Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Летописец Первопрестольной

Иван Сергеевич Тургенев сказал об Иване Егоровиче Забелине: «Светлый русский ум и живая ясность взгляда». В этих словах — разгадка его читательского успеха, его влияния на русскую культуру. Забелин неуловимым образом помогает ощутить себя не только горожанином Москвы, но и ее гражданином, наследником ее славного прошлого.

Забелин был одним из создателей и фактическим руководителем Исторического музея в Москве. В мае этого года отмечен 120-летний юбилей со дня основания музея. Итогом многолетней работы Забелина по истории Москвы явилось написанное по заказу городской Думы исследование «История города Москвы», первая часть которого была опубликована в 1902 г. Его имя носит одна из улиц в центре столицы. Сегодня Иван Егорович Забелин — гость редакции «ГС».

Забелин Иван Егорович (1820-1908)

Корреспондент: Иван Егорович, Вы — один из родоначальников дисциплины, которая сегодня преподается во всех школах столицы, — москвоведения. В чем, на Ваш взгляд, важность «привязки» истории к реальному человеку, к его дому, быту, городу, в котором он живет?

Забелин: Изучение внутреннего быта должно предшествовать изучению внешнего. Этим мы убережемся от ложных представлений, которые теперь господствуют в истории и доставляют столько труда и тяжких соображений и разысканий исследователям. Между тем дело простое и ясное. Чтобы — узнать истинное значение деятельности какого-либо человека в отдельности, мы должны проникнуть в его колыбель, узнать его воспитание, характеры окружающих его людей, дать характеристику места, где он жил. … — Нужно, чтоб каждое описание известных событий имело свойственные — этим событиям краски, свойственный им запах, ландшафт, растительность, вид местности, освещение, характер или существо воздуха, цвет неба и т. п.

Корреспондент: Все это вместе и формирует облик человека, делает его, например, москвичом?

Забелин: У каждого человека есть струна. Заиграй чувством, убеждением в ее тоне, она отзовется непременно. У одного такая струна настроена на грустный мотив, у другого — на веселый — оттого один любит грустные песни, другой веселые, разгульные, удалые. Струна эта вместе с тем — ядро характера, ею определяется характер, оттеняется, прописывается.

Корреспондент: А каковы «струны» внешнего облика Москвы, по сравнению, скажем, с Петербургом?

Забелин: Нельзя не заметить, что на нрав, расположение человека, на образ мыслей и суждений имеют влияние даже внешние предметы, именно известное сочетание линий. Например, постройка домов и улиц в Санкт-Петербурге и в Москве. Там — прямые, давящие на вас линии, здесь — кривые, веселые, нетесные. Вы не чувствуете нравственного удушья, вам легко. Там вы чувствуете, что вы точно в подземелье, в подземных галереях, душных, тесных и т. п.

История Москвы и москвичей оставалась главной темой творчества Забелина… Последние десятилетия жизни Забелина неотделимы от руководимой им научно-исследовательской и собирательской деятельности Исторического музея в Москве, где помещалась и его квартира. И по воспитанию и образу мышления Забелин был тоже типичным москвичом своей эпохи.

Председатель Археографической комиссии АН РФ, председатель Союза краеведов России, главный редактор энциклопедии «Москва», председатель ред. совета «Библиотека истории Москвы с древнейших времен до наших дней», профессор С.О.Шмидт

Корреспондент: Почему столь важно изучать и оберегать памятники истории и культуры?

Забелин: Памятники древности интересуют нас потому, что с ними связывается, сливается память о человеке. Каждое вековое дерево, каждая скала, каждый камень на мостовой есть памятник древности, ею он для нас и любопытен, он не останавливает нашего внимания, потому что с ним мы не поминаем человека… Все, что вырабатывает жизнь народа при условиях места и внешних влияний, то не скоро угасает.

Корреспондент: Согласитесь, что не все с исторической памятью у нас в порядке. Далеко не для всех граждан, москвичей в частности, историко-культурные памятники воспринимаются в качестве частички своего собственного «Я». Я не говорю уже о глубоких знаниях по истории этих памятников.

