Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Политические решения — объект методологического анализа

Станислав ВАВИЛОВ – кандидат юридических наук, председатель Комитета по законодательству Совета Федерации Федерального собрания РФ

Управление и принятие политических решений

С конца XX столетия проблемам управления уделяют все большее внимание не только ученые, но и руководители производственных корпораций, бизнесмены, политики. Увеличивается потребность в квалифицированных управляющих, менеджерах, а также специалистах, способных преподавать теорию и практику современного управления тем, кто работает в промышленности, науке, образовании и других сферах. Одним из главных признаков управления в социальных системах является выработка и принятие решения тем или иным субъектом управления на основе анализа и оценки соответствующей информации. В условиях глобализации особый интерес представляет вопрос о возможности эффективного использования методов управления в сфере принятия политических решений.

На первый взгляд этот вопрос достаточно прост. Однако при его рассмотрении в практической плоскости первоначальная простота трансформируется в сложный, многомерный феномен, до сих пор не получивший конструктивного освещения в работах зарубежных и отечественных исследователей. Сложность состоит прежде всего в том, что необходимо осуществить синтез трех разнородных явлений – управления, принятия решений и политики. Первый шаг на пути построения такого синтеза – анализ и уточнение самого понятия управления, его общих принципов и методов.

Как известно, научная теория управления появилась сравнительно недавно, в конце ХIХ – начале ХХ вв. Первоначально теория управления разрабатывалась в недрах теории систем и кибернетики (от греч. kibernetike – искусство управления), которую ее основатель Н. Винер определял как науку об управлении, связи и переработке информации в биологических, технических и человеко-машинных системах.

В первой половине ХХ в. происходил бурный рост различных концепций управления. Началом признания управления наукой и самостоятельной областью исследования считается книга Ф.У. Тейлора «Принципы научного управления», опубликованная в 1911 г. Концепция управления Тейлора отражала длительный период развития управленческих идей, начиная с середины ХIХ в., когда промышленная революция в Англии подстегнула интерес к управлению как средству эффективного достижения производственных целей в рамках конкретной организации. Сама же идея о том, что управление может существенно влиять на развитие и успех организации, зародилась в США. В конце ХIХ в. здесь практически не было государственного регулирования в экономике, что позволяло успешным предпринимателям становиться монополистами в своей сфере бизнеса. Формирование крупных предприятий и целых монополизированных отраслей требовало все более формализованных, регламентированных способов управления.

В процессе развития науки управления сформировались различные направления (подходы), среди которых можно выделить следующие.

Административный (классический) подход.

Основной целью представителей классического подхода был поиск универсальных принципов управления, следование которым может привести организацию к успеху. С одной стороны, ставилась задача разработать рациональную систему управления организацией, с другой – построить структуру самой организации и управления ее сотрудниками.

Создатели школы административного управления имели непосредственный опыт работы в качестве руководителей высшего звена управления в большом бизнесе. В частности, основатель этой школы Анри Файоль, которого иногда называют «отцом менеджмента», руководил крупной французской компанией по добыче угля. Он рассматривал управление как универсальный процесс, состоящий из различных взаимосвязанных функций (планирование, организация и др.), и сформулировал 14 принципов управления, которые представляют практический интерес и в настоящее время [1]. В сокращенном виде они могут быть сформулированы так:

Поведенческий подход.

