Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Эсеры Урала накануне и в годы Первой мировой войны

Рамзиль ГАБДУЛХАКОВ — кандидат исторических наук, доцент, проректор Бирского государственного педагогического института

В начале ХХ века в революционный поток вливались не только большевики, но и крестьянская, как писалось во всех советских учебниках, партия социалистов-революционеров — партия эсеров. Она имела большое число сторонников на заводах. Особый интерес в этом аспекте представляют заводы Урала.

Исследователи истории российских политических партий говорят о резком снижении численности и политической активности эсеров между двумя буржуазно-демократическими революциями [1]. Действительно, репрессии со стороны власти, начавшаяся Первая мировая война значительно обескровили все политические партии, в том числе и партию социалистов-революционеров. Но работа по восстановлению и укреплению своих организаций ими велась, в частности и на Урале. Новые архивные данные свидетельствуют, что, помимо организационной работы, эсеры Урала осуществляли нелегальную борьбу с властью, но особенно активно их политическая деятельность проявлялась в массовых легальных организациях.

Накануне Первой мировой войны сильные эсеровские организации действовали на крупнейших заводах Урала: Мотовилихинском, Ижевском, Воткинском; существовали в Уфе, Перми, Нижнем Тагиле, Лысьве и многих других уральских городах и рабочих поселках.

Организация социалистов-революционеров на Мотовилихинском заводе Пермской губернии была одной из самых сильных и сравнительно многочисленных [2]. В первой половине 1914 г. она насчитывала более 50 членов. Рабочие каждого цеха были объединены в кружки, во главе каждого из них стоял наиболее сознательный рабочий. Организация имела свой гектограф, печать «Уральской организации Партии социалистов-революционеров» и свой устав.

В п. 1 устава подчеркивалось: «Членом Уральской организации считается всякий, принимающий программу Партии, подчиняющийся ее постановлениям и участвующий в одной из местных организаций» [2]. Определение п. 1 устава совпадало с формулировкой п. 1 Устава ПСР, принятого на I съезде партии в 1906 г. В уставе мотовилихинских эсеров перечислялись обязанности руководящего комитета, технической комиссии и членов партии.

Руководящим органом, по Уставу Уральской организации, являлось общее собрание членов организации, на котором вырабатывалась программа действий, улаживались возникающие недоразумения как между различными организациями, так и между отдельными ее членами. На общем собрании тайным голосованием выбирался руководящий комитет в составе трех человек. В его обязанности входило проведение в жизнь постановлений местной и других партийных организаций (областной, ЦК, Совета партии и общего партийного съезда); организация финансовой и технической комиссии; кружков, массовок и т. д.

Техническая комиссия занималась печатанием и распространением прокламаций, брошюр, хранением и рассылкой литературы. В уставе указывалось, что каждый член организации ПСР не только платит членские взносы, но и обязан «распространять партийную литературу, вести устную пропаганду, ознакомлять окружающих с программой и тактикой Партии, призывать к активной борьбе под ее знаменем, деятельно проводить в жизнь все партийные постановления, организовывать кружки, заводить новые связи и т.д.» [2].

В отличие от общепартийного устава Устав Уральской организации ПСР был более демократичен. В случае разногласий меньшинство на общем собрании имело право апеллировать к окружному и областному комитетам, но при этом «до рассмотрения последними спорного вопроса постановление большинства обязательно для всех членов организации» [2].

До войны эсеровские организации существовали также на Ижевском и Воткинском заводах Вятской губернии. В Ижевскую организацию ПСР, сформировавшуюся в 1913 г., входили рабочие П.Н. Хохлов, М.Н. Данилов, П.С. Лекомцев, М.И. Дрокин и др. Во главе ее стоял В.И. Прошутин, имеющий связи с Сибирью и С.-Петербургом [3].

16 апреля 1914 г. на собрании рабочих Ижевского завода, где обсуждался вопрос о праздновании 1 мая, эсер С.Х. Федосеев раздал 135 программ от имени партии социалистов-революционеров, начинавшихся словами «Кружок Ижевских рабочих самозащиты» и содержащих экономические требования кружка: о повышении заработной платы, о 8-часовом рабочем дне, об отмене штрафов и т.д. Подготовленная кружком программа политических призывов не содержала.

К 1913 г. сложилась группа социалистов-революционеров на Воткинскомзаводе. В нее входили И. Левин, члены профсоюза М. Шадрин, М. Замараев и др.[4] Она имела связь с сарапульским эсером А.В. Ксенократовым, который являлся негласным редактором издающейся в Сарапуле левой газеты «Кама».

Осенью 1912 г. эсер А.И. Бовыкин организовал в Перми группу социалистов-революционеров, насчитывающую 20 человек. Она функционировала в форме кружка самообразования, при этом ставила цель: «кроме самообразования, путем легальной работы привлечь возможно большее число участников, приобрести взносами материальные средства и создать партийную типографию» [5].

В отличие от названных эсеровских организаций членами Уфимской организации были в основном учащиеся Землемерного училища, Учительского института и Духовной семинарии. Уфимская организация социалистов-революционеров имела свой устав. Осенью 1914 г. из-за параграфа устава, согласно которому местный коллектив должен был подчиняться всем директивам ЦК, в организации произошел раскол. Против этого пункта «восстал» Я. Севастьянов, вероятно, посчитавший, что не все директивы ЦК являются правильными и выполнимыми на местах и что такая постановка вопроса ведет к ограничению самостоятельности. Севастьянова поддержали В. Красноперов, И. Толстов (Николаев), Л. Данилова и др. Они вышли из состава организации. Остались в ней Н. Шмелев, П. Никаноров, К. Сперанский, не поддержавшие своих товарищей.

