Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Неадекватная оплата труда как причина инфарктного состояния нашей экономики

Положение о необходимости обеспечения адекватности оплаты труда его количеству и качеству в науке, идеологии и праве сформулировано довольно давно и, вроде бы, достаточно тривиально. Но его неординарность для современного российского общества состоит в том, что, пожалуй, впервые за последние полтора десятилетия осуществления экономических реформ решение проблемы соответствия меры труда и потребления поставлено во главу угла на высшем уровне государственной власти. Как представляется, без решения этой проблемы невозможно преодолеть инфарктное состояние нашей экономики.

Владимир БОЙКОВ — доктор философских наук, профессор, директор Социологического центра, заведующий кафедрой социологии РАГС

В Послании Президента парламенту страны, с которым выступил В.В. Путин 25 апреля 2005 г., в числе исходных положений государственной политики, которую призваны осуществлять депутатский корпус и органы исполнительной власти, обозначен следующий принцип: «Достаток каждого трудоспособного гражданина должен определяться его трудом и способностями, квалификацией и затраченными усилиями. А он сам вправе распорядиться заработанным по своему усмотрению, в том числе и передать по наследству детям» [1].

Подчеркнем, в президентском послании обращено внимание именно на человеческие, а не финансовые, сырьевые, административные и другие ресурсы дальнейшего развития российского общества. В указанной установке выражен не только принцип социальной справедливости, что, несомненно, весьма существенно. Но не менее важен ее социально-экономический аспект. А именно, обеспечение соответствия между трудовой отдачей работников и уровнем их доходов является основой стимулирования трудовой активности и предприимчивости трудоспособного населения, от которых, в конечном счете, зависит материальное положение людей, экономический успех предприятий, оздоровление экономики страны в целом.

Необходимость достижения соответствия меры труда и его оплаты как важнейшего фактора формирования интереса к производительному труду, а также одного из существенных условий экономической свободы граждан обосновывал еще французский мыслитель А. Сен-Симон (1760-1825). Он обратился к этой проблеме исходя из того, что в современный для него исторический период становления капитализма паразитическое положение класса феодалов превратилось в мощный тормоз экономики. Этот привилегированный класс не занимался производством, но присваивал результаты труда тех, кто создавал материальные блага и кого Сен-Симон называл промышленниками — фабрикантов, торговцев, простых мастеровых и земледельцев [2].

Таким образом, как уже было отмечено, проблема соответствия меры труда и потребления не нова. Она актуализируется всякий раз, когда система организации производства и труда перестает соответствовать потребностям развития производительных сил и повышения эффективности экономики.

Ярким примером решения этой проблемы в XIX и начале XX столетия стал тейлоризм, который был противопоставлен архаичной практике организации и оплаты труда доиндустриальной эпохи. Родоначальником новой системы организации производства был американский инженер Ф.У. Тейлор (1856-1915). Новая система основывалась на глубоком разделении труда и рационализации рабочих операций, была нацелена на увеличение прибыли за счет максимально возможной интенсификации труда. Как хорошо известно, В.И. Ленин назвал ее научной системой выжимания пота. Именно в таком качестве тейлоризм вошел в историю социологии труда и менеджмента.

Однако заметим, что тейлоризм не сводился только к жесткому соблюдению правил по рационализации труда и управления персоналом. Главный смысл этой системы выражался не только в регламентации условий трудовой деятельности, но и в формировании эффективной для того времени мотивации производительного труда, основанной на дифференциации оплаты его результатов. В качестве главного результата являлась выработка рабочего. Соответственно, основной постулат этой практики научной организации труда гласил: отстающие штрафуются, передовики награждаются, а середняки получают норму.

Существенной частью данной системы формирования мотивов трудовой активности был комплекс мер по повышению квалификации работников и их служебному продвижению. Цель предложенной Тейлором программы «достигающего рабочего» не сводилась только к тому, чтобы побудить рабочего к напряженному труду в течение рабочего дня. Он искал способы расширения горизонта материального стимулирования трудовой активности путем создания условий для возвышения каждого рабочего до высшего уровня, которого он может достигнуть, заставляя его максимально использовать свои способности, побуждая в нем самолюбие и энергию и давая ему плату, достаточную, чтобы жить лучше. Результат внедрения тейлоризма привнес в американскую экономику потрясающий эффект.