Забелин: Умственного образования, образования ума у нас не было, а было только образование нравственное, образование нрава, сердца, так называемое религиозное… Ум жил без всяких помочей и путеводителей, так себе, природно. Он только наблюдал житейские дела и свои наблюдения заявил особенно в пословицах… Для ума не было дороги, не было простору…

Отчего у нас так мало сохранилось в народе исторических воспоминаний, связанных с известным местом, с известным памятником и пр.? Оттого, что события были без следствий в народе, народ помнит то, что на него влияло.

Корреспондент: Но что плохого в образовании, как Вы его называете, нравственном?

Забелин: Образование нравственности указывало на героев, на героизм, но какой — жития святых, где не для общества, а для себя человек геройствовал и делал подвиги, не по мысли сделать пользу обществу, а по мысли сделать удовлетворение требованиям собственной доброты, своего доброго сердца… Св. Писание обнимает одну только сторону, мир нравственный, но ведь существует еще мир физический, мир умственный. У нас ум спал, его не пускали, его уничтожали, он был контрабандою…

Тему — «История Москвы» — он воспринимал не просто как сумму справок о прошлом улиц и зданий старой столицы. Москва — это живой, развивающийся организм, особенно интересный потому, что вокруг него сложилось возрожденное после татарского нашествия Российское государство. Задача историков — познание этого организма… Томас Манн назвал статью, которую он посвятил родному городу, «Любек как духовная форма жизни». Каждый органически развивавшийся город представляет собой «форму жизни» — материальную, поскольку она отражает реальные условия существования людей, и духовную, поскольку она становится элементом самосознания народа… Обе стороны дела в своих трудах о Москве Забелин учитывал в полной мере.

А.А.Формозов. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.,1984

Корреспондент: Да, еще один парадокс отечественной истории.

Забелин: Да, странно. С одной стороны, мы видим уважение к ученым иностранцам, а у себя гонение за маловажное даже проявление знания… Ум боялся явиться. Умная женщина становилась ведьмой, умный мужик — ведуном, колдуном, вещим. Патриархальное начало допускало ум только в старике. Ум был контрабандою, а знание прямо вело в ад… Ум ценился только практический, т.е. промышленный, коммерческий… Другого ума не признавали. Промышленник значило вообще человека, пользовавшегося умно делами…

Корреспондент: В одном из советских комедийных фильмов Иван Грозный, перенесенный машиной времени в современность, наблюдая чудеса технического прогресса, произносит: «У меня тоже такой умник был: крылья сделал. Так я его на бочку с порохом посадил — пущай полетает!»

Забелин: Иоанн Грозный, Петр — два лица одной сущности, одного тела — Государства. Одно лицо смотрит в дела прошедшего, другое в дела будущего… Насилие, сила кулака, грубая животная сила — вот что управляло общежитием общества, жизнью частных лиц, семейством. Разумных оснований не было.

Корреспондент: Из Ваших слов следует, что нашему человеку еще долго и упорно «работать над собой»?

Забелин: Вся история в том состоит. Как же желать, чтобы русский человек вдруг сделался благороден, честен и т.п. … Нам нужны типы, а не описания географические или статистические старинных людей.

Корреспондент: Один академик сказал: «Наука — возможность удовлетворять собственное любопытство за государственный счет». Но зачастую оказывается, к сожалению, что наукой у нас в России приходится заниматься на «безвозмездной основе» либо вообще за собственный счет. Долгое время Вы тоже писали свои работы, не получая за них гонораров. Правильно ли это?

Забелин: Вверху смотрят на науку как на последнее дело и даже как вовсе не на дело. Общество же наше совсем не подозревает той подспудной и тяжелой работы, какая связана с научным изданием. Странное дело: врач получает награду за свое знание; архитектор — за искусство, а ученый всем и все должен давать даром. Тридцать лет я добывал свои знания, каждое слово есть капля моей души и стоит золота. Пусть же мне заплатят, если хотят воспользоваться моим знанием.

