Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Десять веков русской азбуки

Евгений ПЧЕЛОВ – кандидат исторических наук, Российский государственный гуманитарный университет

Все мы с детства умеем писать. В школе нас учили по букварю, и учителя говорили: «Вот буква А, а вот – Б…» Письмо стало обычным делом нашей жизни, и редко кто задумывается, как оно появилось, откуда взялось, и почему такие буквы в нашем родном алфавите. Между тем русское письмо – очень важная часть национального достояния России, именно оно фиксирует русский язык. И пока не будет понимания, что же все-таки стоит за «а, бэ, вэ, гэ, дэ…», а наши учителя не будут прививать любовь к родной речи и письму через объяснение его истории, мы так и останемся при современном отвратительном «новоязе», который назвать русским языком уже невозможно.

Начала начал

История русской письменности началась в 862 г., когда в столице Византийской империи Константинополе появились посланцы от князя Ростислава — правителя славянского государства Моравии. Ростислав обратился к византийскому императору Михаилу III Пьянице и константинопольскому патриарху Фотию с просьбой прислать в Моравию просветителей, которые могли бы составить славянскую азбуку и перевести на их родной язык Святое Писание и молитвы. В моравских церквах богослужение совершалось по латыни. А многие ли славяне знали латинский язык? Почти все стоявшие в церкви не понимали того, что читалось и пелось, и не могли сами прочитать ни одной строки из Христова Евангелия.

Южным соседом Моравии была Болгария, которая оказалась в сфере византийского культурного и религиозного влияния, а на западе это молодое княжество граничило с Германским королевством (восточная часть империи Каролингов). Такое географическое положение способствовало проникновению немецких миссионеров, пытавшихся подчинить славянское государство своему религиозному и политическому влиянию.

Хотя до официально окончательного разделения христианской церкви на православную и католическую было далеко, напряженность в отношениях Рима и Константинополя во времена патриарха Фотия приняла форму резкого противостояния. Взаимные обвинения и расколы сотрясали когда-то мощный и единый церковный организм. Церковным языком западных христиан была латынь, константинопольской паствы – греческий. Позиции латинского духовенства в Моравии усиливались, и немецкие пасторы активно вели проповедь среди славянского населения этой страны. Князь Ростислав пытался отстоять независимость и готов был скорее склониться к помощи Византии, чем оказаться вассалом германского короля.

Две азбуки

Нам известны две славянские азбуки: одна называется по имени Кирилла кириллицей, другая именуется глаголицей, от слова «глаголати», то есть «говорить». Истоки буквенного состава кириллицы очевидны – это греческое письмо, использовавшееся в то время в Византийской империи. Прототип глаголических букв до сих пор не определен. На этот счет выдвигались разнообразные гипотезы. Основу глаголицы иска ли в различных системах письма: от византийской скорописи и скандинавских рун до армянского, коптского и эфиопского алфавитов. Выдвигались предположения даже о формальной основе глаголицы, состоявшей из трех символов – круга, треугольника и креста. Некоторые авторы в полемическом задоре полагали, что глаголица развилась у славян естественным путем задолго до миссии Константина и Мефодия. Т ем не менее видеть в обеих азбуках следы каких-то древних славянских систем письменности сложно. Скорее всего, так же как и кириллица, глаголица представляла собой миссионерскую азбуку, искусственно созданную в результате индивидуального творчества ее составителей. Вопрос о соотношении азбук усложняется и тем, что ни в одном источнике, повествующем о деятельности солунских братьев, не содержится примеров той системы письма, которую они разработали, а в одном из древнерусских памятников кириллицей названо глаголическое письмо.

Первые дошедшие до нас надписи на кириллице и глаголице датируются примерно одним и тем же временем – рубежом IX-X вв. Но кириллица была распространена преимущественно у восточных и южных славян, а глаголица – у южных и западных. На основе кириллицы были созданы многие современные славянские (и не только славянские) алфавиты, глаголица же оказалась абсолютно мертвой азбукой, из которой не «выросла» ни одна из современных систем письма.

