Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

«У нас одна история, одно Отечество и одно будущее, которое мы должны созидать вместе»

20 ноября с.г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II посетил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В стенах Академии прошли подготовку на уровне повышения квалификации для государственных служащих уже два потока иерархов и священников Русской православной церкви.

«Я благодарен Академии государственной службы, – сказал Патриарх, – за возможность, предоставленную нашим архипастырям и пастырям, получать здесь знания, которые им необходимы для их деятельности. Церковь не отделена от общества. Знание законов, экономики крайне необходимо не только государственным служащим, но и священнослужителям».

Решением ученого совета Академии от 3 ноября 2003 г. Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II за выдающийся вклад в возрождение России, упрочение нравственной и духовной культуры общества, подвижническое служение идеалам добра и справедливости было присвоено звание Почетного доктора Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Его Святейшество выступил перед профессорско-преподавательским составом, сотрудниками и аспирантами Академии со словом о жизни и деятельности православной церкви и тех задачах, которые она видит перед собой. Сегодня мы публикуем его выступление.

Патриарх Алексий II:

«У нас одна история, одно Отечество и одно будущее, которое мы должны созидать вместе»

Возрождение Русской Церкви после десятилетий безбожия

Русская православная церковь и другие традиционные религии Советского Союза пережили очень трудные десятилетия: не только времена репрессий и расстрелов, но и времена разрушения нашей исторической памяти. Сколько разрушено архитектурных памятников, сколько расстреляно священнослужителей, сколько русских Голгоф мы встречаем сейчас по лицу нашей земли! На высшем государственном уровне была поставлена задача, чтобы в Советском Союзе к 1937 году имя Божие даже и не произносилось бы. И эта задача планомерно осуществлялась.

Сейчас мы живем в новых условиях – в условиях религиозной свободы, в условиях новой демократической России, которую мы вместе должны созидать. И задача, которая выпала на долю Церкви, – восстановить то, что было разрушено, – очень непростая.

Начиная с 1988 года, когда наша Церковь отмечала 1000летие Крещения Руси, началось постепенное возрождение Церкви, восстановление порушенных храмов. В конце 1980х годов этот процесс казался очень сложным и трудным, но все же у нас появилась надежда. Я помню, как мы начали восстанавливать один из первых храмов в возглавляемой тогда мною Ленинградской и Новгородской епархии – храм св. Михаила Архангела в городе Ломоносове, и тогда же поставили вопрос о передаче этого храма Церкви. Какие только аргументы не выдвигались против передачи нам этого изуродованного, полуразрушенного храма! Одним из последних был высказан такой довод: не может быть православного храма на улице Юных Пионеров. Тогда я спросил: «А как же кафедральный Николо-Богоявленский собор в Ленинграде, что стоит и действует на Площади Коммунаров?» Мне никто не ответил. Битва за храмы тогда, в конце 1980х годов, была очень тяжелой.

За последние годы более 13 тысяч храмов и более 500 монастырей возвращено Церкви, построено заново, отреставрировано. В них вновь возродилась церковная жизнь.

В свое время мы имели только три Духовных учебных заведения – Московские Духовные школы – академию и семинарию, Ленинградские Духовные школы – также академию и семинарию и Одесскую духовную семинарию.

Сейчас у Церкви уже 67 Духовных учебных заведений, которые готовят не только пастырей и священнослужителей, но и церковных тружеников: регентов, иконописцев, катехизаторов, преподавателей основ православной культуры. Постепенно заполняется вакуум, который образовался у нас в кадрах, ведь еще в 1980е годы нам не разрешалось принимать людей с высшим светским образованием в Духовные учебные заведения. Тем, кто еще в 1970е или 1980 е годы хотел поступить в Духовное учебное заведение, приходилось преодолевать неимоверные трудности: подав заявление о приеме в семинарию, люди старались не возвращаться к себе домой, в свой родной город, чтобы их не призвали на военную переподготовку или же не задержали на 15 суток, чтобы помешать их поступлению в Духовное учебное заведение. Таких случаев было очень много.

