Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Глобализация, ВТО, Россия

В конце минувшего учебного года в РАГС была проведена научно-практическая конференция на тему «Глобализация: Россия в мировом хозяйстве в условиях вхождения в ВТО».

Конференция была проведена по инициативе Центра глобалистики РАГС, кафедры внешнеполитической деятельности России, кафедры теории и практики государственного регулирования рыночной экономики, Научно-информационного центра. В конференции приняли участие ученые Российской академии государственной службы при Президенте РФ, академики РАН В. В. Ивантер и Н. П. Шмелев, директора, ректоры и ведущие специалисты ряда научных и учебных институтов Москвы (И. П. Фаминский, В. М. Безденежных, Н. Н. Ливенцев и др.), председатель Счетной палаты РФ С. В. Степашин, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Г. Г. Петров, директор Информационного бюро по присоединению к ВТО А. П. Портанский, член научного совета Московского центра Карнеги К. В. Юдаева, представители Минпромнауки РФ, деловых кругов.

Научно-практическая конференция, проходившая в форме свободного обмена мнениями, позволила вычленить ряд узловых проблем, вокруг которых развернулась основная дискуссия.

Глобализация, ВТО, Россия

Вячеслав МИХАЙЛОВ – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой внешнеполитической деятельности России, руководитель Центра глобалистики РАГС

Валерий БУЯНОВ – доктор философских наук, профессор кафедры внешнеполитической деятельности России, заместитель руководителя Центра глобалистики РАГС

К истории вопроса

Всемирная торговая организация (ВТО), которая сегодня регулирует, в той или иной мере 90-95% мирового внешнеторгового оборота, является правопреемницей ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) – организации основанной в 1947 г. СССР был приглашен стать участником и учредителем ГАТТ, но Советский Союз отказался по идеологическим причинам и под предлогом того, что он формирует другую экономическую систему.

Развитие мирового хозяйства, глобализация экономики, расширение торговых связей с зарубежными странами, в том числе развивающимися, многие из которых присоединились к ГАТТ, – все это изменило позицию руководства СССР. В 1979 г. Политбюро ЦК КПСС приняло решение о возможности сближения нашей страны с ГАТТ, начались переговоры. Однако тогда шла война в Афганистане, поэтому переговорный процесс с представителями Советского Союза носил неблагоприятный характер и положительных результатов не принес. И только в 1990 г. СССР получает статус наблюдателя в ГАТТ, в 1992 г. этот статус переходит к России как правопреемнице СССР.

С 1994 г. начинается длительный этап вступления Российской Федерации в ГАТТ/ВТО (с 1995 г. ). Таким образом, отношения СССР/Россия – ГАТТ/ВТО имеют большую по времени историю. В силу объективных и субъективных причин много лет было потеряно, многое упущено. Как отметил на конференции С. В. Степашин, если бы вопрос о присоединении к ВТО поставили раньше, в 80е годы, то это можно было бы сделать на совершенно других принципах и с другими возможностями, чем сегодня. При состоянии нынешней российской экономики задержка со вступлением в ВТО приведет к тому, что конкурировать в принципе будет не с чем. И нас будут принимать на других, более худших условиях.

Следует учитывать, говорилось на конференции, что ВТО является одним из важнейших инструментов глобализации. С позиций отдельных стран глобализация развивается в двух направлениях – вовнутрь и вовне. Развитие вовнутрь означает, что процесс идет по пути использования иностранных товаров и капиталов, технологий и информации в сфере внутреннего потребления страны. Развитие вовне характеризуется преобладанием ориентации стран на мировой рынок и глобальной экспансией в инвестициях, торговле и других сферах.

С этой точки зрения развитие глобализации в России характеризуется как процесс, скорее направленный вовнутрь, хотя происходит и развитие вовне. Страна находится в сложном и противоречивом положении. Она оказывается и включенной и исключенной из глобализационных проявлений. Россия участвует в мировых финансовых и информационных процессах, осуществляет различные виды внешнеэкономических связей. В то же время РФ в значительной степени исключена из глобальной высокотехнологической производственной сети, пока отдалена от руководящей роли в геоэкономике, геофинансах и мировой торговле.

