Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Алмазный след в мировой политике

Признаки, по которым можно судить о состоянии мирового политического климата, относятся к самым разным областям человеческой деятельности.

В последние годы все большее внимание уделяется культурологическим параметрам миропорядка. Живопись и архитектура, литература и музыка, мода и кулинария позволяют судить не только о вкусах и предпочтениях обитателей политического Олимпа, но и о том, чем обусловлен именно такой выбор. Чтобы убедиться в этом, достаточно проследить путь развития мировой политической жизни, который отмечен алмазами.

АЛМАЗНЫЙ СЛЕД В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ

Людмила ТЕРНОВАЯ — доктор исторических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой внешнеполитической деятельности России РАГС

С глубокой древности алмаз считался драгоценным камнем высшего класса. Происхождение его названия выводится из персидского слова «элма» — твердейший или греческого «адамас» — непреодолимый, несокрушимый. Алмазы ценились как за исключительную твердость, так и за то, что, по широко распространенному мнению, этот камень делает своего владельца несокрушимым. Известный исследователь драгоценных камней М.И. Пыляев указывал на существование трех основных версий происхождения алмазов: посредством тления органической клетчатки, в результате каления угля или разложения угольной кислоты.

Легенды о происхождении и добыче алмазов приобретали самые фантастические черты. Поэтому, например, рассказы Синдбада-морехода из «Тысячи и одной ночи» почти не отличались от сюжетов из жизнеописания Александра Македонского, в которых шла речь об алмазах. Так, мудрецы, сопровождавшие Александра во время похода в некую Темную Страну, посоветовали всадникам взобраться на вершину горы, «взяв с собою несколько трупов животных, которые они должны сбросить в долину. В этой долине живет много огромных птиц, которые с жадностью бросятся на мертвечину, а алмазы между тем пристанут к трупам. Когда, таким образом, птицы, захватив куски трупов, взлетят на горы, чтобы спокойно пожрать их, пусть всадники спугнут этих птиц: птицы улетят, а приставшие к трупам алмазы останутся» [1, с.80]. Последовав совету мудрецов, спутники Александра добыли много алмазов.

То, что алмазы использовались при изготовлении украшений и ритуальных фигурок уже в середине первого тысячелетия до н.э., подтверждает хранящаяся в Британском музее бронзовая статуэтка с двумя необработанными алмазами вместо глаз, датируемая этим временем. В Древнем Риме алмаз считался настолько прочным, что, как рассказывал Плиний, рабу, сумевшему его расколоть, была обещана свобода. Алмаз ценился как могущественный талисман: его ношение обеспечивало владельцу силу, храбрость и непобедимость в бою. В то же время алмазный порошок относился к числу смертельных ядов.

Согласно всем древним легендам и поверьям о свойствах алмазов, самые чистые и самые крупные алмазы находились в Индии. Поэтому неудивительно, что именно там добыче алмазов был придан исключительный размах. Вот как описывает разработку алмазного месторождения вблизи знаменитой Голконды английский путешественник Метгольд, побывавший в тех местах в 1622 г.: «Число рабочих простиралось тогда до тридцати тысяч человек; одни рыли землю, другие насыпали ее в бочки, третьи выливали воду из ям, четвертые выносили землю на сглаженное и утоптанное место и разравнивали ее в виде слоя, толщиною от четырех до пяти дюймов; при таком условии земля скоро высыхала. На другой день рабочие тщательно перегребали землю и разбивали попадающиеся в ней камни. Землю рыли прямо в глубину в виде четырехугольных ям, и появившуюся в них воду вычерпывали ведрами, которые передавали друг другу с большою быстротою» [1, с.87]. Несмотря на строгие меры охраны, часть алмазов разворовывалась.