Корреспондент: Одна из проблем сегодняшнего дня — нехватка денег на культуру, на охрану памятников, на музейное дело. В каком материальном положении находился Исторический музей в Вашу бытность?

Забелин: Императорский Исторический музей находился в положении парализованного больного и несостоятельного должника.

Корреспондент: Вы взялись за руководство Историческим музеем не из-за материальных соображений?

Забелин: Взялся за дело не из нужды, но по любви к предмету.

Корреспондент: В чем, на Ваш взгляд, состоят задачи Государственного Исторического музея?

Забелин: Собирание материалов составляет основную задачу музея… это — вещественный выразитель и изобразитель тысячелетней истории русского народа во всех ее видоизменениях и бытовых положениях… Это не музей редкостей, невиданных вещей, а собрание памятников, т.е. разных вещей, систематически вводящих зрителя в бытовой порядок миновавшей жизни.

Весь день Забелина был посвящен работе. Пищу предпочитал он самую простую. Любимой едой Ивана Егоровича были грибы. Летом он с увлечением собирал их в Подмосковье и запасал на зиму. После обеда Забелин ложился соснуть, потом опять занимался. Не раз повторял он пословицу, приведенную в охотничьем уставе царя Алексея Михайловича: «Делу — время, потехе — час». Отдыхом ученому служили летом рыбная ловля, а зимой — выпиливание рамочек из дерева. Одна такая рамочка после его смерти поступила в Исторический музей… Будучи уже состоятельным человеком, Иван Егорович никогда не ездил на заграничные курорты, в Крым или на Кавказ, а снимал на лето дачу недалеко от города.

А.А.Формозов. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.,1984.

Корреспондент: Государство, церковь зачастую выступали в русской истории силой движущей, а народный «организм» началом… чтобы не обидно сказать традиционным. Так ли?

Забелин: И в самом деле… народный ум таков, что всякое движение к новому тотчас он же отрицает и делается старообрядцем. Отделяется от церкви… Церковь отлучает новатора, народ отделяет себя от церкви, как скоро она становится новатором.

И.Е.Забелин родился 17 сентября 1820 г. в Твери в семье бедного чиновника — коллежского регистратора Г.С.Забелина. Жалкая квартирка на окраине города, постоянная нужда — с этого началась жизнь Ивана Егоровича. А в семь лет он потерял отца и жить стало еще труднее. Мать с двумя детьми перебирается в Москву, устраивается экономкой с проживанием в чужой дом. С этих детских лет будущий историк стал жить отдельно, сам по себе, скитался по московским углам, подвалам, бродил по городу, прислуживал в приходских церквах. В 1832 г., в возрасте двенадцати лет, Иван Забелин оказался в Преображенском сиротском училище или, как тогда говорили, в богадельном доме…Униженное положение матери, собственное пребывание на задворках формировали ранимость, чувство прочного и глубокого недоброжелательства и недоверия к сильным мира сего.

Академик А.Н.Сахаров, директор Института Российской истории АН РФ.

Корреспондент: Вы сами из бедной семьи, что Вам помогло стать известным ученым?

Забелин: Хотелось знания, хотелось учиться.

Корреспондент: Общедоступных библиотек в Москве еще не было, где Вы брали книги для самообразования?

Забелин: В 30-х годах я ходил на Смоленский рынок, где продавались старинные книги, с четвертаком в кармане и покупал все больше альманахи, книжки маленькие, копеек 2030 дашь. Я все свое образование получил на Смоленском; придешь и начнешь рассматривать… вот и знаешь, что есть такая книга. В библиотеке книги стоят на полках — ничего не увидишь, а здесь лежат рядышком, ну и смотришь.

Корреспондент: В 1848 г. Вы получили должность помощника архивариуса Московской дворцовой конторы. Чиновничья должность, прямо скажем, незначительная. И в дальнейшем больших чинов Вам не довелось занимать. Не переживали Вы о неуспехе для Вас чиновничьей стези?

