Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Патриотизм и глобализация

В конце XX — начале XXI века в России в очередной раз на фоне острого социально-экономического и политического кризисов разразился духовный кризис, в частности, кризис патриотических чувств, сознания и поведения.

Отказ от службы в армии, дезертирство, массовое распространение «дедовщины» в армии, проявление в молодежной среде фашистской и националистической идеологии — наиболее очевидные стороны этого процесса. Положение с «дефицитом» патриотизма у граждан и молодежи стало настолько серьезным, что 16 февраля 2001 г. правительство приняло Государственную программу «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001 — 2005 годы». Заканчивается срок действия программы, однако вряд ли можно сказать, что она сумела мобилизовать все резервы патриотизма в обществе. Более того, складывается впечатление, что различные социальные группы, политики и государственные деятели по-разному трактуют и используют патриотизм в своих интересах. На чувствах патриотизма осуществляются политические спекуляции и разжигается социальная вражда. В этой связи полезно взглянуть на проблему под социологическим углом зрения и попробовать отыскать методы и инструменты ее решения с учетом традиций социальной и политической жизни российского общества и государства и новых условий.

Патриотизм и глобализация1

Виктор ЛЕВАШОВ — доктор социологических наук, заведующий отделом стратегических социальных и социально-политических исследований Института социально-политических исследований РАН

Сущность и генезис патриотизма

В широком смысле патриотизм понимается как общественный и нравственный принцип, характеризующий отношение граждан к своей стране. В жизни это отношение проявляется в сложном комплексе чувств, знаний, ценностных ориентаций, установок, действий, обычно артикулируемых как любовь к Родине. Словарь В. Даля определяет патриота как «любителя отечества, ревнителя о благе его…» [1] Ключевое, удачно найденное В.И. Далем слово в этом определении — ревнитель, т.е. усердный защитник, поборник интересов Родины.

Обратимся к определениям патриотизма, которые циркулируют в каналах массовой информации, транслируются политическими и общественными организациями, зафиксированы в учебной, научной, справочной литературе и электронных источниках. Эти понятия отражаются в сознании обычных граждан и экспертов следующим образом.

Первые два ответа у рядовых граждан и экспертов совпали. Как и следовало ожидать, самым востребованным оказался вариант ответа «патриотизм — это любовь к Родине» — наиболее распространенное смысловое клише в массовом сознании и пропаганде. Любовь к своей семье, родным, близким — на втором месте. Далее предпочтения у экспертов и респондентов несколько разнятся по рангам: «любовь к русской культуре» — третье место у экспертов (50%) и четвертое — у рядовых респондентов (38%); «любовь к родному городу, деревне, дому» — четвертое место у экспертов (44%) и третье — у респондентов (42%). Пятый-восьмой ранги совпали: «любовь к народу» — пятое место у экспертов (30%) и респондентов (27%); «возрождение традиций российского государства» — шестой ранг (24 и 21% соответственно); «стремление к социальной справедливости» — седьмой ранг (по 19%); «любовь ко всему человечеству — гуманизм» — восьмой ранг у экспертов (12%) и восьмой-девятый — у респондентов (10%). Далее наблюдаются несущественные различия: «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» назвали 11% экспертов и 8% респондентов; «возрождение традиций советского государства» — 9% экспертов и 10% респондентов; «стремление к безопасному глобальному миру» — 9% экспертов и столько же респондентов. Наконец, совпавшее распределение: «религиозная вера, которую я исповедую» — по 7%; «патриотизм в условиях глобализации теряет свое значение» — 11 и 8%; «патриотизм — последнее прибежище негодяев» — пятнадцатое место.

Приведенное распределение ответов имеет свою логику. Для большинства респондентов слово «патриотизм» ассоциируется с «малой Родиной» — семьей, родными, близкими, родным городом, деревней, домом. Эти ценности составляют ядро патриотизма в современном российском обществе. Национально-государственные, социально-политические ценности отступили на дальний план, они занимают пятое-девятое места.

Произошло это в силу обвального падения доверия граждан к государству, его политике. На наших глазах в кратчайшие сроки, за несколько лет радикальных реформ происходило «разгосударствление» политического сознания, патриотизма населения. Сегодня как рядовые респонденты, так и эксперты имеют сложившуюся, вполне определенную точку зрения о том, чьи интересы выражает и защищает российское государство (Таблица 1).

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: «Чьи интересы, по Вашему мнению, выражает и защищает сегодня российское государство?», %.