Присоединение к ВТО в значительной мере позволит облегчить решение этих задач, будет способствовать интеграции страны в мировое экономическое и торговое пространство, создаст более благоприятные условия для продвижения российской продукции на мировые рынки.

Преимущества вступления в ВТО

На конференции большинство выступающих высказались за присоединение России к Всемирной торговой организации. Мотивация: это поможет придать внешней торговле страны новые импульсы, снизить остроту антидемпинговых процедур, применяемых к российским товарам, позволит диверсифицировать нашу экономику, а главное – сделать ее более конкурентоспособной. Не следует игнорировать и тот факт, что сегодня членами ВТО являются 148 государств. Из крупных экономик за пределами ВТО остались Украина, Казахстан, Саудовская Аравия. Еще 27 более мелких стран ведут переговоры. Что касается государств с населением свыше 50 млн человек, то за пределами этой организации осталась только одна страна – Россия.

Неодно кратно упоминалась цифра в 22,5 млрд долл. – такова, по расчетам экономистов, выгода для России, если она вступит в ВТО. Но подлинная выгода не сводится только к этой сумме. А. П. Портанский подчеркнул, что наше членство во Всемирной торговой организации должно иметь более глубокий, системный характер. Преимущества можно свести к следующему: мы получаем доступ к механизму разрешения торговых споров, которого сейчас не имеем; создаются более благоприятные условия для иностранных инвестиций благодаря улучшению правового климата; расширяются возможности для российских инвесторов в странах ВТО, поведение которых в торговле в основном предсказуемо; появляется возможность участвовать в выработке правил международной торговли, которые время от времени меняются, ибо ВТО не стоит на месте, изменяется во времени; обеспечиваются справедливые правила конкуренции и, что чрезвычайно важно, действует единая универсальная правовая среда, когда все операторы рынка находятся в равных условиях. По словам И. П. Фаминского, Всемирная торговая организация, являясь важным инструментом глобализации, создана именно для того, чтобы подталкивать, заставлять другие страны снимать барьеры на пути товаров, услуг, капиталов.

В мировой торговой системе, заметил Г. Г. Петров, происходит отказ от биллитаризма, т. е. от двухстороннего регулирования торговых отношений, идет переход к выстраиванию многосторонней торговой системы. Это практически совпало с завершением Токийского раунда (1973-1979 гг.). Почему так произошло? Исключительно из-за прагматических соображений. Ведь экономические отношения, не только торговля, строятся на основе важнейшего принципа – режима наибольшего благоприятствования. Этот принцип – «священная корова» всех соглашений ВТО. Суть проста: в том случае, если вы предоставляете какому-то третьему партнеру те или иные льготы и преимущества, то автоматически и без всяких предварительных условий вы должны распространять их на всех остальных.

Но сегодня, согласно данным, которые на конференции привел профессор В. П. Ищенко, только одни Соединенные Штаты Америки применяют антидемпинговые процедуры, воздвигают технические барьеры против более чем тридцати российских товаров. Этим же инструментарием, пока мы не в ВТО, активно пользуются многие другие страны. ВТО создает условия для развития внешней торговли России. Именно она в 90-е годы выполняла антикризисную функцию, в то время как промышленность была не в состоянии сделать это. Внешняя торгов ля содействовала тому, чтобы накопить определенный резерв для погашения внешней задолженности, перейти к фазе стабилизации нашей экономики. Сейчас предстоит решать задачу более сложную и более длительную по времени, которая заключается в том, чтобы через усиление внешнеторговой деятельности российская экономика смогла глубже и органичнее встроиться в объективный мировой контекст развития.

