Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

На вопросы анкеты «ГС» отвечают: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

– Всю жизнь человеку приходится учиться. Свои знания и навыки ему передают десятки учителей. И все же в жизни каждого из нас есть тот, кого принято называть Учителем с большой буквы, кто оказал наибольшее влияние на выбор того пути, которому в дальнейшем мы посвящаем жизнь. Кто для Вас был таким Учителем?

– Конечно, в моей жизни, как, впрочем, на жизненном пути любого человека, встречались те, кто оказал глубокое духовное влияние. Например, в период моего студенчества в Ленинградской Духовной академии таковым был профессор Алексей Иванович Сагарда, замечательный патролог, преподававший еще в дореволюционной академии. Как он переживал, когда читал об Acta martyrum мученических актах первых веков христианства. Больше 50 лет прошло, а я до сих пор помню, с каким чувством Алексей Иванович сказал одному студенту, нерадиво отвечавшему на занятиях Священного Писания Нового Завета: «Вы должны полюбить эту книгу». И профессор Сагарда, и профессор Сергей Алексеевич Купресов, который запомнился мне не только своими лекциями, но и молящимся перед иконой Божией Матери Царскосельской, подавали нам живой пример глубокой искренней веры и преданности делу церковного служения.

Но если говорить о самом серьезном и определяющем мою жизнь влиянии, то, конечно, я вспоминаю моего отца, протоиерея Михаила Ридигера и Патриарха Алексия I (Симанского). Первый воспитал меня христианином, дал мне христианское воспитание, второй был удивительного достоинства церковным иерархом, который в самых сложных условиях бытия Церкви находил решения, не унижающие церковной совести. Этих двух светлых людей я считаю главными своими учителями. А Учителем с большой буквы для всех нас, православных верующих, был, есть и будет Христос Спаситель, и иного быть не может.

– Минувшие десять лет можно назвать целой эпохой для России. Страна менялась на глазах, и не всегда происходящие процессы были для общества безболезненными. Что, на Ваш взгляд, было самым главным за минувшее десятилетие и каким Вам видится развитие России в следующие десять лет

Cамым главным в минувшем десятилетии считаю возрождение религиозной веры, когда каждый человек получил возможность свободно прийти в храм и привести своих детей. После 70-летия странствий по духовной пустыне мы вернулись к своим истокам, чтобы понять, как слепы и немилосердны к своему народу были наши вожди. Я счастлив, что смог быть не только свидетелем, но и участником возрождения Православия, отказа России от политики государственного атеизма и преследования религиозности. Я рад тому, что сегодня не только рядовым верующим, но и политикам, государственным деятелям и даже руководителям нашего государства нет необходимости скрывать свою веру. Я горд тем, что православные верующие заняли достойное место в жизни российского общества, а простая истина, что Церковь отделена от государства, но не отделена от общества, принята, наконец, всеми.

Как мне представляется, в следующие десять лет Россия должна не только по Конституции, но и в действительности стать социальным государством. Владимир Владимирович совершенно верно определяет приоритеты развития российской государственности: повышение уровня жизни граждан России, построение гражданского общества, защита прав личности. А это возможно осуществить только в сильном, мощном государстве, каким всегда была и должна быть Россия. Но любой рост невозможен без корней, от которых питается государственный организм. Корни – это многовековые традиции, которые определяли самобытность и уклад наших предков и нашего государства на протяжении многих поколений. И если не учитывать этого, то мы рискуем повторить трагический опыт социальной инженерии XX века, когда в России было создано антирелигиозное и антигуманное государство. Россия и русский человек не могут жить без веры. Должна быть укорененность в религиозной традиции, в вере. Мне отрадно видеть, что руководство нашего государства разделяет эти мысли и чувства.

– Что бы Вы пожелали тем, кто решил посвятить себя государственной службе, иначе – государственному служению

Мне понравился вопрос тем, что государственная служба понимается как служение. Так ведь и в Церкви – мы не работаем в Церкви, мы служим в ней. Полагаю, что государственный служащий должен быть бескорыстен и нравственен в своем служении. И помнить, что он служит не только государству, но и обществу; что государство – это не бюрократия, а люди со своими заботами, судьбами, просьбами. Служение государству – это высокая честь и высокая ответственность, посему и нравственный образ государственного служащего играет важнейшую роль для будущего России.

Written by admin

Апрель 4th, 2018 | 4:47 пп