Время опроса Государственной бюрократии Богатых Всех граждан России Средних слоев Бедных слоев Затруднились ответить
Декабрь 2000 44 46 9 8 1 9
Декабрь 2001 38 40 9 6 0 21
Декабрь 2002 54 61 6 7 1 10
Октябрь 2003 54 53 9 8 1 13
Июнь 2004:
Респонденты 52 50 9 8 1 15
Эксперты 74 50 8 10 1 8

Рядовые граждане считают, что современное российское государство почти в равной степени отражает интересы государственной бюрократии (52%) и богатых слоев общества (50%). Практически так же, с той лишь разницей, что на первом месте у современного российского государства все же стоят интересы бюрократии (74%) и лишь на втором — богатых граждан (50%), выразили свое мнение эксперты. На третьем месте у респондентов оказалась позиция «затруднились ответить» — 15%. Лишь 9% респондентов и 8% экспертов считают, что политическая практика современного российского государства отвечает идеалу социального государства. Таким образом, подавляющее большинство респондентов уверены, что мы живем в государстве, которое не отражает интересы большинства граждан и общества в целом.

В чьих интересах происходит распоряжение богатством, управление материальными ресурсами страны? Какой характер принимают эти фундаментальные социально-политические процессы? Судя по приведенным данным, к сожалению, — антагонистический. Эта особенность не может не сказываться на всем комплексе нравственных отношений в социуме, в том числе на отношении граждан к своей стране — патриотизме. Будучи сложным феноменом социально-классовых отношений в антагонистическом обществе, патриотизм имеет диалектическую, противоречивую природу. Он характеризует отношение людей к стране, государству, его лидерам, власти, обществу в целом, которое разделено на антагонистические классы. Одна часть общества может быть солидарной или отчуждаться от другой части. Большая часть российского общества явно не одобряет деятельности «героев нашего времени», преуспевших на ниве приватизации.

Однажды в истории России обострение конфликта интересов в праве владеть и распоряжаться собственностью и тем самым добывать себе средства существования позволило Л.Н. Толстому охарактеризовать патриотизм в России как ничтожное чувство. Приведем обширную цитату из известной, написанной в 1894 г. статьи «Христианство и патриотизм», где великий русский писатель со свойственной ему ясностью социального видения реальности показывает сущность и пределы русского патриотизма на рубеже XIX и XX вв.: «Я прожил полвека среди русского народа и в большой массе настоящего русского народа в продолжение всего этого времени ни разу не видал и не слышал проявления или выражения этого чувства патриотизма, если не считать тех заученных на солдатской службе или повторяемых из книг патриотических фраз самыми легкомысленными и испорченными людьми народа. Я никогда не слыхал от народа выражений чувств патриотизма, но, напротив, беспрестанно от самых серьезных, почтенных людей народа слышал выражения совершенного равнодушия и даже презрения ко всякого рода проявлениям патриотизма. То же самое я наблюдал и в рабочем народе других государств, и то же подтверждали мне не раз образованные французы, немцы и англичане о своем рабочем народе.

Рабочий народ слишком занят поглощающим все его внимание делом поддержания жизни, себя и своей семьи, чтобы он мог интересоваться теми политическими вопросами, которые представляются главным мотивом патриотизма: вопросы влияния России на Восток, об единстве Германии или возвращении Франции отнятых провинций… Интересы его жизни совершенно независимы от государственных политических интересов.

Оттого-то и происходит то, что, несмотря на все усиленные средства, употребляемые правительствами для привития народам не свойственного им патриотизма и подавления в народах развивающихся в них идей социализма, — социализм все более и более проникает в народные массы, а патриотизм, так старательно прививаемый правительствами, не только не усваивается народом, но все более и более исчезает и держится только в высших классах, которым он выгоден…

В России, где патриотизм в виде любви и преданности вере, царю и отечеству с необыкновенной напряженностью всеми находящимися в руках правительства орудиями: церкви, школы, печати и всякой торжественностью прививается народу, русский рабочий человек — сто миллионов русского народа, несмотря на ту незаслуженную репутацию, которую ему сделали, народа особенно преданного своей вере, царю и отечеству, есть народ самый свободный от обмана патриотизма и от преданности вере, царю и отечеству. Веры своей, той православной, государственной, которой он будто бы так предан, он большей частью не знает, а как только узнает, бросает ее и становится рационалистом, т.е. принимает такую веру, на которую нападать и которую защищать нельзя; к царю своему, несмотря на непрестанные, усиленные внушения в этом направлении, он относится как ко всем насильственным властям, если не с осуждением, то с совершенным равнодушием; отечества же своего, если не разуметь под этим свою деревню, волость, он или совершенно не знает, или, если знает, то не делает между ним и другими государствами никакого различия. Так что, как прежде русские переселенцы шли в Австрию, в Турцию, так и теперь они селятся совершенно безразлично в России, вне России, в Турции или в Китае» [2].