В советский период развития нашего общества также осуществлялись мероприятия, направленные на внедрение в производство научной организации труда (НОТ), а основным принципом (принципом социализма) провозглашался такой: от каждого — по способностям, каждому — по труду. Однако полноценной реализации этого исходного положения в значительной мере препятствовали экономические, идеологические и иные ограничения, которые обусловливали то, что называлось «уравниловкой». Она выражалась в определенном нивелировании способностей людей, минимизации различий в оплате труда и в регламентации потребления материальных благ. Были, конечно, относительно высокооплачиваемые, средне- и низкооплачиваемые категории работников. Но различия между ними определялись не столько их способностями и трудовой активностью, сколько волевыми решениями в области поддержания уровня благосостояния населения и сохранения некоторой социально-экономической дифференциации населения в интересах развития приоритетных отраслей производства.

Недовольство многих людей уравнительной системой оплаты и потребления стало одной из главных причин того, что идея перехода к рыночной экономике нашла в начале 90-х годов широкий отклик в массовом сознании советского общества. По данным ряда социологических опросов, в том числе опроса 2986 работников, репрезентировавших занятых в основных отраслях экономики СССР, который осуществил Социологический центр АОН при ЦК КПСС (ныне Социологический центр РАГС при Президенте РФ) в марте 1991 г., большинство респондентов (67%) положительно оценивали возможность развития частной предпринимательской деятельности в нашей стране.

Вполне понятно, что в ту пору наши граждане не имели ясного представления о том, что их ожидает. Тогда мало кто помышлял о возможности приватизации нефтяной, металлургической и ряда других базовых отраслей экономики. Отрицательное мнение преобладало также по поводу разгосударствления сферы культуры, образования и здравоохранения. Тем не менее в обществе неуклонно увеличивалась доля населения, выражавшего положительное отношение к частному предпринимательству в бытовом обслуживании, торговле, в системе общественного питания, в сельском хозяйстве и т.д.

На чем основывались позитивные ожидания многих людей? Для ответа на этот вопрос обратимся к распределению тех суждений, которые самостоятельно (без подсказки социологов) выражали опрошенные. Положительными результатами перехода к рыночной экономике, по мнению ее сторонников, будут следующие (в % от количества опрошенных):

* станет цениться умелый труд — 43;

* возникнет конкуренция, от которой выиграют потребители — 39;

* исчезнет уравниловка в оплате труда — 29;

* люди получат свободу выбора, где и как работать — 21.

В массовом сознании той поры имели место и негативные ожидания, в том числе неизбежность роста цен на товары и услуги (47% опрошенных) [3]. Однако надежды на раскрепощение труда и его оплаты, которое воспринималось населением как главная и вполне достижимая цель экономической реформы, рождали большой социальный оптимизм.

Конечно, надлежащее материальное стимулирование труда не единственное средство формирования эффективной мотивации работников и развития у них чувства собственного достоинства. По мере усложнения производства, изменения структуры потребностей общества и личности все большее влияние на отношение к труду начинают оказывать многие другие взаимосвязанные факторы. В их числе условия труда, режим работы, социально-психологические отношения в организации, общественная значимость труда и т.д., особенно функциональное содержание труда [4]. Тем не менее заработная плата в российском обществе является главным (очень часто — единственным) источником получения денежных доходов и средством удовлетворения потребностей. Нельзя сбрасывать со счетов и явно выраженное стремление массы трудоспособных граждан добиваться за счет собственного труда желаемого ими социального статуса и приличного уровня благосостояния. Поэтому роль заработной платы как стимула и основы формирования мотивации трудовой деятельности имела и имеет первостепенное значение.

Во всяком случае на вопрос «Что для Вас наиболее важно в работе, которой Вы заняты?», заданный в 2004 г. работникам массовых профессий, 71,6% респондентов указали на величину заработка, 44,8% — на то, чтобы работа была интересной, 30,1% — на возможность быть в коллективе, 27,0% — на полезность работы для общества и т.д.1

В результате осуществления экономической реформы многое изменилось. Казалось бы, созданы предпосылки для реализации надежд россиян на свободу выбора, где работать и на каких условиях продавать свою способность к труду. Появилось разнообразие форм собственности и, стало быть, свобода выбора при найме на работу. Формально (де-юре) каждый гражданин имеет право стать предпринимателем и участвовать в конкурентной борьбе. Налицо дифференциация доходов разных групп населения, которая, правда, чаще вызывает озабоченность, нежели удовлетворение.

Но при всем этом за годы реформ труд абсолютного большинства работников массовых профессий, являющийся источником всех материальных и духовных благ, оказался в нашей стране в положении бросового товара. В этом, как представляется, главный порок экономической реформы, причина развала экономики и бедственного положения огромной массы населения.

