Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

«Идеалы демократии идут в унисон с законами Природы»

Виртуальное интервью

«Новые факты, установленные в физике и других областях естествознания, заставили не просто расширить наши представления об окружающем мире, но и постепенно сформировать новую мировоззренческую парадигму. В ее формировании роль Вернадского трудно переоценить. По существу, в нынешнем столетии (ХХ в. — Ред.) возникла новая «картина мира». Изменилось и представление о содержании и смысле научного метода, понятие истины и многие другие понятия…»
Н.Н.Моисеев

Владимир ВЕРНАДСКИЙ: «Идеалы демократии идут в унисон с законами Природы»

Владимира Ивановича Вернадского без тени сомнения можно назвать основателем экологии глобализирующегося мира. Именно он первым почувствовал и сформулировал мысль о том, что человечество стало геологической силой, все больше влияющей на природу. Отсюда — необходимость новой философии, нового мировоззрения, включающего в себя представление о ноосфере — сфере разума как современного этапа развития биосферы.

Вернадский первый обратил внимание на то, что со времен становления человека в энергетике биосферы начинает действовать новая сила. Этой силой является Разум человека и направленная и ориентированная его воля. Благодаря Разуму культурная биохимическая энергия реализуется уже не только через размножение организмов, но и через информационную, производственную, научную деятельность человека. Куда окажется направленной эта сила? Далеко не праздный вопрос. Мы вплотную подошли к рубежу, когда человечество просто не сможет выжить на этой земле, не став само эталоном экологичности и мерилом гуманного отношения к экосистеме. Ученый опередил мыслью время. Только таких ученых и называют великими.

Представьте себе, что сегодня в гостях у «ГС» великий ученый Владимир Иванович Вернадский (1863-1945), имя которого волею счастливых обстоятельств носит проспект, на котором находится Академия.
Владимир Владимирович в студенческие годы с сестрами Ольгой и Екатериной
Корр.: Мне, как и всем, разумеется, интересны Ваши подходы к ноосфере, но как историку интересны также Ваши мысли об истории России, о том особенном и своеобразном, что есть в ее историческом развитии.

— Никак нельзя оставлять без внимания то жизненное значение, которое имеет для нашей страны и для нашего народа выявление научной мысли и творческой научной работы… Это выявление, возможно более полное и глубокое, широкий охват этим знанием всего народа имеет первостепенное значение для народного самосознания.

Мне кажется, что… история нашего народа представляет удивительные черты… Совершался и совершается огромный духовный рост, духовное творчество, не видные и не осознаваемые ни современниками, ни долгими поколениями спустя. С удивлением, как бы неожиданно для самого народа, они открываются ходом позднейшего исторического изучения.

Первой открылась взорам мыслящего человечества и осозналась нашим народом русская литература… Пушкин выявился тем, чем он был, через несколько поколений после своего рождения… Народ, наконец, понял, что он создал.

Еще более ярко это самое свойство проявляется в том еще не законченном движении, которое идет сейчас в нашем народном самосознании — в понимании нашего творчества в живописи и в зодчестве… В этом проникновении в художественную старину выявилась перед нами совершенно почти забытая, во всяком случае совершенно неосознанная, полоса огромного народного художественного творчества… Перед нашими удивленными взорами открывается великое творчество того же порядка, как и русская литература — совершенно забытое, восстанавливаемое и оживляющееся, как в эпоху Возрождения из земли возвращалось в своих остатках античное зодчество и скульптура.

Это древнее русское искусство, как сейчас ясно видно, могло возникнуть и существовать только при том условии, что оно было связано в течение поколений глубочайшими нитями со всей жизнью нашего народа, с его высокими настроениями и исканиями правды. И совершенно ясно, что его осознание есть сейчас факт крупнейшего значения в жизни нашего народа.

Сейчас, мне кажется, мы подходим к новому явлению того же характера. Начинает вырисовываться неосознанная, новая сторона нашей вековой духовной работы — работы русского народа и Русского государства в научном творчестве. Настала пора его выяснения… Что, научная работа русского народа является малозаметным явлением в росте знания человечества? Что, русская мысль теряется в мировой работе? Или гений нашей страны и здесь, как и в художественном отражении нас окружающего, выявил новое, богатое, незаменимое, единственное.