Л.Н. Толстой дал столь резкую характеристику русского патриотизма сквозь призму зарождающейся системы отношений империалистического мирохозяйствования. Традиционный национально-религиозный патриотизм, во многом сформировавшийся в социально-политических условиях становления национально-государственного мироустройства Вестфальской системы, уступал место светскому патриотизму эпохи империалистических отношений. На смену патриотизму, еще питаемому идеологиями межнациональной и религиозной розни, пришел современный светский патриотизм, который уже не скрывал экономической природы в своей экспансии, в том числе в форме захвата чужих территорий. Светский патриотизм во многом стал результатом внутреннего диалектического противоречия Вестфальской системы между принципами защиты государственного суверенитета и стремления наций к самоопределению. Первая мировая война нанесла сокрушительный удар по принципам национально-государственного устройства Вестфальской системы и идеологии национально-религиозной интерпретации патриотизма. Во Второй мировой войне уже в полной мере проявился светский патриотизм, выстроенный на принципах непримиримой вооруженной борьбы многих народов, наций и государств за гуманистические ценности, против идеологии фашизма. В последней трети ХХ в. научно-технический прогресс резко интенсифицировал процессы в социальной, экономической, политической и информационной сферах жизни общества. Революционные изменения в транспортных технологиях и связи привели к коммуникационному сжатию мира, которое, в свою очередь, вызвало его ресурсную и технологическую взаимозависимость. В сочетании с факторами «ядерного пата» это снизило вероятность ядерного столкновения мировых держав и девальвировало значение мировой войны как средства достижения политических и экономических целей. То, что раньше достигалось огнем и мечом, стало возможным и достижимым с применением инструментов глобальных инвестиций и мировых финансовых рынков. Стала укрепляться и расширяться мировая планетарная хозяйственная система, функционирующая в режиме реального времени во всех ее частях. Технологическая и экономическая глобализация вызвали диффузию материальных и духовных глобальных культур. Начался медленный процесс разгосударствления системы международных отношений. Все эти революционные по своей сути процессы не могли не сказаться на сущности и содержании патриотизма эпохи постмодерна.

Таким образом, современный патриотизм проявляется и функционирует в условиях объективно действующих взаимообусловленных сил глобализации: расширяющейся и углубляющейся коммуникационной взаимосвязанности человеческого общества; ресурсной и технологической взаимозависимости мирового хозяйства; диффузии материальных и духовных культур, проявляющейся в многообразии форм интеграции, дифференциации, конвергенции; разгосударствления — социализации системы международных отношений. Совокупное действие этих факторов привело к глобальному социальному эффекту транснационализации общественных отношений. В первую очередь такой эффект сказался на размывании национально-государственных границ и изменении функций национальных государств и правительств. Транснациональные корпорации стали активным субъектом мировой и национальных политик, воздействующим в своих экономических интересах на национальные правительства. Объективный процесс транснационализации поставил на повестку дня всех стран вопрос о патриотизме внешней политики правительств национальных государств. В условиях глобализации резко возросло значение патриотической ценности политики национальных правительств. Имеет ли эта политика широкую социальную базу, или она проводится в узкокорпоративных интересах политического и экономического топ-менеджмента страны и действующих на ее территории ТНК?

Сто с лишним лет тому назад ответ на вопрос о соотношении ценностей патриотизма и мировой цивилизации уже давала русская философская общественная мысль. Н.А. Добролюбов писал, что «патриотизм живой, деятельный именно и отличается тем, что он исключает всякую международную вражду, и человек, одушевленный таким патриотизмом, готов трудиться для всего человечества, если только может быть ему полезен. Ограничение своей деятельности в пределах своей страны является у него вследствие сознания, что именно здесь настоящее место, на котором он может быть наиболее полезен… Настоящий патриотизм, как частное проявление любви к человечеству, не уживается с неприязнью к отдельным народностям» [3].