Наука об управлении длительное время развивалась по пути технократического рационализма. Однако уже в 30-е годы XX столетия стало крепнуть понимание того, что рационализм в управлении – не единственный, а в ряде случаев и не лучший путь повышения эффективности работы организации. В противовес управленческому рационализму постепенно утвердилось другое направление – поведенческое, опирающееся на достижения в области психологии, социологии, культурной антропологии. Как было установлено, в частности в экспериментах Элтона Мэйо [2], четко спланированные рабочие операции и хорошая заработная плата не всегда вели к повышению производительности труда. Силы, возникавшие в ходе взаимодействия между людьми, могли превзойти и нередко превосходили усилия руководителя. Работники часто реагировали сильнее на давление со стороны коллег по группе, чем на требования руководства и материальные стимулы. Если руководство проявляет большую заботу о своих работниках, то и уровень удовлетворения работников должен возрастать, что ведет к увеличению производительности. В рамках поведенческого подхода основной акцент делался на методах налаживания межличностных отношений, на повышении эффективности организации за счет повышения эффективности человеческих ресурсов. Особенно популярен поведенческий подход был в 60е годы XX столетия, когда почти повсеместно был принят тезис о том, что правильное применение науки о поведении всегда будет способствовать повышению эффективности и отдельного работника, и организации в целом. Однако, как выяснилось впоследствии, поведенческий подход, равно как и классический, в ряде случаев не обеспечивал необходимой эффективности управления, поскольку акцентировал внимание на необходимых, но отнюдь недостаточных условиях такого управления.

Системный подход.

Во второй половине XX века развитие теории систем, математических методов анализа и обоснования управленческих решений способствовало формированию системного подхода, в рамках которого организация рассматривается как система, т.е. совокупность тех или иных взаимосвязанных компонентов, включая различные подсистемы, в том числе – сотрудников самой организации. С точки зрения системного подхода, «понимание того, что организации представляют собой сложные открытые системы, состоящие из нескольких взаимозависимых подсистем, помогает объяснить, почему каждая из школ в управлении оказалась практически приемлемой лишь в ограниченных пределах. Каждая школа стремилась сосредоточить внимание на какой-то одной подсистеме организации. Бихевиористская школа в основном занималась социальной подсистемой. Школы научного направления и науки управления – главным образом, техническими подсистемами. Следовательно, они зачастую не могли правильно определить все основные компоненты организации» [3]. Трудно не согласиться с такой оценкой первоначальных результатов, полученных различными авторами в рамках системного подхода. Однако следует подчеркнуть, что главная суть системного подхода заключается в том, чтобы структурировать не только объект управления (в частности организацию), но прежде всего – сам процесс управления. Современные исследования в рамках системного подхода (см., например [4]) существенно отличаются от первоначальных как по широте, так и по глубине анализа различных аспектов процесса управления.

Вместе с тем системный подход к управлению и принятию решений в сфере политики до сих пор не получил даже относительно удовлетворительного развития. Одна из главных причин – предельная сложность, многофакторность, иерархичность и конструктивная «нечеткость» самого объекта исследования. В чем специфика управленческих функций в сфере принятия политических решений? Ответ на этот вопрос предполагает исследование целого комплекса относительно самостоятельных явлений и прежде всего – основных принципов и методов управления.

Принятие политических решений: системный подход

Как известно, проблемы принятия политических решений относятся к числу наиболее сложных, слабо структурированных, а в большинстве случаев вообще неструктурированных проблем. В чем заключается специфика управленческих решений в сфере политики? Каковы особенности принятия политических решений в отличие от других видов принятия решений? Понимание специфики политических решений может быть достигнуто, с одной стороны, с учетом знания общего механизма принятия решений, а с другой – на основе анализа более широкого «контекста» – системы сложных, качественно разнородных взаимосвязей и факторов, в которой находится лицо, принимающее политические решения.

По существу, правомерно говорить не просто о сложной системе взаимосвязей, а о многомерном пространстве политических решений (ППР), которое в конечном счете и обуславливает действия лица, принимающего решения (ЛПР) в сфере политики. Первый шаг к пониманию «системных параметров» этого пространства можно сделать уже на основе анализа традиционных представлений о принятии политических решений.

Принято считать, что политическое решение есть воля субъекта политики, выраженная в соответствующем документе. Оно отличается от всех других управленческих решений тем, что затрагивает область отношений, связанных с получением, укреплением и распределением власти. Среди многообразных видов политических решений наиболее значимыми являются: законодательные акты; указы, постановления, распоряжения исполнительных органов власти; решения высших органов политических движений и партий (программы, уставы; платформы, заявления и т.п.); итоги всенародных голосований на выборах, референдумах, плебисцитах.