Нами обычно забывается связь отечественной науки с той вековой работой, которую совершили русские землепроходцы открытием северной Азии, северных морей и пролива, отделяющего Евразию от Америки. Несомненно, эта работа старых веков, XV-XVII, была по своим научным последствиям столь же высокой важности научным достижением, как то раскрытие карты мира, какое совершено было моряками Запада XIV-XVIII столетий.
Владимир Иванович Вернадский с ассистентами в 1911 г.
Корр.: Власть и наука. Не всегда однозначно складываются отношения между ними. То и дело мы наблюдаем случаи, когда ученый идет «вразрез» с властью. Иногда до самого конца, как мотылек на горящую свечу.

— Раз возникшее в ученой среде и неудовлетворенное чувство моральной ответственности за происходящее и убежденность ученых в своих реальных для действия возможностях не могут исчезнуть… без попыток своего осуществления.

Корр.: Революция и наука. Сегодня только ленивый не топчет ее почем зря и не клянет большевиков. Но, на мой взгляд, по крайней мере двадцатые годы сопровождались всплеском научной мысли в России.

— Расцвет русской творческой оригинальной и самостоятельной мысли историки будут связывать с революцией. Геология — Карпинский, физика — Иоффе и Лазарев, биология — Бах, Кольцов, Павлов… агрономия — Прянишников, Вавилов…

Корр.: Такая же однозначно негативная оценка сегодня, например, и у коллективизации. Но, если бы были соблюдены принципы добровольности, осуществлены подходы Чаянова, Кондратьева к преобразованию деревни как к процессу развития и углубления кооперации, результаты могли бы быть иными?

— Получилось бы огромное дело.

Высокоуважаемый Вячеслав Михайлович!

…Одним из основных элементов научной работы является широкая и быстрая осведомленность ученого о происходящем научном движении, ходе научной мысли… Цензура не может его ограничивать. С 1935 г… систематически вырезаются статьи из Лондонского журнала «Nature». Целый ряд статей и изданий становятся недоступными нашим ученым… Надо это прекратить! Я страдаю от цензуры непрерывно. Сейчас задержаны две книги — книга моего сына Г.В. Вернадского, профессора Нельского университета в Нью-Хейвене, очерк истории Евразии и книга философа и ученого Радье… Академик должен был бы иметь право получать подобные книги!..

Из письма В.И. Вернадского В.М. Молотову, 1936 г.

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Считаю необходимым поставить Вас в известность, что отдельные ученые, в частности, акад. Вернадский, начинают злоупотреблять предоставленными им Вашим письмом правами. Например, академик Вернадский в очень настойчивой форме требует пропуска ему религиозных и иных реакционных изданий…

Из письма начальника Главлита СССР С.Б. Ингулова В.М. Молотову, 1936 г.

Вам НЕ поручалось контролировать научную работу и вам это НЕ под силу…

Из ответа В.М. Молотова С.Б. Ингулову.

Корр.: Какой год в нашей истории, на Ваш взгляд, является переломным, когда все пошло «наперекосяк»?

— Мне кажется, с 1930 г. в партийной среде впервые осознали силу Сталина — он становится диктатором.

Корр.: Наряду с диктатом в политической сфере сталинский «перелом» отразился и на других областях общественной жизни, в философии например. Отразился ли этот рубеж, этот перелом на естественно-научных исследованиях? Они ведь достаточно автономны и своего рода «надпартийны».

— Уничтожение или прекращение одной какой-либо деятельности человеческого сознания сказывается угнетающим образом на другой. Прекращение деятельности человека в области искусства ли, религии, философии или общественной жизни не может не отразиться болезненным, может быть, подавляющим образом на науке.

Корр.: Одним из первых проявлений идеологического диктата власти в науке в 30-е годы стала, на мой взгляд, судьба генетики. Не так ли? Кем для серьезных ученых были эти люди, взявшие на себя роль «идеологического» судьи в научных спорах?

— Пробовал читать… «Против механистического материализма и меньшевиствующего идеализма в биологии»… Читать нельзя: больное, невежественное. Для психиатра. Картина морального разложения… Убогие люди и полное отсутствие понимания научной работы.
А.Е.Ферсман, Н.Е.Вернадская, В.И.Вернадский и Е.М.Ферсман
Корр.: Культурный уровень власти 20-х и 30-х годов, как говорят в Одессе, — две большие разницы. Играет ли фактор культуры власти роль в судьбе науки?