Мнение Н.А. Добролюбова ценно еще и потому, что оно, на наш взгляд, адекватно отражает идеал русского национального самосознания, которое впитало в себя ценности тысячелетнего исторического опыта социокультурной коммуникации с другими народами, политическую культуру самого большого в мире государства эпохи модерна и постмодерна. Русское национальное сознание на протяжении многих веков формировалось в условиях сменяющих друг друга военных побед и поражений. Многократное чередование социальных и экономических подъемов и спадов в развитии, периодическое прохождение общества и государства через кризисы и катастрофы, социополитические «оттепели» и «зимы» сформировали сущностное своеобразие великой русской культуры, привели к закалке русского духа: памяти, ценностных ориентаций, веры, воли к достижению цели. Время и интенсивный исторический опыт выковали русский национальный характер и его стратегию жизни: довольствоваться малым и собирать ресурсы для великого во имя правды и социальной справедливости. Эта жизненная патриотическая стратегия продолжает работать и сегодня в обстановке «радостей» и «ужасов» современного русского российского капитализма, в условиях углубляющихся процессов глобализации.

Патриотизм, капитализм, социализм

Весь прошлый век на нашей планете проходил под знаком диалектики отношений двух социально-политических систем — капиталистической и социалистической. В процессе взаимодействия две общественные системы претерпевали существенные изменения, принимали отдельные качества друг друга. Общественно-экономическая формация капитализма, утвердившаяся в основном в странах Западной Европы, Северной Америки и Японии, породила внутри себя и в остальном мире глобальные социальные противоречия, а формация социализма, возникшая как реакция на эти противоречия в странах экономически слабо развитых, достаточно часто являла собой результаты субъективной политики и носила черты социального эксперимента. В этих условиях происходил своеобразный обмен ценностями между общественными формациями, причем данный процесс не закончился и продолжается в наши дни. Уникальность современной исследовательской ситуации в России заключается в том, что большая часть общества успела пожить и при социализме, и при капитализме и имеет сейчас уходящую возможность сравнить два способа общественного устройства и жизни. Сегодня граждане еще могут выступить в роли экспертов-практиков и научных экспертов, вооруженных специальными теоретическими знаниями. Динамика мнений россиян о том, что для них означают два известных понятия «социализм» и «капитализм», выглядит следующим образом (Таблица 2).

Таблица 2. Мнения респондентов и экспертов о том, что означают для них понятия «капитализм» и «социализм» (июль 2004. N=1627; эксперты, N=438. % от числа опрошенных).

СОЦИАЛИЗМ — ЭТО: КАПИТАЛИЗМ — ЭТО:
Респонденты Эксперты Респонденты Эксперты
коллективизм 53 64 2 2
порядок 41 31 13 12
патриотизм 38 41 2 2
справедливость 34 27 4 2
нравственность 21 23 1 1
права человека 20 9 17 24
подавление личности 20 31 23 17
власть узкой группы людей 19 26 42 42
бедность 18 19 31 22
народовластие 18 25 2 1
духовность 17 17 3 2
технический прогресс 15 13 29 41
свобода 14 7 29 32
экономическая отсталость 14 21 7 1
высокий уровень жизни 13 6 24 31
социальная незащищенность 12 14 37 34
гуманизм 9 7 3 2
преступность 3 4 39 33
частная собственность 1 1 67 83

Рядовые респонденты и эксперты единодушны в том, что для них социализм в первую очередь означает коллективизм (соответственно 53% и 64%). На второе место граждане поставили порядок (41%), а эксперты — патриотизм (41%). Именно в такой пропорции общество ощущает дефицит двух фундаментальных ценностей сегодняшней жизни. Специализированное сознание экспертов выделяет дефицит патриотизма как социально-политическое инструментальное средство, с помощью которого можно исправить ситуацию в стране. На третьем месте у граждан — патриотизм (38%), у экспертов — порядок (31%) и тут же — подавление личности (31%). Такая иерархия социальных приоритетов вполне понятна. Можно предположить, что творческая структура личности экспертов чувствительнее ощущает проявления догматизма, косности и слепого диктата.

Альтернатива «подавление личности» у рядовых респондентов оказалась на шестом-седьмом месте. Вперед поставлены такие социально позитивные качества, как справедливость (34%) и нравственность (21%). Эксперты на пятое место ставят позитивное свойство «справедливость» (27%), а на шестом вновь появляется негативная характеристика социализма — «власть узкой группы людей» (26%). В целом у граждан первая пятерка когнитивных определений социализма состоит только из позитивных качеств, у экспертов — из четырех позитивных и одного негативного — «подавление личности».