Забелин: Зарывшись в пыли архивов, я потерял всякую чувствительность к служебным честолюбивым возвышениям… Я избрал эту незначительную и, осмелюсь сказать, инвалидную канцелярскую должность, чтобы доставить себе по возможности более свободного времени для моих архивных разысканий, для изучения и разработки любимого мною предмета — русских древностей.

Корреспондент: Как Вы восприняли освобождение крестьян 19 февраля 1861 года Александром II?

Забелин: От души порадовался и умилился было до слез.

Именно такой человек должен был импонировать московскому купечеству, захотевшему увидеть и прочесть подробную историю родного города. Забелин был желанным гостем в купеческих домах, где заслушивались его рассказами о русской старине. Известный писатель Алексей Михайлович Ремизов уже в середине XX века, в парижской эмиграции, вспоминал детские годы, проведенные в доме дяди: «За ужином дверь в столовую поминутно отворялась и нам было слышно. Разговор шел о старинных московских церквах, всем видимых, и о таких, след которых терялся в летописях и писцовых книгах, о церквах «ушедших»… Выступил какой-то старик, говорил он тихо, но очень явственно, а рассказывал о… первопечатнике Иване Федорове, о московских мастерах-переписчиках, и как построили в Москве первую типографию «Печатный двор» на Никольской… Мне непременно захотелось узнать, кто был тот старик-рассказчик, пробудивший мою дремлющую память, и мать мне сказала, что это… Иван Егорович Забелин».

А.А.Формозов. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.,1984.

Корреспондент: Какой власть не должна быть?

Забелин: Крутая, тупая, бессмысленная власть всегда воспитывает элемент протестации, который в том или ином виде явится мстителем ей. Иван Грозный и братия воспитали Смутное время, самозванщину, Николай I — нигилизм и нигилистов всех сортов.

Корреспондент: Вы очень много занимались реальной народной жизнью, историей быта, народного самосознания. Почему?

Трудная борьба за жизнь не подорвала возникшую в училище и крепнущую с каждым годом страсть к истории, не загасила все усиливавшуюся любовь к Москве, которую уже тогда, в юности, он увидел не только во всей красе ее храмов и дворцов, но и в неприглядной трогательности неустроенного быта, неповторимой заброшенности и убогости московской бедноты. Все это — извучащая в его душе история, и полифоническая московская действительность — входило в его плоть и кровь, чтобы со временем выплеснуться наружу в самопожертвенной преданности московской старине, в независимости и демократизме суждений, в упрямой неприязни к власти как таковой, к силе, насилию, откуда бы они не исходили.

Академик А.Н.Сахаров, директор Института Российской истории АН РФ.

Забелин: Домашний быт человека есть среда, в которой лежат зародыши и зачатки всех так называемых великих событий.

Корреспондент: То есть, изучая реальную народную жизнь, можно понять общие закономерности исторического развития?

Забелин: Внутреннее народное развитие.

Корреспондент: По-вашему

-народная жизнь подчиняется законам, таким же, как и естественный мир?

Забелин: История не берет эту идею у естествознания, а находит ее сама в себе, потому что история — такая же естественная наука, как и другие… Ее предмет

-живой организм человеческий.

Корреспондент: Через какое понятие происходит самоидентификация «живого организма» общества?

Забелин: Через идею народности. Она становится действующим началом исторической жизни.

Корреспондент: Идея народности способна «материализовать» общественное развитие?

Забелин: Куликово поле — движение народное. Смутное время — народное движение. Отсюда ряд событий, бунтов до Пугачева и 14 декабря. Все народ.

Корреспондент: То есть в жизни общества большое место занимают факторы нематериальные — духовность, идеология?

Забелин: Как личность отдельного человека есть духовное целое, духовный организм, живущий и развивающийся, так и народ — высшая личность — есть такой же духовный организм, по тем же законам живущий и развивающийся.

