Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Россия и зарубежная диаспора — на периферии международного опыта?

Юрий БАРАНОВ – государственный советник Российской Федерации 2-го класса, кафедра внешнеполитической деятельности России РАГС

Конгресс соотечественников, съехавшихся в Москву из 47 стран мира в октябре 2001 г., поставил немало острых и сложных вопросов, на которые еще предстоит найти научно обоснованные ответы. Но какова степень готовности отечественной науки к поиску адекватных ответов, а общества и государства — к их восприятию и практическому действию?

По мнению председателя Научного совета по исследованию современных цивилизованных процессов Российской академии наук Б.И. Коваля, по зрелости своих отношений с зарубежной диаспорой Россия пока что находится на периферии международного опыта. Более того, современное российское общество в целом еще недостаточно осознало необходимость внимания к своим соотечественникам за рубежом. Между тем только согласованная деятельность гражданского общества, его институтов и государства поможет сдвинуть дело вперед. По признанию ученого, в Академии наук только начинают по существу этим вопросом интересоваться серьезно [1, с.255, 256].

Действительно, если отобразить графически эволюцию отношений новой России с зарубежной диаспорой, приняв за стартовую позицию момент распада СССР, то кривая «созревания» государства до понимания приоритетности этих отношений оставалась на нулевой отметке целых три года. Лишь в августе 1994 г. Правительство Российской Федерации утвердило Основные направления государственной политики в отношении соотечественников, проживающих за рубежом. Однако Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом в период с 1994 по 1999 гг. провела лишь 10 заседаний. И хотя этот период не был «мертвым сезоном», понадобилось еще четыре с половиной года, чтобы кривая нашего виртуального графика снова пошла вверх, когда в мае 1999го появился основополагающий документ – Федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом».

В отношении тезиса о недостаточном осознании российским обществом необходимости озаботиться положением соотечественников за рубежом остается лишь сожалеть, что он не получил своего развития и обоснования в выступлении Б.И. Коваля на Конгрессе соотечественников.

Сегодня более двух третей московских семей имеют родственников в государствах СНГ и Балтии, а многие – и в странах дальнего зарубежья. Вряд ли их можно упрекнуть в недостатке озабоченности или внимания к судьбам своих родных и близких [2, с.4]. А если вспомнить о 2,5 млн россиян, которые, не потеряв корней и связей с Родиной, выехали из страны за рубеж на постоянное жительство в период с 1990 по 2002 гг., сомнение в абсолютной правомочности такого вывода лишь усиливается [3].

Уровень зрелости отношений государства с зарубежной диаспорой определяется прежде всего экономическими и финансовыми возможностями государства, состоянием институтов гражданского общества, степенью самоорганизации и консолидации самой диаспоры и далеко не в последнюю очередь – реальной поддержкой и координацией системных научных исследований, включая, разумеется, и научное осмысление и практическое использование международного опыта.

В части, касающейся уровня интереса отечественной науки к рассматриваемой проблематике, есть и более категоричное мнение одного из участников Конгресса: «И что не менее удивительно: положение русских волнует исследовательские центры США, Великобритании, Германии, Голландии, других стран, но отнюдь не научные круги России» [1, с.176].

Следует признать, что в первые годы после распада СССР процесс научного осмысления проблем зарубежной диаспоры и практика реагирования государства не поспевали за стремительным и, к сожалению, негативным развитием ситуации, в какой оказались 25 миллионов российских соотечественников ближнего зарубежья. В тот период государство было более озабочено разрешением своих собственных экономических и политических проблем и мало задумывалось о судьбе соотечественников.

Первые попытки этносоциологических исследований проблем российской диаспоры ближнего зарубежья были предприняты Институтом этнологии и антропологии РАН и датируются 19931998 годами. Итоги этих исследований обобщены в монографии «Русские нового зарубежья: выбор судьбы», опубликованной в 2001 г.

Научный интерес к проблемам зарубежной диаспоры заметно возрос к концу 90х годов. Именно в этот период было защищено около 10 кандидатских и докторских диссертаций, посвященных различным аспектам проблемы зарубежных соотечественников.

И, наконец, можно обратиться к научному изданию «Международный опыт защиты соотечественников за рубежом», увидевшему свет в 2003 г. Инициатором издания выступило московское правительство. Заметим, что публикация – плод многолетних научных исследований и практического опыта. Как отметил в обращении к читателю мэр столицы, это первая попытка обобщить мировую и отечественную практику, сложившуюся в области формирования и функционирования института соотечественников за рубежом, защиты прав и свобод зарубежной русскоязычной диаспоры во всем ее многообразии, особенностей выстраивания отношений не только с социально незащищенными ее представителями, но и с теми, кто крепко встал на ноги и выражает готовность к участию в процессе взаимовыгодного сотрудничества со своей исторической Родиной [2, с.3].