О существовании эсеровской организации в Нижнем Тагиле до войны свидетельствует следующий факт: во время обыска 8 февраля 1914 г. на квартире горнозаводского техника Н.К. Алексеева были найдены 4 талонные книжки для сбора денег на Нижнетагильскую окружную организацию партии социалистов-революционеров, постановление Кушвинской группы социалистов-революционеров, революционная переписка, отчет по кассе Кушвинской организации партии социалистов-революционеров [6]. Нижний Тагил был центром окружной организации социалистов-революционеров, которая объединяла несколько групп и, в частности, Кушвинскую группу эсеров.

Одним из фактов, подтверждающих существование на Лысьвенском заводе Пермской губернии организации социалистов-революционеров, является сообщение охранки (март 1913 г.): «… до настоящего времени сохранилась партия социалистов-революционеров, которая имеет ответвления в прилегающих к заводу селах» [7], а кроме того, сведения об издании и распространении гектографированной газеты «Лысьвянин».

Империалистическая война на время ослабила деятельность эсеров. Многие партийные организации были разгромлены или ослаблены в результате арестов и призывов в армию. Однако вскоре волна патриотизма, подогреваемого правительством, спала, и рабочие, крестьяне стали проявлять усиливающееся недовольство поражениями армии и ухудшающимся положением с продовольствием.

Работа по восстановлению партийных организаций началась уральскими эсерами уже осенью 1914 г. В сентябре-октябре 1914 г. В.М. Астапов, «известный социалист-революционер», работающий машинистом на прессовальне в Мензелинском уезде Уфимской губернии, часто приезжал в Воткинский завод. На заводе он вел пропаганду о необходимости создания организации эсеров, говорил о том, что в Вятке социалисты-революционеры сорганизовались и уже начали свою работу [8]. Действительно, вяткинские эсеры, воссоздав свою организацию, установили связь с центром. В ноябре 1914 г. в Вятке был задержан охранкой конверт из Москвы, адресованный в редакцию «Вятская речь», с двумя прокламациями: «Программа партии социалистов-революционеров» с пометкой внизу «Издание Харьковской организации Партии социалистов-революционеров. Октябрь 1914 г.» (программа была утверждена съездом партии в январе 1906 г.) и прокламация под названием «На очереди» с эпиграфом «Побежден лишь тот, кто признает себя побежденным» и с пометкой «Московская группа социалистов-революционеров. Октябрь 1914 г.». В прокламации говорилось: «… пришел час работать над воссозданием партии социалистов-революционеров, которая использует подъем духа для ниспровержения существующего в России государственного строя, подняв после освобождения от натиска германцев знамя революции с лозунгом «Земля и воля»» [9].

На учете у царской охранки в январе 1917 г. было 46 эсеров, работавших на Воткинском заводе. На Ижевском заводе трудились в это время 57 человек, принадлежавших к партии социалистов-революционеров и находившихся под надзором охранки. В самом уездном центре Сарапуле (именно в этот уезд входили данные заводы) проживали 20 эсеров. Таким образом, только в одном Сарапульском уезде Вятской губернии накануне Февральской революции на учете охранки находились 125 эсеров.

В 1915 г. наряду с большевистскими организациями восстанавливаются эсеровские организации в Екатеринбурге и в Перми; в 1916 г. — эсеровская группа на Лысьвенском заводе. Во время войны функционируют эсеровские организации в Шадринске и Шадринском уезде, Златоусте.

Состав эсеровских организаций был преимущественно рабочим. В то же время эсеры, исходя из своих программных положений, стремились вовлечь в свои ряды трудовое крестьянство и революционно-социалистическую интеллигенцию. Организации социалистов-революционеров в Уфе, Перми, Екатеринбурге, Вятке состояли из учащихся учебных заведений, служащих земств и кооперативов, учителей, крестьян. Наличие организаций, хотя и небольших по численности, позволяло эсерам вести революционную работу в массах, сочетая легальные и нелегальные формы борьбы с существующим строем.

Литература

1. Капцугович И.С. История политической гибели эсеров на Урале. Пермь, 1975; Нарский И.В. Русская провинциальная партийность: Политические объединения на Урале до 1917 г. Ч. 1-2. Челябинск, 1995.

2. ГАРФ. Ф.ДП,00. 1914. Д.9. Ч.56. Л.Б. Л.6-6 об., 11-12.

3. ГАРФ. Ф.ДП,00. 1913. Д.9. Ч.56. Л.2-2 об.; ГАКО. Ф.714. Оп.1. Д.1457, б., Л.73.

4. ГАКО. Ф.714. Оп.1. Д.1503. Л.53.

5. ГАПО. Ф.161. Оп.2. Д.167. Л.156-157.

6. ЦДНИСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 285. Л. 23.

7. ГАРФ. Ф. ДП, 00. 1913. Д.9. Ч.56. Л.4.

8. Очерки истории коммунистических организаций Урала. Т.1. Свердловск, 1971. С.209-210.

9. ГАРФ. Ф. ДП, 00. 1914. Д, 9. Ч.17. Л. А. Л.1; ЦГИА РБ. Ф.187. Оп.1. Д.497. Л.113.

Written by admin

Апрель 4th, 2018 | 5:21 пп