Вместе с тем многие выступавшие на конференции подчеркивали, что присоединение России к ВТО – проблема отнюдь не только либерализации и упорядочения внешнеэкономических связей. Это в первую очередь и в основном проблема нашего внутреннего развития. Речь идет о внедрении цивилизованных правил конкуренции, о защите интеллектуальной собственности, о поддержке среднего и малого бизнеса, о развитии производства высокотехнологической и наукоемкой продукции, где наши позиции сегодня весьма слабы.

Таким образом, вступление России в ВТО – стратегически важный шаг, это средство от пагубного изоляционизма, но одновременно условие равноправного развития в обстановке открытости национальных экономических систем, развития регионализации и реализации в мировом хозяйстве национальных экономических интересов.

О чувстве меры: необходимо учитывать не только плюсы, но и минусы присоединения к ВТО

Академик Н. П. Шмелев считает, что дискуссия в нашей стране по поводу ее вступления во Всемирную торговую организацию с самого начала пошла не по тому руслу. Присоединение к ВТО, по его мнению, – не самый важный вопрос для современной российской экономики. Нас должна беспокоить прежде всего невиданная утечка капиталов из страны за последние 13 лет. Если сопоставить выгоду от вступления в ВТО (примерно 2,5 млрд долл. в год) и отток капитала (в среднем 20 млрд долл. в год), то соотношение будет 1:8. Минимизировать «бегство» капитала за рубеж и увеличить его приток в страну – задача, к решению которой мы только-только приступаем. И значение ее не менее актуально, чем присоединение к ВТО.

Председатель Счетной палаты РФ С. В. Степашин отметил, что в 90е годы руководством страны были допущены серьезные ошибки в принятии ряда экономических решений, в частности, когда Россия взяла на себя все внешние долги СССР, а вывоз капитала за рубеж, несмотря на закон о валютном регулировании, приобрел колоссальные размеры. Инерционная и недостаточно рациональная бюджетная политика, профицит, замораживание денежной массы – все это настораживает зарубежных партнеров в отношении экономической политики России, мешает ее вступлению в ВТО.

Высказывались на конференции также суждения, что выгода от присоединения к ВТО незначительна, а потери могут быть во много крат больше. Кто заинтересован в ВТО? Как говорили академик В. В. Ивантер и другие, это выгодно далеко не всем: прежде всего металлургам, а также, как это не удивительно, аграрному сектору с его дешевой рабочей силой и качественной продукцией (именно в агропереработку идут весьма значительные внутренние и внешние инвестиции), еще текстильной промышленности, благодаря переработке и производству такого ценимого на Западе материала, как лен.

Эти три отрасли (металлургическая, аграрная и текстильная) теряют ныне сотни миллионов долларов из-за возводимых на их пути протекционистских барьеров. По данным Минэкономразвития РФ, в настоящее время в отношении российских товаров, производимых только этими отраслями, в 27 странах действуют 93 меры, в том числе 57 антидемпинговых пошлин и 17 квотовых ограничений.

По мнению Н. П. Шмелева, в результате присоединения к ВТО не выдержит конкуренции подавляющая часть обрабатывающей промышленности, авиа и автомобилестроение, сфера услуг.

Западные страны ставят неприемлемые для России и в общем противоречащие принципам международной торговли условия – повышение внутренних цен на электроэнергию и газ и доведение их до мировых цен. Ни одна страна в рамках ВТО не брала на себя подобного рода обязательств. Речь идет не просто о стоимости газа и электроэнергии, но обо всей хозяйственной цепочке – от железнодорожных тарифов до коммунальных услуг. В последнее время все-таки сработал инстинкт самосохранения и мы с тали занимать достаточно жесткую позицию, заявив на официальном уровне, что повышение цен на газ и электроэнергию на данном этапе недопустимо.

Высказывались опасения, что вступление в ВТО грозит безработицей и резким снижением таможенных тарифов. Контраргументы: уровень безработицы зависит не от вступления в ВТО, а от других факторов. Что касается тарифов, то лишь по некоторым позициям они будут опускаться в течение переходного периода. В среднем тарифы опустятся на 1,5% (для сравнения: в середине 90-х годов в результате проведения внутренних реформ тарифы были снижены на 6%). Если же говорить о влиянии членства в ВТО на рост ВВП, то, согласно расчетам, самый негативный сценарий показывает, что ВВП в первый год может уменьшиться на 0,6%.