Безусловно, многие проблемы российской диаспоры являются дискуссионными и нуждаются в глубоком изучении и соответствующей научной интерпретации для принятия соответствующих решений на государственном уровне. Разработка и осуществление диаспоральной политики государства немыслимы без научного обеспечения и экспертизы. При всех общепризнанных изъянах и несовершенстве основополагающих документов, включая Федеральные законы и целевые программы, на которых базируется реализация государственной политики в отношении соотечественников за рубежом, они родились не в чиновничьих кабинетах, а в ходе широкого обсуждения, анализа и проработки с привлечением авторитетных представителей отечественной наук и.

Тем не менее, отбросив крайние точки зрения, следует признать, что вопрос научного обеспечения государственной политики в отношении зарубежной диаспоры действительно актуален. В декабре 2002 г. он был вынесен на Правительственную комиссию по делам соотечественников за рубежом в такой постановке: «О состоянии научных исследований по проблемам российской диаспоры».

На заседание были приглашены руководители академических и специализированных научных институтов, наиболее углубленно занимающихся проблемами российской диаспоры: Института этнологии и антропологии РАН, Института российской истории РАН, Института социологии РАН, Института востоковедения РАН, Центра СНГ Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, Российского института стратегических исследований, Института стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции).

Правительственную комиссию интересовал прагматический подход: как можно опереться на выводы и рекомендации науки в практике разработки и реализации государственной политики в отношении соотечественников за рубежом, в какой степени полученные в ходе научных исследований результаты можно использовать в деятельности самой Комиссии и, наконец, какие механизмы целесообразно создать и задействовать для достижения поставленных задач.

Согласно представленной к заседанию информации, изучение проблем российской диаспоры выделено, хотя и не во всех институтах, в особое направление деятельности: созданы специальные отделы или творческие группы, занимающиеся различными аспектами возникновения, формирования и развития российской диаспоры.

Наиболее разработанными являются вопросы в рамках определенных дисциплин: этнографии, социологии, политологии, истории, правоведения, экономики и других либо же в рамках «страноведческого» подхода.

Менее разработанной, или практически неисследованной, темой остается актуальный вопрос о потенциале российской диаспоры. Научные изыскания в этом направлении имеют важное прикладное значение, особенно после декларированного на Конгрессе соотечественников в Москве принципиально нового подхода к зарубежной диаспоре как важному демографическому, интеллектуальному и социокультурному ресурсу, способному не только повысить эффективность внешней политики и экономических связей с зарубежными государствами, но и содействовать решению внутренних проблем современной России [4].

Вместе с тем следует отметить и наметившуюся тенденцию появления комплексных исследовательских работ на междисциплинарной основе. Эта тенденция расширяет возможности использования научных исследований в практической деятельности государственных органов власти.

В этой связи поставленный на обсуждение вопрос высветил и заострил весьма существенный аспект: притом что поддержка российских соотечественников за рубежом является одним из важнейших приоритетов государственной политики, существующая практика «государственного заказа» на научные разработки проблемы зарубежной диаспоры далеко не адекватна его финансовой составляющей. Уточним, что речь идет о финансировании исследований, а не исследовательских учреждений.

Действующие правила финансирования мероприятий по поддержке соотечественников за рубежом не позволяют их использование на организацию научных исследований.

Часть исследовательских работ проводится в рамках международных проектов и осуществляется при поддержке международных научных фондов. Сектор мировых диаспор в Центре СНГ Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России существовал как внештатная структура, финансировавшаяся за счет спонсорских средств. В то время как роль упомянутого Центра в осуществлении экспертного обеспечения деятельности МИД России становится особо значимой сегодня, когда задача координации и взаимодействия в реализации государственной политики в отношении соотечественников за рубежом является прямой функциональной обязанностью этого министерства.

Скудость государственного финансирования – довольно тривиальная тема. В последнее время она «выходит из моды», принимая во внимание то, что российская наука начала активно работать на рынок и взаимодействовать с отечественным и иностранным бизнесом. За последние 10 лет доля внебюджетных источников в общем финансировании науки выросла с 5 до 50% [5].