В 1714 г. алмазы были найдены в Бразилии. Сначала из-за того, что они встречались преимущественно в слоистом песчанике и легко добывались, к поиску допускались все желающие. Это занятие даже не облагалось пошлиной. Быстро вырос город промывщиков — Диамантино. Однако вскоре правительство увидело возможные выгоды и ввело непомерные налоги. В результате искатели практически свернули работы. Тогда правительство решило само контролировать добычу алмазов, издав более 50 указов, отличающихся чрезвычайной суровостью. Но и тогда старателям все-таки удавалось утаивать часть добычи. Спрос на алмазном рынке по-прежнему превышал предложение. Он и определил причину новой алмазной лихорадки, начавшейся после открытия копей в Южной Африке.

Южно-африканские алмазы были найдены у слияния двух рек — Оранжевой и Вааля в 1867 г. Бурский фермер фан Никерк увидел блестящий камешек, которым играл мальчик-готтентот. Это оказался весьма крупный алмаз. Еще через два года алмаз чуть большего размера был приобретен им у местного знахаря. Именно этот камень в результате нескольких перепродаж получил наименование «Звезда Южной Африки». С этого времени на страницах европейских и американских газет все чаще стали появляться названия трех бурских ферм: Де Бирс, Дютойстспан, Блумфонтейн, а также холма Колсберг, ставшего центральным местом быстро растущего поселка старателей. Южно-африканская алмазная лихорадка пришла на смену золотым лихорадкам Нового Света.

Великобритании удалось утвердить свое право на район алмазных копей. Дипломатически эта, по сути, силовая операция была завершена министром колоний лордом Кимберли. По имени лорда был назван поселок старателей, а затем и выросший на его месте город. А в 1890 г. стало ясно, что город расположен над новым типом алмазных месторождений, представляющим вертикальный конус алмазосодержащей породы. Этот тип залежей получил название «кимберлитовая трубка». И теперь не только южно-африканскую, но и любую породу, содержащую алмазы, знают как кимберлит.

По мере расширения масштабов добычи кимберлитовая трубка, которая располагалась на месте холма Колсберг, уходила все глубже и глубже: вместо холма образовалось то, что получило прозвище Большой ямы. К началу Первой мировой войны, когда добыча алмазов в этом месте была прекращена, глубина Большой Ямы превысила тысячу метров, а из нее было извлечено более трех тонн алмазов.

Алмазные копи притягивали тысячи людей. Но вряд ли кто-либо из них стал более знаменитым, чем Сесил Родс. Поначалу он был просто довольно удачливым старателем. В одном из писем матери вскоре после прибытия на прииски он писал: » В субботу я нашел 17 5/8 каратов… Я надеюсь получить за них сто фунтов… Вчера я нашел отличный камешек в три с половиной карата, продал за тридцать фунтов… В среднем я нахожу тридцать каратов в неделю» [2]. Вскоре Родс перешел от простой старательской работы к амальгамации — скупке и объединению множества мелких участков. А 1 апреля 1880 г. было объявлено о создании «Де Бирс даймонд майнинг кампани», президентом которой Сесил Родс стал спустя пять лет. С этого же времени началось укрепление его алмазной империи. Резкое снижение себестоимости добычи алмазов происходило в основном за счет механизации и ужесточения мер против кражи драгоценных камней. Была создана система компаундов — лагерей, обнесенных железной оградой или колючей проволокой, для содержания рабочих-африканцев. Они не могли выходить за пределы компаундов. Да и там их жизнь строго контролировалась. Например, в последнюю неделю работы давали сильное слабительное, чтобы они не могли утаить алмаз, проглотив его. В какой-то степени компаунды стали прообразом концентрационных лагерей, введенных в практику военных действий в той же Южной Африке в период Англо-бурской войны.

Имя Сесила Родса в советской историографии связывалось в первую очередь с этой войной, а также с распространением системы апартеида. И если с оценкой его роли в войне можно согласиться, то апартеид получил распространение спустя несколько десятилетий после смерти Родса. А вот то, на какое дело он завещал средства, вырученные от продажи алмазов, оставалось вне внимания исследователей. Между тем это были именные стипендии для талантливой молодежи из разных стран. За почти 100 лет по завещанию Родса стипендии для обучения в Оксфорде получили более шести тысяч человек. Среди них не только известные ученые, ставшие нобелевскими лауреатами, но и писатели, политики, государственные деятели, например 42-й президент США Билл Клинтон.