Вопрос, какую же азбуку создали Константин и Мефодий, занимает ученых очень давно. В историографии возобладали две гипотезы. Одна из них выдвинута еще в середине XIX в. крупнейшим чешским славистом Йозефом Добровским, и поэтому именуется гипотезой Добровского. Согласно ей, Кирилл и Мефодий были создателями кириллицы, а глаголица возникла в Моравии уже после смерти Мефодия, в период гонений. В условиях преследований славянская письменность, возможно, полуподпольно все-таки продолжала существовать, но чтобы скрыться от гонителей, понадобилось придумать новую азбуку, которой и стала глаголица, возникшая из кириллических букв путем их нарочитого изменения и усложнения. Она была своего рода тайнописью, появившейся из-за сложностей развития славянской куль туры под давлением латинского духовенства. Эту версию поддерживали и такие известные отечественные филологи и историки, как И.И. Срезневский, А.И. Соболевский, Е.Ф. Карский и другие.

Вторая гипотеза была выдвинута в конце XVIII в. ученым Г. Добнером, а затем, уже в сере дине XIX в., развита и обоснована чешским славистом П. Шафариком, и потому именуется иногда гипотезой Шафарика. Ее привеженцы полагают, что Кирилл и Мефодий были авторами глаголицы. Кириллица же возникла в Болгарии, где продолжали деятельность ученики братьев после изгнания из Моравии. Создателями кириллицы могли быть Наум или Климент Охридские. В «Охридском житии Св. Климента» даже говорится о том, что в Болгарии он изобрел знаки славянской письменности, отличные от тех, что создал премудрый Кирилл. Кириллица была ближе к византийскому письму, и ее появление именно в Болгарии, находившейся под византийским религиозным влиянием, весьма вероятно. Эта гипотеза также была поддержана многими русскими учеными, в частности Н.С. Тихонравовым и В.Н. Щепкиным. Однако однозначно вопрос о соотношении кириллицы и глаголицы до сих пор не решен.

Поэтому-то и последовала его просьба к Византии.

Патриарх Фотий направил в Моравию двух миссионеров, братьев Мефодия и Константина. Они и стали просветителями славян и создателями славянской аз буки, ставшей впоследствии ос новой современного русского алфавита.

Из жития Кирилла и Мефодия

Кирилл и Мефодий создают азбуку и переводят на славянский язык «Апостол» и Евангелие.

Братья родились в македонском городе Салоники (Солуни), относившемся тогда к Византийской империи. Их отец Лев был греком и служил в византийском войске, о матери – Марии – почти ничего неизвестно, хотя некоторые авторы полагают, что она была болгаркой. Старший сын Мефодий (всего у Льва и Марии, по сведениям «Жития Кирилла и Мефодия», было семь человек детей, имена пятерых нам неизвестны) родился в 820 г., младший Константин, в монашестве Кирилл, родился в 826 г.

Кирилл и Мефодий почитаются Святыми равноапостольными просветителями славян не только православной, но и римско-католической церковью. Св. Климент является также святым и православных церквей, а католики из православных святых чтут княгиню Ольгу, князя Владимира Святославича, Антония и Феодосия Печерских.

Первоначально жизненные пути братьев разошлись. Мефодий поступил на военную службу, продолжая семейную традицию, и сделал успешную военную карьеру. Он был высок ростом, красив лицом и крепок телом, характер имел волевой и горячий. Еще молодым человеком он отличился в военных действиях, и император пожаловал ему в управление Стримонскую область, населенную славянами. Для всех стали полной неожиданностью внезапный уход Мефодия в отставку и принятие им монашеского пострига. «Не в мирских почестях благо нашей души», – говорил он. Вскоре праведник стал настоятелем православного греческого монастыря Полихрон на азиатском берегу Мраморного моря, неподалеку от знаменитой горы Олимп.

Константин же с самого начала пошел по ученой стезе. С детства он отличался слабым здоровьем, телесные упражнения и детские забавы его не интересовали, зато мальчик любил размышлять, читать и рано проявил способности ко всяким наукам. С о гласно легенде, у него был любимый сокол, который однажды улетел и не вернулся к хозяину. Долго ждал его маленький Константин и, так и не дождавшись, с грустью понял: «Вот каковы земные радости…» С тех пор уже никто не видел его без книги. Он получил прекрасное образование в Константинополе. Одним из его учителей был будущий патриарх Фотий, который хорошо разбирался в философии, теологии и других науках, знал несколько иностранных языков и заслужил прозвание Константин Философ.