Однако кажущаяся тривиальность вопроса о необходимости бюджетного финансирования научных исследований проблемы российской диаспоры исчезнет, если прийти к пониманию, что: а) эти исследования не могут работать на рынок в той мере, чтобы стать финансово самодостаточными; б) имея важное прикладное значение для эффективного осуществления государственной политики в отношении зарубежных соотечественников, эти исследования выпадают из категории фундаментальных наук, а потому выпадают и из числа приоритетов государственного финансирования научных направлений этой категории.

Заметим, что лишь в 2003 г. в Перечне направлений расходования бюджетных средств, утвержденном Правительственной комиссией, впервые появилась строка о проведении мониторинга положения российских соотечественников в странах их проживания.

Такой, скажем, осторожный подход на федеральном уровне к вопросу о необходимости бюджетного финансирования научных исследований контрастирует с московским опытом. К примеру, в комплексной целевой среднесрочной Программе поддержки соотечественников за рубежом на 2003 – 2005 годы, утвержденной правительством Москвы, помимо мониторинга соблюдения прав соотечественников в странах проживания, существует целый раздел (VIII) «Научное и экспертное обеспечение программы» [2, с.444]. Этим разделом предусмотрено почти 12,5 млн рублей на финансирование следующих направлений:

— Проведение совместных научных исследований ученых Москвы и представителей российского зарубежья по проблемам российской диаспоры.

— Проведение научно– практических конференций по изучению положения российских соотечественников в странах проживания в прошлом, настоящем и будущем.

— Подготовка научно– информационных бюллетеней, освещающих научные исследования в области положения российских соотечественников за рубежом.

— Выпуск аналитических материалов, проведение экспертиз и опросов общественного мнения.

Разумеется, состоявшееся обсуждение не могло дать исчерпывающие ответы на все интересовавшие Правительственную комиссию вопросы. Однако оно позволило сделать ряд важных выводов, обозначивших конкретные направления приложения ее усилий на ближайшую перспективу. Наиболее рельефно выглядят следующие выводы:

Несмотря на различные формы обмена научной информацией (конференции, семинары, публикации и т.д.), научные институты и центры действуют обособленно.

Это обстоятельство диктует необходимость создания эффективного механизма координации их деятельности и организации системных исследований, при которой изучение проблем диаспоры было бы подчинено задаче выработки научно обоснованных подходов к государственной политике поддержки соотечественников за рубежом.

2. Взаимодействие органов государственной власти и научных учреждений по проблематике диаспоры ограничивается, главным образом, совместным участием в оформлении концептуальных документов и в разработке конкретных программ на федеральном и региональном уровнях. Между тем за бортом этого взаимодействия остаются вопросы научного прогнозирования и использование его результатов в практической деятельности структур, ответственных за осуществление государственной политики в отношении соотечественников за рубежом.

Таким образом, необходимо восполнить недостающее звено, которое соединило бы соответствующие научные наработки с современной практикой взаимодействия государства с российской диаспорой.

Эти выводы позволили прийти к пониманию необходимости создания при Правительственной комиссии постоянной рабочей группы, которая взяла бы на себя задачи укрепления взаимодействия с научными учреждениями и координации их деятельности и содействовала бы выстраиванию конструктивного диалога политиков и ученых, занимающихся исследованиями проблем российской диаспоры.

Такая постоянная рабочая группа была создана. В нее вошли представители академических институтов, активно работающих по проблеме зарубежных соотечественников.

При этом имелось в виду, что будет значительно легче реализовать рекомендации Правительственной комиссии о целесообразности финансирования таких исследований из федерального бюджета, если образованная рабочая группа приобретет авторитет и сумеет доказать свою способность вырабатывать конкретные предложения по организации системных исследований проблем российской диаспоры, которые могли бы лечь в основу государственной политики.

Вынесение столь важного вопроса на уровень Правительственной комиссии свидетельствует не только о возросшей озабоченности общества и государства судьбой наших соотечественников за рубежом, но и о возросшей готовности государства к востребованию результатов научных исследований в целях эффективного взаимодействия и сотрудничества с зарубежной диаспорой.

Литература

1. Конгресс соотечественников, проживающих за рубежом. 11–12 октября 2001 г. Москва. Итоговые материалы. М., 2001.

2. Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. Мировая и отечественная практика. М., 2003.

3. Россия и страны – члены Европейского союза. Статистический сборник. М., 2003.

4. Российская диаспора в системе международных связей. М., 2002. С.1.

5. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию. М., 2001. С.39.

Written by admin

Март 5th, 2018 | 5:04 пп