По официальным данным Федеральной службы статистики РФ, удельный вес работников организаций с начисленной зарплатой на уровне и ниже величины прожиточного минимума составил в 2003 г. в машиностроении и металлообработке — 19,1%, в лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности — 24,9%, в легкой промышленности — 39,8%, в здравоохранении — 45,5%, в образовании — 49%, в культуре и искусстве — 57,6%, в сельском хозяйстве — 74% и т.д. [5] Величина прожиточного минимума в IV кв. 2003 г. составляла в среднем 2143 руб., то есть по обменному курсу того периода около 70 долларов США. Комментарии, как говорится, излишни.

По свидетельствам специалистов, экономия работодателей на оплате труда занятых по найму при безучастном отношении к этой проблеме органов государственной власти привела к тому, что доля зарплаты наемных работников составляет только около трети или даже четверти стоимости произведенной ими продукции. Это в два-три раза меньше, чем в США и странах Западной Европы. По сути дела практика оплаты труда в нашем обществе напоминает ту, которая царила в Европе и Америке полтора столетия назад, до того, как был внедрен упомянутый тейлоризм. Об этом красноречиво свидетельствуют социологические опросы рядовых работников в период с 2001 по 2004 гг. (Таблица 1)

Таблица 1. Суждения о связи между уровнем трудовой активности и заработной платой, % от количества опрошенных.

Варианты ответов на вопрос «Если Вы будете работать с большей отдачей сил, Ваш заработок увеличится?» 2001 г. 2003 г. 2004 г.
Значительно увеличится 7,3 7,7 10,4
Немного увеличится 23,2 18,8 28,5
Не изменится 65,3 62,7 55,4
Затруднились ответить 4,2 10,8 5,7
Варианты ответов на вопрос «Если Вы будете работать с меньшей отдачей сил, Ваш заработок уменьшится?»
Значительно уменьшится 16,8 14,0 20,2
Немного уменьшится 22,0 20,5 23,8
Не изменится 54,3 50,4 46,0
Затруднились ответить 6,9 15,1 10,0

Почти такое же распределение оценок выразили руководители организаций, опрошенных в 2004 г. в качестве экспертов. На вопрос о том, как изменится размер зарплаты подчиненных им рядовых работников при улучшении или, напротив, ухудшении работы, до 70% экспертов заявили, что изменения будут минимальными или их вовсе не будет. При этом только 9,6% из числа экспертов указали, что в системе организации оплаты труда используют коэффициенты трудового участия (КТУ).

Ситуация, при которой величина оплаты труда мало сопряжена с трудовой отдачей и не позволяет основной массе работников удовлетворять элементарные потребности, неизбежно оборачивается деградацией человеческого фактора производства. Острейшая проблема заключается в том, что в этих условиях многие трудоспособные граждане зачастую не имеют стимула повышать уровень деловой квалификации. Они смиряются с процессом люмпенизации, держатся за рабочее место лишь в силу неустойчивого положения на рынке труда: 56,8% опрошенных выразили беспокойство по поводу возможности потери даже той работы, которая дает им минимум средств существования.

Другая проблема выражается в том, что люди в силу сложившихся обстоятельств вынуждены искать способы получения денежных средств в неформальном («теневом») секторе экономики. По официальным статистическим данным, в этом секторе занято 16% трудоспособного населения России. По данным социологического опроса, 65,6% респондентов вынуждены для увеличения своих заработков трудиться дополнительно на основной работе или подрабатывать на стороне. Из них более двух третей отметили, что не оформляют дополнительную трудовую занятость официально трудовыми соглашениями с работодателями или уполномоченными органами.

Между тем хорошо известно, что, во-первых, трудовые права в неформальном секторе экономики никоим образом не защищены, во-вторых, люди работают на износ, в-третьих, эта деятельность формирует субкультуру нарушителей права. В 2004 г. на вопрос, существует ли возможность увеличить доходы, не нарушая законов, отрицательно ответили 38,4% респондентов в массовом опросе. Среди опрошенных экспертов 82,8% заявили, что, с их точки зрения, в настоящее время предприятия не могут успешно вести хозяйственную деятельность, не нарушая законов или других нормативных предписаний.

Конкретным свидетельством развития неформального сектора экономики являются следующие данные, полученные в опросах, проведенных Социологическим центром РАГС (Таблица 2).

Таблица 2. Ориентировочные суммарные денежные расходы домохозяйств в различные годы на некоторые товары и услуги, осуществленные минуя кассу, млрд долл. США.