В России первый алмаз был найден на Урале еще в 1829 г. Но находки не свидетельствовали о наличии богатых месторождений. Холодная война, не менее чем война в традиционном понимании, требовала огромных вложений в вооружения. А средств для этого у Советского Союза катастрофически не хватало. Выход виделся и в увеличении объема продаж алмазов за рубеж. Однако небольшие уральские россыпи никак не отвечали потребностям страны. В то же время ученые указывали на явные геологические признаки наличия алмазов в Якутии. В результате геологоразведки в конце 1940-х годов на Соколиной Косе реки Вилюй был найден алмаз. А через пять лет была обнаружена кимберлитовая трубка, которая ни по качеству минерала, ни по масштабу залежей не уступала южно-африканским. Эта трубка получила название «Зарница». Вскоре последовало открытие трубок «Мир», «Айхал», «Удачная» и, соответственно, создание инфраструктуры алмазодобычи.

Чтобы увеличить объем добычи, в СССР в октябре 1974 г. впервые был произведен атомный взрыв на вспучивание породы мощностью в 1,7 килотонны. Этот и другие взрывы позволили найти геологические структуры, указывающие на наличие алмазов. Взрыв, осуществленный в 1978 г. на глубине почти в 600 метров на берегу реки Марха, по мощности в 19 килотонн был сопоставим с бомбой, сброшенной на Хиросиму. Но лишь в 1996 г. якутские территории включили в национальную программу по ликвидации последствий радиации. В настоящее время на Якутию приходится почти четверть мировой алмазодобычи. Несмотря на суровый климат, затраты окупаются, потому что одна тонна породы содержит не менее трех карат алмазов, т.е. в 3 раза больше, чем в Южной Африке.

В прошлом алмазы добывались также в Китае, на островах Борнео и Суматра, в Австралии. Небольшие находки встречались в Ирландии, Мексике, Алжире. Сейчас на алмазной карте мира обозначился северо-запад Канады.

Стремление к владению алмазами всегда было так велико, что люди не останавливались ни перед кражами, ни перед обманом и даже убийством. Не отсюда ли идет поверье, что все крупные алмазы приносили своим владельцам несчастье? Самую дурную славу заслужил знаменитый «Кох-и-Нор». Из 18 индийских государей, по очереди обладавших этой драгоценностью, одни были предательски убиты, другие погибли на поле битвы, третьи свергнуты соперниками и умерли в нищете и изгнании. Герцог Бургундский Карл Смелый, несмотря на веру в алмазный талисман, украшавший его шлем, погиб в битве при Нанси в 1477 г. Считается, что и Наполеон потерял свой 34-каратный талисман при Ватерлоо.

Искусство шлифовки алмазов было открыто только в середине XV в. До этого камнерезы лишь снимали поверхностную смолообразную корку и полировали естественные грани камня алмазным порошком. Поэтому алмазы ценились ниже других драгоценных камней. Утверждают, что Карл Смелый владел первым отшлифованным алмазом. Со временем центром шлифовки алмазов стал Амстердам. Сейчас этот процесс осуществляется в разных странах. А огранка приобретает удивительные формы, например, внутри камня могут просматриваться контуры храмов и даже кремлевских башен. Это свидетельствует и о совершенствовании технологии обработки камней, и об изменении вкусов потребителей.

Об отношении к алмазам можно судить и по их названиям. Наиболее крупным алмазам всегда давали собственные имена. Вышеупомянутый алмаз Карла Смелого известен как «Санси». Скипетр российских императоров украшает алмаз «Орлов». По названиям алмазов, добытых в СССР, можно представить не только историю нашей страны, но и историю ее международных связей. Так, самый крупный алмаз, весом 342,5 карата, лимонно-желтый, размером с куриное яйцо, был назван в честь XXVI съезда КПСС. Чуть уступают ему алмазы «40 лет Победы» и «60 лет ВЛКСМ». В именах алмазов увековечены годовщины Октябрьской революции, шаги нашей страны по освоению космоса, трудовые подвиги. Интернационализм проявился в названиях алмазов «Дружба народов», «Альенде», «Индира Ганди», «Саманта Смит» и др. Правда, порой название, данное алмазу, могло показаться двусмысленным в сопоставлении с его минералогическими характеристиками. Например, сросток четырех кристаллов весом в 40 карат получил название «За счастье детей». Только вот эти кристаллы были разных оттенков серого цвета, что никак не ассоциируется с цветовыми представлениями о счастливом детстве.

