Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Загадка происхождения первого русского князя

Евгений Пчелов – кандидат исторических наук Института Российской истории РАН

В 862 г., как рассказывают русские летописи, варяжский конунг Рюрик с двумя братьями прибыл на Русь и основал великую династию, правившую на протяжении 740 лет. Он стал родоначальником огромного числа княжеских и дворянских фамилий, составивших гордость и славу Отечества. Князья Горчаковы, Волконские, Одоевские, Щербатовы, Долгоруковы, Оболенские, Пожарские, Шаховские, Шуйские и многие другие роды ведут свое происхождение от князей Рюриковичей. Потомками Рюрика были и знаменитый князь Андрей Курбский, и князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский; историки – В.Н.Татищев и князь М.М.Щербатов; композиторы – М.П.Мусоргский и М.А.Огинский; поэты – И.И.Дмитриев и князь П.А.Вяземский; архитекторы – князь Д.В.Ухтомский и П.М.Еропкин; адмирал З.П.Рожественский и философ Н.Ф.Федоров. По женской линии – А.С.Пушкин, граф Л.Н.Толстой, Д.В.Веневитинов, П.Я.Чаадаев, М.М.Херасков, Д.И.Фонвизин, А.С.Даргомыжский, А.Ф.Львов, Е.П.Блаватская, В.Д.Поленов… Революционеры Рюриковичи – князья Кропоткин и Хилков боролись против самодержавия, которому служили Рюриковичи Витте и Столыпин, а Рюрикович князь Г.Е.Львов возглавил первое Временное правительство. Благодаря большому числу родственных связей чуть ли не все европейские августейшие династии оказались потомками Рюрика. Тем интереснее для нас вопрос о происхождении этого рода, ставшего уникальным генеалогическим и культурным явлением русской истории.

О чем спорят историки?

Происхождение первого русского князя, как и вообще начальная русская история, до сих пор окутаны тайнами и загадками. Известные исторические источники, прежде всего летописи, первое место среди которых занимает «Повесть временных лет», не оставляют никаких сомнений в скандинавских корнях Рюрика и его преемников. Однако еще дореволюционные историки выдвигали иные гипотезы. Конечно, проблема эта напрямую связана с дискуссией по так называемой норманнской теории, начало которой относится к XVIII веку.

Официальная советская историография объявила создателями этой теории трех ученых. Один из них – Готлиб Байер являлся крупным востоковедом и находился в первом составе созданной в 1725 г. Петербургской академии наук. Другой – Герард Миллер был историком, принявшим участие в знаменитой Великой Северной экспедиции 17331743 гг. В составе одного из отрядов Миллер работал в Сибири над сбором источников по русской истории, и это собрание даже сейчас является бесценным кладезем для современных исследователей. Третий – Август Шлецер издал свои основные работы уже на рубеже XVIII и XIX вв. Его труд «Нестор» был первым серьезным исследованием «Повести временных лет», не потерявшим своего значения до сих пор. Все трое в своих трудах отмечали, во-первых, скандинавское происхождение самого слова «Русь», а во-вторых, писали о значительной, если не решающей, роли варягов в процессе образования Древнерусского государства. Эти идеи базировались на анализе сведений исторических памятников, серьезное изучение которых еще только начиналось, и определенные крайности тех или иных суждений были естественны. Однако идея хоть какого-то иноземного влияния на русскую историю была настолько ненавистна советским «патриотам», что вышеназванные имена фигурировали в исторических трудах советской эпохи исключительно с бранными эпитетами. Ну и, конечно, главное «прегрешение» всех троих было очевидно – немецкое происхождение.

Борцом с иностранным засильем был Михайло Ломоносов. Он действительно написал свою русскую историю, где с патриотических позиций опровергал гипотезы Байера и Миллера. Как бы то ни было, иноземное происхождение самой династии больше никем из дореволюционных историков не подвергалось сомнению.