Виды работ и услуг 2000 г. 2002 г. 2004 г.
Ремонт квартиры, сантехники и др. 14,5 8,3 13,9
Приобретение стройматериалов и строительные работы 7,7 6,8 7,3
Лечение и лекарства 5,9 3,1 6,7
Услуги автосервиса 5,2 5,7 4,6
Услуги в области образования (репетиторство и др.) 2,0 4,3 3,2
Автоинспекторам, милиции или другим чиновникам 1,6 2,6 1,5
Пошив и ремонт одежды, ремонт обуви 1,5 1,4 1,5
Ремонт бытовой техники 1,3 1,3 1,9
Уход за детьми или престарелыми членами семьи 0,7 0,5 2,0
Итого 40,4 34,0 42,6

При сложившемся положении в сфере социально-трудовых отношений материальный достаток и социальное положение человека в обществе стали определяться изворотливостью, умением обмануть государство, нарушениями трудовой морали и т.д. Личные достижения в образовании и профессиональной подготовке как фактор обеспечения успеха отметили 31,4%, личные качества человека (ум, здоровье, внешний вид и др.) — 25,6% опрошенных. На этом фоне нужны не призывы к социальной ответственности бизнеса. Необходимо законодательно обязать предпринимателей выплачивать заработную плату работникам как адекватное материальное поощрение за результаты труда, а не как подачку. Именно этот смысл выражен в установке президентского послания, согласно которой, вспомним еще раз, достаток каждого трудоспособного гражданина должен определяться его трудом и способностями, квалификацией и затраченными усилиями.

Данная установка не может быть реализована, что называется, самотеком. Требуется коррекция стратегии и тактики экономической реформы. Не отказ от нее, ибо возврат в прошлое, пожалуй, невозможен, да и не нужен, а существенная коррекция.

Как уже приходилось отмечать в других публикациях, возврат к советской эпохе для большинства российских граждан неприемлем. Аргументом для такого вывода служит не столько сравнение баланса положительных и отрицательных воспоминаний людей о прошлом с их оценками сегодняшней российской действительности, сколько стратегические ориентиры, которыми руководствуется большинство в обществе. Так, например, на вопрос о том, нужно ли продолжать развитие частного предпринимательства или отказаться от него, заданный опрошенному населению в декабре 2004 г., получено следующее распределение ответов: 61,9% респондентов однозначно высказались в пользу развития частного сектора экономики, еще 22,4% — за его ограничение в некоторых сферах жизни, 6,6% — за полный отказ от него и 9,1% затруднились ответить.

Смысл этого выбора, как и общего стремления к правовому государству, к утверждению подлинных гражданских свобод при всех различиях в толковании этих понятий трудно отождествить с желанием вернуть прошлое.

Неменьший интерес представляют сопоставимые данные опросов, в которых отражено отношение к приватизации предприятий (Таблица 3).

Таблица 3. Мнения о том, как следует поступить с итогами приватизации предприятий, % от количества опрошенных.

Все категории населения Занятое население Руководители предприятий
1999 г. 2003 г. 2004 г. 2004 г.
Оставить без изменений 3,9 13,6 10,1 15,7
Пересмотреть в случаях, когда были нарушены законы 51,2 48,2 53,7 66,7
Целиком отменить 32,9 22,4 25,1 11,1
Затруднились ответить 12,0 15,8 11,2 6,5

Как свидетельствует статистика мнений, радикальные противники итогов приватизации стабильно остаются в меньшинстве. Но одновременно с этим большинство населения и руководителей предприятий (что особенно интересно) являются противниками противозаконной приватизации, или, как ее афористично назвал известный американский ученый Маршалл И. Голдман, пиратизации [6].

Как резонно отмечал на одной из научных конференций в апреле 2005 г. академик РАН Н.Я. Петраков, если вновь переделать собственность, национализировать ее, то едва ли это обернется гражданской войной. Проблема будет состоять в том, что уже разрушены структуры, которые прежде худо-бедно, но отвечали за управление ею. Нынешним федеральным министерствам экономического блока такое управление не под силу. Вместе с тем государство по определению призвано создать условия, при которых частный бизнес обеспечил бы эффективное управление собственностью в интересах своего же развития и страны одновременно. Кстати сказать, именно эта идея выдвигалась в качестве одной из центральных на начальном этапе перехода к рыночной экономике.

Важно подчеркнуть, что массовое неприятие либерализации экономики, при которой государству отводится роль «ночного сторожа», выражается не в желании общества прекратить рыночные преобразования в экономике в целом. Хотя население устало от множества нескончаемых реформ (ЖКХ, здравоохранения, образования и др.), не понимает их смысла и возмущено их практическими результатами, все же большинство опрошенных предпочитают продолжение экономической реформы в целом, а не полный отказ от нее. Согласно данным, изложенным в Таблице 4, в настоящее время только каждые десять человек из ста респондентов считают, что реформу следует прекратить.

