Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Принуждение в системе административно-правовых способов обеспечения имущественной безопасности

Владимир ХАТУАЕВ – кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой государственного строительства и права Воронежского филиала РАГС, заслуженный юрист России

В условиях реформирования исполнительной власти, при наличии нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях разработка проблем обеспечения имущественной безопасности административно-правовыми способами, в том числе путем применения мер принуждения, представляется весьма актуальной.

Административно-правовые способы обеспечения имущественной безопасности можно рассматривать как самостоятельную систему, состоящую из совокупности взаимосвязанных субъектов, призванных обеспечить защиту имущества от противоправных посягательств в соответствии с их компетенцией и в установленном законом порядке. К таким субъектам относятся органы исполнительной власти и местного самоуправления, государственные служащие, предприятия, организации, учреждения, физические лица, общественные объединения.

Следует отметить, что в последние десятилетия административно-правовые способы защиты имущества практически не подвергались серьезному научному анализу. Кроме известной работы по данной проблематике профессора В.Д.Резвых [1], можно, пожалуй, назвать только книгу В.В.Черникова, опубликованную в 1995 году [2].

Рассматриваемые способы обеспечения имущественной безопасности состоят из совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере защиты имущества от противоправных посягательств путем определения правового режима закрепления и использования материальных ценностей, организации их охраны специальными государственными предприятиями, органами и подразделениями, частными охранными структурами, а также установления мер административной ответственности за посягательство на чужое имущество.

Исходя из вышесказанного, считаем целесообразным включение в качестве отдельной дисциплины «Административно-правовые способы защиты имущества от противоправных посягательств» в учебные программы, учебники и учебные пособия по административному праву. Прецеденты уже известны. На юридическом факультете Воронежского филиала РАГС, например, в учебный план включен курс «Национальная безопасность и система защиты имущества».

Меры административно-правового принуждения, будучи частью административно-правовых способов обеспечения имущественной безопасности, являются разновидностью государственного принуждения. В научной и учебной литературе нет единого толкования содержания данного понятия. Доминирует мнение, согласно которому такие меры состоят из четырех групп: административно-предупредительных; административного пресечения; административной ответственности; административно-процессуального обеспечения.

Некоторые авторы считают, что предупредительные средства не являются принудительными, и предлагают следующую структуру мер административно-правового принуждения: меры административного пресечения; восстановительные меры; меры взыскания [3].

Система мер пресечения в рассматриваемой области достаточно разнообразна. К ней относятся: применение оружия и специальных средств сотрудниками милиции; личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице; осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов; досмотр транспортного средства; изъятие вещей и документов; арест товаров, транспортных средств и иных вещей и др.

Меры административной ответственности за посягательство на чужое имущество предусмотрены в главе 7 ныне действующего Кодекса РФ об административных правонарушениях. Количество статей в этой главе в 3,5 раза больше в сравнении с аналогичной главой ранее действовавшего КоАП РСФСР. Кроме того, 10 статей из 28 являются новыми, почти все остальные статьи приведены в новой редакции, причем часть из них не всегда удачно «стянуты» в нее из других глав «старого» Кодекса. В результате в новом Кодексе глава 7 стала называться «Административные правонарушения в области охраны собственности», тогда как в прежнем Кодексе глава 6 называлась «Административные правонарушения, посягающие на социалистическую собственность». Разница существенная, ибо ныне действующая формулировка «правонарушения в области охраны собственности» носит весьма обтекаемый характер, что позволило законодателю включить в главу 7 самые разные статьи, порой вызывающие серьезные недоразумения. Это, например, «Самовольная добыча янтаря», «Мелкое хищение», «Нарушение правил пользования жилыми помещениями», «Нарушение правил содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений», «Нарушение нормативов обеспечения населения коммунальными услугами», «Уклонение от безвозмездной передачи копий геодезических или картографических материалов и данных в государственный картографо-геодезический фонд Российской Федерации» и др.

Если следовать логике приведенных выше статей, то такие составы можно обнаружить и в других главах Кодекса. Например, ст.8.15. «Нарушение правил эксплуатации водохозяйственных или водоохранных сооружений и устройств», ст.9.10. «Повреждение тепловых сетей, топлипроводов, свершенное по неосторожности», ст.12.33. «Повреждение дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений».

Пестрота составов административных правонарушений в рассматриваемой сфере не всегда дает возможность правильно определить основной объект и предмет правонарушения.

Сложившаяся ситуация не могла не сказаться на содержании изданных в 2002 г. комментариев к КоАП РФ. Например, Г.А.Кузьмичева считает, что объектом посягательства в ст.7.22. «Нарушение правил содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений» является «жилой фонд, его сохранность», а непосредственным предметом посягательства – установленные правила [4].Авторы другого комментария не стали даже определять объект правонарушения, остановившись на изложении организационно-правовой основы реализации данной статьи [5]. А по мнению П.И.Седугина, «объектом деяния, предусмотренного ст.7.22., являются правила содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений либо установленный порядок и правила признания их непригодными для постоянного проживания…» [6].