В советскую эпоху началась полоса воинствующего антинорманизма. Ставилось под сомнение существование Рюрика, а создание русского государства относилось уже чуть ли не к VI веку.

Согласно летописям, на Руси Рюрик оказался с двумя братьями – Синеусом и Трувором. Советская историография вообще отрицала (и отрицает сейчас), что они были реальными людьми. Ещё Байер предположил, что эти имена есть не что иное, как неверно понятые русским летописцем скандинавские словосочетания «свой род» и «верная дружина». Однако он исходил не из истории языков, а из случайных фонетических аналогий. На самом же деле Синеус и Трувор выступают в летописях как совершенно реальные персонажи, княжившие в Изборске и Белоозере. Более того, существовали и местные предания о них. В Изборске, например, находился холм, который считался могилой Трувора. Такая традиция народной памяти плохо согласуется с неверным переводом скандинавских слов, тем более, что с лингвистической точки зрения он отнюдь не доказан. Имя Трувор имеет скандинавскую аналогию – «Торвар», происхождение имени Синеус пока остается неясным.

Рядом с Рюриком действовали и другие скандинавские конунги, осевшие на Руси. Два из них – Аскольд (Хоскулд) и Дир (Дюр) стали князьями в Киеве, отправившись с севера Руси в Константинополь. Они шли по большому торговому пути – «Пути из варяг в греки», который начинался еще в Швеции, и через русские земли и города – Новгород, Смоленск, Киев – вел прямо в Черное море. На всем его протяжении археологи уже в ХХ веке нашли много скандинавских вещей, в том числе и с руническими надписями.

Скандинавы находились и в других русских городах. Так, в Турове княжил некий Туры (Торир), в Полоцке – Рогволод (Регнвальд). Видимо, пример с Новгородом был не единичным. Предводители варяжских отрядов оставались на Руси и становились князьями в различных городах. Хотя, конечно, были и местные, славянские князья, например, князь одного из славянских племен – Мал. Таким образом, Русь была полем разнообразных межнациональных влияний и контактов. В этом многообразии и рождалось то неповторимое, новое, что и составило основу Русского государства.

Сегодня происходит некоторый возврат к «норманской» теории, хотя сторонники «русской» версии тоже не сдают свои позиции. Здравый смысл подсказывает, что путь к решению загадки происхождения первого князя на Руси надо искать в разных направлениях, истина всегда где-то рядом, и не так уж важно, кому первому она откроется.

Иоакимовская летопись

Первые интересные факты о Рюрике, дополняющие известную летописную историю, мы встречаем у В.Н.Татищева. В его капитальном труде по русской истории приведены выдержки из так называемой «Иоакимовской летописи», созданной, вероятно, достаточно поздно, в XVII веке, но до нас не дошедшей. В ней изложена древняя история Руси, и оказывается, первый князь Рюрик был внуком новгородского старейшины Гостомысла, потомком местной славянской династии. По татищевским сведениям, отцом Гостомысла якобы был князь Буривой, а у самого Гостомысла было четыре сына, погибших в битвах с соседними правителями, и три дочери, средняя из которых – Умила и являлась матерью Рюрика. Конечно, все эти известия вряд ли можно считать достоверными, но некоторые из них имеют интересные аналогии в других, иностранных источниках. Так, имя некоего князя прибалтийских славян Гостомысла упоминается в немецких анналах, где под 844 годом сообщается о его гибели.

Татищев рассказывает и о удивительном сне Гостомысла. Правителю Новгорода снится, как из чрева его дочери Умилы вырастает огромное дерево, покрывающее своими ветвями и плодами всю страну. Приглашенные для объяснения вещего сна волхвы расценили это как доброе предзнаменование, знак того, что потомство Умилы – будущие Рюриковичи – станут правителями обширных славянских земель.