С начала 850-х годов Константин начал миссионерскую деятельность в сопредельных с империей странах, где проповедовал христианство. Поездки в Болгарию, Сирию, а на рубеже 850-х – 860-х годов в Хазарский каганат очень много дали Константину в плане изучения языков и культур этих народов. Так, он овладел древнееврейским письмом, которым воспользовался впоследствии при создании славянской азбуки.

По пути в Хазарский каганат Константин остановился в крымском городе Херсонесе (Корсуне), который принадлежал Византийской империи. Здесь, на берегу моря, проповедник обнаружил останки одного из первых христианских святых – епископа Климента.

Обретение его мощей Константином было настоящим чудом. Среди местного населения ходила молва, что раз в год, в день гибели святителя, море сильно волнуется в одном месте. Именно там и была сделана находка, ставшая важным событием в жизни христианского мира и сыгравшая потом большую роль в истории славянской письменности.

Неудивительно, что, выслушав моравских послов, император Михаил III и патриарх Фотий призвали для этого подвига Константина. Вместе с ним туда поехал и Мефодий. В 863 г. братья прибыли в столицу Моравского государства – город Велеград, где разработали славянскую азбуку и приступили к переводу важнейших богослужебных книг на славянский язык.

Однако Моравия находилась в очень сложном политическом положении, и укрепление ее самостоятельности не могло не встревожить соседнее германское государство. Миссия солунских братьев ставила под удар деятельность латинского духовенства и мешала проведению нужной германской империи политики. В 864 г. началась война, Людовик Немецкий осадил Ростислава в Велеграде. Силы Моравии были несопоставимы с военной мощью империи, поэтому князю не оставалось ничего другого, как признать себя вассалом Людовика. После этого был заключен мир.

Деятельность Константина и Мефодия оказалась под угрозой, а только-только появившаяся славянская письменность могла исчезнуть под напором немецкого духовенства. Ища заступничества, в 866 г. просветители совершили поездку в Рим.

Святейший престол в те годы занимал Адриан II. Он милостиво встретил братьев и даже выехал за город, чтобы встретить их. Такой почет объясняется тем, что Константин повез в Вечный город мощи Св. Климента, чудесно найденные им в Херсонесе. Обретение такой важной святыни не могло не расположить папу к деятельности славянских наставников.

Климент был епископом в Риме в 8897 гг. н.э., и его имя стоит четвертым в списке римских пап, который начинается с апостола Петра. Во времена императора Траяна Климент был со слан в Тавриду, окраинное владение Римской империи, где принял мученическую смерть. Он был утоплен в море с якорем на шее. Христианская церковь причислила Климента к лику святых.

Консервативное духовенство сопротивлялось нововведениям Константина, говоря, что славянский язык недостоин, чтобы на нем славили Бога, что над Крестом Христовым была сделана Пилатом надпись только по-гречески, по-латыни и по-еврейски. «Во времена Пилата и страданий Христовых, – спорил Константин, – только эти три языка и были известны. Теперь не то. Да и не на всех ли людей идет равно дождь, и солнце не на всех ли равно светит? Почему же может быть недостоин и предан презрению один язык и возвеличен другой?».

Адриан II согласился с доводами Константина и Мефодия и разрешил использование славянской письменности и славянского языка в церковном богослужении.

Реформы алфавита

Первоначальный состав кириллицы использовался в древнерусском языке. Но язык непрерывно развивается, в том числе меняется и его фонетика. Новые фонетические условия уже не отвечали такому составу кириллицы, однако она формально просуществовала неизменной вплоть до эпохи Петра Великого.

Царь-реформатор решил изменить и азбуку. Его колоссальной заслугой является то, что он разделил азбуки церковнославянского и русского языков. В 1708-1710 гг. Петр ввел гражданский шрифт, которым теперь должны были издаваться книги светской печати. Русская православная церковь осталась при церковно-славянском языке и использует кириллицу по сей день. Петр дал более упрощенное написание кириллических букв и исключил из русского алфавита четыре буквы: оба юса и греческие Пси и Омегу. Тогда же в гражданский шрифт были введены две новые буквы — Э и Я. Впрочем, они появились на письме значительно раньше, еще в XVI в., а теперь только окончательно были узаконены.