Идея устройства Исторического Музея зародилась во время московской Политехнической выставки 1872 г. За осуществление этой идеи энергично принялись И.Е.Забелин и гр.А.С.Уваров. По их плану музей должен был в вещественных памятниках представить в хронологической последовательности полную картину исторической жизни всей территории, занимаемой нашим Отечеством. Отделка зал строго соответствует стилю эпохи, к которой принадлежат собранные в ней памятники. Музей поныне еще не закончен, целый ряд зал еще не открыт, множество предметов хранится под спудом, не хватает средств на приобретение витрин, но и в своем теперешнем виде он богат памятниками быта, общественной и частной жизни многочисленных племен, населявших когда-то территорию будущего Русского государства.

По Москве. М., Издание М. и С. Сабашниковых, 1917.

Корреспондент: В РАГС сегодня появилась новая специальность — идеологические процессы. Исходя из сказанного Вами, — это важно и актуально для общества?

Забелин: Да. Ведь жизнь общества заключается в организации идей и дел, совершаемых человеком… Жизнь в человеческом смысле есть именно духовная деятельность человека.

Корреспондент: Российская государственность сегодня переживает не лучшие времена. Многие сравнивают сегодняшнее время со Смутой конца ХVI века. Что тогда способствовало возрождению государственности?

Забелин: Смутное время весьма очевидно раскрыло ту истину, что связь древней Руси была чисто механическая, цементом была только внешняя власть, условие владычества. Когда сила этого владычества умерла, потерялась и связь государства. Оно распалось на составные, хотя уже и обезображенные властью части… В Смутное время все прошлые, забытые интересы проснулись. Областные силы, подавленные в течение веков властью, проснулись. За недочетом власти наличной явились ложные претенденты-самозванцы. Государство рушилось. Что ж должно было спасти его? Идея. Ибо одни только идеи руководят и спасают народ. Какая же идея спасла Русь? Идея православия, религиозная, где все противоположные интересы откликнулись родственно.

Корреспондент: Каким образом религия роднит, объединяет интересы?

Забелин: Религия — продукт известной территории и того народа, который живет под влиянием этой территории. Влияние земли отпечатывается и на верованиях народа, на его взгляды на природу. Потому что религия есть, собственно, воззрение на природу. Какова природа, таково и воззрение, оно в полной зависимости от природы. На основании этого воззрения человек определяет и себя и свои отношения.

Корреспондент: Занимаясь историей Москвы, историей народа, не «отрываем» ли мы себя от общемирового цивилизационного процесса, не рождаем ли опасность неоглядного русофильства, обрекающего на перманентное историческое отставание России от остального мира?

Забелин: Наша история, да и всякая… любопытна и важна только в том случае, когда для разрешения разработки ее, зададим себе следующий вопрос: часть человечества, обитающая на равнинах северо-восточной Европы, что проявила общечеловеческого, что выработала для уяснения человеческого духа, как в ней отразились и применились человеческие свойства? Одним словом, что приобрело общее человеческое разумение о природе и о самом себе от этого племени, называемым Русским. Чем и насколько пополнился общий взгляд человечества на мир и на самое человечество?

Корреспондент: В наших сегодняшних школьных учебниках история по-прежнему в значительной мере персонифицирована и предстает вереницей царей, завоевателей, вождей. Как Вы к этому относитесь?

Забелин: Это — сборная биография неугомонных лиц… Нам нужен характер народа, характер его на площади исторической, в свете историческом и характер комнатный, домашний. Каждый человек не одинаково живет дома и в обществе, вне дома, за воротами; каждый не одинаково ведет себя, не одинаково относится к ближнему дома и за воротами. Нам нужен характер общественный, площадной и домашний. Поэтому и над стариною нужны такие же наблюдения, какие делал Гоголь над современным нам бытом.

Корреспондент: Но и без личностей — нет истории.

Забелин: Но не ставьте же эти лица, эту единичную жизнь на то же место, которое по праву принадлежит лицу народа.

Корреспондент: Какие личности для Вас более всего ценны в истории в плане воздействия на формирование общественного мнения, культуры народа?