— Крупные неудачи нашей власти — результат ослабления ее культурности: средний уровень коммунистов — и морально, и интеллектуально — ниже среднего уровня беспартийных… Цвет нации заслонен дельцами и лакеями-карьеристами… Удивительно, что ламаркизм или дарвинизм может явиться мерилом политической благонадежности.

Корр.: На Ваш взгляд, удавалось ли кому-нибудь сочетать обладание партийными корочками с научными достижениями?

— Положение партийных было трудное. Им не давали работать. Научный подрост их весь был в общем ниже. Насколько наблюдал, очень редко встречались настоящие ученые… Бывало человек достигал результатов и затем их искажал, приноравливаясь к моде.

Корр.: Когда, по Вашим наблюдениям, было откровенно заявлено, что академическая наука должна быть партийной?

— 15 марта 1932 г. на генетической конференции … установили, что наука должна быть партийная.

Корр.: «Партийным» в научном споре о судьбе генетики был признан Лысенко?

— Волевая, невежественная, но талантливая фигура — Лысенко (он стал влиятельным сановником — резко выступил как продолжатель дарвинско-мичуринской научной методики). Он резко обрушился на генетику, основ которой не знал. И это в тот момент, когда Вавилов этим путем овладел экспериментальным созданием новых не только видов, но и родов… Открытие генов — великий взрыв в биологии.

Корр.: Научные споры закончились арестами и физическим устранением многих настоящих ученых.

— Это были жертвы «философских», по существу религиозных, преследований идеологического характера… Очень ценный труд Н.И. Вавилова был уничтожен чиновниками.

Корр.: Философия вообще не имеет права вмешиваться в естественную науку?

— Принципиально натуралист не может отрицать права и полезности в ряде случаев вмешательства философов в свою научную работу… Но в нашей стране и здесь мысль находится в положении, которое мешает правильной ее научной работе. В этом случае научная мысль сталкивается с обязательной философской догмой… Эта догма при отсутствии в нашей стране свободного и философского искания, при исключительной централизации в руках государственной власти предварительной цензуры и всех способов распространения научного знания — путем ли печати или слова — признается для всех необходимой и проводится в жизнь всей силой государственной власти.

Корр.: Науке «предписывались» выводы, которые она должна сделать?

— Лысенко говорил…, что его сотрудник, делая опыт, должен получить вывод, который Лысенко ему укажет.
Часть библиотеки В.И.Вернадского
Корр.: Как Вы восприняли арест Вавилова, политические процессы и аресты 1937-1938 гг.?

— Безумцы. Уничтожали сами то большое, что начали создавать и что в своей основе не исчезнет. Но силу государства, в котором интересы масс — во всем их реальном значении (кроме свободы мысли и свободы религиозной) — стоят действительно в основе государства, сами подрывали. Огромное впечатление тревоги — разных мотивов — но не чувства силы правящей группы было у всех. Глупые мотивировки в газетах… Кто в это мог поверить? И если часть толпы поверила, то эта часть такая, которая поверит всему и на которую не обопрешься. Тревога была в том, в здравом ли уме была власть, огромная власть, делавшая нужное и большое дело и теперь его разрушавшая? Это имело пагубное значение для всего будущего. Чувство непрочности и огорчения, что разрушение шло не извне, а по произволу самой власти.

Корр.: Вы лично были знакомы с Вавиловым?

— Я в первый раз познакомился с ним, когда он был студентом… Он работал по генетике в Петровско-Разумовской Академии. Потом у меня были с ним самые хорошие отношения. Его арест — одна из самых больших ошибок власти с государственной точки зрения… К сожалению, у нас уничтожены все центры научной работы по генетике. И по подбору научных сотрудников в Академии я вижу пагубные последствия этой государственной ошибки… Его арест произвел большое впечатление… Были попытки иностранных ученых спасти его. Он был выбран членом Королевского Общества в Лондоне как крупный ученый… Он был в это время в тюрьме в Саратове. Он умер от голодной смерти, была ли это пытка или недоедание. Он был в полном разгаре творческих сил.

