Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Проблемы социального развития российского Севера

Место северных регионов в экономике и бюджетной политике России, прежде всего формирующей ее доходную часть, трудно переоценить.

Оно адекватно потенциалу и масштабам, характеризующим российский Север. Это две трети территории страны (11 млн кв. км), 10,7 млн человек, постоянно здесь проживающих, среди которых представители почти 30 коренных малочисленных народов. В районах Севера сосредоточено около 80% запасов всех полезных ископаемых России, производится до 20% ВВП страны, 18% электроэнергии, 25% лесной продукции, добывается более 90% природного газа, 75% нефти, 80% золота, 90% меди и никеля, практически все алмазы, платиноиды, весь кобальт и апатитовый концентрат. С учетом мощностей известных во всем мире крупных промышленных комплексов, расположенных на этих территориях — в первую очередь по добыче и переработке природных ресурсов, — вполне предсказуема и роль северных регионов в удвоении объемов ВВП за 10 лет. От решения этой задачи, поставленной Президентом РФ, будет зависеть качество и уровень жизни не только местных жителей, но и всех россиян. Однако экономическая и социальная ситуация этих регионов, мягко говоря, далека от безоблачной.

Николай ВОЛГИН — доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик РАЕН, заведующий кафедрой труда и социальной политики РАГС

Кафедра труда и социального развития создана в 2000 году. За это время для студентов и слушателей РАГС, курсов профессиональной переподготовки, повышения квалификации, аспирантов и соискателей разработаны 22 учебные образовательные программы. С 2000 года 7 преподавателей кафедры защитили докторские диссертации, один — кандидатскую диссертацию, 11 — получили звания профессора и доцента. Подготовлено и издано более 2000 п.л. книжной продукции, в том числе восемь учебников по экономике труда, социальной политике, рынку труда, социальному государству, демографии и другим дисциплинам с грифами Минобразования России и УМО, десятки учебных пособий, словарей и монографий.

Свои размышления начну с анализа результатов опроса северян — участников Всероссийской научно-практической конференции «Социальное развитие северных регионов: опыт, проблемы, перспективы», состоявшейся в РАГС в марте 2004 г.

Некоторые результаты данного опроса сравниваются с результатами аналогичного опроса, проведенного нами в 2003 г. в ходе Всероссийской научно-практической конференции «Корпоративная социальная политика на современных российских предприятиях: проблемы, опыт, перспективы», участниками которой были руководители всех 89 субъектов Федерации. Сопоставления мнения северян и жителей других регионов страны по одним и тем же проблемам имеют, на мой взгляд, не только чисто научное, но и практическое значение.

Итак, обратимся к Таблицам 1, 2.

Таблица 1. Как Вы оцениваете в целом период экономических реформ в нашей стране, осуществляемых с 1992 г.?, %.

Как трудный, но необходимый этап на пути к развитию общества 61,5 27,6
Как период поиска с успехами и неизбежными ошибками 15,4 19,0
Как период временного, но поправимого кризиса 7,7 11,3
Как период неоправданных потрясений и трагедий 15,4 38,9
Затруднились ответить 3,2
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

Таблица 2. Как изменилось положение в экономике страны за последние 2 года?, %.

Улучшилось 38,4 39,2
Не изменилось 23,1 30,0
Ухудшилось 23,1 24,0
Затруднились ответить 15,4 6,8
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

Как видим, если эксперты-северяне и респонденты-россияне в целом единодушны в оценке изменения положения в экономике страны за последние два года (Таблица 2), (почти 40% считают, что оно улучшилось), то на вопрос «Как Вы оцениваете период экономических реформ в стране, осуществляемых с 1992 г.?» высказанные ими точки зрения принципиально различны. Северяне более оптимистичны и лояльны к реформам. Это подтверждают и данные Таблицы 3 — 38,4% северян полагают, что положение в социально-трудовой сфере за последние четыре года улучшилось.

Таблица 3. Как изменилось положение в социально-трудовой сфере России за последние 4 года?, %.

Улучшилось 38,4
Не изменилось 15,4
Ухудшилось 23,1
Затруднились ответить 23,1

В то же время респонденты-участники северной конференции достаточно жестко и, думается, не без оснований оценивают уровень социального развития регионов российского Севера (Таблица 4) — 53,9% как низкий, причем 76,9% респондентов фиксируют отсутствие четкой северной политики государства (Таблица 5).

Таблица 4. Как Вы оцениваете в целом уровень социального развития регионов российского Севера?, %.

Высокий 0
Средний 38,4
Низкий 53,9
Крайне низкий 7,7
Затруднились ответить

Таблица 5. Считаете ли Вы, что в современной России имеется достаточно четкая северная политика государства, отвечающая как национальным интересам, так и интересам северян?, «.