Алмазы становились предметом политических интриг как в жизни, так и в художественной литературе. Вряд ли найдется читатель всемирно известного романа Александра Дюма-отца, который не смог бы представить те алмазные подвески, которые Анна Австрийская так опрометчиво подарила герцогу Бэкингему. В действительности 12 искусно ограненных бриллиантов были связаны не с эпохой кардинала Ришелье, а с его преемником на посту первого министра Франции — Мазарини. Приобретенные им у ювелира камни были настолько великолепны, что Людовик XIV заметил кардиналу, что носить их может только король. Поэтому Мазарини не стал их больше никому показывать, а по завещанию кардинала король и стал их владельцем. Когда же власть в стране перешла к Конвенту, его члены решили продать «Двенадцать Мазарини». Но цена, даже будучи намного ниже действительной стоимости бриллиантов, испугала всех возможных коронованных покупателей Европы. Поэтому Конвент вынужден был не продать, а заложить украшение в Голландии, откуда камни и были выкуплены Наполеоном. Однако во время февральской революции 1830 г. алмазы попали в нечестные руки и исчезли из Франции. Некоторые историки утверждают, что они были куплены испанским монархом, который не знал их настоящего происхождения.

Алмазы часто служили знаком установления или сохранения дипломатических отношений. После провозглашения независимости США специальная дипломатическая миссия изучала традиции европейского дипломатического протокола и выяснила, что шкатулки, табакерки, портреты монархов, усеянные алмазами, были самым распространенным дипломатическим подарком того времени. Но иногда сами камни выступали в роли особого дара. Так, в 1809 г. английское правительство через сэра Гарфорда Джонса передало в дар персидскому шаху алмаз необычайной красоты. Вслед за этим был заключен мирный трактат Англии и Персии, и тем самым ограничены возможности восточной политики Наполеона. Через 20 лет сын персидского шаха Хосров-Мирза преподнес уникальный алмаз естественной октаэндрической формы, являвшийся одним из величайших сокровищ казны, императору Николаю I, чтобы урегулировать дипломатический конфликт, связанный с убийством российского посла А.С. Грибоедова. На алмазе «Шах» видны арабские надписи с перечислением его бывших владельцев, что придает ему еще большую историческую ценность.

По мере расширения добычи алмазов развивался и мировой алмазный рынок. Сейчас годовой оборот алмазно-бриллиантового бизнеса составляет около 60 млрд долл. [3]. И на этом рынке разворачиваются настоящие торгово-политические войны.

Не секрет, что многие государства, обретя независимость, не получили стабильности. Одной из немногих стран, которой удалось избежать ловушки раздора, стала Ботсвана. После провозглашения независимости в 1966 г. она была страной с душевым доходом, не превышающим 100 долл. Имея примитивную инфраструктуру, страдая от эпидемии СПИДа, Ботсване удавалось в течение почти 30 лет поддерживать среднегодовой темп экономического роста в 7,5 % [4, с.56]. Помимо политического консенсуса, этому способствовало изменение условий соглашения страны с алмазным картелем «Де Бирс». В 1969 г. картель выплатил Ботсване 20 млн долл. за алмазную концессию, которая на самом деле приносила 60 млн долл. прибыли в год. Таким образом, период окупаемости составлял всего четыре месяца [4, с.58]. Но юрист, направленный в правительство Ботсваны Всемирным банком, добился пересмотра этого контракта в сторону повышения выплат Ботсване. Несмотря на то что картель мобилизовал все политические рычаги, он был вынужден пойти на соглашение со страной. Правда, открытие новых крупных алмазных месторождений на территории Ботсваны делало сотрудничество с ней выгодным «Де Бирс».