Очевидно, что в данном случае политическое решение трактуется не как процесс, а лишь как конечный результат процесса, т.е. отождествляется с документальным актом принятия решения. При этом все существенные этапы подготовки такого акта остаются вне поля зрения. Вместе с тем в данной трактовке содержится весьма важный момент – указание на то, что политические решения затрагивают область отношений, связанных с получением, укреплением и распределением власти. Иначе говоря, речь идет о том, что при анализе проблем принятия политических решений необходимо, кроме всего прочего, учитывать сложную систему (пространство) властных отношений, в которых находится лицо, принимающее решения.

Именно пространство властных отношений является первой важной составляющей компонентой пространства политических решений. Без знания основных характеристик пространства властных отношений, понимания того, что есть власть вообще и власть политическая в частности, нельзя выявить специфику и выработать эффективные методы принятия политических решений.

Пространство властных отношений – лишь один из «контекстуальных» аспектов принятия политических решений. Второй важный аспект – информационный. Он особенно значим на этапе постановки политической проблемы, требующей решения. В зависимости от качества, полноты и достоверности информации, которой располагают ЛПР, носите ль проблемы, эксперты и консультанты-аналитики, структурируется проблема и осуществляется поиск оптимального варианта ее решения. При этом именно в сфере политики такая информация носит особенно сложный, комплексный и противоречивый характер, может быть неполной и даже вообще недостоверной, ошибочной. Доступ к надежным и квалифицированным источникам информации, эффективным средствам анализа и проверки информации часто оказывается решающим фактором принятия политических решений. При этом речь идет об умении использовать не только отдельные факты и сведения, но и целые «потоки» информации и даже системы разнородных информационных потоков, которые в совокупности образуют целостное информационное пространство политических решений. Таким образом, информационное пространство является второй важной компонентой пространства политических решений.

Эффективность подготовки, принятия и реализации политического решения существенно зависит и от того, насколько эффективно организована система коммуникативных взаимосвязей ЛПР с основными участниками подготовки политического решения, а также вся система взаимодействия с региональными, общегосударственными и глобальными средствами массовой коммуникации. Иначе говоря, лицо, принимающее политические решения, действует в сложном, иерархически структурированном коммуникативном пространстве, являющимся третьей важной системной компонентой пространства политических решений.

Наконец, следует учитывать и то, что, в конечном счете, любое политическое решение принимает конкретный человек (или группа людей), который даже в условиях адекватного властного, информационного и коммуникативного обеспечения может принимать неадекватные политические решения, поскольку не обладает необходимыми для этого психологическими качествами (что особенно ярко проявляется в условиях информационных и коммуникативных перегрузок, психологического и иного давления со стороны референтных групп и групп влияния). Таким образом, внутреннее психологическое пространство лица, принимающего решения, необходимо рассматривать в качестве четвертой важной системной компоненты пространства политических решений.

Все четыре рассмотренных пространства – властное, информационное, коммуникативное и психологическое – тесно связаны друг с другом и в сумме образуют то целостное пространство (пространство политических решений), в рамках которого реализуется механизм принятия решений в сфере политики. Пространство политических решений, рассматриваемое вместе с общим механизмом принятия решений, образует своеобразную «метасистему» политических решений.

Трудность анализа и специфика проблем принятия политических решений заключается прежде всего в необходимости учитывать широкий круг факторов, относящихся не к собственно механизму принятия решений, а к сфере рассмотренных четырех подпространств пространства политических решений. Отсюда ясно, что выявление эффективных моделей и методов принятия политических решений предполагает анализ властных, информационных и коммуникативно-психологических аспектов принятия решений.

Литература

1. Fayol H. General and Industrial Management. L., 1949. Р.2041.

2. Mayo E. The Human Problems of an Industrial Civilization. N.Y., 1933.

3. Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М., 1992. С.80.

4. Рыкунов В.И. Основы управления. М., 2000.

Written by admin

Март 5th, 2018 | 5:05 пп