Имеется 15,4
Нет 76,9
Затруднились ответить 7,7

Несколько вопросов связаны с доходами населения (Таблицы 6, 7). Респонденты-северяне и респонденты из других российских регионов дали близкие ответы на вопрос «Устраивает ли Вас размер получаемого дохода?» (Таблица 6). Более 70% тех и других ответили отрицательно. Что же касается определения основного вида дохода, то здесь есть интересные нюансы (Таблица 7). Так, среди респондентов, представляющих всех граждан России, около 90% основным видом своего дохода назвали заработную плату, а среди экспертов-северян таковых лишь чуть более 60%. Судя по экспертным оценкам, почти у 40% опрошенных, проживающих на Севере, главным источником для жизни является не оплата их труда, а районные доплаты и северные надбавки, дивиденды от акций, других ценных бумаг, доходы от дополнительной предпринимательской деятельности. Хорошо это или плохо? В этом вопросе, связанном с деформацией структуры общего дохода северянина, видимо, еще предстоит разобраться. Однако уже сейчас ясно: заниженная доля заработной платы в совокупном доходе работника сигнализирует о тенденции снижения престижности труда со всеми вытекающими отрицательными последствиями как в экономическом, так и в социальном плане.

Таблица 6. Устраивает ли Вас размер дохода, который Вы получаете?, %.

Да 15,4 19,9
Нет 76,9 71,8
Затруднились ответить 7,7 8,3
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

Таблица 7. Какой вид дохода у Вас основной (по размеру) в общем его объеме?, %.

Заработная плата 61,5 86,1
Районные доплаты и северные надбавки 7,7
Доход от собственности (акций, других ценных бумаг и т.д.) 7,7 1,5
Доход от дополнительной предпринимательской деятельности 23,1 6,5
Иные виды доходов 1,2
Затруднились ответить 4,7
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

Эта проблема лежит в той же научной и практической плоскости, что и следующая, вытекающая из ответов респондентов на вопрос «В полной ли мере Вы реализуете свои физические и интеллектуальные способности в работе? И если не в полной — то почему?» (Таблицы 8, 9).

Таблица 8. В полной ли мере Вы реализуете свои физические и интеллектуальные способности в работе?, %.

Да 7,7 44,2
Нет 84,6 47,8
Затруднились ответить 7,7 8,0
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

Почти 85% северян не в полной мере реализуют свои возможности в процессе трудовой деятельности. В целом по России этот показатель тоже достаточно высок — около 50%. Но 85% — критическая масса. Это равносильно недопроизводству колоссального объема ВВП, недополучению потенциальных доходов населением, «уходу в песок» средств, затраченных на получение образования, повышения профессионализма работниками и т.д.

Еще интереснее анализ причин недореализации способностей работников на производстве (Таблица 9). Здесь дело не в низких размерах оплаты труда и даже не в проблеме ее несвоевременной выплаты, что нередко бывает. Главная причина — отсутствие должной жесткой зависимости размера оплаты труда от результатов работы персонала. Как и прежде, в системах стимулирования труда господствует уравниловка, а системы мотивации труда предполагают примерно такой алгоритм поощрения: хорошо работаешь — 5000 руб., плохо — 4999 руб. Работник и выбирает соответствующий вариант. А должно быть так, как поступают в Норвегии, Швеции, Канаде, других странах, у которых следует перенимать опыт: хорошо работаешь — 15 тыс. руб., плохо — 3000 руб.

Таблица 9. Если Вы не в полной мере реализуете свои способности, то почему?, %.

Низкий заработок 0 10,4
Другие доходы (районные доплаты, северные надбавки, дивиденды и т.д.) позволяют это делать 9,3 2,1
Нет связи между размером оплаты труда и результатами работы, моей квалификацией и профессионализмом (уравниловка) 66,7 32,6
Другие причины 25,0 8,3
Затруднились ответить или не ответили 46,6
Категория респондентов (экспертов) северяне граждане РФ в целом

При данном подходе к дифференциации оплаты труда в зависимости от разных результатов работы (не менее 1:3 — 1:5) не будет персонала, работающего впол-, четверть- и того менее силы и своего потенциала.

Таким образом, мы выходим на проблему организации оплаты труда. Сейчас, когда говорят об оплате труда, подразумевают крайне низкие ее размеры, индексацию от инфляции, задержки и т.д. Организация же оплаты труда становится почти экзотикой.