Аналогичные легенды были широко распространены в эпических сказаниях и других народов, в частности, в своде скандинавских саг «Круг Земной», составленном знаменитым исландским ученым Снорри Стурлусоном, описавшем древнюю историю Норвегии и ее королей. Жена одного из них, конунга Хальвдана Черного, Рагнхильд перед рождением сына видит похожий сон, точно так же объясненный прорицателями. И действительно, сын Рагнхильд, великий Харальд Прекрасноволосый не только объединил всю Норвегию под своей властью, но и стал основателем разветвленного рода норвежских правителей. Объяснить эти совпадения можно, обратившись к скандинавским памятникам эпохи средневековья. Какая же картина предстает перед нами при изучении истории этих стран?

Скандинавские боги у русской колыбели

Русь, а точнее ее северная часть, с центром сначала в Ладоге, а потом в Новгороде, хорошо была известна скандинавам по крайней мере с середины VIII века. Связи Скандинавии, Руси и прибалтийских славян были тесными и способствовали разнообразным взаимным культурным влияниям. Древняя Русь называлась в сагах «Гардар», а Новгород – «Хольмгард». Там исстари правили короли, по традиции считавшиеся потомками Одина (верховного бога скандинавского пантеона). Первым властителем Руси был якобы его сын Сигрлами. Он женился на Хейдис, дочери мифического шведского короля Гилфи, потомка древних божеств, олицетворявших могучие силы северной природы: снег, лед, ветер. Потомки Сигрлами и были правителями Руси, а также князьями древнего города Ладоги – ярлами Альдейгьюборга, как она называлась у варягов. Ладога была древнейшим связующим звеном Руси со Скандинавией, «старым» городом, в отличие от нового – Новгорода. Среди многочисленного потомства Одина, к которому возводили свое родословие многие скандинавские герои, мы находим и некоего Рорика (Хререка). В середине IX века он был правителем фрисландских и ютландских земель. Рорик известен своими многочисленными морскими набегами на германские земли и Англию, возможно даже, он принял христианство. В 870х годах этот конунг вел переговоры с внуками франкского императора Карла Великого, пытаясь выхлопотать себе какой-нибудь удел. Как видим, деятельность Рорика приходится на то же самое время, когда правителем Руси (с 862 г.) был Рюрик, что и дало основание некоторым историкам отождествить этих двух персонажей.

Впервые это предположение высказал еще в начале ХХ века профессор Дерптского университета Ф.Крузе, а наиболее обстоятельно обосновал эту гипотезу в 20х годах любитель истории, эмигрант Н.Т.Беляев. Конечно, нет достаточных оснований для признания полной доказанности подобной версии, но и отвергать ее, думается, не стоит. Если же принять ее во внимание, выстраивается весьма интересная родословная скандинавских предков основателя русской княжеской династии.

По отцу Рюрик-Рорик – представитель знаменитого датского рода Скьельдунгов, потомков одного из сыновей уже упоминавшегося Одина – Скьельда. Согласно скандинавским легендам, когда Один разделил земли между сыновьями, Скьельду досталась Дания. Скьельдунги правили датскими землями несколько столетий. Среди них было немало отважных героев, закаленных в кровавых битвах, в том числе и предки Рорика – Хререк Метатель Колец и Харальд Боезуб (Клык Битвы). Видимо, в честь одного из предков получил свое имя и Рорик. Это имя, хотя и нечасто, встречалось в династии Рюриковичей в дальнейшем.

Существует, впрочем, и другое, менее обоснованное, объяснение имени Рюрик. Оно происходит якобы от западнославянского слова «рарог», что значит «сокол». Сторонники этой версии ссылаются на знаменитые «знаки Рюриковичей» – двузубцы и трезубцы, которые были, вероятно, родовыми символами древнерусских князей. В них некоторые историки и усматривают символическое изображение сокола. Но объяснений знаков существует множество: одна из новейших гипотез, например, видит в них условное изображение в анфас скандинавского корабля, другая – сочетание христианских символов.

