из важных направлений повседневной деятельности любого органа государственной власти исходя из его компетенции. Поэтому при проведении реформы государственной службы нужна четко продуманная и последовательно проводимая единая государственная политика, направленная на привлечение структур гражданского общества. Эта политика должна иметь под собой прочную правовую основу в виде стабильного конституционного законодательства, включающего в себя и процедуру привлечения структур гражданского общества как к внутренней, так и к внешней деятельности государственного аппарата.

С принятием пакета законопроектов о государственной службе должна быть реализована и другая важная идея Концепции: о публично-правовом характере государственной службы, определении ее как института, призванного обеспечивать выполнение государственными служащими социальной функции государства, а не только исполнения полномочий государственных органов. Упомянутая идея означает, что государственная служба — это предмет публичного права. Следовательно, надо постепенно отходить от положения, когда госслужащие фактически рассматриваются как работники, имеющие лишь особенности правового статуса, установленные Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации».

В законопроектах обоснованно закрепляется право граждан поступать на государственную службу не по трудовому договору, а по служебному контракту. При этом важно, чтобы были определены четкие условия таких контрактов, порядок их заключения, а также порядок прекращения их действия.

Принципиальным является положение Концепции о том, что правовое регулирование системы государственной службы осуществляется «в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации». В прежние годы разработчики актов законодательства о государственной службе исходили из ошибочного представления, согласно которому подобное законодательство является замкнутой системой, ориентированной на минимальное взаимодействие с правовыми системами других стран. Россия ратифицировала значительное число международно-правовых актов, касающихся статуса государственного служащего и порядка прохождения государственной службы. Государственные органы обязаны учитывать обязательства государства по международному праву и не допускать противоречий в издаваемых актах. Необходимо также инициировать заключение соглашений по вопросам государственной службы, особенно с государствами-членами СНГ [5].

Таким образом, государственная служба должна строиться на принципах законности, открытости, обязательности, ответственности, а деятельность государственных органов — осуществляться на основе регламентов, обеспечивающих эффективное функционирование государственного аппарата.

Отраженная в Конституции РФ нормативная модель демократически-правовой государственности должна влиять на происходящие в России реформы. Реализация положений Конституции — дело постоянное. Если в этом поэтапном процессе достигаются положительные результаты, то, следовательно, с одной стороны, «происходит своеобразное «перетекание» идеала (должного состояния) государственности в эмпирическую действительность, а с другой — происходит сближение характеристик фактически имеющихся институтов публичной власти, гражданского общества с параметрами нормативной модели демократически-правовой государственности» [6]. Конечно, конституционные положения, претендующие на эффективное действие и ощутимую нормативную силу, должны так или иначе учитывать реальные обстоятельства и соответствовать им. В то же время нужно отдавать себе отчет, что нормативную модель и реальность разделяет определенная дистанция, между ними есть известная напряженность и нередко они вступают в противоречия. Последние снимаются в процессе реализации Конституции и в ходе развития конституционализма.

Литература

1. Зеленко Б.И. Политические партии и гражданское общество в РФ (некоторые политико-правовые аспекты) // Право и политика. 2003. № 3. С.57.

2. Реформа государственной службы России: история попыток реформирования с 1992 по 2000 год. М., 2003. С.22.

3. Гришковец А.А. Государственная служба и гражданское общество: правовые проблемы взаимодействия (практика России) // Государство и право. 2004. № 1.

4. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. I. СПб., 1892. С.284.

5. Иванов В.П. Реформирование государственной службы: вопросы и перспективы. //Журнал Российского права. 2003. № 5. С.9.

6. Мамут Л. Конституция и реальность// Право и жизнь. М., 1999. № 2(27). С.72.

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 1:18 пп