Таблица 4. Суждения о том, как следует поступить высшим федеральным органам власти с экономической реформой, % от количества опрошенных.

Все категории населения Занятое население Руководители предприятий
1999 г. 2002 г. 2004 г. 2004 г.
Следует продолжать в неизменном виде 1,3 6,8 3,7 2,5
Внести небольшие изменения и продолжать 9,8 26,3 17,2 19,7
Внести существенные изменения, но не прекращать 58,8 38,9 44,9 59,1
Следует прекратить 12,4 13,5 10,7 4,2
Затруднились ответить 17,7 14,5 23,5 14,2

В изложенных материалах исследований внимание акцентировалось на проблеме недостаточного материального стимулирования труда и связанным с ней уровнем благосостояния работников. Но, естественно, отношение людей к работе, к экономическим преобразованиям в целом определяется не только сугубо величиной оплаты труда. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. люди самоотверженно трудились в тылу, не особенно задумываясь о заработной плате. Понятно, тогда были экстремальные условия жизни. Но в сознании многих людей работа и ее результаты, выраженные в продукции и услугах, профессия и родное предприятие и т.д. всегда воспринимались как ценность. И это восприятие тем актуальнее и глубже, чем лучше люди понимают цели развития общества, чем больше общество ценит их и заботится о них.

К сожалению, в настоящее время этот аспект формирования отношения к труду оказался в плену отчуждения, которое измерить во всей полноте эмпирическим путем невозможно. Но в качестве показателя его реального проявления может служить то, что лишь 7,2% опрошенного в 2004 г. населения по-настоящему удовлетворено содержанием своего труда, только 8,2% считают, что они вполне понимают цели и смысл реальной экономической политики, проводимой государством. Экономическое отчуждение и нарастающие противоречия между трудом и капиталом приводят к росту социальной напряженности в обществе, которая пока не проявляется в забастовках и других акциях социального протеста, но отчетливо фиксируется многими социологическими показателями, характеризующими субъективные позиции россиян.

Неудовлетворенность личным социально-экономическим положением, свойственная многим опрошенным, социальные невзгоды, неясность перспектив будущего страны вкупе с другими проблемами (разгулом преступности, правовой незащищенностью населения перед бюрократией и др.) препятствуют консолидации российского общества, формированию ценностного единства наших граждан. Это наглядно показали результаты опроса (Таблица 5).

Таблица 5. Распределение мнений о том, по какому пути должна развиваться Россия, % от количества опрошенных.

Согласен Не согласен Затруднились ответить
Следует развивать капитализм с присущей ему экономикой 35,6 33,9 30,5
Следует искать новые подходы строительства социализма 33,4 35,2 31,4
Следует вернуться к прежнему социалистическому обществу 12,9 55,5 31,6

Российский менталитет таков, что погоня за деньгами для основной массы людей, пожалуй, вряд ли станет самоценностью. Но борьба за выживание сегодня превратила добычу денег в главную заботу. А это подрывает ментальные устои российского общества.

Литература

1. Послание Федеральному собранию Российской Федерации. Текст выступления Президента РФ Владимира Путина перед депутатами Федерального собрания в Кремле 25 апреля 2005 г. // Российская газета. 2005. 26 апреля. № 86 (3755).

2. Утопический социализм: Хрестоматия. М., 1982. С. 214-236.

3. Человек и рынок: социально-политические аспекты // Информационный бюллетень. М., 1991. С.9-13; Бойков В.Э. и др. Общественное сознание и перестройка. М., 1990. С.83.

4. Человек и его работа в СССР и после: Учебное пособие для вузов / А.Г. Здравомыслов, В.А.Ядов. 2-е изд., испр. и доп. М., 2003.

5. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2004: Стат.сб. М., 2004. С.177.

6. Маршалл Голдман. Пиратизация России. Н., 2004.


1 В статье использованы результаты опросов руководителей предприятий и российского населения в возрасте 18 лет и старше, проведенных в разные годы под руководством автора Социологическим центром РАГС при Президенте РФ.

Формирование и реализация выборочной совокупности обследованных осуществляется по многоступенчатой квотной выборке с вероятностным отбором респондентов. Объем выборочной совокупности опрошенных в каждом из исследований составляет в массовом опросе не менее 1600, но, как правило — 2400 человек, репрезентирующих территориальное размещение населения, соотношение жителей крупных, средних, малых городов, сел и поселков, социально-демографический состав населения.

В экспертных опросах количество респондентов составляет 190-200 человек.

Written by admin

Октябрь 4th, 2018 | 1:14 пп