По матери Рорик ведет свою родословную от сына Одина Сигрлами. Его потомок – конунг Ивар Приобретатель имел дочь Ауд Богатую, которая была женой одного из предков Рорика – Хререка Метателя Колец.

Возможно, династия Рюрика имела связи с русскими землями и задолго до 862 г. Не случайным же было обращение северорусских племен именно к этому викингу. Вторым браком уже упоминавшаяся Ауд была за неким Радбардом, легенда приписывает ему правление на Руси. Радбард, вероятно, был потомком другого древнего скандинавского рода – Инглингов, идущих от одного из скандинавских богов Ингви Фрейра, бога плодородия. Одна из ветвей Инглингов была королями Норвегии. К ней принадлежал и вышеупомянутый Харальд Прекрасноволосый. А сыном Ауд и Радбарда был конунг Рандвер, основатель династии древних шведских правителей. Таким образом, и Рюриковичи и шведские короли были ветвями одного генеалогического древа. В 1019 г. родственный круг «замкнулся»: праправнук Рюрика, русский князь Ярослав Мудрый женился на дочери шведского короля Олава – Ингигерд, принявшей в крещении имя «Ирина».

Сказка – ложь, да в ней намек!

После смерти Рюрика в 879 г. остался его малолетний сын Игорь (Ингвар). Князем стал соратник Рюрика, а возможно, и его родственник Олег (Хельги). В русских летописях он назван Олегом Вещим.

Это один из наиболее ярких героев древней русской истории, имя которого хорошо знакомо всем по поэме Пушкина «Песнь о Вещем Олеге». Но что интересно, оказывается, среди скандинавских саг – сказаний о подвигах конунгов – есть сага об Одде Стреле, которая некоторыми рассказами удивительно напоминает легенды об Олеге. По саге он был правителем Хуналанда, то есть «страны гуннов». Некоторые исследователи склонны видеть в ней Русь. И даже легенда о смерти Одда совпадает с аналогичным сказанием об Олеге. Одд погибает от змеи, выползшей из черепа коня, происходит это в родной Норвегии, которую состарившийся герой решил посетить. По одному из вариантов русского предания, Олег умер «за морем», возможно в Скандинавии. Эти удивительные совпадения заставляют думать, что реальный образ русского князя оставил память и в русской летописи, и в скандинавской саге. Вероятно, Олег был столь известным деятелем, что легенды о нем сохранились в народной традиции и Руси, и скандинавских стран.

После смерти Олега князем стал сын Рюрика Игорь, женатый на некоей Ольге (Хельга), впоследствии первой по времени русской святой.

Преемники Игоря поддерживали тесные связи со Скандинавией по крайней мере до середины XI века. Так, воспитателем сына Игоря и Ольги – Святослава был варяг Асмуд (Асмунд), воеводой Святослава – варяг Свенельд. Внук Игоря – святой креститель Руси Владимир – несколько лет прожил в Скандинавии, женился на дочери полоцкого князя – Рогнеде (Рагнхейд). Ярослав Мудрый имел варяжскую дружину, женился тоже на скандинавке – Ингигерд. И лишь с началом христианизации Руси русско-скандинавские связи постепенно потеряли былую интенсивность.

Раз уж русские Рюриковичи были не последней ветвью огромного родословного древа правителей Северной Европы, корнем которого считался верховный бог Один, вряд ли случайным было появление одного из датских викингов на Руси, путь в которую задолго до того был проложен не одним поколением его предшественников, а быть может, и предков.

Название рубрики родилось из некогда популярной песни про причал и друзей, без чего, как в ней утверждалось, «на свете жить нельзя».

Действительно, у каждого человека есть свой причал – это место, где довелось родиться или, может быть, сюда привела и накрепко привязала судьба. Здесь дорого все. И потому – не безразлично. И оттого заставляет брать ответственность на себя и – отвечать за все.

Written by admin

Январь 11th, 2018 | 2:46 пп