Забелин: Общественное мнение — сумма, которая состоит из слагаемых. Слагаемые истины, идеи первоначально возникают в умах избранных, в светильниках истины, которые никогда и ни у одного народа не угасают — горят наперекор всем стремлениям ограниченности и невежества затушить их. Высшие умы, раскрывая свойство, сущность человеческого духа нравственного, общественного, указывают массе на зарю истины. В высших умах родятся идеи, которые потом становятся мало-помалу достоянием общества, достоянием каждого лица. Так возникли и распространились и сделались мнением, убеждением, верою христианские идеи. Но рядом с истиною тем же путем проходят в общественное мнение и ложные идеи или правила, которые общество, однако ж, признает за истинные. Если общество не в состоянии понять и разобрать, что эти правила — ложь, то как же требовать от отдельных лиц, чтоб они понимали их. Но здесь опять являются великие умы, в которых родится свет истины и постоянно распространяется. Иные идеи, истины может быть также далеки от человечества, что потребно много времени, чтоб луч их долетел до человечества и озарил его. Истина зажглась, но действие ее света идет путем естества, как и звездного света. Скоро ли еще человечество увидит эту звезду. Но как скоро оно видит, оно признает ее за действительный факт и сначала большею участию за мечту и даже опасную. Оттого в истории развития человечества важны те сосуды, те светильники, которые охраняли священный огонь и предъявляли его человечеству. История должна помнить их.

Корреспондент: История и историк должен помнить, согласен. Но народ при «выборе» себе «героя», к сожалению, скорее руководствуется мотивами подсознательными.

Забелин: Русский народ с самого первого времени стремился найти себе центральную власть… Иначе и быть не могло. Если основа жизни была семья, род, то как же не искать центра размножившимся родам и оттого потерявшим центр. Следовательно, единодержавие есть разумный продукт истории, продукт патриархальных, семейных элементов.

Корреспондент: Можно сказать, что наша история долгое время была обезличена: в том отношении, что выбор исторического пути детерминировал-с не совокупностью личностей (народом), а народом — совокупностью групп — род, племя, община и т.д.?

Забелин: В древности была община, но община родов, семей, хозяйств, а не община людей. За целое признавался род, за лицо. Человек — часть рода, не имел значения. Он имел права рода, а не свои как человека. И ответственность падала на весь род, а не отдельно на лицо, как теперь. Род был узенькая рамка, в которой и заключалось лицо, личность… Из рода стал развиваться государь, хозяин, по образу рода, но с новым началом самовластию, а не родственности… Из государя — самодержец.

Корреспондент: Но при этом в народе всегда имелась часть пассионариев — личностей, стремившихся вырваться за рамки существующих отношений, стремившихся проявлять себя именно как личности?

Забелин: Народ наш рвался к свету. Когда свет светил на Востоке, собственно на Юге, он бросился туда. Принял просвещение. Варварство оттолкнуло его. Он шел на Восток, в Сибирь. Наконец, когда свет засветился на Западе, он потянулся туда и …пробил-таки себе дорогу. Он шел к окраинам, к Морю-Океану. Искал. Промышлял.

Корреспондент: Кто первым в отечественной истории, на Ваш взгляд, попытался изменить «модель» государственности?

Забелин: Петр скинул с себя родовой элемент самодержавия, родовые путы и сделался императором по западному понятию.

Корреспондент: Парадоксально, но получается, что в русской истории освобождение личности идет опять же не снизу, а сверху. И первая «свободная личность» — государь?

Забелин: По всей нашей истории неясно происходит стремление высвободить личность из определений непосредственности. Сначала из рода. Первый шаг отсюда — хозяин-государь. Отношения изменяются. Подручник, а не сын, не брат, слуги, а не чада, дети. Еще шаг — царь, самодержец, т. е. возведено в теорию, что царь решительно не зависит ни от каких определений и отношений к прежнему порядку, у него нет родных, нет друзей-дружины. Есть слуги… Еще шаг — Петр — сознание и признание над собою другой силы — государства и общества личностей. Петр последний самодержец и первый император, первый слуга государству.