Далее, на наш взгляд, приоритеты распределились в силу социальной чувствительности респондентов, определяемой местом в социальной структуре общества и родом профессиональной деятельности. В целом граждане склонны наделять свою прошлую жизнь при социализме более позитивными качествами, чем эксперты.

Первая пятерка эмпирических понятий о капитализме у граждан состоит только из нейтральных (частная собственность) и негативных определений и выглядит следующим образом: «частная собственность» (67%), «власть узкой группы людей» (42%), «преступность» (39%), «социальная незащищенность» (37%), «бедность» (31%). У экспертов в такой же порядок определений вклинивается на третье место «технический прогресс».

Структура ответов граждан на вопрос о том, в каком обществе они хотели бы жить, на протяжении последних пяти лет остается приблизительно одинаковой (Таблица 3).

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос, в каком обществе хотели бы жить респонденты, %.

Время опроса В социалистическом В капиталистическом В каком-то другом Затрудняюсь ответить
Декабрь 1998 38 22 10 30
Май 2000 31 21 12 36
Декабрь 2000 31 21 18 31
Декабрь 2002 29 19 14 38
Октябрь 2003 31 23 11 35
Июнь 2004:
Респонденты 34 22 8 36
Эксперты 23 20 19 38

В 2004 г. одна треть респондентов хотели бы жить в социалистическом обществе, чуть больше 20% — в капиталистическом, около 10% — в каком-то другом (около трети респондентов затрудняются ответить на этот вопрос). Что касается экспертов, то их мнение несколько отлично (Рисунок 2).

Рисунок 2. Мнение респондентов и экспертов о том, в каком обществе они хотели бы жить (июль 2004. N=1627; эксперты, N=438. % от числа опрошенных).

Значимо заметное число экспертов (10″), которые в меньшей степени хотели бы жить в социалистическом обществе. Приблизительно на столько же больше их хотели бы жить в каком-то другом. В каком? Ответ на этот вопрос отчасти дает следующий индикатор (Таблица 4).

Таблица 4. Мнение респондентов о том, какой путь экономического развития наиболее приемлем для России, %.

Август 1992 Май 1996 Июль 2004
Респонденты Эксперты
Свободная рыночная экономика, как в США, Великобритании, ФРГ, Франции 11 7 9 12
Социально ориентированная экономика наподобие Швеции 8 11 14 28
Экономика с преобладанием государственных форм собственности по образцу Китая 5 8 9 13
У России должен быть свой особый путь развития, основанный на традиционных представлениях россиян об отношениях людей и земной справедливости 52 53 44 38
Другое мнение 2 1 1 1
Затруднились ответить 22 20 23 8

Граждане (44%) и эксперты (38%) считают, что у России должен быть особый путь развития. На втором месте у тех и других — выбор в пользу социально ориентированной экономики наподобие Швеции. На третьем месте у экспертов — путь развития по образцу Китая, у граждан — свободная рыночная экономика, как в США, Великобритании, ФРГ.

Какое будущее ожидает Россию? Ответ на этот вопрос дает представление не только о социальной эффективности реформ, но и о настроениях пессимизма или оптимизма в обществе.

На протяжении последних 12 лет количество пессимистов незначительно уменьшилось, количество реалистов («Россия будет существовать в нынешних границах») увеличилось приблизительно вдвое, а количество оптимистов, считающих, что вокруг России начнется процесс объединения народов, снизилось. Среди экспертов в 2004 г. заметно большее число реалистов, считающих, что Россия сохранится в нынешних границах.

Измерение общественных настроений на ближайшую перспективу до 2008 г. показало, что оптимистов в обществе явно недостаточно.

На каких направлениях политики следовало бы искать резервы уверенности общества?

Стратегия действий

Все опрошенные отвечали на открытые вопросы об актуальных направлениях и проблемах развития нашей страны, политики государства, актуальных сторонах глобализации в будущем (Таблица 5).

Таблица 5. Мнение респондентов и экспертов об актуальных направлениях политики государства в настоящем и проблемах глобализации в будущем (июль 2004. N=1627; эксперты, N=438. % от числа опрошенных).

