Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Что ищет он в краю далеком

К вопросу об интеллектуальной миграции

Леонид ВЕРЁВКИН – кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института социологии РАН

В 1992 г. российская наука впервые за послевоенную историю очутилась на периферии государственных интересов и перестала рассматриваться властью в качестве приоритетной отрасли деятельности. Было резко снижено бюджетное финансирование, но надежды на привлечение внебюджетных средств оказались иллюзорными. Рыночные механизмы, с помощью которых предполагалось привлечь серьезные инвестиции в науку, так и не заработали. В результате снижение информационного и технического обеспечения научных исследований, уменьшение заработной платы ученых до уровня или даже ниже уровня прожиточного минимума стимулировали интенсивный, а кое-где и обвальный, отток работников из научной сферы. Речь идет не только о массовом выезде наших ученых (в основном молодых, перспективных) за рубеж, но и об их переходе в коммерцию, бизнес, политику.

Независимо от вида миграции ее причины и последствия очевидны. Среди причин – низкая оплата труда, падение престижа науки в обществе, ее невостребованность, боязнь личной деградации в профессиональной сфере; среди последствий – ослабление научно-технического потенциала страны, что правомерно интерпретируется как угроза безопасности России, распад научных школ и направлений, сворачивание фундаментальных исследований и т.д.

Расчеты, проведенные по методике ООН, показывают, что при отъезде одного специалиста страна теряет в среднем 300 тыс.долл. Ежегодные суммарные потери России в результате «утечки умов» оцениваются в 3 млрд долл., а с учетом упущенной выгоды – в 5060 млрд долл. [1].

Справедливости ради надо сказать, что интеллектуальная миграция в ее первом варианте – явление не только российское. По данным экспертов секретариата Конференции Организации Объединенных Наций по международному торговому праву (ЮНКТАД), после Второй мировой войны из разных стран в совокупности выехали за рубеж 2 млн ученых. Вначале процесс массового отъезда в США, Канаду и Австралию талантливых молодых людей, нацеленных на получение высшего образования и научную деятельность, затронул в основном Западную Германию, Великобританию, Италию и в известной мере Францию. Тогда-то и возник термин «утечка умов». В результате в названных странах-донорах пострадали целые научные направления, а в странах-реципиентах, особенно в США, напротив, стали бурно развиваться многие новые научные дисциплины.

Сейчас схожие с российскими проблемы испытывает, пожалуй, лишь Германия. За 2002 г. эту страну покинули 62200 человек, которые пытаются реализовать себя в США, Канаде или Австралии [2]. Германское правительство начинает осознавать абсурдность ситуации: в страну приезжает на временную работу «интеллектуальный пролетариат» из бедных государств, в частности Индии или Пакистана, и в то же время за рубеж или в безработицу выталкиваются собственные научные кадры. Разницу с отечественной ситуацией заметить нетрудно: к нам «интеллектуальный пролетариат» пока не едет. Мы, можно сказать, почти стопроцентный донор, отдающий свои «мозги» всем желающим*. Не случайно, президент Соединенных Штатов Дж.Буш, посетивший нашу страну весной 2002 г., на вопрос одного из журналистов, что ему особенно понравилось в России, ответил – «российские мозги».

Не может не вызывать тревоги и такой факт: в последнее время наибольшим спросом на мировом рынке научных кадров пользуются специалисты по вычислительной технике, биологии, физике, химии, математике, то есть в тех отраслях знания, которые определяют тенденции развития современной науки и технологии, и, следовательно, положение страны в мировом сообществе, ее могущество и процветание. Позиции нашей высшей школы именно в этих дисциплинах по-прежнему сильны. Но поскольку после завершения учебы в соответствующих вузах приложить полученные знания, как правило, негде, не говоря уже о нищенских зарплатах в научных учреждениях, молодые ученые покидают Россию. По свидетельству академика В.Шевелухи, 80% выпускников математиков, 53% физиков и 30% биологов, не проработав на родине и дня, отправляются за границу [3].

