Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

О языке госслужащих

Пожалуй, вся практическая деятельность государственного и муниципального служащего связана с речевым общением.
То, чем наполнена повседневная работа — проведение служебных совещаний, деловых встреч, телефонных переговоров, участие в научно-практических дискуссиях, общение с коллегами, прием посетителей, выступление перед общественностью, работа с документами и т.д., — осуществляется посредством устной или письменной речи. Понятно, что высокий уровень владения русским языком — важнейшая составляющая профессиональной компетенции госслужащих.

О ЯЗЫКЕ ГОССЛУЖАЩИХ

Жанна ЛАРИОНОВА — доцент кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС.

На протяжении последних четырех лет в структуру вступительных экзаменов для абитуриентов РАГС вводится тестирование по русскому языку. Преподаватели-русисты разрабатывают задания для этого теста, ориентируясь на программу средней школы, но, несмотря на это, абитуриенты показывают довольно низкие результаты. Красноречиво выглядят, например, результаты вступительного тестирования по русскому языку, проведенному в этом году. Отличные баллы набрали всего 4% поступивших, хорошие — 40%, а удовлетворительные — 52%.

Обратим особое внимание на тот факт, что речь идет о специалистах, уже имеющих, как минимум, одно высшее образование. Тем досадней было видеть работы с ошибками, подобными этим: вЫпиющие обстоятельства, эпоха ПросвИщения, заведЫвать отделом, директор деДдома, кОссация, гАнорар…

Но ошибки в устной речи значительно превышают их количество в речи письменной.

В продолжение сложившихся у преподавателей нашей кафедры традиций [1], попробуем проанализировать некоторые наиболее часто встречающиеся случаи нарушения норм языка и дать элементарные рекомендации по их исправлению.

Активной орфоэпической ошибкой является неправильное ударение. Так, личные формы глагола «звонить» зачастую произносят с ударением на основе: он звОнит, она позвОнит, они перезвОнят. Употребление этого неправильного варианта приняло поистине гигантские масштабы. Между тем в современном русском языке существует единственный вариант произносительной нормы всех форм этого глагола — с наконечным ударением: он звонИт, она позвонИт, они перезвонЯт.

Столь же широко распространено ошибочное произношение некоторых популярных в чиновничьей среде слов. Например, произношение слова квАртал (с ударением на первом слоге) характерно главным образом для речи финансовых и административных работников. Несколько поколений госслужащих упорно повторяют эту ошибку, не потрудившись заглянуть в словари, где рядом с нормой квартАл (во всех значениях этого слова) оговаривается неправильный вариант со специальной пометой.

По аналогии с формами существительных множественного числа на — а/-я (например: округа, директора) широко распространены неправильные варианты произношения средствА, благА. При этом названные слова образуют формы множественного числа с сохранением накорневого ударения: блАго — блАга, срЕдство — срЕдства.

Большинство отглагольных существительных произносятся с ударением на суффиксе: привлечЕние, постановлЕние, задАние. А вот слова обеспЕчение, сосредотОчение, соболЕзнование сохраняют ударение на основе.

Два причастия — осужденный и возбужденное (дело) — в речи работников прокуратуры и МВД произносятся как осУжденный и возбУжденное. Лингвисты отмечают такое произношение как профессиональную маркированность: «… если вы слышите произношение этих словоформ с накоренным ударением, то, скорее всего, говорящий — либо прокурор, либо следователь, либо милиционер» [2]. К сожалению, работники правоохранительных органов популяризируют эту ошибку, вслед за ними ее стали повторять представители государственных и муниципальных структур. Напомним, что госслужащий должен следовать нормам современного русского литературного языка, а профессионализмы находятся за пределами нормы.

Необходимо сказать и о грамматических ошибках, объединяющих устную и письменную речь. Серьезные проблемы вызывает определение рода некоторых существительных. Действительно, как следует говорить: мой коллега, мой протеже или моя коллега, моя протеже; жертва нападения скончался или жертва нападения скончалась?

В современном нормативном употреблении в подобных случаях рекомендуется согласование по полу называемого лица, т.е. можно сказать и мой коллега, мой протеже, и моя коллега, моя протеже.

Применительно к существительному «жертва» принято употреблять форму женского рода и в тех случаях, когда называется лицо мужского пола. (Ср.: Жертвой нападения оказался мужчина, чья личность устанавливается. Несмотря на оказанную помощь, жертва скончалась, не приходя в сознание.)

В отличие от названной выше, проблема склонения числительных представляет почти непреодолимую преграду для большинства говорящих. Осознавая это, многие представители так называемых публичных профессий, вынужденные по долгу службы часто общаться устно, прибегают ко всяким уловкам: произносят все цифры только в форме именительного падежа; округляют показатели, чтобы обойтись синонимичными выражениями «больше половины», «две трети» и т.д.

Между тем существуют абсолютно логичные и четкие правила, которые нелишне было бы вспомнить. В современном русском языке два разряда числительных — количественные (сколько? — один, два) и порядковые (какой? — первый, второй). Первый разряд, в свою очередь, делится на простые (пять, восемь), сложные (оканчиваются на — десят и на — сот: шестьдесят, семьсот) и составные (состоят из нескольких слов: триста сорок пять, двести пятьдесят восемь). Правила склонения числительных этого разряда заключаются в следующем: кроме слов «сорок», «девяносто», «сто», при склонении изменяются все части сложного и все слова составного числительного, например: двумстам, тремстам, четыремстам… жильцам; в пятистах шестидесяти восьми бюллетенях. У числительных сорок, девяносто, сто есть только две формы: именительный и винительный падежи совпадают, в остальных падежах следует говорить: сорока, девяноста, ста: у сорока, девяноста, ста избирателей; от сорока, девяноста, ста респондентов.