Русская гражданская азбука Петра I.

Буква Я появилась естественным путем развития графики из «йотированного А». А вот буква Э приживалась в русской азбуке очень долго. Ее официальному введению в алфавит при Петре способствовал тот факт, что в это время в русский язык буквально хлынул поток слов из других европейских языков, где звуки, обозначаемые буквой Э, имеют большое распространение. Но только к середине XIXв. буква Э утвердилась в русской письменности окончательно.

В XVIII в. прошло еще несколько реформ. Их инициатором выступила Петербургская академия наук. В 1735 г. она исключила из русского алфавита буквы Зело, Кси и Ижицу и ввела букву Й, которая тоже появилась на письме самостоятельным путем еще в XVI-XVII вв. В 1738 г. было унифицировано написание буквы i. Раньше она писалась по-разному – с одной или двумя точками, теперь оставлялось единое написание i. Эта буква могла использоваться на письме только в трех случаях: во-первых, перед гласной, например Iоаннъ; во-вторых, перед й, например синiй; в-третьих, единственный раз в корне слова между согласными в слове мiръ. Это слово имеет в русском языке много значений. Если оно служило для обозначения мирного состояния (антоним – война), то писалось с обычным И, если же имелись в виду вселенная или человеческое сообщество, то использовалась форма i. Именно в этом, послед нем смысле и намеревался употребить слово «мир» Л.Н. Толстой в заглавии своего знаменитого романа «Война и мiръ». Впоследствии, впрочем, этот смысл перестал быть очевидным. В 1758 г. Академия наук зачем-то восстановила в русском алфавите ранее исключенную Ижицу.

XVIII век дополнил русскую письменность еще одной буквой. В 1783 г. на одном из первых заседаний только что созданной Российской академии (Академии словесности) ее президент княгиня Е. Р. Дашкова предложила ввести в употребление букву Ё. Потребность в ней возникла давно, поскольку изначально в древнерусском языке не существовало фонетических условий, при которых она могла понадобиться. Но по мере развития языка, так называемого перехода звуков «Е» в «О», появилось «ёкающее» произношение, и для отражения этого явления нужна была особая буква. Еще в 1731 г. В.Е Адодуров предложил ввести для этого сложный диграф- — iо под крышечкой ^, но это написание было крайне неудобным. Вариант Дашковой был проще, и с середины 1790-х годов буква Ё постепенно появилась в печати. Впрочем, приживалась она очень медленно, чему способствовало отсутствие соответствующего законодательного акта.

После грамматик XVIII в., изданных В.Е. Адодуровым, В.К. Тредиаковским М.В. Ломоносовым, вышли в свет грамматики А.Х. Востокова, Н.И Греча и других авторов. Но крупнейшим событием явилось издание в 1885 г знаменитого «Русского правописания» академика Я.К. Грота. Им и была создана классическая русская орфография – основа и современной русской орфографии. На этом фоне не прекращались постоянные дискуссии не только об орфографии, но и о буквенном составе русского алфавита. Многие ученые полагали необходимым встать на путь его упрощения. Поэтому в 1904 г. при Петербургской академии наук под председательством ее президента великого князя Константина Константинович а (известного поэта К.Р.) была образована специальная Орфографическая комиссия, в которую вошли многие видные историки и лингвисты, в том числе И.А. БодуэндеКуртенэ, Ф.Ф. Фортунатов, А.А. Шах матов, И.Ф. Анненский, молодой тогда Л.В. Щерба и др. Комиссия приняла решение об исключении из алфавита букв Ять, Фита, i и о других нововведениях. Однако сразу осуществить на практике эту реформу не удалось. Только после революций 1917 г. почти все пункты из решений комиссии великого князя вошли в знаменитый декрет о новой орфографии от 10 октября 1918 г. По этому декрету из русской азбуки были, в частности, исключены буквы ять, фита, i и Ъ (в конце слов). По иронии судьбы, Ижица исключена не была, и формально существует в русской азбуке до сих пор. Но поскольку слов с этой буквой было мало, она вышла из употребления.