Помимо возрождения церковного образования и восстановления храмов для богослужений, нам нужно было вновь налаживать и социальную деятельность Церкви: воссоздавать традицию обустройства церковных приютов для детей-сирот, богаделен для престарелых, добиваться разрешения на учреждение сестричеств и братств милосердия – все это было запрещено Церкви в Советском Союзе. В те года тех из нас, кто бывал за рубежом и участвовал в различных межхристианских организациях, часто с недоумением спрашивали: «Почему Русская православная церковь не занимается социальным служением? Почему это ей запрещено?». Мы говорили, что эту функцию взяло на себя государство, но на поверку потом вышло, что государство само не может справиться с социальными проблемами и миллионы людей нуждаются в поддержке и помощи.

Возобновление социального служения Церкви

Сегодня при многих храмах и монастырях созданы детские дома. Но ведь проблема беспризорников – государственная проблема, и именно государство на своем уровне должно ее решать. Но, с другой стороны, эта проблема столь широка, что государство не в состоянии охватить все ее аспекты. В частности, в бывшем пионерском лагере в Топорково, недалеко от Троице-Сергиевой Лавры, в Сергиевом Посаде, нами создан детский дом для мальчиков. Он рассчитан на 250 воспитанников. Мы приютили у себя сирот, но не ставим перед собой задачи готовить из них монахов или священнослужителей. Мы даем им полное среднее образование, они занимаются физической культурой, там создано 4 цеха, в которых дети обучаются рабочим специальностям, – слесарный, деревообрабатывающий, керамический цех и портняжный. Мы стараемся делать так, чтобы человек, покинув несколько тепличные условия этого детского дома после совершеннолетия, имел специальность, чтобы он смог стать честным тружеником. Подобные детские дома – хочу прежде всего отметить приют для девочек при Хотьковском женском монастыре и приют для девочек в Малоярославце – созданы при многих монастырях по всей России. Посещая эти детские дома, глядя в лица их воспитанников, мы преисполняемся надеждой, что эти дети не будут потеряны для страны, для Церкви, для общества.

В меру наших возможностей и сил мы также стараемся создавать и дома для престарелых, хотя все это не так легко, поскольку требует больших средств, а мы не ставим вопроса о государственном финансировании. В старческих домах сегодня присутствие священнослужителей уже воспринимается как естественное и почти необходимое, ведь пожилым людям, в первую очередь, нужна духовная поддержка, духовное утешение.

Сегодня совершенно естественным считается присутствие священнослужителей в больницах. Ведь раньше при строительстве госпиталей и лазаретов в больничном корпусе или рядом с ним непременно возводился и православный храм. До революции взаимодействие священнослужителей и медиков приносило благие плоды. И сегодня мы слышим от многих врачей и руководителей медицинских организаций, где возрождены молитвенные комнаты или храмы, что им легче врачевать болезни телесные, когда рядом есть священнослужитель, который помогает преодолевать болезни душевные.

Во многих воинских частях тоже созданы православные храмы, и православные военнослужащие посещают богослужения, а когда уезжают в горячие точки, непременно получают благословение священнослужителя. Сегодня наши священнослужители находятся в горячих точках и в Чечне, и в Косово, помогая российским военнослужащим преодолевать все трудности. По свидетельствам самих военных, присутствие священника необходимо там, где они ежечасно и ежеминутно встречаются со смертью, где их в любой момент могут ранить или убить.

Таким образом, социальная деятельность Церкви возрождается, и это – естественный процесс, ибо вера без дел мертва, как говорится в Священном Писании. Вера должна подкрепляться добрыми делами, и поэтому мы будем развивать наше социальное служение и не останавливаться на достигнутом.

О необходимости преподавания «Основ православной культуры» в средней школе

Мы требуем от нашего духовенства, чтобы при каждом приходе Русской православной церкви была воскресная церковная школа, где люди научались бы основам нравственного образования, основам веры, основам христианской жизни.

Все вы слышали о той дискуссии, которая ведется в средствах массовой информации в отношении того, нужно ли в средних учебных заведениях факультативно, по желанию родителей и детей, преподавать «Основы православной культуры». К сожалению, оппоненты, которые выступают против этого, часто смещают акценты, чтобы не допустить преподавания Закона Божия в школах, тогда как мы и не ставим вопрос именно так. Но если оглянуться на нашу тысячелетнюю культуру, то можно увидеть, что она основана на православных традициях, на христианских нравственных принципах. Каждый образованный человек должен знать православную культуру, на которой зиждется культура России.