Наши школьники из года в год становятся призерами международных математических, химических, физических олимпиад. Факт, казалось бы, отрадный. Но и на этом этапе мы теряем будущих ученых. По условиям олимпиад победители могут выбрать любой университет мира, и этим с успехом пользуются американские власти, широко открывая двери лучших университетов США нашим ребятам. Почему мы не можем создать условия для талантливой молодежи? Как всегда, нет денег или это не предусмотрено соответствующими правовыми нормами. В прессе неоднократно поднимался вопрос о нищенском существовании интерната для математически одаренных школьников – детища академика А.Н.Колмогорова, однако воз и ныне там. И будет совсем неудивительно, если выпускники подобных интернатов предпочтут дальнейшее обучение за границей.

Примечательны в этом смысле результаты опроса абитуриентов, проведенного по заказу Минобразования РФ с участием автора в июле 2003 г. Многие из опрошенных еще не решили, чему бы хотели посвятить жизнь. Главный приоритет – высокий заработок, который могут обеспечить профессии экономиста и юриста – так считают более половины респондентов. При неопределенности жизненных планов на вопрос о мотивах выбора вуза самыми характерными ответами были: «туда легче поступить», «нужен диплом, остальное не играет роли», «чтобы не идти в армию». Даже среди тех, кто выбрал технические вузы, большинство собирается после их окончания уйти в коммерцию. Несколько иной настрой у поступивших в МГУ, Физтех, МИФИ. Здесь основные жизненные планы на ближайшие годы – заявить о себе, то есть еще до диплома написать ряд научных статей, чтобы быть замеченным за границей. «Да, – твердо заявляют отечественные гении, – мы, конечно, патриоты, но обязательно уедем, если позовут». В крайнем случае, считают они, можно закончить аспирантуру в родном вузе, поскольку он дает хорошее базовое образование, а потом все равно попытаться уехать, ведь условия работы и ее оплата в той же Америке не сравнимы с теми, которые можно получить у нас.

Действительно, сегодня средняя заработная плата, финансируемая из бюджета научного учреждения, у доктора наук составляет 4500 руб. в месяц, кандидата наук – 3000 руб. в месяц, прочих категорий работников – 2000 руб. в месяц. Гранты, которые выделяют ученым РГНФ и РФФИ, чуть превышают 7% от общего финансирования.

По данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, эмиграционный потенциал российских студентов и аспирантов составляет 70%, а максимальный уровень потенциала возвращения на родину после окончания обучения за рубежом – около 25%. Исследователи приходят к выводу, что у большинства наших молодых соотечественников, работающих на Западе, сформировалось устойчивое отрицательное отношение к России. Однако некоторые авторы утверждают: «…в свете современной теории глобализации интеллектуальных ресурсов возврат идей имеет не меньшее значение для развития научно-технического потенциала страны, чем физический возврат людей» [4].

При таком подходе проблема эмиграции снимается вообще. Как сказала в одной телепередаче профессор Высшей школы экономики Л.А.Беляева, «мы должны гордиться тем, что наших ученых приглашают работать за рубеж». Гордиться, конечно, хочется, но вот выглядеть в роли простофили, которого одновременно дружески похлопывают по плечу и шарят по карманам, – увольте. К слову сказать, академику Ж.Алферову и американскому ученому Нобелевская премия была присуждена за «совместную разработку» в области полупроводников. При этом американские компании зарабатывают миллиарды долларов на мобильных телефонах – ведь законодательство США строго охраняет свою интеллектуальную собственность.

Уезжают не только молодые, но и зрелые ученые. Так, академик Л.Фадеев с горечью признает, что за последние несколько лет из 70 докторов наук Санкт-Петербургского филиала Математического института им.

В.А.Стеклова РАН на Запад выехала половина [5].

Чаще всего «принимающей» стороной оказываются США, далее идут Германия, Великобритания, Франция, Канада. Активизирует усилия по привлечению российских ученых Япония, а в настоящее время растет поток ученых-эмигрантов из России в страны третьего мира.

По данным паспортно-визовой службы МВД, отрасль «Наука и народное образование» ежегодно теряет 5 тыс.человек – именно столько научных работников выезжают за границу на постоянное место жительства [6]. На самом деле потери куда большие, ведь число тех, кто уехал работать за рубеж по временным контрактам, многократно превышает число уехавших насовсем. С точки зрения интересов отечественной науки эта форма миграции, получившая весьма широкое распространение, конечно, предпочтительнее, но, к сожалению, немалая часть «контрактников», как показывает практика, становится «невозвращенцами», даже если для этого приходится переезжать в третью страну [7].