Корр.: Сталин считал, что незаменимых людей нет.

— Лично я считаю его самым крупным организатором в области прикладной ботаники и земледелия, он был незаменим.

Корр.: Как бы Вы охарактеризовали позитивные научные тенденции новейшего времени?

— Мы все более специализируемся не по наукам, а по проблемам.

Корр.: Что первично — наука или человек?

— Ценность возникает только там и тогда, где и когда появляется человек. Любые научные идеи обретают реальное существование лишь в мыслях и деятельности конкретных людей, в их исследованиях.

Я уже обратил внимание на то, что, начиная с конца XIX в., постепенно утверждалось представление о том, что наш Мир является единой системой. Но такое представление входило в противоречие с «субъект-объектной парадигмой» классического рационализма, основанной на независимости субъекта-наблюдателя и объекта наблюдения. Но как только мы начинаем мыслить Мир, т.е. все окружающее нас самих некоторой единой системой, то обязаны считать и объекта и субъекта ее элементами. Значит, они так или иначе связаны между собой. Каковы эти связи — уже другой вопрос, но они существуют.

…Весь путь Вернадского — это постепенное расширение горизонта и наполнение конкретным содержанием общей «идеи системности» нашего Мира. Он начал с изучения геохимических процессов, потом проследил место живого вещества в процессах планетарной эволюции. Затем он вышел за границы биосферы, рассматривая Жизнь и Разум как явления космические. После работ Вернадского создалась реальная возможность нарисовать всю грандиозную картину мироздания как единого процесса самоорганизации — от микромира до человека и Вселенной. И она нам представляется совсем по-новому и совсем не так, как она рисовалась классическим рационализмом. Вселенная — это не механизм, однажды заведенный Внешним Разумом, судьба которого определена раз и навсегда, а непрерывно развивающаяся и самоорганизующаяся система. А человек — не просто активный внутренний наблюдатель, а действующий элемент системы.

Анализируя возможности все возрастающей мощи цивилизации, Вернадский приходит к выводу о том, что человечеству как части живого вещества придется взять на себя ответственность за будущее развитие биосферы и общества. Будущность человечества требует активного вмешательства Разума в судьбу всего человечества, биосфера должна будет измениться. Измениться должно будет все — и геохимические циклы биосферы, и ее способности обеспечивать потребности человечества в сочетании с изменением природы общества, а может быть, и природы самого человека. Все это должно сделаться объектом целенаправленной деятельности. Сегодня мы называем такое взаимоотношение человека и биосферы коэволюцией Природы и Общества. Переход человечества в эпоху ноосферы Вернадский рассматривал как один из актов «приспособления», которое реализуют в силу своих возможностей все живые виды. Но человечество включает в этот процесс присущий ему Разум.

…И центральной проблемой экологии человека, да и всей современной науки, в настоящее время является изучение условий … коэволюции. Да и само определение понятия «коэволюция». Мне кажется, что именно это имел в виду Вернадский, говоря о планетарном обмене веществ. Он должен стать качественно иным, чем сегодня, но каким? На этот вопрос и должна уметь отвечать наука. Одновременно должна идти речь и о такой перестройке общества, т.е. обеспечении такого его состояния и такого изменения шкалы ценностей отдельных людей, которые позволили бы реализовать условия коэволюции. Процесс решения этой грандиозной задачи и проблемы ее практической реализации в нашей реальной жизни мы называем теперь процессом ноосферогенеза.

В самом деле, такой переход будет означать кардинальную перестройку не только самой общественной структуры человечества, но и всего характера его эволюции. Нас ожидает не просто создание и использование новых технологий. И даже не создание новой экологический ниши. Человечеству предстоит научиться согласовывать свои потребности с убывающими возможностями планеты. Людям придется подчинить свою жизнь новым и очень жестким ограничениям. По существу, создать новую нравственность и следовать ей в своей повседневной жизни. Трудность перехода состоит еще и в том, что духовный мир человека из «надстройки», следующей за развитием производительных сил, должен превратиться в определяющий фактор развития человечества как вида. Это будет совершенно новый этап эволюционной истории вида Homo sapiens, поскольку основой приспособления человека становится его «душа»…

Академик Н.Н. Моисеев

Корр.: Из чего возникла жизнь, мысль?

