Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Вопросы корпоративной социальной отчетности в России

Исходная гипотеза заключается в том, что именно в социальных проблемах развития современной России наиболее рельефно проявляют себя все ее сегодняшние проблемные факторы, поскольку, попадая в ситуацию социальной безысходности, человек вынужден реализовать все имеющиеся у него объективные и субъективные ресурсы для стабилизации своей позиции в социальном плане.

 

Это в той же мере относится и к поведению бизнеса, не видящего для достижения рентабельности или простого выживания иного пути, чем обращение к «черным» и «серым» финансовым схемам. Действительно, как показывает зарубежный опыт усиления значимости социальных факторов в стимулировании предпринимательской «прозрачности» и последовательной приверженности принципам социальной ответственности и социального бизнес партнерства с государством, становление новой экономики означает смену самого типа социальной политики. Таким образом, вопросы управления системой развития корпоративной социальной отчетности переплетаются не только с социальной нагрузкой на экономику предприятия, но и с проблемами учета и финансового контроля.

Вопросы корпоративной социальной отчетности в России

Владимир КАРАГОД — кандидат экономических наук, профессор, заведующий кафедрой бухгалтерского учета, аудита и статистики РУДНИсследования формирования управления системой развития корпоративной социальной отчетности в России требуют как анализа теоретико-методологических предпосылок и проблем становления социальной ответственности бизнеса, так и углубленного изучения имеющейся практики (отечественной и западной) ведения социальных отчетов.

Западный опыт учит, что введение социальной отчетности ведущими мировыми корпорациями с конца 70-х годов прошлого века и регулярная отчетность западных компаний о расходах на социальные проекты не только существенно улучшили их имидж в глазах клиентов, но и привлекли к ним внимание инвесторов. Сегодня социально-этический маркетинг становится новой концепцией компаний, для которых социальные инициативы приобретают определенную значимость в числе факторов, предопределяющих их прибыльность и коммерческий успех.

Масштабность этих процессов к началу нового века привела к пониманию необходимости раскрытия в приложениях к бухгалтерским отчетам компаний корпоративной информации об их взаимодействии с окружающей средой и проводимых мероприятиях, направленных на охрану природы. В соответствии с требованиями действующего международного стандарта в области экологического менеджмента ISO 14001, документация по экологической политике компании не должна быть коммерческой тайной и подлежит раскрытию в ее социальном отчете.

В результате сегодня уже невозможно представить сколько-нибудь значимую западную компанию, которая не была бы проводником принципов корпоративной социальной ответственности, декларирующих добровольное решение компаний участвовать в оздоровлении природы и защите окружающей среды. Этот подход, сформулированный в государственной доктрине социальной ответственности бизнеса, получил широкое распространение в Европе, США, Японии, а сегодня широко обсуждается и в России.

Согласно EMAS (Европейской схеме экологического менеджмента аудирования) предприятие должно ежегодно публиковать документы с информацией о вредных производственных выбросах и результатах природоохранительной деятельности.

Теперь требования к «открытости» отчетности не ограничиваются уже только экологическим блоком. Речь идет о распространении принципов «прозрачности» на два других блока взаимодействия компаний с обществом: экономический (включающий в себя, кроме финансовых показателей основной бухгалтерской отчетности, данные о заработной плате, производительности труда, создании рабочих мест, расходах на новые технологии и научные исследования, а также затраты на обучение) и социальный, содержащий, например, такие сведения, как — безопасность производства, условия труда, здоровье персонала, текучесть кадров, соблюдение трудового права, прав человека и т.п. Все эти блоки в настоящее время служат характеристиками экологической, социальной и экономической эффективности компании.

учитывая «многоукладность» российской экономики и сосуществование в ней «закрытости» корпоративной информации, представляется, что факторы социальной ответственности бизнеса неизбежно будут иметь значимость, предопределяющую и общую рентабельность. Масштабность этого процесса должна возрастать по мере становления и развития российских стандартов социального бухгалтерского учета и социальной отчетности. Причиной роста значимости факторов «прозрачности» и «открытости» должно стать также повышение роли России в международных инвестиционных процессах и возрастание объективных возможностей международной интеграции для отечественных компаний. Процесс социальной активизации бизнеса в России начал разворачиваться с конца 1999 г., но только с 2002 года появились первые отчеты о его социальной деятельности. Анализ практических вопросов реализации российскими компаниями1 социальных программ позволяет сделать несколько важных выводов [1].

