Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Противостояние: СССР и Япония

А.А. Кошкин. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиной в век. М.: Олма-Пресс. 2004. 480 с.

История — в отличие от беллетристики или исторического романа — ценна тогда, когда она подлинна, достоверна. Когда эта подлинность подтверждается ссылкой на подлинные же документы и материалы, а не на модные ныне «исторические обобщения» в соответствии с «духом времени» или «личными ощущениями» автора, который «чувствует», что «это было именно так», а не иначе.

Данное обстоятельство отнюдь не исключает собственных авторских оценок и выводов, если они, опять-таки, основаны на подлинных исторических документах, дающих порой «сухую», но реальную картину происходивших событий, в которых принимались те или иные политические решения.

Всем этим критериям отвечает новая книга известного отечественного япониста, доктора исторических наук, профессора А.А. Кошкина.

На основе ранее малоизвестных или недоступных исследователям материалов, прежде всего японских архивов, автор дает широкую панораму событий на Дальнем Востоке предвоенного и военного времени, уделяя особое внимание советско-японским отношениям и анализируя наиболее проблемные вопросы, которые до сих пор остаются предметом острого политического и идеологического противостояния.

Несомненным преимуществом книги является рассмотрение этих, порой неоднозначно трактуемых у нас и за рубежом, вопросов не с точки зрения традиционной историографии — зачастую страдающей известной «заданностью», однообразием и «узостью» подходов, — а в общем контексте международной обстановки того времени. Один из таких вопросов — обстоятельства вступления Советского Союза в 1945 г. в войну против Японии (традиционно используемого в Японии для обвинения нас в нарушении Пакта о нейтралитете) анализируется автором не изолированно, как один из эпизодов исключительно советско-японских двусторонних отношений, а на широком историческом фоне событий завершающего периода Второй мировой войны, в комплексе международных отношений тех лет, расстановки сил главных противоборствующих сторон, обстановки на главных театрах военных действий, намерений, планов и взаимоотношений союзников по антигитлеровской коалиции, личных позиций и взглядов ответственных за принятие решений руководителей стран.

Не менее актуально и обращение к другим, более «локальным», вопросам, служащим в последнее время предметом целенаправленных спекуляций, имеющих очевидную цель, пользуясь сегодняшним ослаблением России, дискредитировать политику Советского Союза предвоенного и военного времени и принизить роль нашей страны как главного участника Второй мировой войны, внесшего решающий вклад в победу, в том числе и над милитаристской Японией (что некоторые явно хотят забыть).

Это вопросы, связанные с событиями у озера Хасан в Приморье в 1938 и у реки Халхин-Гол в Монголии в 1939 г., квалифицированные как акт военной агрессии Японии на Токийском международном трибунале для Дальнего Востока в 1948 г., но все чаще используемые сейчас для обвинения «в агрессии» именно Советского Союза.

Как хорошо показано в книге, нападения на нашу территорию у Хасана и на Монголию в районе Халхин-Гола были заранее спланированной Японией провокацией, имевшей целью «прощупать» обороноспособность СССР, не допустить расширения помощи Советского Союза Китаю, а также еще раз «продемонстрировать» Западу неизменность своего стратегического антисоветского курса, а вовсе не «защитой» интересов марионеточного государства Маньчжоу-Го и уж, тем более, «попранного» международного права, как это сейчас пытаются представить некоторые заинтересованные лица и организации не только в Японии, но и в нашей стране. Провокацией, истинные цели которой в то время самими японцами особенно и не скрывались.

Так, хорошо известен следующий факт. На переговорах, предшествовавших Хасанским событиям, японской стороне был предъявлен русско-китайский Хуньчуньский протокол 1886 г. с приложенной к нему картой, которая ясно показывала, что русско-китайская граница, установленная в этом районе в 1860 г., идет по «водоразделу», т.е. по вершине высот (сопок) к западу от Хасана по обозначенной на карте красной черте (линии), а не по берегу озера, на чем настаивали японские представители, что доказывало очевидную незаконность японских «требований», но что японская делегация тем не менее откровенно проигнорировала. С тем же «уровнем доказательности» действовала Япония и при развязывании агрессии на Халхин-Голе.

Тем не менее агрессором, как уже отмечалась, сейчас пытаются представить Советский Союз, фактически обвиняя его в развязывании военных действий против Японии в 1938-1939 гг.

Принципиально важным и новым, с точки зрения традиционной историографии, является комплексное, с привлечением японских архивов и материалов, рассмотрение автором другого не менее «проблемного» вопроса — об участии военнопленных японской Квантунской армии в работах на территории СССР. До последнего времени это неизменно представлялось как очередное «злодеяние» сталинского режима. Как выясняется из книги, идея интернировать японских военнопленных для использования их труда для восстановления советской экономики в действительности возникла вовсе не в Москве, а была предусмотрена в качестве одной из возможных «уступок» СССР в разработанном в Японии еще в 1944 г. плане «проведения мирных переговоров с СССР» (с целью недопущения вступления Советского Союза в войну против Японии), т.е. была предложена непосредственно ближайшим окружением японского императора (высшим военным и государственным руководством страны). Так что обвинять в «диктатуре» нашим критикам нужно отнюдь не Советский Союз, а собственных японских политиков, включая покойного императора Хирохито.

Не менее важны и другие рассмотренные в книге вопросы, также являющиеся сейчас объектом спекуляций и фальсификаций и служащие мощным оружием в условиях жесткой и бескомпромиссной идеологической борьбы, ведущейся в России и вокруг нее.

Нет сомнения, что «Японский фронт маршала Сталина» Анатолия Кошкина займет достойное место среди работ ведущих отечественных ученых-востоковедов и исследователей Второй мировой войны. Жаль только, что подобные книги — в отличие от творений Резунов-Суворовых и Фоменко-Носовских — издаются у нас столь мизерными тиражами — 3500 экземпляров.

Алексей ПЛОТНИКОВ — кандидат исторических наук, профессор, член Экспертного совета Комитета Государственной думы РФ по безопасности

Written by admin

Май 8th, 2018 | 3:05 пп