Правила склонения порядковых числительных еще проще — у них изменяется только последнее слово: в тридцать шестой квартире, в двести двадцать четвертом номере. К обсуждаемому вопросу относится и получившая широкое употребление «проблема двухтысячного года», суть которой сводится к неправильному произношению даты: в двухтысяч четвертом году, к двухтысяч пятому году. Между тем все элементы слова склоняются только в круглых обозначениях дат: тысячный, двухтысячный, трехтысячный. Поэтому после двухтысячного все последующие года произносятся по общему правилу, с изменением только последнего слова: в две тысячи четвертом году, к две тысячи пятому году.

Труднейшим вопросом русской грамматики является склонение фамилий, что обусловлено, во-первых, огромным количеством существующих моделей; во-вторых, разделением этого массива языковым сознанием на два класса «свой/чужой»; в-третьих, некоторыми этическими соображениями.

Попытаемся дать несколько самых общих рекомендаций, заранее оговорив, что они относятся только к славянским по происхождению фамилиям. При этом не рассматриваются простые случаи — фамилии на — ов/-ев или — ын/-ин.

У фамилий на — ко, — ых/-их, — аго/-яго, — ло не склоняются ни мужская, ни женская формы. Следует говорить и писать: у Владимира Бортко и у Татьяны Бортко, у Владимира Кравченко и у Татьяны Кравченко, у Владимира Седых и у Татьяны Седых, у Владимира Семаго и у Татьяны Семаго, у Владимира Живило и у Татьяны Живило.

Фамилии, оканчивающиеся на согласный звук, склоняются только у мужской формы: от Владимира Ковтуна, но: от Татьяны Ковтун, от Владимира Ковальчука, но: от Татьяны Ковальчук, от Владимира Грицая, но: от Татьяны Грицай, от Владимира Мануковича, но: от Татьяны Манукович.

Если фамилия оканчивается на гласные — а/-я, обычно склоняются и мужской, и женский варианты: с Владимиром Бурдой и с Татьяной Бурдой, с Владимиром Щербиной и с Татьяной Щербиной, с Владимиром Гущей и с Татьяной Гущей.

Этическую составляющую рассматриваемой грамматической проблемы можно сформулировать так: фамилии, совпадающие по звучанию с реалией окружающего мира, во избежание непривычных или курьезных сочетаний вроде «у господина Гуся», «гражданке Метелице», «с товарищем Мухой» рекомендуется сохранять в начальной форме. Ср.: Российское правительство высоко оценило заслуги Сергея Яковлевича Жук (Из газет).

Следовательно, фамилии типа Ремень, Крыса, Могила, Шило, Ворона, Локоть и подобные им лучше не изменять.

Если же все-таки такая фамилия склоняется, то чтобы избегнуть уподобления человека вещи или представителю животного / растительного мира, рекомендуется сохранение в косвенных падежах беглого гласного звука: награждение Л.К. Гребеня, документы И.И. Локотя. (Подобные фамилии изменяются только в мужской форме как оканчивающиеся на согласный; у носительниц таких фамилий они неизменны.)

Основные пути разрешения языковых трудностей — это постоянный контроль над своей речью, пристальное внимание к речи профессионалов и, самое главное, систематическое обращение к языковым словарям. Ведь именно словари фиксируют нормативные случаи произношения, правописания, а также значения русских или заимствованных слов.

Как показывает опыт, многие работники государственных учреждений не обладают навыками работы со справочной литературой. Учитывая это, позволим несколько практических советов.

Чтобы правильно говорить, следует использовать орфоэпический словарь [3]; чтобы правильно писать — орфографический [4]; нормативное значение слова можно узнать из толкового словаря русской [5] или иноязычной лексики [6]. Важно пользоваться словарями последних лет издания (в наибольшей степени это относится к орфоэпическим и словарям иностранных слов), а также изданными институтами Российской академии наук. Такая справочная литература окажет неоценимую помощь в практической деятельности чиновников.

Пока же приходится с сожалением констатировать, что степень владения госслужащими одним из их профессиональных инструментов чаще всего невысока.

По данным социологических опросов, проведенных специалистами кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС в 2000-2003 годах, в последнее время у россиян наблюдается явное снижение авторитета государственных и муниципальных служащих [7] и знание, а точнее незнание русского языка — одна из причин тому.

Совершенно очевидно, что пора принимать соответствующие меры. Возникает, в частности, вопрос о разработке единого стандарта по государственному языку, который могли бы предложить русисты РАГС. Но это уже тема отдельного разговора, который должен вестись в правительственных учреждениях на основе поправок в Закон о государственной гражданской службе.

Литература

1. Иванова А.Ю., Панова М.Н. Цикл статей в журналах «Государственная служба», 2001, № 1-2; «Служба кадров», 1998. № 3-6.

2. Современный русский язык: Социальная и функциональная дифференциация. М., 2003. С.85.

3. Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы. М., 2001.

4. Русский орфографический словарь. М., 1999.

5. Большой толковый словарь русского языка. С.-Пб., 2000.

6. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 2003.

7. Социологические исследования в системе государственной службы. 1992-2002. Информационно-аналитические материалы кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС при Президенте РФ. Москва-Орел, 2002; Актуальные проблемы государственной службы Российской Федерации в оценках населения. М., 2003.

Written by admin

Май 8th, 2018 | 2:54 пп