У международной общественности накопилось немало претензий к «Де Бирс», которую не только обвиняют в последствиях ее монополии на алмазном рынке, но и в финансировании участников внутренних конфликтов в алмазодобывающих странах Тропической Африки. Совет Безопасности ООН принял несколько резолюций, регулирующих отношения мирового сообщества с этими государствами. Вводились запреты на любые экономические отношения с повстанцами. Правительствам была оказана всяческая помощь, включая поставки оружия. Это серьезно ударило по торговым интересам «Де Бирс». В 2000 г. картель был вынужден заявить, что более не является монополистом на алмазном рынке.

Внимание мирового сообщества к политическим судьбам алмазов обострилось после терактов 11 сентября 2001 г. По многочисленным сведениям, и «Аль-Каида», и «Хезболлах» финансируются, в том числе, и за счет продажи алмазов. Например, «Хезболлах» приобретает алмазы при посредничестве ливанской диаспоры в Западной и Центральной Африке. Это вызвало необходимость разработки мер борьбы с торговлей конфликтными алмазами, чему и был посвящен «алмазный саммит» в Йоханнесбурге в начале мая 2003 г.

С лета того же года начала функционировать система сертификации алмазов, так называемый «Кимберлийский процесс». Система позволяет проводить мониторинг импорта и экспорта алмазов, чтобы изымать из оборота часть, связанную с финансированием терроризма. Считается, что доля «кровавых алмазов» пока не превышает 4 % от общего объема мирового алмазного рынка [5]. Вместе с тем выручки от этой доли вполне достаточно, чтобы заметно дестабилизировать международную обстановку.

Использование процедур «Кимберлийского процесса» предполагает лазерный анализ алмазов, позволяющий выявить их родословную. Но этот анализ бесполезно применять по отношению к драгоценным камням, имеющим аллювиальное происхождение, т.е. обнаруженным в реках, поскольку водой они могут быть унесены далеко от месторождения. Таким образом, можно предположить, что предметом международных правовых разбирательств станет доказательство политической, а не ювелирной чистоты алмазов.

Под договором о «Кимберлийском процессе» стоят подписи 70 государств. Странам, отказавшимся от подписания этого документа, легальный доступ на мировой алмазный рынок закрыт. Однако среди государств, которые подтвердили свою готовность участвовать в «Кимберлитовом процессе», есть недовольные связанными с ним расходами. Поскольку проверка каждого алмаза, заключающаяся в спектральном анализе алмазного пара, который возникает при просверливании микроскопического отверстия в камне, обходится производителям в 3 долл., государства вынуждены повышать пошлины на алмазы. А это может нанести заметный ущерб национальному бюджету.

Еще большие проблемы вероятны в результате вытеснения с рынка природных алмазов их искусственными аналогами. Уже сейчас в обороте имеется муассанит, синтетика из карбида кремния, практически не отличающаяся от алмазов по твердости, радужной игре и теплопроводности. В конце 1960-х годов были синтезированы алмазы из водородно-метановой смеси. С тех пор предложено множество проектов по созданию искусственных алмазов. И рано или поздно технический прогресс захлестнет экономические и политические барьеры. Тогда те 30 млрд бриллиантов, хранящихся в различных государственных и частных кладовых, неизбежно ожидает инфляция. Пока же этого не произошло, алмазы продолжают оставлять свой след не только в ювелирном искусстве, но и в мировой политике.

Литература

1. Пыляев М.И. Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребления. С.-Пб.,1896.

2. Давидсон А. Сесил Родс — строитель империи. М.- Смоленск, 1998. С.41.

3. Султанов Э. Алмазный мой конец // Коммерсантъ-власть. 2003. № 20.С.41.

4. Стиглиц Д. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003. С.56.

5. Покровский В. Новое оружие в алмазной войне// Независимая газета. 2003. 31 июля.

Written by admin

Апрель 4th, 2018 | 5:27 пп