Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Информация и знание

Александр ЗОРИН – кандидат философских наук, советник вице-спикера Совета Федерации Федерального собрания РФ

Несмотря на многообразие работ, посвященных различным аспектам создания, передачи и обработки информации, пока нет ясного понимания того, что представляет собой информация как объект исследования и практического использования. Более того, термин «информация» трактуется в зависимости от концептуальных и мировоззренческих установок конкретных авторов. Рассмотрим типичные формулировки, отражающие традиционное интуитивно-содержательное толкование этого понятия.

Информация – «то, чем люди обмениваются при коммуникации. В повседневной практике под информацией обычно понимают сведения, представляющие определенный интерес, которыми обмениваются люди в процессе общения». Информация – «1) сообщение, осведомление о положении дел, сведения о чем-либо, передаваемые людьми; 2) уменьшаемая, снимаемая неопределенность в результате получения сообщений; 3) сообщение, неразрывно связанное с управлением, сигналы в единстве синтаксических, семантических и прагматических характеристик; 4) передача, отражение многообразия в любых объектах и процессах (неживой и живой природы)». Информация существует там, «где существует неопределенность, имеется и возможность ее уменьшить, называемая информацией. Информация – понятие, прямо противоположное термину «непределенность».

Подобные формулировки фиксируют лишь самое первоначальное, интуитивное понимание вопроса, в соответствии с которым термин «информация» часто рассматривается как синоним терминов «знание», «сведения», «сообщение» и т.д. К примеру, Закон «Об информации, информатизации и защите информации» гласит: «Информация – сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления».

Не лучшим образом по вопросу о сущности информации высказываются и специалисты в области конкретных наук. К примеру, С. Осуга отмечает: «Знаниями принято называть хранимую (в ЭВМ) информацию, формализованную в соответствии с определенными структурными правилами… В общепринятом смысле термин «знания» стал чрезвычайно популярным, однако этому термину сложно дать определение, поскольку он включает в себя большей частью философские элементы. Если придерживаться буквального смысла термина, то его общие концепции понимаются с трудом».

Анализ феномена информационной власти, методов информационного манипулирования предполагает уточнение подобных представлений с учетом новых результатов, полученных в области логики, информатики и когнитивной психологии. Прежде всего необходимо обратить внимание на различие между информацией и знанием.

Знание есть элемент коммуникативного процесса, относящийся к конкретному человеку, к тому, что отложилось в сознании и составляет часть его памяти. Что касается термина «информация», то он предполагает «нечто приходящее к человеку по разным каналам, передаваемое и кодируемое, обрабатываемое и перерабатываемое при поступлении в качестве разных ощущений, сигналов или стимулов в ходе восприятия мира». В известном смысле различие между знаниями и информацией близко к различию между данными и информацией. Как отмечает, в частности, А. Заки, термины «данные и информация часто используются как синонимы. Но это неправильно. Данные представляют собой факты, как, например, количество проданных единиц, процент ставок или материалы переписи. В то время как информация – это данные, которые после соответствующего оформления или обработки приведены в содержательную и пригодную для использования форму. Ее можно передавать пользователю, который на ее основе выберет соответствующий курс действий». Проще говоря, знание относится к сфере понимания объективной реальности конкретным человеком, в то время как информация – к процессам объективной передачи этого понимания от одного человека к другому.

Связь и различие между знанием и информацией особенно четко проявляется на уровне слов. С одной стороны, слово есть материальный носитель информации, а с другой стороны, имеет смысл, доступный пониманию конкретного мыслящего субъекта. То есть слова соотнесены с внутренним миром конкретного человека, с тем, что он понимает в процессе анализа языкового сообщения.

Изучение вопроса о том, «как знания представлены в уме человека» привело когнитивных психологов к пониманию того, что субъективные репрезентации объективной реальности – абстракции, не изоморфные самой реальности. В частности, по мнению Роберта Солсо, «многие внутренние репрезентации реальности – это не то же самое, что сама внешняя реальность… Работа Толмэна с лабораторными животными заставляет предположить, что информация, полученная от органов чувств, хранится в виде абстрактных репрезентаций».

