Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Общероссийская патриотическая идеология: какой ей быть?

Андрей АБРАМОВ – кандидат политических наук, старший преподаватель Московского государственного областного университета

Попытки России самой идентифицироваться в окружающем мире и выстроить новую модель российской государственности, опираясь на мощный культурно-цивилизационный фундамент, заставили современных политиков, исследователей и публицистов обратиться к теме патриотизма. Значительное место этой проблеме уделено в посланиях Президента России В.В. Путина Федеральному собранию. «Единство России скрепляют присущий нашему народу патриотизм, культурные традиции, общая историческая память… Демократическое устройство страны, открытость новой России миру не противоречат нашей самобытности и патриотизму, не мешают находить собственные ответы на вопросы духовности и морали» [1].

Обеспечение духовно-нравственного единства общества, снижение степени идеологического противостояния, возрождение истинных духовных ценностей российского народа является целью государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы».

Как преодолеть глубокие противоречия в общественном сознании постсоветской России, не позволяющие населению сплотиться и вывести страну из кризиса? С нашей точки зрения, ликвидировать общественный раскол можно благодаря ясной формулировке конечной цели проводимых реформ в виде общероссийской патриотической идеологии – некоего надэтнического концепта, охватывающего своим содержанием как материальные, так и духовные стороны жизнедеятельности общества.

Следует отметить, что необходимость выработки единой патриотической идеологии ни в коей мере не противоречит статье 13 Конституции РФ об идеологическом многообразии в России и невозможности признания одной идеологии в качестве государственной, поскольку речь в основном законе страны идет о недопущении господства единой партийной идеологии. Что же касается будущей общероссийской патриотической концепции, то она может и должна заполнить образовавшийся после распада СССР идеологический вакуум, объединив граждан страны вокруг значимых для всех ценностей.

Формулировка патриотической идеологии невозможна без понимания сущности патриотизма, в частности, уяснения соотношения патриотизма с такими сопряженными с ним явлениями общественного сознания, как национализм, шовинизм, интернационализм и космополитизм. Важность этого обстоятельства связана с тем, что диапазон мнений в данном вопросе остается весьма широким. Так, по утверждению американского исследователя К.Хейса, патриотизм вместе с национальной принадлежностью составляет современный национализм [2].

С подобной постановкой вопроса категорически не согласен российский философ В.Келле, полагающий, что «чувство Родины, ощущение принадлежности к своей нации, ее культуре, традициям и обычаям, бережное отношение к языку, идея защиты государственных интересов страны, как и стремление активно способствовать ее прогрессу и процветанию, ничего общего с национализмом не имеют»[3].

Противопоставление патриотизма национализму характерно и для других отечественных и зарубежных исследователей, считающих сущностью патриотизма национальное самосознание. «Патриотизм, — отмечает Л.Й. Хен, — строго говоря, невозможен без национального сознания, которое связано с нацией». Вместе с тем исследователь подчеркивает, что патриотизму чужды проповедь национальной исключительности, национальный нигилизм. « Патриотизм не считает зазорным заимствовать все лучшее у других народов, но и не склонен забывать о ценных традициях своего собственного народа, его национальных интересах и национальном «лице» [4]. Последний тезис представляется особенно важным, поскольку наряду с национализмом позволяет выделить противоположность патриотизма — «национальный нигилизм».

Национальный нигилизм (космополитизм), равно как противопоставление национального общечеловеческому, отечественного интернациональному (шовинизм), рассматривается в качестве антипода патриотизма и в ряде справочников по политической науке [5].

Однако данная точка зрения разделяется далеко не всеми авторами политологических словарей. Например, Энциклопедический словарь по политологии трактует шовинизм как «чрезмерный до неразумия патриотизм» [6]. Тенденция отождествления патриотизма и шовинизма наблюдается и в некоторых других обществоведческих работах.

Впрочем, такая позиция скорее исключение, чем правило. Противопоставление патриотизма национализму, отождествляемому с национальным высокомерием и национальной ограниченностью, является наиболее распространенным тезисом как в советской, так и в современной отечественной общественной науке.

С другой стороны, большинство советских ученых подчеркивали диалектическое единство патриотизма и интернационализма. Особого внимания заслуживает мнение Р. Я. Мирского, отмечающего, что в отрыве друг от друга патриотизм и интернационализм деформируются, соответственно, в национализм и космополитизм [7].

Существование различных, порой диаметрально противоположных точек зрения на соотношение патриотизма, национализма, шовинизма, интернационализма и космополитизма связано, очевидно, с неоднозначным пониманием терминов и прежде всего термина «национализм».

Еще русский философ Н. А. Бердяев отмечал двойственность национализма — его агрессивную, зоологическую, разрушительную сторону и вместе с тем — творческий, созидательный характер [8]. Причиной подобного понимания национализма является, на наш взгляд, неправомерное его отождествление с шовинизмом.

В действительности, в современном этнополитическом развитии наблюдаются две тенденции: к дифференциации и к интеграции, реализуемые, соответственно, в национализме и интернационализме, которые, в свою очередь, отчуждают* от себя шовинизм и космополитизм. Это дает основание понимать под национализмом проявление национального самосознания, духовного и культурного возрождения нации, защиту национальных интересов и ценностей; а под шовинизмом — враждебную национализму силу, связанную с идеями о национальной исключительности, превосходстве одной нации над другой и сопряженной с этим агрессивности.