О возможных сроках присоединения к ВТО и уровне переговоров (переговорщиков)

В. В. Ивантер считает, что в принципиальном плане надо вести переговоры столько времени, сколько нужно, и присоединяться только тогда, когда это будет выгодно. Опасно, если по срокам вступления в ВТО будут оценивать работу Минэкономразвития. Мы должны реально готовиться к самому вступлению, прежде всего привести в порядок сферу услуг и особенно банковскую систему, которая имеет низкую капитализацию.

Вместе с тем важно не упустить момент, как это уже имело место, потому что «догонять» все новые и новые договоренности с новыми потенциальными партнерами – дело неблагодарное. С другой стороны, это сложнейший процесс, требующий взвешенности и продуманности каждого шага.

На прошедшей в РАГС конференции приводилось сравнение, которое принадлежит крупному специалисту в области ГАТT/ ВТО профессору И. И. Дюмулену: ВТО подобна составу, который все время удаляется от нас, и в котором локомотив – это соглашение об учреждении ВТО, а вагоны – это 56 действующих правовых документов. Число вагонов не остается постоянным, к составу прицепляются все новые и новые. Важно вскочить в этот поезд как можно раньше, но, естественно, не любой ценой. И так как с каждым годом условия присоединения становятся все сложнее, то чем раньше страна–кандидат окажется в этом поезде, тем выгоднее для нее это будет.

Ныне условия для вступления России в ВТО достаточно благоприятные. В данной связи С. В. Степашин подчеркнул, что тот политический вес, который мы имеем сегодня, те личные контакты, которые Президент РФ поддерживает с руководителями ведущих мировых держав, дают основания считать, что это тот самый политический резерв, который необходимо использовать при отработке определенных условий для вступления в ВТО с учетом задач национального экономического развития.

Именно поэтому следует поднять уровень переговорщиков. Важно, чтобы переговорный процесс возглавил представитель президента страны. Китай, к примеру, когда выторговывал условия для вступления в ВТО, включал потенциал Политбюро ЦК КПК и высшего руководства КНР.

Прозвучало, однако, и другое мнение, которое высказал Г. Г. Петров: «Произойдет большое несчастье, если переговоры о присоединении России к ВТО выйдут на политический уровень. Поверьте, это чисто технические переговоры». Переговорами должны заниматься специалисты разных сфер. И даже если мы в переговорном процессе по ряду вопросов продвинулись далеко вперед, нельзя забывать обязательное правило, действующее в ВТО: ничего не согласовано, пока не согласовано все.

Именно поэтому, отмечали на конференции некоторые ораторы, формула «давайте посчитаем, а потом будем присоединяться» не срабатывает. В принципе, итоги присоединения подсчитать нельзя, пока неизвестны конечные условия.

Сроки вступления в ВТО зависят от согласования позиций по четырем главным направлениям, по которым ведутся переговоры. Это доступ на рынок товаров, доступ на рынок услуг, меры поддержки сельского хозяйства, системные вопросы. Наибольший прогресс достигнут по первому направлению – согласовано 85% тарифных позиций, а всего их – порядка 11 тысяч. В доступе на рынок услуг остаются проблемы. Прежде всего это банковские услуги, услуги страхования, а также услуги в секторе телекоммуникаций.

Меры поддержки сельского хозяйства (аграрно-промышленного комплекса), пожалуй, один из самых драматичных вопросов. Россия считает необходимым увеличить импортную пошлину с 16 до 23% и обозначить размер поддержки сельского хозяйства на уровне 16 млрд долл. (сейчас эта планка снижена до 1012 млрд долл., при том что ныне РФ оказывает сельхозпроизводителям поддержку в размере одного-полутора млрд долл. в год). ВТО пока не соглашается на такие размеры, хотя в ЕС, к примеру, импортные пошлины составляют 30%. Что касается финансирования сельхозпроизводителей, то развитые страны, включая США и Канаду, в совокупности финансируют сельское хозяйство в размере более 360 млрд долл. в год, или миллиард долл. в день.