Декрет встретил сопротивление антисоветски настроенных кругов. Типографии не спешили переходить на новые правила, и поэтому был проведен рейд по издательствам, где из наборов были изъяты запрещенные буквы. Но постепенно новая орфография прижилась. Только в эмиграции вплоть до 1960-х годов продолжала издаваться литература по старой орфографии. Так, И.А. Бунин был ярым приверженцем старой системы и просил только по ней издавать свои произведения. В разгар Великой Отечественной войны, в декабре 1942 г. была наконец-то узаконена буква Ё. Этого потребовала военная необходимость, надо было правильно писать фамилии и многочисленные географические названия в военной документации, а Сталин не терпел никакой неопределенности. Приказом Наркомата просвещения РСФСР, в то время высшей инстанции по этому вопросу, буква Ё была введена в обязательное и повсеместное употребление.

В 1956 г. по новым правилам орфографии и пунктуации за буквой Ё по был закреплен необязательный, «факультативный» статус. По орфографическим правилам 1956 г. мы живем и сейчас. Вот так кириллица, созданная еще в IX в., превратилась в конце концов в современный русский алфавит.

Братья задержались в Риме на несколько лет. Там же Константин и скончался 14 февраля 869 г., приняв перед смертью иночество с именем Кирилл. Под этим монашеским именем он и вошел в историю. Перед смертью Кирилл завещал брату вернуться в славянские земли и не дать погибнуть их начинаниям. Кирилл был похоронен в Риме, в церкви того самого Св. Климента, чьи мощи он привез в Рим. Могила Св. Кирилла сохраняется в католической столице и по сей день.

Адриан II поставил Мефодия в архиепископы Моравии и Паннонии, и в этом качестве проповедник вернулся в Великоморавское княжество. Но политическая ситуация вновь поставила дело Кирилла и Мефодия под угрозу уничтожения. В 870 г. в Моравии произошел государственный переворот. Заговор возглавил племянник князя Ростислава Святополк, пользовавшийся поддержкой немецкого короля. Ему удалось свергнуть Ростислава с престола и самому стать правителем Моравии. Несчастному бывшему князю выкололи глаза и отправили в монастырь. Руки Святополка были теперь развязаны, и он приказал арестовать Мефодия. Архиепископа заключили в тюрьму в одном из швабских монастырей, где он провел в заточении два с лишним года. Немецкая партия при моравском дворе восторжествовала.

Болгарский царь Борис. Миниатюра из Евангелия учительного Константина пресвитера Болгарского. Конец XII – начало XIII века.

Казалось, дело просветителей неминуемо должно исчезнуть. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. До Рима дошли слухи о происшедших в Моравии переменах. Святейший престол занимал уже другой папа – Иоанн VIII. Он был крайне возмущен действиями Святополка, ведь Мефодий был назначен Римом, и светский правитель не имел права лишать его кафедры и арестовывать. Папа направил в Моравию специального посланца, епископа Павла, который должен был на месте расследовать обстоятельства этого дела, а также послание Святополку, в котором содержалось требование освободить Мефодия из темницы. Впрочем, папа запретил славянское богослужение, разрешив только вести проповеди на славянском языке. Под давлением Рима, конфликтовать с которым Святополк не мог, немецкие епископы были вынуждены выпустить Мефодия на свободу, и он вновь занял место архиепископа Моравии и Паннонии.

Начался новый период миссионерской деятельности Мефодия, но Святополк не мог равнодушно смотреть на дела своего недруга. Он написал на Мефодия донос в Рим, обвинив просветителя в ереси. По требованию папы Мефодий отправляется в свою вторую поездку в столицу католического мира. Там ему удалось склонить Иоанна VIII на свою сторону, и папа вновь разрешил христианское богослужение на славянском языке, подтвердив решение Адриана II. Враги славянской культуры вновь оказались повержены. Некоторое время Мефодий пробыл в Византии, а в 884 г. опять вернулся в Моравию. Старец торопился докончить и проверить переводы священных книг, чувствуя, что ему скоро придется расстаться со своей паствой. Больной, лежа в постели, он беседовал в последние дни с учениками. «Знайте, – говорил он, – что после моей смерти придут лютые волки, но не бойтесь их и стойте до конца за дело, которое начали брат мой Кириллия недостойный». 19 апреля 885 г. в Велеграде он скончался. Ученики совершили над ним торжественный обряд отпевания на трех языках: славянском, латинском и греческом. Громадная толпа сопровождала тело усопшего в церковь Пресвятой Богородицы, где оно и погребено.