На Запад мигрируют в основном не заурядные ученые, а интеллектуальный цвет нации. Среди них 80% математиков, 60% биологов, 40% физиков-теоретиков, 12% физиков-экспериментаторов [8]. Только по экспорту электронщиков в США Россия занимает третье место.

По мнению ряда экспертов, американские инвестиции (через различные фонды) в программы по развитию научных исследований и образования в России являются своеобразной формой «госзаказа» американской стороной на подготовку нужных ее экономике специалистов [9]. Например, компания «Дженерал электрик» выделила 10 именных стипендий по 1000 долл. студентам двигателестроительных факультетов шести российских вузов.

Эмиграция ученых и специалистов из России, а также «утрата» значительной части кадрового потенциала отечественной науки за счет межотраслевой миграции вызывают на Западе неоднозначную реакцию. С одной стороны, различные международные организации, национальные научные сообщества и отдельные ученые, обеспокоенные разрушением в недавнем прошлом одной из мощных мировых научных систем, стремятся поощрять «индивидуальную» миграцию, обеспечить условия для полноценной работы наших ученых в западных научных центрах.

С другой стороны, реализуется идея конкретной помощи российским исследователям на «месте». Этот подход широко рекламируется и встречает поддержку в научном сообществе и государственных структурах России. Он призван смягчить социальную напряженность, сдержать процесс внешней миграции, снизить затраты по созданию рабочих мест для ученых-эмигрантов, сэкономить на заработной плате и сохранить при этом права на результаты исследований.

Однако поддержка отечественной науки «на месте» носит весьма избирательный характер (в рамках «гуманитарной» помощи) и ориентирована на поддержку конкретных разработок и отдельных ученых. Условия такого рода контрактов оцениваются российской стороной как неудовлетворительные, особенно в том, что касается оплаты труда. По некоторым оценкам, уровень оплаты труда ученого-эмигранта на Западе в 4 раза ниже, а нашего ученого, работающего по иностранным контрактам «на месте», в 60 раз ниже, чем уровень оплаты зарубежного специалиста такого же уровня и профиля.

Очевидным мотивом поддержки эмиграции российских ученых является желание использовать ценнейший кадровый потенциал для развития национальных научных школ в странах-реципиентах. Вместе с тем власти многих западных государств (особенно США и Западной Европы) обеспокоены проблемами, возникающими в связи с массовой эмиграцией из бывшего СССР, и ставят вопрос о применении ограничительного законодательства (квотирования) в этой области (в США, например, внесены поправки в иммиграционный акт 1990 г., разрешающие въезд в страну сверх квоты только выдающимся ученым). Среди западных коллег нарастает и недовольство конкуренцией со стороны ученых-эмигрантов. По оценкам некоторых зарубежных авторов, возможности абсорбции западной фундаментальной наукой российских ученых исчерпаны примерно на 50%.

Центр социологических исследований Министерства образования РФ в течение ряда лет проводит опросы, посвященные различным аспектам интеллектуальной миграции. Судя по полученным данным (опросы проводились в 18 научных институтах и некоторых «престижных» вузах столицы в 20012003 гг.) среди причин, стимулирующих отъезд, основными являются: низкий уровень материально-технической базы исследований, снижение значения фундаментальной науки и престижа научного труда, отсутствие условий для качественного образования детей, для установления стабильных международных научных контактов и уровень материального вознаграждения научного труда.

Опрошенные подчеркивают, что факторы, обуславливающие отток ученых из страны, имеют глубинный характер и не могут быть устранены в ближайшее время. Общей причиной переживаемых академической наукой трудностей чаще всего называется «нынешнее состояние общества».

Кроме того, респонденты указывают на атмосферу уязвимости, незащищенности, в которой оказалась наука, неясность своей перспективы. Удручающе действуют на ученых невостребованность их творческих способностей, отсутствие возможностей для полной реализации своего научного потенциала.

Тема оплаты труда как одного из факторов, влияющих на «утечку умов», затрагивается в ходе социологических опросов почти всеми респондентами. Абсолютное большинство ученых полагают, что ее необходимо поднять до международных стандартов, повысив в 1013 раз. В качестве важнейшего шага в этом направлении предлагается переход к контрактной системе проведения исследований.