Не так давно, когда мы завершали празднование 700летия с момента кончины святого благоверного князя Даниила Московского, Юрий Михайлович Лужков в своем выступлении рассказал о том, как он подошел к памятнику маршалу Жукову, где стояли около 15 школьников, и спросил, знают ли они, кто такой князь Даниил? Никто не знал. Спросил, кто такой Димитрий Донской? Тоже не знали. Спросил, знают ли они, кто такой Иван Калита? Один из учеников сказал, что это человек, который имел сумку и собирал туда деньги. Вот такое понятие сложилось у учащихся средней школы об этом великом человеке, который вписал свое имя в нашу историю и на самом деле не собирал, а щедро раздавал свои деньги.

Мы не можем растить поколение, которое не знает своего прошлого, своей истории, своей культуры. Мы не можем быть Иванами, не помнящими своего родства. «Основы православной культуры» – не религиозный предмет. Это предмет, который дает возможность факультативно в средних школах рассказать детям об истории культуры той страны, где они родились и живут, где родились их предки, приобщить будущее поколение к тысячелетней истории России. Во многих регионах этот предмет уже давно преподается, в некоторых – еще продолжается дискуссия о целесообразности преподавания этого предмета. Однако польза от преподавания «Основ православной культуры» учащимся очевидна.

Совершенствование церковного-сударственных отношений в современной России

По вопросу о государственно-церковных отношениях должен сказать, что в последнее десятилетие прошлого ХХ века и в новом XXI веке мы создали совершенно новые отношения между государством и Церковью, которых еще не было в истории России.

Церковь до революции фактически превратилась в государственную структуру, в государственное ведомство, что принесло ей многие беды и испытания. После революции Церковь была отделена от государства, но государство самым грубым образом, не говоря о репрессиях и гонениях, вмешивалось во внутреннюю жизнь Церкви. В современной России создались новые взаимоотношения между государством и Церковью, когда Церковь не вмешивается в политическую жизнь государства, а государство не вмешивается во внутреннюю жизнь Церкви.

Эти новые условия для Церкви, созданные в новой России, дают свои положительные плоды, и в дальнейшем мы будем строить наши отношения с государством именно на этой основе взаимного уважения.

Есть, конечно, и сложности в государственно-церковных взаимоотношениях. Они, в основном, касаются налогообложения. Два года тому назад нам больших усилий стоило доказать, что нельзя облагать налогом с продаж пожертвования за церковную свечу или предметы церковной утвари. Ведь приобретая свечу, человек не обогащается, он ставит ее в храме, перед святынями. Кроме того, каждый, кто приобретает свечу и жертвует на Церковь, уже уплати л государственный подоходный нал о г. И свечи, которые реализуются в храмах, изготовлены производственным объединением «Софрино», которое уже оплатило все налоги. Нельзя же еще и в третий раз брать налог с этих средств. В конце концов, нам все-таки удалось доказать Министерству финансов, что это действительно жертва и ее не надо облагать налогом.

Сейчас возникли новые сложности с финансовыми органами в отношении того, что освобождаются от налогообложения только богослужения. Я только что говорил о социальной деятельности Церкви, но нельзя же ее облагать налогом! Если Церковь содержит детский дом или приют для стариков, мы не ставим вопроса перед государством о финансировании, мы берем все расходы на себя, но эту деятельность хотят обложить налогом. Этот процесс пока еще находится в стадии разрешения, мы ведем переговоры с Министерством финансов, и, надеюсь, Государственная дума следующего созыва внесет изменения или поправку в закон, и мы вернемся к той практике, когда вся религиозная деятельность не будет облагаться государственным подоходным налогом.