Мне кажется, одной из причин сложившегося положения является отношение к проблемам труда и его эффективности на федеральном уровне. Конкретный пример — ликвидация Министерства труда России как самостоятельной важнейшей управленческой структуры. Ни одна крупная цивилизованная страна в мире старается не иметь такого ноу-хау. Хотим мы того или нет, но приходится делать вывод, что на федеральном уровне в структурах управления больше обеспокоены распределением и перераспределением скудного ограниченного объема благ и услуг, а не ростом на трудовой основе, через мощные системы мотивов и стимулов этой распределяемой базы. Между тем траектория движения от кризиса на рельсы устойчивого социального развития связана именно с трудом, его производительностью, обеспечением связи зарплаты и результативности труда и ростом прежде всего на этой основе объемов ВВП.

Серьезнейшая проблема социального развития северных регионов связана с районированием. Здесь много спорных и дискуссионных вопросов, которые, уверен, еще будут в центре обсуждения ученых и практиков. Например, на вопрос «Какие группы факторов целесообразно учитывать в современных методиках районирования Севера?» большинство экспертов (84,6%) ответили, что учитывать надо в комплексе и природно-климатические, и социально-экономические, и медико-биологические факторы (Таблица 10). Рабочая группа под руководством председателя Комитета Государственной думы по проблемам Севера и Дальнего Востока В.Н. Пивненко, в которую входят профессора нашей кафедры, подготовила свой вариант методики районирования и тоже придерживается (в отличие от варианта Минэкономразвития России) такого подхода.

Таблица 10. Какие группы факторов должны, на Ваш взгляд, учитывать современные методики районирования российского Севера?, %.

Природно-климатические (географические) 15,4
Социально-экономические
Медико-биологические
Все три группы факторов, перечисленные выше 84,6
Затруднились ответить

В политике установления районных коэффициентов нужны не эволюционные совершенствования, а принципиальные, коренные преобразования. Как известно, основное назначение районных доплат — компенсировать различия в стоимости жизни из-за специфических природно-климатических, социально-экономических и медико-биологических условий северных регионов.

Однако при существующем (в процентах от тарифной ставки или должностного оклада) принципе распределения коэффициентов люди, живущие и работающие в одинаковых климатических условиях, сегодня получают различные по величине (в руб.) выплаты на данную компенсацию, причем различия достигают 10 и более раз. Они существенно зависят от размера тарифной ставки и оклада, т.е. квалификации, должности, профессии и т.д. Фактически при едином районном коэффициенте, выраженном в процентах, жители одного и того же региона имеют различные возможности для компенсации дополнительных расходов, связанных с особенностями территории.

Так, при 70-процентном коэффициенте работники с окладами 40 тыс. и 5 тыс. руб. получают в год на компенсацию соответственно 336 тыс. руб. и 42 тыс. руб. Разница в 8 раз. Справедливо ли это в отношении тех, кто живет в одних и тех же климатических и других условиях? Получается, что одни северяне могут купить на районную доплату лишь шапку не самого лучшего качества, а другие — не только шапку, но и машину, пусть и подержанную. Кроме того, у высокооплачиваемых работников за счет высоких размеров районных доплат становится неоправданно большой часть совокупного дохода, не связанная с результатами труда, что снижает стимулирующую роль заработной платы.

Более обоснованным был бы вариант введения единых выплат в абсолютных размерах (в руб.) для отдельных районов страны, где они необходимы, независимо от тарифного разряда и должностного оклада работника. Возможно, районный коэффициент следует «привязать» не к зарплате, а к прожиточному минимуму в стране, в данном регионе или, например, к МРОТ и другим стабильным показателям.

Подобная методика могла бы стать одним из направлений сближения доходов различных слоев населения, повышения минимальных размеров заработной платы. Она также более целесообразна и приемлема с точки зрения работы трудовых коллективов в условиях рынка, расширения самостоятельности предприятий в выборе форм и систем оплаты труда, поскольку при этом тарифные ставки и должностные оклады, являющиеся базой для начисления районных надбавок при существующем принципе их расчета, могут не применяться.

Кроме того, выплата одинаковых районных надбавок должна распространяться на всех без исключения работников, проживающих в данных регионах, независимо от отраслей. Особо подчеркнем, что речь не идет об уравниловке. При начислении заработной платы надо максимально учитывать трудовой вклад, квалификацию, опыт и другие качества работника. Стимулирующая роль заработной платы должна быть высокой. В этом одна из ее основных функций. Что касается районных доплат, то, как уже отмечалось, — это не стимул. Основное и главное их назначение — компенсировать повышенную стоимость жизни людей, живущих в северных регионах. С этой точки зрения предложенный подход, на мой взгляд, более обоснован и справедлив.