Большую тревогу ученых вызывает набирающая силу коммерциализация науки. По мнению большинства, это отвлекает от исследования фундаментальных проблем.

Ответы на вопрос о том, что мешает реализовать творческий и научный потенциал, ранжировались по значимости следующим образом:

— низкий уровень научно-информационного и материального обеспечения теоретических исследований и разработок;

— недостаточное финансирование науки, невысокий уровень материально-технического обеспечения, медленное внедрение результатов научных исследований в производство, низкая материальная оценка труда ученых;

— незащищенность прав собственности на продукты интеллектуального труда, ограниченные возможности для общения с зарубежными коллегами;

— ограниченный доступ талантливым молодым ученым с периферии к крупным научным центрам;

— падение в стране престижа интеллектуального труда и знаний.

В ходе опроса преподавателей ряда «престижных» вузов столицы главной причиной эмиграции российских ученых назван низкий жизненный уровень и желание заработать деньги. Именно так ответили 76% опрошенных. Далее идут: недооценка обществом социальной значимости интеллектуального труда (53%); недостаточные возможности реализовать себя как ученого (50%); нестабильность политической ситуации, угроза социальных беспорядков (40%); беспокойство за судьбу детей (35%); общее ухудшение экономической обстановки, угроза безработицы (34%); низкий уровень защищенности ученых, сложности в юридическом оформлении результатов научной деятельности (19%).

Что касается социальных и психологических факторов, влияющих на решение ученого выехать за рубеж, то они, по мнению опрошенных, таковы: неудовлетворенность условиями жизни (34%); желание проводить исследование в более сильном научном коллективе (28%); молодой возраст (26%); талант, высокий интеллектуальный потенциал (22%); наличие научных контактов с зарубежными партнерами, научными центрами (13%); умение себя подать, завязать научные знакомства (11%); научный авторитет среди зарубежных коллег (8%); наличие близких родственников за рубежом (7%); связи в российской научной элите (5%).

Представляют интерес и ответы на вопрос: «В чем причина Ваших сомнений или неготовности уезжать?». 12% респондентов заявили, что могут работать только в своей стране, 13% – что могут реализовать свои научные планы здесь, и потому у них нет потребности уезжать на Запад, еще 15% – что в трудное для страны время не хотят ее оставлять. В качестве причины отказа от эмиграции выдвигались также те или иные объективные обстоятельства: несоответствие уровня своей квалификации требованиям, предъявляемым в мировой науке (14%), незнание иностранных языков (10%), семейные обстоятельства (12%).

Обращает на себя внимание распределение ответов на вопрос: «Как Вы считаете, ученые каких специальностей могут в первую очередь рассчитывать на благополучное устройство за рубежом?»:

физики 68%

математики 60%

специалисты

по вычислительной

технике 46%

программисты 42%

генетики 24%

химики 23%

биологи 19%

врачи 10%

филологи 7%

юристы 5%

философы 3%

экономисты 1%

Представленные данные в целом соответствуют реальной картине потребностей западных научных центров в тех или иных специалистах, отражают ситуацию на международном рынке труда.

По мнению опрошенных, российские ученые опережают своих западных коллег прежде всего в физике, математике и в технических отраслях знания. Поэтому не удивительно, что эмиграция особенно затронула математиков и специалистов в области вычислительной техники. В последние годы на международном рынке труда вырос спрос на программистов из России, в первую очередь – молодых людей. По некоторым данным, треть компьютерных программ Microsoft разработана российскими программистами, в связи с чем потери России эксперты оценивают в 700 млрд долл.

Существенны потери и среди физиков. По признанию директора Физико-технического института (Санкт-Петербург), лауреата Нобелевской премии, академика Ж.Алферова, во время посещения американских университетов у него было ощущение, будто он «инспектирует» сотрудников, работающих в филиалах Физтеха. В Миннесотском институте теоретической физики пять из шести профессорских должностей занимают эмигранты из России. А около половины прироста численности американских специалистов в области программного обеспечения осуществляется за счет наших эмигрантов.