Несмотря на трудности, я думаю, что за последнее десятилетие прошлого века в государственно-церковных отношениях достигнут огромный прогресс. Сейчас мы осознаем общность нашей задачи – возрождать нашу Родину, помогать ее могуществу, ее процветанию. Разрушено то средостение, которое было искусственно создано в советский период, когда Церковь жила, можно сказать, как в гетто, когда мы не могли открыть ни одного нового храма. По опыту своей работы Управляющим делами Московской Патриархии я знаю, сколько прошений в различные инстанции подавали верующие из Нижнего Новгорода, где действовали лишь три кладбищенских храма, или из Свердловска, где был только один кладбищенский храм. Люди падали в обморок из-за тесноты в храмах на праздники, их с сердечными приступами увозила скорая помощь, но никто из государственных инстанций не слышал их просьбы. Сегодня в Нижнем Новгороде 34 храма, в Екатеринбурге – более 30.

Когда я говорил, что сейчас построено и воссоздано более 13 тысяч храмов, то хотел сказать, что этого добились сами верующие, народ Божий. Люди хотят ходить в храмы на богослужения. После общей церковной молитвы в храме само внутреннее убранство храма умиротворяет, и люди умиротворенными выходят со службы и идут совершать свои труды, созидать на благо Отечества.

О сотрудничестве между Московской Патриархией и Российской академией госслужбы при Президенте РФ

Я очень благодарен Академии государственной службы и лично Владимиру Константиновичу Егорову за возможность, предоставленную нашим архипастырям и пастырям, получать здесь знания, которые им необходимы для их деятельности. Церковь не изолирована от общества. Мы постоянно общаемся с людьми, и поэтому знание законов, экономики, этикета и т.д. крайне необходимо не только государственным служащим, но и священнослужителям.

Я считаю, что Академия – очень важный элемент в структуре нашего государства, где служащие и из регионов, и из федерального центра получают знания о государственном управлении. Учиться никогда не поздно. Приобретать знания – это всегда благо. Я желаю Академии государственной службы, ее ректору, профессорско-преподавательской корпорации и всем сотрудникам благословенных успехов в их дальнейших трудах. Мы надеемся, что тот опыт, который мы начали год тому назад, продолжится, и все больше и больше священнослужителей будут получать образование и воспитание здесь, в стенах Российской академии государственной службы. Спасибо вам за внимание!

Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II согласился ответить на вопросы преподавателей и слушателей Академии. Предлагаем вашему вниманию ответы на некоторые из них.

Вопрос. Ваше Святейшество! Что Вы можете сказать об отношениях Русской православной церкви с православными церквами за рубежом?

Ответ. В течение двух дней я имел встречи с делегацией Русской зарубежной церкви, которая впервые приехала в Россию специально для того, чтобы провести эти переговоры. На встрече с тремя епископами Русской зарубежной церкви, которые представляли Сан-Франциско (США), Германию и Австралию, я начал с того, что прочитал выдержку из моего письма, написанного в 1991 году в ответ на письмо, которое направил мне и митрополиту Виталию Конгресс соотечественников, проходивший в августе 1991 года. В своем ответе я сказал, что нужно встретиться, посмотреть друг другу в глаза, потому что когда разбит сосуд на мелкие осколки, нужно эти осколки прежде всего собрать, и тогда уже пользоваться этим сосудом.

Мы рассматриваем эту первую встречу именно как встречу и знакомство. Я скажу, что она прошла в духе откровенности и взаимопонимания. Мы наметили такие пути: в начале будущего года приедет Первоиерарх Русской зарубежной церкви митрополит Лавр и будет подписано соглашение. А сейчас, в декабре месяце, они проводят Архиерейский собор – ведь и за рубежом нет единодушия в отношении того, что нужно объединиться с Матерью-Церковью, потому что все эти годы Русская зарубежная церковь пыталась оправдать свое пребывание вне ограды Матери-Церкви. Мы Архиерейский собор проведем в будущем году, возможно, в октябре месяце.

Сейчас стоит один вопрос – о молитвенном, евхаристическом общении, которого не было в течение 85 лет. Мы создали комиссии, которые будут работать над теми проблемами, которые сегодня есть и которые мешают нашему объединению. Русская зарубежная церковь создала параллельные приходы на нашей территории, тем самым внеся раскол на территорию Московского Патриархата, на нашу землю. Поэтому надо решать этот вопрос.

Я скажу, что с их стороны выражена просьба простить их за все те резкие высказывания, которые имели место в адрес Московского Патриархата. Я думаю, что путь к сближению начался, но он не такой простой и потребует времени.