С другой стороны, логический анализ показывает, что знания представляют собой структурированные системы абстрактных объектов, доступных пониманию конкретного человека или сообщества людей. При этом важно учитывать различие между объективными знаниями, характеризующими мир внешних материальных объектов, и субъективными знаниями, характеризующими внутренний мир образов (сенсорных представлений) конкретного человека. С учетом этого можно внести ясность в вопрос о том, что представляет собой информация в отличие от знаний.

Объективные и субъективные знания одного человека могут быть переданы другому человеку лишь в том случае, если они представлены в некоторой объективной форме. Наиболее часто в качестве такой формы используется естественный язык. Знание, представленное с помощью языка, отделяется тем самым от процесса его понимания конкретным человеком и приобретает статус формализованного знания, или информации. Именно такое формализованное, выраженное с помощью языка знание является предметом коммуникации (общения) между людьми.

Знания есть тот первичный интеллектуальный «результат, полученный познанием», который затем подвергается формализации.

Таким образом, знания могут быть как формализованными, так и неформализованными, в то время как информация в принципе не может быть неформализованной, не выраженной с помощью тех или иных символов. Как отмечал еще Н. Винер, «информация – это обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления наших чувств».

Процесс создания информации состоит из двух этапов: 1) приобретение неформализованных знаний, 2) преобразование неформализованных знаний в формализованные. Интуитивные, «нечеткие» знания эксперта – типичный пример неформализованного знания. Человек постоянно оперирует значительными массивами неформализованных знаний, и «пока еще не совсем ясно, каким образом они структурированы в его мозгу. Однако для использования знаний в компьютерах они должны быть формализованы и описаны. В этом состоит проблема представления знаний. Пока знания не формализованы и не описаны, они не могут быть использованы в компьютерах, точно так же, как не могут быть использованы техническими средствами и нечеткости, предварительно не описанные в некоторой форме».

Нетрудно заметить, что понимание информации как формализованного знания существенно отличается от широко распространенного математического понимания информации, предложенного в свое время Клодом Шенноном. Согласно Шеннону, количество передаваемой информации зависит не от передающего сигнала, а от количества возможных альтернативных сигналов. Информацию содержат не любые сообщения, а лишь полностью или частично устраняющие неопределенность в выборе одной из двух и более возможностей. Так, предложение «Аристотель – ученик Платона» содержит информацию только для тех, кто до прочтения данного предложения не знал, что древнегреческий философ Аристотель был учеником философа Платона.

Иначе количество передаваемой информации понимается в рамках логической теории. Количество передаваемой информации определяется только самим передающим сигналом безотносительно к возможным альтернативам рассматриваемому сигналу. Причем количественно измеряется не сама информация (формализованное знание как таковое), а лишь степень сложности сигнала, несущего информацию. В рамках логического понимания любое осмысленное сообщение содержит информацию и эта информация не зависит ни от степени осведомленности ее получателя, ни от степени неопределенности исследуемых объектов.

Информация так же, как и знания, может быть двух видов: объективной (формализованным объективным знанием) и субъективной (формализованным субъективным знанием). Объективная информация фиксирует положение дел в объективном мире, в то время как субъективная информация – в мире внутренних сенсорных представлений конкретного человека.

Особо следует отметить, что сама по себе информация не истинна и не ложна. Истинными или ложными могут быть лишь информационные сообщения, посредством которых обеспечивается формализация знаний, т.е. материальные носители знаний. Если знание, выраженное информационным сообщением, соответствует положению дел в реальном мире, то такое сообщение истинно; если не соответствует – ложно.

В отличие от объективных сообщений, субъективные информационные сообщения сообщают нечто о внутренней психологической реальности человека, реальности феноменов его сознания. Поэтому истинность субъективного информационного сообщения следует понимать как соответствие знания тому положению дел, которое действительно имеется во внутреннем мире конкретного человека.

Различие между истинностью/ложностью субъективных и объективных сообщений легко пояснить на следующем примере. Допустим, некто Михаил говорит: «Кабул – столица Пакистана». Очевидно, что высказывание (1) – объективное и при том ложное информационное сообщение (поскольку на самом деле Кабул является столицей Афганистана).

В то же время, если Михаил говорит: «Я верю, что Кабул – столица Пакистана», то это не объективное, а субъективное информационное сообщение. Сообщение (2) истинно, если Михаил действительно верит, что Кабул является столицей Пакистана. В этом случае высказывание (2) выражает субъективное знание о том, что Михаил находится в психологическим состоянии веры в истинность высказывания (1).