1. Публикация ежегодных социальных отчетов продемонстрирует обществу открытость компаний, а введение рейтингов социальной ответственности будет стимулировать повышение их конкурентоспособности. Анализ 188 социальных отчетов, из которых 99% принадлежат крупным компаниям и финансовым структурам, показал отсутствие заинтересованности в развитии социальной ответственности среднего бизнеса. Социальная активность бизнеса в России, согласно изученным материалам (отчеты), наблюдается в отраслях экономики, представленных в Таблице.

Таблица. Характеристика социальной активности российского бизнеса (доля компаний каждой отрасли, реализующих социальные программы).

отрасли экономики Доля социально ориентированных компаний
Финансовый сектор 15,21%
Машиностроение 13,94%
Пищевая промышленность 12,64%
Топливный комплекс 10,13%
Цветная металлургия 6,98%
Торговля 5,73%
Профессиональные услуги 5,1%
Телекоммуникации 5,1%
Химическая промышленность 5,1%
Транспорт 3,84%
Лесная и лесоперерабатывающая промышленность 3,21%
Строительство 3,21%
Прочая промышленность 2,58%
Черная металлургия 2,58%
Сельское хозяйство 1,32%
Сервис 1,32%
Электроэнергетика 1,32%
ИТ — обеспечение 0,69%

Источник: рассчитано автором по материалам Всероссийского конгресса «Государство и социально ответственный бизнес», организованного Центром стратегических программ при участии Правительства РФ в 2004 г.

2. Рассмотрение объективных причин добровольного формирования бизнесом социальных программ требует оценки факторов его заинтересованности в социальной активности.

Как показывает изучение данных Ассоциации менеджеров, в России в 29% случаев побудительным мотивом благотворительных мероприятий является создание взаимовыгодных отношений с властями разных уровней2. Однако это не является исключительным свойством отечественных предпринимателей, поскольку даже в западных странах в условиях низкой зависимости бизнеса от государства компании используют благотворительность и активность участия в социальных программах для того, чтобы «заслужить» лояльность властей.

3. Важным фактором коммерческого успеха является то, что все формы благотворительности способствуют росту положительного имиджа и рекламе бизнеса. Социальная активность позволяет улучшить взаимодействие с целевыми рынками (социальный маркетинг) и улучшает местное общественное мнение о компании, а также позволяет получить налоговые льготы, хотя последняя перспектива в условиях отечественной правоприменительной практики весьма призрачна. Практически полное отсутствие государственных гарантий налогового стимулирования благотворительности и социальной ответственности является отличительной чертой развития российского бизнес-партнерства. Поскольку, несмотря на осознание важности благотворительности для повышения имиджа, во многих корпорациях благотворительность реально не используется для достижения этой цели, первые лица компаний часто вообще не рассматривают благотворительность как возможность для продвижения имиджа компании. по данным Российской ассоциации менеджеров, во многих случаях (34%) благотворительные мероприятия освещаются только внутри компании, а их популяризации в СМИ не придается сколько-нибудь серьезной значимости. В компаниях, где созданы и работают PR-подразделения, о благотворительных мероприятиях широкие слои общественности не узнают лишь в 6% случаев. Эти менеджеры абсолютно убеждены, что освещение благотворительной деятельности компании в СМИ очень важно для формирования отношений между бизнесом и обществом (38%), и стараются использовать благотворительные мероприятия как яркий элемент событийной коммуникации, эффективно позиционирующий компанию в глазах общественности. 34% корпораций смотрят на освещение своих социальных программ как на важный элемент формирования отношений между бизнесом и обществом; определяют его как важный для обеспечения рекламы и создания привлекательного имиджа компании [3, с.32]. Более того, для крупных компаний внутреннее освещение благотворительных инициатив порой важнее, чем внешнее, поскольку позволяет улучшить климат в коллективе, создать у персонала ощущение собственной защищенности и т.д.

4. Одна из причин подозрительности и недоверия к благотворительной деятельности наших предпринимателей заключается в том, что реальные затраты на эту деятельность не достигают ожидаемого эффекта, поскольку в России пока не сформирован к ней профессиональный подход. Дело в том, что кажущаяся на первый взгляд простота и доступность социальных инициатив на деле требует сложного системного научного подхода, так как социальная ответственность бизнеса выступает как элемент управленческой культуры нового общества.

5. Следующими по важности факторами, после улучшения имиджа и отношений с властями, руководители PR-служб называют «возможность улучшения отношений с местным общественным мнением» (23%) и «возможность улучшить взаимодействие с целевыми рынками (социальный маркетинг)» (21%), в то время как для первых лиц компании следующей по значимости причиной заинтересованности в корпоративной благотворительной деятельности является личная симпатия к организациям-объектам поддержки и работающим в них людям (29%), и этот фактор не менее важен, чем прагматический интерес установления отношений с властями [3, с.37].