Вопрос. Ваше Святейшество! Мы все следим за тем, как складываются отношения между Русской православной церковью и Ватиканом. Что Вы можете сказать о перспективах развития этих отношений?

Ответ . Видите ли, здесь имеет место разный подход. Со стороны Ватикана очень большое давление оказывается не только на нас напрямую, но и через государственные структуры, государственных руководителей Венгрии, Словакии, других стран, чтобы встреча между Папой и Предстоятелем Русской православной церкви состоялась как можно скорее. Но мы считаем, что такая встреча «перед камерами» не даст желаемых результатов. Когда готовилась такая встреча в Австрии в 1997 году, мы предложили подписать документ, который можно было бы назвать меморандумом или соглашением. Он должен был состоять из трех пунктов.

Первый пункт. Осудить прозелитизм, то есть обращение в свою веру людей, которые крещены или выросли в недрах другой конфессии.

Второй пункт. Повторить тот вывод, который уже был достигнут ранее, на богословских встречах между представителями Католической церкви и православными богословами: уния – это не путь к единству Церкви. Мы даже не предлагали при этом осудить деятельность униатов (греко-католиков), которые на волне дикого национализма в начале 90х годов разгромили три православных епархии во Львове, Ивано-Франковске и Тернополе.

Третий пункт, который мы предлагали: где бы ни возникали конфликты, долг и обязанность Церкви – быть миротворцем.

За 10 дней до предполагавшейся встречи в Австрии папский нунций в Москве передал, что Иоанн Павел II лично вычеркнул из текста соглашения упоминания о «прозелитизме» и «унии». Тогда мы отказались от встречи.

Я и сегодня сохраняю глубокое убеждение, что встреча между Папой Римским и Патриархом Московским и всея Руси не должна быть только ради встречи самой по себе, не должна проходить только для того, чтобы показаться перед телекамерами. Нужно принять документ, который определил бы наши дальнейшие взаимоотношения. Эта встреча была бы исторической, потому что никогда ранее Московский Патриарх не встречался с главой Римско-католической церкви. Эта встреча могла бы положить начало новым отношениям между нами и изжить те трудности, которые сегодня существуют между нашими церквами.

На встречах, которые ежегодно проводились в прежние годы, была достигнута договоренность о том, что о создании новых структур Римско-католической церкви будет заблаговременно оповещена Русская православная церковь. К сожалению, все это осталось на бумаге, и на территории России, Украины или Казахстана сегодня открываются католические епархии, о которых мы узнаем уже после того, как они создаются решением Папы.

Поэтому мы и сегодня считаем возможной встречу с Папой, но при условии, если она даст конкретный результат. А конкретного результата можно достичь, если в ходе встречи будет подписан документ, который положит конец тем разногласиям, которые существуют между нашими церквами.

Вопрос. В прессе постоянно поднимается вопрос о необходимости демократизации внутренней жизни в Православных Церквах. Каково Ваше мнение по этому вопросу?

Ответ. Что значит «демократизация»?

Я думаю, что Церковь сохранилась в очень трудные времена прежде всего благодаря своей традиционности.

Сегодня демократизация в условиях религиозной свободы проявляется в регулярности созыва Архиерейских соборов. На юбилейном Соборе 2000 года было определено, что каждые четыре года будет собираться Архиерейский собор. Согласно Уставу Русской православной церкви, в каждой епархии должны ежегодно проходить общие епархиальные собрания с участием клириков и мирян. Таким образом и миряне принимают активное участие в жизни Церкви. Вот это подлинные пути демократизации.

Сегодня выборы Приходского совета осуществляются именно демократическим путем на приходском собрании. Было время, когда в советский период председатели Церковного приходского совета назначались уполномоченными. Вот это был недемократический подход. Сейчас имеет место демократический подход, в тех условиях, в которых это возможно осуществить…

Я думаю, что Церковь, хотя и отделена от государства, но она не отделена и не может быть отделена от общества. И все те заботы, которые сегодня беспокоят, волнуют общество, близки и нам. Мы готовы, если к этому готова и общественность, принимать участие в решении всех вопросов, которые возникают сегодня в обществе по воспитанию, по достижению прав, свобод и гражданской ответственности.

Written by admin

Февраль 5th, 2018 | 5:12 пп