— Разум, мысль, жизнь — не могут возникнуть не из разума, мысли, жизни.

Корр.: Чья мысль воплотилась в человеке?

— В любой капле воды отражена Вселенная.

Корр.: Живая и «неживая» природа — единое целое?

— Жизнь не является… внешним, случайным явлением на земной поверхности. Она теснейшим образом связана со строением земной коры, входит в её механизм и в этом механизме исполняет величайшей важности функции, без которых она не могла бы существовать.

Корр.: Что такое научное открытие? Гениальное открытие ученого или некое единство научного познания и востребованности его жизнью?

— Корни всякого открытия лежат далеко в глубине, и как волны, бьющиеся с разбегу о берег, много раз плещется человеческая мысль около подготовляемого открытия, пока придет девятый вал.

Корр.: Судя по накопившимся у человечества нерешенным проблемам, девятый вал уже накатывает: у человечества уже нет другого пути, как брать на вооружение теорию ноосферы?

— Да. Сейчас мы переживаем новое геологическое изменение биосферы. Мы входим в ноосферу.

Под ноосферой (ноосферной цивилизацией) следует понимать такое грядущее состояние общества, при котором оно перейдет на интенсивно-коэволюционный способ взаимодействия с природой, гуманизированный коллективный разум сможет обеспечить выживание человечества, устойчивое, безопасное во всех отношениях развитие цивилизации в земных и космических масштабах. Только в такой сверхсистеме социоприродного характера достигаются наиболее достойные условия развития человека и его интеллекта, выживаемость человеческого рода и высокая гарантия непрерывности исторического процесса.

Академик А.Д. Урсул, заведующий кафедрой экологии и управления природопользованием РАГС

Корр.: Одна из центральных проблем сегодня — выживание человечества. Это проблема и естественно-научная, и общественно-политическая. Какая, на Ваш взгляд, политическая форма общества в наибольшей степени отвечает задачам «ноосферного» периода истории человечества?

— Идеалы демократии идут в унисон со стихийными геологическими процессами, с законами Природы, отвечают ноосфере. Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим.

В.И. Вернадскому приписывается создание учения о ноосфере, что не соответствует истине. Термин «ноосфера» впервые предложили французские ученые Е. ле Руа и Т. Де Шарден, теории же не создано до сих пор. Заслуги Вернадского в другом. Его труды содействовали увеличению в ХХ в. биогенной миграции четвертой формы, связанной с сознательной деятельностью человека. Вклад Вернадского в дело овладения ядерными силами заставил его задуматься о совершенствовании социального контроля над этими силами. Вернадский в начале прошлого века первым осознал масштабы скрытых в … ядре сил. В 1913 г. ученый предпринял попытку остановить Первую мировую войну. Для этого по его инициативе была начата программа создания ядерного оружия на деньги, предоставленные Российской академией наук, миллионерами Рябушинскими и, впоследствии, Главным штабом. В дальнейшем, после возвращения из эмиграции, Вернадский стал консультантом правительства Сталина. Под руководством Вернадского были созданы основные институты, ставшие костяком системы ВПК и были заложены основы создания ядерного оружия. Размышления Вернадского о ноосфере дополняли его прикладные работы. Философия ученого состояла в том, что чем большими разрушительными силами овладевает человечество, тем совершеннее должны стать механизмы социального контроля над этими силами. Совершенствование этого контроля невозможно без философской платформы, которая может возникнуть в рамках теории ноосферы. Создание такой теории — первоочередная задача науки 21-го столетия.

В.Б. Сапунов, доктор биологических наук, член-корр. ПАНИ

Литература

Вернадский В.И. Публицистические статьи. М.,1995.

Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. М.,1991.

Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М., 2002.

Вернадский В.И. Дневники: 1926-1934. М.,2001.

Вернадский — экология — ноосфера. Материалы научной сессии, посвященной 130-летию со дня рождения В.И. Вернадского. М., 1994.

Моисеев Н.Н. Вернадский и современность. // Вопросы философии. 1994. №4.

С Академиком В.И. Вернадским беседовал наш корреспондент Олег ГОРЕЛОВ

Written by admin

Апрель 4th, 2018 | 5:27 пп