АПК России нуждается в не меньшей поддержке – экспортных субсидиях, транспортных субсидиях (учитывая наши расстояния), заградительных пошлинах по мере восстановления своего сельскохозяйственного производства.

Что касается системных вопросов (приведение законодательства страны в соответствие с правилами ВТО), то эта работа близка к завершению.

Затруднительно назвать точную дату окончания переговоров. Было замечено, что не надо воспринимать заявления наших или зарубежных политиков (Романо Проди, Грефа, Кудрина и других) о вступлении России в ВТО в том или ином году как истину в конечной инстанции. Это следует понимать как позитивный сценарий и добрые намерения, но нельзя застраховаться от негативных поворотов в переговорах, каковые не раз бывали ранее.

Присоединение к ВТО и экономические проблемы России

Членство нашей страны в ВТО все выступавшие на конференции в РАГС так или иначе связывали с анализом экономической ситуации в РФ. В. В. Ивантер выдвинул гипотезу, суть которой в том, что политическая стабильность последних лет трансформировалась в экономическое доверие. А это, в свою очередь, вылилось в рост экономики – более чем на 7% в последний год. Образовалось определенное доверие бизнеса, инвесторов к власти, а также определенное доверие населения к власти. Не в том смысле, что все верят в лучшее будущее, но, по крайней мере, есть ощущение, что завтра хуже не будет.

Вместе с тем многие участники конференции отмечали экономическую слабость страны, несбалансированность ее хозяйственного механизма. Особенно резко критиковалась позиция тех, в том числе чиновников высокого ранга, кто ратует за ослабление роли государства в экономическом регулировании или даже вовсе за его уход из сферы экономики. Нельзя дезавуировать вмешательство государства в экономическую политику, ни одна страна мира, включая США, не позволяет себе этого (С. В. Степашин). Термин «промышленная политика» рассматривался до последнего времени в высших эшелонах власти как некое ругательство. Кстати, отсутствие такой политики приводит к хищническому разбазариванию такого экспортного потенциала, как нефть и газ. Компании, которые работают в этой сфере, выкачивают до 20% запасов месторождений, хотя вообще в мире изымается в подобных случаях 40 и более процентов (И. П. Фаминский).

Россия серьезно отстает от ряда государств по уровню эффективности. Это подтверждается показателями индекса развития страны. Одна из комиссий ООН ежегодно проводит рейтинг по этому индексу. Первый показатель – ВВП на душу населения, второй – уровень образования, третий – продолжительность жизни. На базе этих трех показателей вычисляется индекс развития страны. В 2003 г., по данным этой комиссии, Россия заняла 60-е место. Со ссылкой на исследования, проведенные под руководством академика РАН А.Г. Аганбегяна, такое положение объясняется рядом факторов. Если все отставание оценивать в 100 баллов, то картина выглядит следующим образом:

— отставание материально-технической базы и износ основных производственных фондов – 20 баллов;

— отставание в качестве рабочей силы (учитывая и уровень зарплаты) – 20 баллов;

— отставание за счет утяжеленной структуры народного хозяйства – 20 баллов;

— отставание в области организации производства, труда и управления – 20 баллов;

— отставание финансово-денежной системы – 10 баллов;

— отставание в связи с неблагоприятными внешнеэкономическими условиями – 10 баллов.