На наш взгляд, в главу 7 должны быть включены только составы, прямо предусматривающие защиту собственности, саму же главу целесообразно назвать «Административные правонарушения, посягающие на чужое имущество».

В новом Кодексе законодатель сохранил в качестве административного правонарушения мелкое хищение. Таковым проступком признается хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты «при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158, частями второй и третьей статьи 159 и частями второй и третьей статьи 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации». При этом оно признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает «один минимальный размер оплаты труда». В редакции КоАП РФ от 30.12.2001 г. этот показатель равнялся пяти минимальным размерам оплаты труда. Поддерживая данный вариант, Э.Н.Ренов считает, что благодаря такому подходу достигается декриминализация общественных отношений [7]. На наш взгляд, такое мнение есть не что иное, как паралогизм. В стране, где 30% населения живет ниже уровня бедности, похищение материальных ценностей стоимостью более 2 тыс.руб. не может считаться «мелкой» неприятностью. Новая редакция статьи 7.27., предусматривающая переход с пяти на один минимальный размер оплаты труда при оценке стоимости похищенного для определения правонарушения в качестве административного проступка, представляет собой попытку учета социально-экономических реалий российской действительности и позитивно скажется на правоприменительной практике.

К достоинствам закона от 31 октября 2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» следует отнести появившийся в новом КоАП РФ прецедент прямой ссылки на нормы УК РФ. Применительно к хищениям в целом появилась относительная определенность разграничения правонарушений на преступления и проступки. В такой же определенности нуждается и большое количество составов правонарушений, посягающих на одни и те же общественные отношения, но отнесенных к различным отраслям права: к УК РФ или к КоАП РФ. Например, в УК РФ имеется статья 140 «Отказ в предоставлении гражданину информации», в КоАП РФ статья 5.39. звучит таким же образом «Отказ в предоставлении гражданину информации».

Если для профессионала юриста «тонкость» разницы в правонарушениях может быть и понятна, то для потенциальных нарушителей и простого гражданина, чьи права нарушаются, подход совершенно не ясен. В результате, с одной стороны, возможен произвол правоприменителя, с другой — ущемление прав и свобод личности.

Проблемы хищений в рассматриваемой плоскости весьма сложны и многоаспектны. Сегодня корыстные правонарушения не только определяют общий уровень преступности в России, но и серьезно влияют на состояние социально-экономического положения в стране, морально-нравственный климат в обществе. Достаточно сказать, что кражи чужого имущества составляют в среднем 4045% от общего количества зарегистрированных преступлений, а с учетом латентной преступности их абсолютный показатель достигает 710 млн в год. При этом они остаются или нераскрытыми вообще, или «раскрываются» выборочно криминальными структурами, порождая у населения неверие в способность государства защищать их имущественные интересы.

В сложившихся условиях очень важно правильно определить правовую оценку любого посягательства на чужое имущество, прогнозировать ее последствия и для потерпевшего, и для правонарушителя, и для общества и государства в целом.

В соответствии с КоАП РФ одно и то же лицо может совершать мелкие хищения многократно, подвергаясь каждый раз при задержании наказанию, предусмотренному статьей 7.27.: штраф в размере до трехкратной стоимости похищенного, но не менее одного минимального размера оплаты труда.

Такое положение не способствует реализации задач законодательства об административных правонарушениях, в том числе по предупреждению хищений. Лицо, вставшее на путь систематического совершения мелких хищений, становится общественно опасным. Следовательно, и реакция государства относительно оценки его деяний должна быть изменена. На наш взгляд, при неоднократном совершении мелкого хищения в течение года следует предусматривать ужесточение юридической ответственности, то есть переход от административной к уголовной ответственности. Действующий КоАП такую возможность не предусматривает.

В целом меры административно-правового принуждения в обеспечении безопасности имущества требуют дальнейших научных разработок. Представляют несомненный интерес и меры административного предупреждения – как предмет самостоятельного исследования, ибо в них заложены большие возможности в воспитании населения в духе неприкосновенности чужого имущества. Почти не изученными остаются и восстановительные меры в системе административно-правовых способов обеспечения имущественной безопасности, которые дают возможность широкого использования норм гражданского права для возмещения причиненного имущественного ущерба при совершении любого административного правонарушения.

Литература

1. Резвых В.Д. Административно-правовая охрана социалистической собственности. М., 1975.

2. Черников В.В. Современная государственная система охранной собственности в России. М., 1995.

3. Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. М., 2001. С.447.

4. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях /Под ред. Ю.М.Козлова. М., 2002. С.297.

5. Комментарий к КоАП РФ /Редколлегия: Веремеенко В.И., Салищева Н.Г., Сидоренко Е.Н., Якимов А.Ю., М., 2002. С.191192.

6. Комментарий к КоАП РФ /Под общей редакцией проф. Э.И.Ренова. М., 2002. С.185.

7. Комментарий к КоАП РФ/ Под общей редакцией проф. Э.Н.Ренова. М., 2002. С.XI.

Written by admin

Январь 11th, 2018 | 2:57 пп