Во след великим просветителям

Еще при жизни в свои преемники на место епископа Моравии Мефодий избрал мораванина Горазда. После смерти великого просветителя для славянской письменности наступили тяжелые времена. В 886 г. под давлением латинского духовенства Горазд был свергнут, все ученики Мефодия были изгнаны из Моравии. Новый римский папа Стефан V запретил славянские церковные книги, а в начале X века и само Моравское княжество перестало существовать.

Последователи Кирилла и Мефодия нашли себе приют в соседней Болгарии, которая уже приняла христианство и находилась в сфере влияния Византийского мира. При дворе царя Бориса были очень благоприятные условия для развития славянского письма и культуры. Здесь работали такие выдающиеся последователи солунских братьев, как святые Климент и Наум Охридские. Из Болгарии славянская письменность пришла и в Древнерусское государство.

С чего начиналась азбука?

Первоначальный состав Кириллицы.

В кириллическом алфавите было 43 буквы. Основой для 26 кириллических букв послужил греческий алфавит, язык которого со времен императора Маврикия, т.е. с конца VI в., был официальным языком Византийской империи.

Часть букв отличались от современных по написанию, например И писалось как Н, а Н – как N. Некоторые звуки обозначались двумя буквами: звук «З» обозначался буквами З (Земля) и Ѕ (Зело); звук «И» – буквами Н (Иже) и I (И); звук «О» – буквами О (Он) и ω (Омега); звук «Ф» – буквами Ф (Ферт) и θ – (Фита). Впрочем, следует отметить, что возможно когда-то в славянских языках звуки, обозначавшиеся такими «парными» буквами, все-таки фонетически различались. Из греческого были заимствованы также буквы: Кси, означавшая сочетание звуков «КС», Пси, означавшая звуки «ПС», Ижица, звучавшая в некоторых случаях как «В», а в некоторых – как «И».

Четыре буквы составители кириллицы создали из букв древнееврейского алфавита. Эти буквы обозначали шипящие звуки, которых в греческом языке не существовало, из еврейской буквы Цаде появились Червь и Цы, которая писалась как современное Ц, только правая вертикальная черта не имела выступа. Из буквы Шин появились буквы Ш (Ша) и Шта (звук «Щ» в старославянском языке звучал как «ШТ»).

Сосуд X века с кириллической надписью.

Наконец, несколько букв просветители славян создали индивидуально: Б (Букы, т.е. буква); Ж (Живете); Ъ (Ер); ЪI (Еры);ь (Ерь); Ять;юс малый июс большой, которые звучали как носовые гласные «Е» и «О»; а также так называемые йотированные формы, то есть те гласные звуки, которым предшествует звук «Й».

Кроме того, с помощью кириллических букв обозначались и цифры. Эта система была заимствована из греческой и называлась «буквенной цифирью», в которой определенные буквы означали единицы, десятки и сотни, а из их сочетаний получались многозначные числа. К примеру, буква Н соответствовала цифре 8, а буква І –10. (Современные цифры, которые условно именуются «арабскими», хотя они очень далеко ушли от изначальных написаний, были введены на Руси Петром I.)

Первые письмена

Фрагмент текста из Остромирова Евангелия. 1057 г.

Самой ранней кириллической надписью на территории Древнерусского государства является надпись, процарапанная на большом глиняном сосуде. Она состоит всего из одного слова – «гороухща». Надпись была открыта археологом Д.А. Авдусиным в 1949 г. при раскопках крупного торгового центра в Гнёздове под Смоленском, как раз там, где проходил важный торговый путь. Надпись датируется первой половиной X в. Появление кириллической надписи на Руси еще до официального крещения Владимира в 988 г. не вызывает удивления. Кириллица была создана, по крайней мере, к концу IX в., она могла использоваться каким-то образом и на Руси, тем более что среди населения нашей страны в то время уже были христиане. Исторические источники свидетельствуют о существовании русских христианских общин уже со второй половины IX в., в частности в Киеве.