Словом, имеются огромные резервы повышения эффективности отечественной экономики и государства в целом за счет каждого из названных факторов и их совокупности. Заведующий кафедрой РАГС , профессор В. И. Кушлин, ссылаясь на опрос ведущих топ-менеджеров зарубежных фирм, работающих России, заметил, что, по их единодушному мнению, тормозом для полноценного разворота странного бизнеса в нашей стране является отсутствие национальной стратегии, которая бы опиралась на широкую общественную поддержку. Все серьезные аналитические центры, работающие по заданиям правительств развитых стран, располагают прогностическими разработками на 20, 30, 50 и даже более лет. У нас же экономическая стратегия, рассчитанная на деятельный период, считается чем-то ненужным, нереальным. И еще одна из бед: в стране перестали заниматься проблемами расширенного воспроизводства. А без устойчивого процесса расширенного экономического производства поступательное развитие государства невозможно.

Высказывалась серьезная озабоченность продолжающимся отставанием некогда передовой фундаментальной и прикладной науки. Н. П. Шмелев заметил, что знамен и тая «Силиконовая долина» в Америке – это, помимо прочего, 200 тыс. русских эмигрантов. В США есть примечательная шутка: что такое американский университет? Э то место, где гениальные русские профессора обучают гениальных китайских студентов.

Нигде в развитых странах на науку не тратится так мало денег, как у нас. Генеральный директор Российского союза энергоэффективности С. А. Драгульский обратил внимание на следующее обстоятельство: в развитых странах принято такое соотношение – на фундаментальные исследования, которые стоят во главе всей цепочки, выделяется одна условная единица финансирования, на прикладные исследования – 10 единиц, на конкретные технологии – 100 единиц. В США баланс 110100 сохраняется. У нас, если взять подразделения РАН, на все прикладные центры отпускается меньше единицы условного финансирования. Лидеры мирового промышленного производства выделяют на развитие науки и технологий 2% от ВВП. В России этот показатель сегодня 0,3%. Если говорить об оплате труда ученых, то здесь картина тоже мрачная. Даже в Китае, при бедности его населения, средняя зарплата профессора составляет тысячу долларов. Для всех должна быть очевидной истина – развитие науки, постоянный рост интеллекта нации – залог ее процветания и конкурентоспособности.

Что мешает России присоединиться к ВТО?

Поднимая этот вопрос, участники конференции называли ряд причин. Это слабая конкурентоспособность нашей экономики, трудно преодолимые представления о величии страны, для которой должны делать исключения. Это стремление некоторых бывших советских республик препятствовать нашему вхождению в ВТО (к примеру Грузии) или опередить нас. Так спешит Украина, не скрывая, что обогнать Москву – ее политическая цель, для чего можно немалым поступиться, вопреки интересам РФ. И это при том, что соглашение о едином экономическом пространстве в рамках четверки предусматривает учет взаимных интересов и согласование переговорных позиций при вступлении в ВТО. Для нас же, отметил А. П. Портанский, важнейшим является качество присоединения, поэтому нами никогда не устанавливались директивные сроки.

К сожалению, реальным тормозом на пути вступления России в ВТО до последнего времени выступал ЕС. С одной стороны, заявляется: «Мы хотим видеть Россию в ВТО как можно скорее: ВТО не может считаться Всемирной организацией без России (из цитируемого выступления Паскаля Лами – главного комиссара ЕС по торговле). С другой стороны, заметил И. П. Фаминский, постоянно возникают какие — то новые проблемы, поднимаемые Европейским союзом. В отношении Российской Федерации применяются «двойные стандарты», и этот термин даже получил емкое название «ВТО – плюс», когда применительно к России выставляются требования намного более высокие, чем к странам, которые уже являются членами Всемирной торговой организации*.

Возникает и такой вопрос: как разрешить ситуацию, когда Россия , являясь членом ряда региональных организаций, не может действовать согласованно с другими участниками. Вот ЕврАзЭС. По большому счету все пять стран этого регионального объединения должны вместе входить в ВТО. На практике же получается, что члены этой организации конкурируют между собой, мешают друг другу. Или взять союзное государство Беларусь — Россия. Если Беларусь будет всту пать в ВТО без нас, или мы без нее, то о каком союзном государстве может идти речь, если часть этого государства вступает в эту организацию, а вторая часть остается за ее пределами?