Становится очевидным, что в целом баланс склоняется в сторону личностного, а не стратегически ориентированного подхода к благотворительности, поскольку руководители компаний играют значительно большую роль в принятии инвестиционных решений по вопросам внешней активности компании, чем специалисты по связям с общественностью. Высокая роль личных предпочтений первых лиц дает основания полагать, что благотворительная деятельность в российских компаниях не столько служит достижению стратегических целей компании, сколько используется руководителями для личностной самореализации3.

6. Для понимания факторов активизации социальной деятельности корпораций потребовался анализ уровней административной социальной компетенции компаний, который показал следующее распределение уровней инициативности в выделении средств на социальные программы и благотворительность:

— 47% компаний руководствуются инициативой членов правлений;

— 18% компаний принимают решения по инициативе властей или влиятельных сил извне;

— 13% компаний участвуют в благотворительных акциях и программах по личной инициативе руководителя;

— 22% —это инициатива PR-службы и службы маркетинга.

7. Примечательно, что из 100 обследованных нами компаний ни в одной из них не было процедуры открытого обсуждения (имеется в виду — в рамках трудового коллектива) с целью получения поддержки и расширения круга участников социальных и благотворительных акций. Картину отсутствия сколько-нибудь прозрачной процедуры выделения средств дополняет полученная в ходе исследования информация о принципах формирования бюджета на благотворительную деятельность.

По сути, такой бюджет на постоянной основе существует не более чем в одной пятой компаний, и в 8% случаев — это процент от рекламного бюджета, а в 13% случаев — это процент от прибыли и средств из личного фонда руководителя. В подавляющем же большинстве случаев (61%) деньги изыскиваются под конкретный проект или программу. В компаниях, где решение о благотворительной или социальной программе принималось по инициативе специалистов по связям с общественностью, ситуация еще менее стабильна — средства искали для определенного проекта в 82% случаев.

Сегодня уже стало очевидным, что реализация социального российского варианта бизнес-партнерства идет по пути создания формализованного, «конвейерного» механизма ведения благотворительной деятельности в условиях общего негативного восприятия всего, что исходит от коммерческих структур и общей атмосферы недоверия в экономике. Решения в большинстве случаев принимаются единолично только первыми лицами компании. И прежде всего потому, что нет примеров профессионального подхода к эффективному управлению распределения средств на социальную деятельность. В большинстве российских компаний пока не принято выделять из собственной структуры независимые некоммерческие организации для реализации благотворительных проектов, как это принято в развитых странах. Предпочтение отдается проведению всей работы внутри компании. Аутсорсинг вопросов благотворительности в России в настоящее время также представляется проблематичным из-за высокой степени недоверия к независимым организациям, профессионально занимающимся распределением благотворительной помощи4. Вместе с тем отношение к профессиональным некоммерческим организациям, как к лишнему звену на пути средств к получателю поддержки, во многом совпадает с распространенным на Западе подходом, хотя в нашей стране эта ситуация усугубляется в целом значительно более высоким уровнем недоверия. По данным руководителей PR-служб, только в 3% случаев распределение средств на некоммерческие цели передается фонду, созданному компанией.

8. В выборе социальных сфер для поддержки особой диверсификации российские компании не проявляют. О популярной на Западе специализации благотворительных программ по принципу наиболее близких или проблемных для компании областей (например «автомобильные компании — экология») говорить пока рано. Впрочем, в обществе с сильной дифференциацией доходов, большим количеством нерешенных социальных проблем и общим негативным отношением населения к крупному бизнесу компаниям, действительно, разумнее направлять усилия на самые проблемные области, приковывающие постоянное внимание общественности. Очевидно, осознавая это, в 71% случаев директора российских компаний (и в 67% — директора PR-служб) ориентируются на социальные сферы, вызывающие наибольший резонанс в общественном сознании — дети (из них 61% дети-сироты), пенсионеры, ветераны, малоимущие (71%) и спорт (64%) [1, 2]. Наиболее непопулярными областями поддержки по результатам исследования оказались наука, экология и религиозные организации.

Впрочем, как показывают данные исследования, компании не всегда ориентируются на социальный эффект от благотворительной деятельности. При высокой роли личных предпочтений руководства в выборе сферы для оказания спонсорской поддержки (около 30%), большом весе в выборе объекта личного знакомства менеджера с получателем помощи (24%) и большой значимостью как для директоров, так и для специалистов по связям с общественностью возможности освещения акта помощи в СМИ (24% и 35% соответственно) нетрудно понять, почему предпочтение отдается помпезным популярным мероприятиям, широко освещающимся на телевидении и в прессе, но не имеющим никакого отношения ни к построению имиджа компании, ни к улучшению социального климата страны.