Подобным образом соотносятся и понятия «интернационализм» и «космополитизм». При этом под интернационализмом следует понимать проявление уважения к культурному своеобразию других наций, к их национальным интересам; готовность развивать сотрудничество в политической, экономической, культурной сферах; под космополитизмом — враждебную интернационализму силу, отвергающую национальное своеобразие, национальную культуру и суверенитет; проповедующую безразличное отношение к Отечеству и требующую установления «мирового государства» и «мирового гражданства».

Разграничив таким образом понятия «национализм» и «шовинизм», «интернационализм» и «космополитизм», можно перейти к выяснению этнополитической сущности патриотизма. Как справедливо полагают Ж. Г. Голотвин и Р.Я. Мирский, в подлинном патриотизме объективно сочетаются национальное и интернациональное [9]. По закону диалектики о единстве и борьбе противоположностей, сущностью патриотизма как явления общественного сознания следует считать диалектическое единство двух противоположных явлений общественного сознания — национализма и интернационализма.

Действительно, в современном динамичном мире сложно представить себе, например, борьбу за суверенитет, национальное возрождение и развитие без уважения к независимости других народов, признания их равноправия, дружбы и взаимовыгодного сотрудничества между нациями в различных сферах. В такой многонациональной стране, как Россия, общероссийский патриотизм попросту невозможен без сочетания национализма и интернационализма. Равновесие «русской идеи» с идеей уважения к культуре, обычаям и историческому пути других народов может служить оптимальной моделью взаимоотношений русской нации с другими народами страны, способной обеспечить сохранение русского своеобразия в сочетании с цивилизационно-культурными и особенностями иных наций. Более того, такой синтез закономерно приведет не только к взаимообогащению культур без ущемления национальной гордости этносов, но и явится катализатором новых достижений в духовной сфере жизни общества.

Вместе с тем необходимо отметить, что патриотизм существует лишь при равновесии двух составляющих: национализма и интернационализма. Если в патриотизме усиливается национальное начало, он с неизбежностью переходит в свою противоположность — шовинизм. В этом случае, как отмечал В.Г. Белинский, «патриотизм будет китаизмом, который любит свое только за то, что оно свое, и ненавидит все чужое за то только, что оно чужое, и не нарадуется собственным безобразием и уродством» [10]. Если же в патриотизме усиливается интернациональная составляющая, он переходит в свою другую противоположность — космополитизм. Таким образом, патриотизм сознания является сложной динамической системой, нормально функционирующей только при условии органической взаимосвязи двух ее составляющих — национализма и интернационализма.

В заключение отметим еще одно важное обстоятельство. Учитывая, что большинство россиян отдают предпочтение такому способу организации политической жизни, как демократия (в различных ее модификациях), ядром политической составляющей общероссийской патриотической идеологии должна стать «идея демократии». При этом во избежание противоречий необходимо сделать акцент на базовых компонентах демократии — широком самоуправлении населения, действенности института общественного контроля над властью, честных и альтернативных выборах и т.д.

Как нам представляется, учет этих двух моментов — поддержание баланса между национализмом и интернационализмом и опора на широкое понимание демократии — позволит сплотить большую часть населения страны для решения стоящих перед Россией задач и принесет огромную пользу Отечеству.

Литература

1. Какую Россию мы строим. Выступление В.В. Путина при представлении ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 г.// Российская газета. 2000. 11 июля.

2. Троицкий Е.С. Патриотизм — движущая сила преодоления кризиса российского общества// Патриотизм: общероссийский и национальный. Истоки. Сущность. Типология. М., 1996. С.13.

3. Келле В. Национализм и будущее России// Альтернативы. 1996. № 1. С.74.

4. Хен Л.Й. Влияние этнических процессов на патриотическое сознание// Социально-политический журнал. 1996. № 2. С.210, 215.

5. Патриотизм// Политологический словарь: В 2-х частях. М, 1994. Ч.1. С.165; Патриотизм// Введение в политологию: Словарь-справочник/ Сост. Г.Л. Купряшин, Т.П. Лебедева, Г.И. Марченко и др. Под ред. В.П. Пугачева. М., 1996. С.160.

6. Шовинизм // Политология: Энциклопедический словарь/ Общ.ред. и сост.: Ю.И. Аверьянова. М., 1993. С.396.

7. Мирский Р.Я. Патриотизм советского человека: интернационализм, гражданственность, труд. М., 1988. С.138.

8. Бердяев Н.А. Судьба России// Русская идея. Судьба России. М., 1997. С.303-304, 305-307.

9. Голотвин Ж.Г., Мирский Р.Я. Традиции советского патриотизма. М., 1975. С.138.

10. Белинский В.Г. Стихотворения М. Лермонтова// Белинский В.Г. Полн.собр.соч. Т.4. М., 1954. С.489.

* Под отчуждением мы понимаем процесс, характеризующийся превращением явления в самостоятельную, враждебную данному явлению, силу.

Written by admin

Март 5th, 2018 | 4:44 пп