Небезынтересно и такое суждение, высказанное Г. Г. Петровым. Когда в 2001 г. в ВТО был принят Китай, возникло ощущение, что данной организации потребуется длительный период, чтобы «переварить этот кусок». И ВТО еще не знает, что такое Китай в ее недрах. А «заглатывать второй большой кусок», получить Россию, которая не очень предсказуема, ВТО, по-видимому, пока что опасается.

В. В. Перская обосновала мысль о том, что ВТО сегодня не полностью выполняет принятые на себя обязательства по обеспечению добросовестной конкуренции во всех странах и подчиняется диктату наиболее развитых государств. В свою очередь наши контрагенты по переговорному процессу в работе с российской делегацией отстаивают сугубо эгоистические интересы, содействуя прежде всего экспансии своих производителей на рынки других стран. При этом контрагенты российской делегации часто не согласуют свои требования с официально провозглашенными позициями ВТО. Присоединение России к ВТО – стратегическая задача, формирующая условия конкурентного развития РФ в условиях снижения сырьевой доли в экспорте.

Подчеркивалось, что сырьевая доминанта в экспорте России практически мало зависит от участия нашей страны в ВТО. И пока РФ сохраняет в экспортной деятельности ориентацию на поставки сырья и сырьевых полуфабрикатов, задача присоединения к Всемирной торговой организации рассматривается в некоторых влиятельных кругах как дело не первой важности. В данной связи необходимо учитывать следующие обстоятельства. Во-первых, в связи с наметившейся тенденцией выхода из экономического кризиса существенно возрастают потребности в топливно-энергетических ресурсах и другом сырье для внутреннего потребления. Следовательно, наращивание физических объемов в экспорте этого вида продукции малореально. Во-вторых, уровень конечной эксплуатации нефтяных скважин, каменноугольных пластов остается на недопустимо низком уровне (здесь следует учитывать и тот факт, что данные ресурсы практически невоспроизводимы). Ликвидация такого положения потребует кардинальной переориентации инвестиционной политики. В-третьих, экспорт сырья в очень большой степени зависит от конъюнктуры мирового рынка, это фактор неустойчивого развития . Поэтому присоединение к ВТО – объективная необходимость, которая должна корреспондироваться со стратегией инновационно-технологического прорыва экономики России, с ее постепенным отходом от сырьевого экспорта.

Готовность страны к вступлению в ВТО

На этот счет прозвучал ряд критических суждений. И. П. Фаминский заметил, что китайцы, которые 15 лет готовились к вступлению во Всемирную торговую организацию, имели стратегический план этой работы. У нас подобного плана нет, и мы плохо готовы к вступлению в ВТО. В любой стране, самой что ни на есть рыночной, разрабатываются определенные стратегические цели и направления перспективного развития, определяются те отрасли, которым, по мнению специалистов, необходимо отдать предпочтение. К примеру, в Министерстве внешней торговли и промышленности Японии работают 13 тысяч человек. Они занимаются тем, что находят те ниши, те новые виды продукции, которые создаются в стране, стимулирующих внедрение на внутреннем рынке и экспансию на рынке внешнем. В России такой политики нет. У нас есть некоторые экспортные возможности, но они или явно недостаточны, или к ВТО отношения не имеют (например, продукция оборонной промышленности). Особо сложное положение в обрабатывающих отраслях. Сохраняя, с одной стороны, свои позиции на рынке нефти и газа, необходимо, с другой стороны, формировать новые экспортные возможности в отраслях обрабатывающей промышленности, создать условия для производства высокотехнологической, наукоемкой продукции.

Многие руководители предприятий плохо заботятся о конкурентоспособности своих товаров, не имеют представления о сути ВТО, о том, что даст вступление в эту организацию отрасли, коллективу, потребителям. К. В. Юдаева, комментируя итоги опроса руководителей предприятий на тему возможных последствий вступления в ВТО, заметила, что анкеты разослали более чем 300 предприятиям, а ответы прислали только 34, или всего 10%. Это значит, что или нет интереса к данной теме, или люди не понимают, о чем идет речь и что принесет членство в ВТО.