9. Представители общественных организаций называют примерную сумму затрат на благотворительность крупных российских корпораций в размере 500 миллионов долларов в год. В итоге оказалось, что вложения российских корпораций на благотворительность превышают затраты всех зарубежных фондов, работающих в России. Очевидно, что, затратив значительно меньшие средства, отечественные компании могли бы помогать развиваться небольшим организациям, в том числе малому бизнесу в регионе присутствия. Сейчас на Западе крупные компании не считают зазорным помогать малым фирмам в своем регионе, ведь это, в конечном счете, благотворно влияет и на социальную среду, повышая имидж компании-донора, и не требует больших затрат.

10. Российским бизнесменам поддержка чужого, пусть и малого, бизнеса на безвозмездной основе пока не представляется заманчивой. Российская атмосфера недоверия накладывает свой отпечаток и на способы отбора конкретных реципиентов помощи. Основными критериями выбора получателя поддержки (82% — для директоров и 76% — для руководителей PR-служб) являются наличие гарантий целевого использования средств и возможность осуществления финансового контроля. Отсутствие же таких гарантий — решающий фактор для отказа от выделения средств на благотворительные цели (16% директоров) [4]. Интересно, что при этом размер запрашиваемых средств для директоров компаний вообще не является определяющим критерием.

О слабой ориентации директоров на стратегию компании при выборе объекта для поддержки говорит тот факт, что критерий гарантированности целевого использования средств идет с большим отрывом от фактора, определяющего стыковку благотворительной деятельности со стратегией компании, — «соответствие целей получателя корпоративным целям» (32%).

При том, что, выбрав объект, многие компании предпочитают поддерживать долгосрочное сотрудничество с конкретной организацией (32% директоров и 29% специалистов по связям с общественностью), все же более распространена поддержка определенных мероприятий. Руководители PR-отделов и представители благотворительных фондов предпочитают поддерживать не столько организации, сколько долгосрочные целевые программы (38% и 60% ответов соответственно), довольно часто компании ограничиваются поддержкой разовых мероприятий (26% директоров и 21% руководителей PR-служб).

Таким образом, наш общий вывод заключается в том, что заинтересованность представителей бизнеса в совершенствовании социальной сферы страны находится в стадии развития и на сегодняшний день остается довольно низкой.

Литература

1. Материалы Всероссийского конгресса «Государство и социально ответственный бизнес», организованного Центром стратегических программ при участии Правительства РФ в 2004 г.

2. Стенограмма Международной конференции, Москва. PR-профессионал Международный клуб PR- управляющих. 26 февраля 2004 г.

3. Социальная роль крупного и среднего бизнеса. Результаты исследования. Москва, 2004.

4. Социальная ответственность бизнеса — опыт России и Запада. Исследование Консалтинговой группы «Управление PR». Июнь2004 г.


1 По словам вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей Евгения Гонтмахера, российский бизнес в настоящее время тратит 17 » своей прибыли на социальные программы.

2 Менеджеры по PR отметили благотворительность и социальную активность как важный механизм выстраивания отношений с властями почти в половине случаев (47%)! Не секрет, что часто благотворительная акция становится залогом непротивления властей реализации того или иного бизнес-проекта. 18% топ-менеджеров при выборе объекта для поддержки ориентируются на приоритеты местной власти. См. Социальная ответственность бизнеса. Корпоративная отчетность – новый фактор взаимодействия бизнеса и общества [2].

3 Впрочем, при распространенной в России форме менеджер-собственник (47% от всех управленцев) первое лицо – это создатель и управляющий всеми внешними коммуникативными ресурсами компании. В общественном сознании компания ассоциируется именно с этим человеком, и кому как не ему решать все вопросы взаимодействия с обществом.

4 Почти четверть (24%) из опрошенных директоров компаний отметили, что созданию долгосрочных и взаимовыгодных отношений между бизнесом и общественно-социальной сферой препятствует негативный имидж общественных организаций, выступающих посредниками между бизнесом и получателями поддержки. Как директора, так и руководители служб по связям с общественностью направляют средства независимым благотворительным фондам и профильным некоммерческим организациям лишь в 3-5% случаев. В подавляющем большинстве случаев (87%) благотворительная и спонсорская поддержка оказывается компаниями напрямую.

Written by admin

Сентябрь 6th, 2018 | 5:22 пп