В группу научных дисциплин, «лидирующих» по масштабам выезда ученых, входит также ряд важных направлений биологии и отчасти медицины. В Институте биоорганической химии РАН, во Всесоюзном кардиологическом научном центре АМН среди выехавших на Запад специалистов примерно половина не вернулась, причем отнюдь не по политическим соображениям.

Особенно нежелательным представляется выезд на постоянное место жительства за рубеж специалистов ВПК. Это не только может нанести ущерб безопасности страны, масштабы которого трудно прогнозировать. Обеспокоенность мирового общественного мнения вызывает гипотетическая возможность выхода из-под контроля в результате «утечки умов» из бывшего Советского Союза технологии производства оружия массового уничтожения. В частности, имеются в виду попытки ряда стран третьего мира, стремящихся получить ядерное оружие, использовать для его создания российских специалистов, покинувших страну. По некоторым оценкам, в странах СНГ могут оказаться безработными более 10 тыс. специалистов-ядерщиков, которые с большой долей вероятности найдут работу за рубежом.

Важнейшую роль в формировании установки уехать из страны играет отношение к возможности реализации своего социального идеала. Наши исследования свидетельствуют, что скептическое отношение к возможности осуществления своей мечты в современной России свойственно большинству респондентов.

Что касается последствий «утечки умов» из России, то здесь практически полное единодушие проявлено по следующим позициям: ослабевает научно-технический потенциал страны; усиливается техническое отставание от Запада; прекращают свое существование многие научные школы; сворачиваются фундаментальные научные исследования. Кроме того, свыше 50% опрошенных ученых и преподавателей вузов упомянули такие последствия, как ослабление оборонного потенциала страны и усиление отставания в космических исследованиях.

Большая часть опрошенных ученых (65,2%) убеждена, что государство не должно вмешиваться в эмиграцию научных кадров за рубеж, но оно обязано делать все, чтобы ученые возвращались на родину; 12,6% – выступают за абсолютное невмешательство властных структур, человек должен сам принимать решение и брать всю ответственность на себя; 10% респондентов считают, что выезд из страны необходимо ограничивать применительно к тем специалистам, которые занимаются стратегическими исследованиями; 8,5% – предлагают ввести критерий секретности, в соответствии с которым определенные категории ученых не будут иметь право работать за рубежом; и 3,7% опрошенных не имеют собственного мнения относительно позиции государства в вопросе «утечки умов».

Завершая анализ состояния эмиграции интеллектуалов, отметим, что несмотря на всю серьезность положения, алармистские прогнозы о лавинообразном усилении «утечки умов», согласно которым страну ежегодно будут покидать сотни тысяч ученых, все же оказались несостоятельными. Масштабы этого сложного явления много меньше. Однако трезвая оценка не прекращающегося оттока наших исследователей за рубеж тем не менее не настраивает на благодушный лад.

Литература

1. Хутин А.Ф. Укреплять научный потенциал России – укреплять ее безопасность//Пути преодоления невостребованности науки в России. М.: Изд-во Госдумы, 1999. С.47.

2. Погорельская С. «Утечка мозгов» по-немецки //Лит.газета. 2003. 25 июня1 июля.

3. Шевелуха В.С. Общие проблемы инновационной политики//Пути преодоления невостребованности науки в России. С.36.

4. Вестник научной информации. Реформы вчера, сегодня, завтра // ИМЭМО РАН. 2002. № 2. С.5556.

5. Известия. 2002. 9 августа.

6. Садовничий В.А. Общие проблемы науки в России//Пути преодоления невостребованности науки в России. С.17.

7. Веревкин Л.П. Еще раз об «утечке умов»//Вестник РАН. 2002. № 9. С.797.

8. Общее собрание РАН. Выступление академика М.Залиханова//Вестник РАН. 2002. № 4. С.325.

9. Независимая газета. 2002. 7 февраля.

* Правда, к нам приезжают высококвалифицированные русскоязычные специалисты из бывших союзных республик, где ситуация еще катастрофичнее, но, во-первых, их фактически единицы, а во-вторых, они сталкиваются здесь с теми же проблемами, что и наши соотечественники, и либо возвращаются на родину, не достигнув успехов на научном поприще, либо пополняют ряды «гастарбайтеров». Ремонтировать квартиры и строить дома для богатых и им оказывается выгоднее, чем заниматься наукой.

Written by admin

Январь 11th, 2018 | 2:41 пп