Зав. кафедрой МГИМО МИД РФ, профессор Н. Н. Ливенцев считает, что, вступая в ВТО, Россия должна, где это возможно, настаивать на своеобразном переходном периоде. Наша экономика, не приспособленная к мировой конкуренции и развивавшаяся на протяжении многих десятилетий в другой системе экономических координат, должна получить определенное время, разбег для того, чтобы включиться в конкуренцию со всеми ее элементами. Получается так, что сейчас России нужно выбирать между Сциллой обвальной либерализации и Харибдой автаркии, в которой наша экономика находилась долгое время. Выбор очень непростой. Да, иностранный капитал может принести новые рабочие места, новое строительство, новое оборудование, улучшенный сервис. Но нужно понимать, что в ряде случаев иностранный капитал придет в нашу экономику не только для того, чтобы нам помогать, но и чтобы освоить наши рынки, получить прибыль, в том числе в ряде случаев в ущерб российским партнерам. Немало примеров того, как иностранные фирмы за свои услуги берут с российского потребителя значительно больше, чем это происходит на Западе; далеко не единичны случаи, когда нарушаются законы, особенно налоговое или валютное законодательство.

В любом случае при вступлении в ВТО страна и ее представители не должны забывать собственные национальные интересы, обеспечивая экономическую безопасность государства.

Проректор по научной работе РАГС, член-корреспондент РАН В. П. Чичканов выдвинул концепцию, которую он назвал «Семь «С» (наподобие семи заповедей, высеченных на камне в Древней Греции). Эта концепция, по его мнению, поможет не только эффективнее решать экономические задачи, но и подготовиться к действиям в условиях вхождения в ВТО. Первое – стратегия (краткосрочная и среднесрочная), которая должна определить вехи движения Правительства РФ в сторону ВТО (пока этого нет). Второе – структура. Здесь речь идет об административной реформе, где необходимо указать, какая из правительственных структур будет заниматься проблематикой ВТО. Третье – система управления экономикой и торговлей, которая будет в определенной мере скорректирована в связи с членством в ВТО. Четвертое – состав кадров, готовых работать в новых условиях. Сейчас таких кадров по существу нет, и речь идет об их широкомасштабной подготовке. Пятое – стиль руководства, который следует приспособить к изменяющейся торгово-экономической обстановке. Шестое – сумма навыков, включающая в себя все лучшее, что наличествует в странах, овладевших механизмами работы в контексте требований ВТО. Седьмое – совместные ценности, культура государств, присоединившихся к ВТО, которые важно усваивать в процессе глобализации, сохраняя при этом свою самобытность.

НА КАФЕДРЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ РАГС

преподают 10 докторов наук и 4 кандидата наук. За 10 лет кафедра подготовила 100 студентов по программам второго высшего образования, 500 человек прошли через курсы повышения квалификации. Среди выпускников кафедры – представители 50 субъектов РФ. Выпускники кафедры работают в МИДе, Госдуме и Совете Федерации, Администрации Президента РФ, МЧС России, в других министерствах и ведомствах. Кафедра издала целый ряд учебных пособий, сборников лекций монографий, сборников научных статей. Ученые кафедры приняли участие в исследовательских и научных проектах по программе Европейского Союза TACIS, а также в программе Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России»

* В мае т. г. в Москве по инициативе В. В. Путина и Романо Проди состоялись переговоры между министром экономического развития и торговли РФ Г. Грефом и европейским комиссаром по торговле Паскалем Лами. Переговоры завершились успешно, прорывом явилось то, что в основном согласована энергетическая часть двустороннего соглашения о вхождении России в ВТО, европейцы по существу дезавуировали свой газовый ультиматум РФ. Завершение шестилетнего переговорного процесса с ЕС серьезно облегчает задачу вступления России в ВТО.

Written by admin

Апрель 4th, 2018 | 4:56 пп