Итак, если знания – это структурированные системы абстрактных объектов, доступных пониманию конкретного человека, то информация – это формализованное знание; знание, представленное в форме объективного информационного сообщения.

Таким образом, имеются три тесно связанных между собой и в то же время различных понятия: знание, информация, ин формационное сообщение (материальный носитель информации). С одной стороны, всякая информация есть знание, но не всякое знание есть информация. С другой стороны, информационное сообщение выражает именно информацию, является материальным носителем информации, а не знания вообще. Информационное сообщение обозначает (содержит, выражает, указывает) содержащуюся в нем информацию, в то время как информация является смысловым значением информационного сообщения.

Простейший пример информационного сообщения — конкретное слово какого-либо естественного языка (например, русское слово «помидор» есть информационное сообщение, смысловым значением которого является понятие помидора; данное понятие и есть та конкретная информация, которую содержит в себе данное слово).

Обратим внимание еще на одну дистинкцию – разделение знания на собственное (теоретическое) знание и умение (навык, практическое знание). Это деление было известно еще в древности и по существу не претерпело изменений до сих пор. Различие между теоретическим знанием и умением достаточно просто поясняет признанный американский патриарх современного менеджмента, профессор Питер Дракер: «Со времен Платона на Западе появились только две теории — и еще две были созданы на Востоке – относительно значения и функции знания. Мудрец Сократ полагал, что единственная функция знания – это самопознание, т.е. интеллектуальный, нравственный и духовный рост человека. Его основной оппонент, блестящий и высокообразованный философ Протагор, утверждал, что цель знания – сделать деятельность человека более успешной и эффективной. <…> две теории знания, возникшие на Востоке, были в целом аналогичны западным. С точки зрения конфуцианства, знание это понимание того, что и как нужно говорить, чтобы добиться своей цели и успеха в земной жизни. Для даосистских и дзенбуддистских монахов знание есть самопознание, путь к просвещению и мудрости. И хотя между этими двумя теориями имеются очевидные разночтения относительного самого смысла знания, у них нет разногласий относительно того, что не есть знание. Знание никогда не означало способности к действию. Полезность не есть знание; полезность есть умение, навык – то, что по-гречески называется techne.<…> Умение, techne, нельзя было объяснить словами ни в устной, ни в письменной форме; его можно было только показать. Вплоть до 1700 года и даже позднее в английском языке понятие «ремесло» обозначали словом «mystery » (дословно «таинство») – и не только потому, что человек, овладевший секретами того или иного ремесла, давал клятву не раскрывать этих секретов, но и потому, что ремесло было недоступно тому, кто не прошел обучения у мастера и не перенял на практике его тайн».

Вместе с тем сейчас характер взаимосвязи между этими двумя видами знания изменился – по мере развития теоретического знания оно все больше приобретает статус практического значимого знания, а конкретные умения (навыки) в той или иной сфере человеческой деятельности все чаще из «практического ремесла» возвышаются до уровня «научной дисциплины». То, что мы теперь называем знанием, «ежечасно доказывает свою значимость и проверяется на практике. Знание сегодня – это информация, имеющая практическую ценность, служащая для получения конкретных результатов. Причем результаты проявляются вне человека – в обществе, экономике или в развитии самого знания. Для получения сколько-нибудь значимых результатов в любой области требуются знания высокоспециализированные. Именно по этой причине традиция, берущая начало у древних, но сохраняющаяся и по сей день в той системе, которую мы называем «широкое образование», понизила статус таких знаний до уровня techne – умения, ремесла. <…> Сегодня мы уже не называем такие специализированные знания «ремеслами», мы называем их «дисциплинами». И это – одно из величайших преобразований в истории развития человеческой мысли. Научная дисциплина переводит «ремесло» в разряд методологии – таковы, например, производственные технологии, научная методология, количественный метод или дифференциальный диагноз (в медицине). Каждая такая методология преобразует частный опыт в систему, отдельные случаи и события в информацию. В результате умения и навыки преобразуются в некую систему, которую можно передавать и усваивать. Переход от общего знания к комплексу специализированных знаний превращает знание в силу, способную создать новое общество».

Written by admin

Март 5th, 2018 | 5:05 пп