Евангелист Матфей. Миниатюра Новгородского Евангелия. XII в.

Если говорить о книжной письменности, то самым ранним дошедшим до нас древнерусским памятником этого типа является Остромирово Евангелие (в 2000 г. в Новгороде археологи обнаружили доски с текстом псалмов, написанном на воске. Эта находка датируется первой половиной XI века). Оно написано на старославянском языке или в Киеве, или в Новгороде для новгородского посадника Остромира, откуда и произошло его условное название. Эта очень красивая рукопись создавалась в 10561057 гг., очевидно, несколькими писцами. Она написана в два столбца на 294х пергаменных листах и украшена миниатюрами.

Пергамен очень дорогостоящий материал, для написания одного Остромирова Евангелия понадобилась кожа 175 телят. Поэтому книг было совсем немного, и они стоили очень дорого. Писали гусиными и утиными перьями (иногда лебяжьими), причем перо подвергалось специальной обработке, в том числе удалялось оперение. Так что художественные изображения древнерусских летописцев, пишущих красивыми перьями с пышным оперением, для того времени не соответствуют действительности. Чернила изготовлялись из сажи, дубовых орешков или ржавого железа по специальным рецептам.

«Изборник» Святослава.

От XI в. до нас дошло еще несколько памятников книжной письменности, в том числе два Изборника, сделанных по заказу киевского великого князя Святослава Ярославича в 1073 и 1076 гг.

Простой люд в качестве материала для письма использовал внутреннюю поверхность бересты, на которую специальным шильцем наносился текст. Берестяные грамоты, датирующиеся с середины XI в., с 1951 г. находят в разных русских городах, особенно много в Новгороде, но также и в Пскове, Старой Руссе, Смоленске, Витебске, Мстиславле, Москве. Их общее число уже приближается к тысяче.

До середины XIV в. в Древней Руси в качестве писчего материала использовалась не бумага, которую тогда еще не знали, а пергамен (не следует путать пергамен с пергаментом, одним из видов бумаги). Его выделывали из кожи молодых домашних животных телят, ягнят и козлят. Кожу соответствующим образом обрабатывали и получались желтоватого цвета прочные листы, на которых и писали. Свое название этот материал получил от малоазиатского города Пергама, где была создана техника его производства грамматиком Кратесом еще во II в. до н.э.

Новгородская берестяная грамота. XI в.

С середины XIV в. нам известны первые русские документы, написанные на бумаге. Она первоначально была привозной, и только в XVII в. во многом стараниями патриарха Никона голландскими мастерами было налажено производство бумаги в России. С созданием сети приказов, учреждений русского централизованного государства появляются и люди, занимавшиеся письмом профессионально. Это подьячие – как служившие в приказах, так и работающие самостоятельно на крупных городских площадях. Они активно зазывали к себе потенциальных клиентов. Одной из площадей, где создалась целая корпорация таких подьячих, была Ивановская площадь в Московском Кремле. Отсюда появилась московская поговорка « Кричать во всю Ивановскую». Делопроизводственная документация приобретает новую форму – так называемые столбцы. Текст писался только на одной стороне листов, а оборотная оставлялась для помет. Зачастую документ состоял из многих десятков таких приклеенных друг к другу листов, так что столбцы получались достаточно длинными. Их хранили в специальных круглых коробках. Например, текст Соборного уложения царя Алексея Михайловича 1649 г. был написан на 954 листах, длина свитка – около 300 м.

Продолжала сохраняться и традиционная книжная письменность, а с середины XVI в. появилось и книгопечатание. Столбцовое делопроизводство было отменено указом Петра I в 1700 г., после чего документы стали храниться в виде дел, как и сейчас.

Буквицы из Евангелий. 1, 2 – Спасское, 3 – Федоровское, конец XIII-начало XIV вв., 4 – Спасо-Андрониковское XV в.

Знать историю возникновения и эволюции русской азбуки и русской письменности необходимо любому образованному человеку. Только постигая истоки нашей культуры, мы можем глубже осознать ее значение, а значит и более бережно относиться к ней, сохранять для будущих поколений.

Written by admin

Март 5th, 2018 | 5:09 пп