Корреспондент: Личности в истории появляются обычно в поворотные эпохи, в периоды общественных потрясений. А в обычное, будничное время?

Забелин: В обычное время широкое поле личности по преимуществу эгоистической… господству случайных, мелких людей, созданных мелким эгоизмом.

Корреспондент: Но иногда бывает так, что на повороте к общественным потрясениям возникает вакуум, общество остается без вождя. Что тогда?

Забелин: Тогда первый наглец приобретает успех.

Корреспондент: А что такое «лицо народа»?

Забелин: Здесь все просится на страницы истории — народная песня, поверья и предания, обряд и обычай, домашняя обстановка со всеми мелочами быта и система понятий и убеждений эпохи.

Корреспондент: Как же это все можно изучить?

Забелин: Здесь необходим мизероскоп исторический.

Корреспондент: Но сегодня ощущается стремление не изучать тщательно историю «с помощью микроскопа», а быстро и сходу расставить или переиначить ее оценки, переписать ее в очередной раз в угоду политике, злобе дня.

Забелин: К сожалению, наука история в большинстве случаев служит для современности как средство для всевозможных доказательств, оправданий, порицаний.

Корреспондент: Чья историческая правда «правдивее» — конкретного человека или общества? Что мобильнее в своих изменениях?

Забелин: В эпохи поворотные, когда все теряет свои прежние места, трудненько сохранить… спокойствие, убеждение в собственной единичной правде. Такие эпохи тем особенно и отличаются, что прежняя иная правда вдруг оказывается ложью. Долгая и морозная зима вдруг оказывается весною и возбуждает совсем иные представления о божьем мире.

Корреспондент: По-моему, Вы говорите о нашем времени реформ и перемен, многим сегодня представляющемся наступающим хаосом, распадом.

Забелин: Весь этот мутный водоворот представляет только живое воплощение руководящей идеи века. Задача историка — выявить ход раскрытия этой идеи в жизни.

Корреспондент: Какие идеи Вы разделяете — «западников» или «славянофилов»?

Забелин: Светоч русофильства неизменно возгорался сильнее, как скоро жизнь делала поворот к собственному обновлению… Всякий раз русофилы стремились равняться на русские корни, где господствовали лишь отсталость и косность.

Корреспондент: А «западники»?

Забелин: Они вглядываются лишь вдаль будущего, отрываясь от реальной действительности, они мало дорожат прошлым.

Корреспондент: Неправы и те и другие?

Забелин: И те и другие демонстрируют две стороны понимания действительности, проявляют недовольство существующим положением вещей и стремятся использовать историю как самое эластичное вещество.

Корреспондент: То есть народная ментальность не внушает оптимизма?

Забелин: Наши поступки есть стиль ХVI-ХVII веков… Народ в своей громаде и доселе во многом живет идеями и идеалами ХVII столетия.

Корреспондент: Возрождение «не замутненного петровскими реформами» образа России, к чему призывают славянофилы, таким образом, либо утопия, либо исторический тупик?

Забелин: Тоска о предании — пустошь. Впереди, а не позади наше спасение… Петр тем и велик, что он разорвал предание, осмеял его, освободил мысль, чувства.

Корреспондент: Какие из черт русского народа для Вас наиболее парадоксальны?

Забелин: Привычка к удобству в страшной борьбе с привычкой к разного рода неудобствам помещения. Устройство избы. Непорядок.

Корреспондент: Какие из черт русского народа всего более неприятны для Вас?

Забелин: Все мы — промышленники, и дворянин, и купец, и министр, и жулик — все стремимся надуть, обмануть других в свою пользу… Кто калач добывает, кто генеральский чин, кто звезду и т. д. Мы до того невнимательны и не видим своих слабостей и маленьких пороков, что, воспитывая детей, передаем незаметно им эти слабости (дитя, как воск или губка, все сбирает в себя)… Удивительное дело эти патриотические статьи в журналах. Пишущие их восхищаются квасом, дегтем, вонью и разными, в сущности, дикими вещами, которые являют русского человека. Истинные достоинства народа непонятны, незнакомы этим глашатаям, народ живет сам по себе и не читает этих похвал непрошеных.