Несколько соображений относительно переселения северян. Здесь, как представляется, иногда преобладает чисто экономический подход. Например, по просьбе одного руководителя района мы изучали вопрос о целесообразности переселения жителей небольшого поселка на территории Крайнего Севера в среднюю полосу России. Поселок действительно был, как говорится, неперспективным. Нет рабочих мест, социальная инфраструктура развалилась, да и население — почти одни пенсионеры. С экономической точки зрения вариант вроде бы без альтернативы — дешевле поселок пустить под бульдозер, а жителей вывезти во Владимирскую или Ивановскую области. Такое решение практически и было принято почти на всех уровнях. Однако, когда мы поговорили с людьми по душам, спросили, хотят ли они из холодного Севера переехать в более комфортные условия, на материк, то получили совсем не те ответы, которые ожидали. Почти 90% опрошенных категорически против переезда. Девять из десяти человек (многие из них — представители коренных малочисленных народов) хотят при любых обстоятельствах остаться на обжитом месте, на Севере. Причины — привыкли, прикипели, здесь похоронены родители, родственники и т.д. Я привел этот пример лишь с одной целью. Не все, что связано с судьбой и жизнью человека, тем более на российском Севере, надо мерить материальными критериями и ее величеством экономикой. Важнее часто оказывается не экономический эффект, а социальный аспект, который является определяющим в социальном государстве. А Россия, как известно, по Конституции именно такое государство.

Сегодня невозможно говорить о современных социальных проблемах вне контекста Федерального закона № 122 от 22 августа 2004 г. (о замене натуральных льгот денежными выплатами). Почти половина экспертов высказались против этого закона. Однако сейчас давать ему оценку уже поздно. С 1 января 2005 г. он начал работать, и его надо выполнять, осуществляя при этом разъяснительную работу среди населения. Кстати, аналогичный закон быстро приняли в Украине … и еще быстрее отменили. Хочется надеяться, что Россия не пойдет по такому пути. Надо энергичнее заимствовать опыт канадцев и учиться у них эффективно разграничивать полномочия, ответственность и расходные обязательства разных уровней власти. Следует отметить, что по инициативе Правительства РАГС определена в качестве базовой научно-образовательной и методической площадки по подготовке к реализации ФЗ-122. Мы уже подготовили комментарий к этому закону, провели серию видеоконференций и семинаров-консультаций по его основным положениям для руководителей и специалистов исполнительных и законодательных органов власти федерального, регионального и муниципального уровней, которые реализуют закон на местах.

В заключение коснусь такой проблемы, как подготовка кадров для регионов российского Севера. Это исключительно важная и актуальная проблема, от решения которой в значительной степени зависят другие острые вопросы, например районирование, переселение, северный завоз и т.п. Северянам надо помогать готовить руководителей, менеджеров, специалистов, квалифицированных рабочих.

РАГС проводит целевое обучение слушателей-студентов по специальности «Государственное и муниципальное управление» специализации «Управление социальным развитием российского Севера» (заочная форма обучения).

Северная программа реализуется на кафедре труда и социальной политики РАГС уже четвертый год и пользуется повышенным интересом со стороны руководителей северных территорий, государственных и негосударственных предприятий, менеджеров малого, среднего и крупного бизнеса, частных предпринимателей, неправительственных общественных организаций. Целевые группы слушателей уже формируются руководителями республик, автономных округов, губернаторами областей. В частности, особое значение данной работе уделяют в Республике Саха (Якутия), в Сахалинской области, в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах, на Камчатке, в Архангельской области и других регионах.

В марте 2005 г. студенты-северяне стажировались в Финляндии, Норвегии, Дании. Предполагаются варианты стажировок в Канаде, США и других странах.

По нашим расчетам, приближение образовательных программ к реальным условиям, в которых работают слушатели, в данном случае — к особенностям российского Севера, как минимум, на 20-30% повышает качество и скорость принятия управленческих и хозяйственных решений выпускниками РАГС.

Среди дисциплин учебной программы специализации «Управление социальным развитием российского Севера» следующие:

* Социальная политика.

* Региональная экономика и управление.

* Стратегия развития Севера России.

* Управление функционированием и развитием российского Севера.

* Рынок труда и занятость в регионах российского Севера.

* Оплата труда в реальном секторе экономики регионов Севера.

* Кадровая стратегия и подготовка персонала для Севера России.

* Качество жизни населения российского Севера.

* Экономика домашнего хозяйства северных территорий.

* Пути оптимизации северного завоза.

* Методики районирования российского Севера.

* Зарубежный опыт социального развития северных территорий и перспективы его использования в России

Приглашая желающих пройти обучение по данной программе, хочу подчеркнуть, что только в РАГС и некоторых других академиях и университетах кадровую проблему для северных регионов не решить. Нужны десятки других вузов, способных заняться этим нужным делом.

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 1:15 пп