«Каким жизненно важным проблемам развития нашей страны, по Вашему мнению, сегодня уделяется недостаточное внимание со стороны государства?» «Скажите, пожалуйста, какие стороны глобализации и связанные с ней проблемы станут, по Вашему мнению, актуальны для российского общества и Вас лично в ближайшие годы?»
население эксперты население эксперты
Развитие экономики 10,7 12,2 9,6 13,9
Уровень и качество жизни 11,4 4,9 8,3 5,8
Оплата труда 5,3 1,9 4,9 2,1
Охрана труда 0,1 0,3 1,3 0,4
Информационные технологии 0,2 0,5 1,0 2,6
Торговля 0,2 0,2 1,5 3,8
Проблемы мировой экономики 0,2 0,2 2,6 9,4
Проблемы социальной жизни 13,5 12,3 3,3 4,3
Проблемы здравоохранения 9,8 7,1 4,7 3,2
Борьба с бедностью, нищетой 4,2 4,0 11,3 5,1
Социальные гарантии 4,1 4,7 3,2 0,9
Борьба с алкоголизмом 0,3 0,5 0,1 0,0
Борьба с наркоманией 1,9 1,2 0,5 0,6
Мировые социальные стандарты 1,0 0,0 3,7 5,3
Безработица 4,8 1,6 2,1 0,2
Миграция 0,0 0,2 0,8 0,9
Нормализация ситуации в Чечне 0,1 0,0 1,0 0,2
Проблемы безопасности жизни 1,8 4,7 1,8 2,4
Борьба с терроризмом 0,5 0,3 3,7 3,0
Соблюдение прав человека 1,7 3,8 4,9 2,8
Борьба с коррупцией 2,7 3,6 0,8 0,4
Борьба с преступностью 3,2 2,1 1,0 0,4
Борьба за мир 0,3 0,5 4,9 3,0
Международные отношения 0,6 0,5 3,6 5,6
Политическое управление 5,2 8,3 3,3 3,8
Проблемы образования, воспитания, духовной жизни 10,3 11,1 4,4 5,8
Патриотизм 0,8 0,9 0,8 1,1
Проблемы науки 1,8 5,0 0,1 1,1
Культура 1,0 2,8 1,5 1,9
Экологические проблемы 2,7 4,5 9,2 10,0

Судя по полученным данным, особого внимания требуют проблемы развития экономики и тесно связанного с ней уровня и качества жизни населения, сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса, армии, социальной сферы жизни, здравоохранения, образования, воспитания. Экспертов и респондентов тревожат положение дел с ценами на продукты и товары первой необходимости, тарифы ЖКХ, размеры пенсий, проблемы молодого поколения, его трудоустройство, беспризорничество. Сегодня круг актуальных вопросов политики по-прежнему задается доминантой стратегии выживания. В будущем, по мнению всех опрошенных, в первую очередь актуализируются такие стороны процессов глобализации, как охрана окружающей среды, борьба с бедностью, нищетой, терроризмом.

Интегрально мнение респондентов по проблемам развития в будущем можно было бы интерпретировать следующим образом. Возникновение глобальных проблем человечества требует проведения скоординированной в границах мирового сообщества политики государств. Стратегической целью этой политики на всей планете становится устойчивая коэволюция человека, общества и природы. Направления политики концентрируются и гармонизируются в единстве антропо-, социо- и экосферной составляющих.

Литература

1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т.1-4. М., 1978. Т.3. С.24.

2. Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т.39. М., 1956. С. 53-54.

3. Добролюбов Н.А. Избр. филос. произв. М., 1948. Т.2. С.567.


1 Статья подготовлена на основе результатов исследований, поддержанных грантами РГНФ (№ 04-03-00365а) и РФФИ (№04-06-80223а).

2 Здесь и далее приводятся результаты Всероссийского социологического мониторинга «Как живешь, Россия?» (научный руководитель В.К. Левашов), проводимого при финансовой поддержке РГНФ (проект № 04-03-00365а), РФФИ (проект № 04-06-80223) и гранта Отделения общественных наук РАН «Устойчивое развитие и тенденции современной глобализации». В исследовании использована квотно-пропорциональная выборка. Объем выборочной совокупности в июне 2004 г. составил 1627 респондентов и 438 экспертов. В экспертную группу вошли ученые, преподаватели вузов, активисты политических партий и движений, предприниматели, работающие в сфере международного бизнеса.

Written by admin

Сентябрь 6th, 2018 | 5:05 пп