Корреспондент: Народ наш бедный, потому что пьет, или пьет, потому что бедный?

Забелин: Говорят, живем не по состоянию. Да как же быть: есть деньги — покупаем бутылку вина — привычка к этому, — а там и денег нет.

Корреспондент: В России все всегда иначе, все парадоксально . На Западе «общество» создает государство, в России, — следуя Вашей концепции, — государство создает «общество». Так?

Забелин: Людское общежитие устраивается всегда по господствующему началу русской жизни, всегда носит в себе те же элементы, которыми управляется народная мысль, определяется сфера насущной действительности… А уж государство вызывает к жизни общество… Там, где нет понятия о государственности, не существует понятий и об общественности.

Корреспондент: То есть государь у нас становился владыкой на основе экстраполяции на него родовых, патриархальных, семейных принципов?

Забелин: Да. Государь из единичного типа с органической постепенностью переходит в тип политический.

Корреспондент: Кто-то из древних сказал: каждый народ имеет таких правителей, каких он достоин.

Забелин: Согласен. Не должно забывать, что никакой другой оболочки не может создать себе народный дух, как именно такую, какая у него существует и какая, следовательно, отвечает требованиям его природы и свойству его сил…

Каково государство, таков и народ, и каков народ, таково и государство… Самодержавие, следовательно, потому, что в народе лежали такие элементы. Следовательно, народ в том виноват, а не кто другой, ни черт, ни дьявол… Централизация вред, но зачем же она торжествует? Она, следовательно, была нормальна, умы были расположены в ее пользу, она необходимость, согласны вполне, в этом ее и оправдание… Все, что совершилось, имело законы неизбежные для того, чтобы совершиться, носило в себе необходимость.

Корреспондент: Но и против централизма самодержавия выступали: не всегда это кончалось благоприятно для судеб страны. И СССР развалили во имя той же идеи…

Забелин: Но события есть внешние и внутренние. Одни находят извне и изменяют направление идей. Другие порождаются жизнью — есть результат долгой работы. Против централизации восставали и прежде, но всегда из личных видов, спасая личные интересы. Тяжелое время Петра родило идею ограничения власти при Анне. Но эта идея блеснула только в некоторых умах, и то с аристократической точки зрения.

Центральная власть, идея порядка есть необходимость, центр кровообращения, центр жизнеобращения. Жизнь льет к центру и отливает от него. Каков центр, такова и правильность обращения жизни.

Корреспондент: То есть и сегодня, — извините, я все пытаюсь связать Ваши мысли с современностью, — надо еще изучить «составляющие» процесса сегодняшней «демократизации»: что в этом процессе от власти (от борьбы внутри власти), а что естественно вырастает из народного организма?

Забелин: Если народ организм, то прежде всего надо познакомиться с местом, свойством, с силами его, а потом уже с действиями. Историки начинают наоборот… Чтобы писать историю народа, нужно прежде всего определить, уразуметь, что такое народ, узнать природу, сущность его.

В 1910 году имя скончавшегося двумя годами раньше крупнейшего знатока истории и археологии Москвы почетного академика И.Е.Забелина, одного из основателей и первого руководителя Исторического музея, было присвоено Кремлевскому проезду, отделявшему этот музей от Кремля. В 1931 году такое имя в соседстве с Кремлем кому-то показалось неуместным (подумаешь, создавал музей и изучал какое-то московское старье!), и проезду вернули прежнее имя — Кремлевский. К 60-м годам образумились и восстановили имя Забелина, но уже не здесь, а отдали ему один из Ивановских переулков у Ивановского же монастыря. Тут рядом расположилась Государственная историческая библиотека, хранящая в своих драгоценных фондах личное собрание книг Забелина.

Ю.К.Ефремов. Московских улиц имена. М.,1997.

Корреспондент: Эпицентр Ваших научных интересов — Москва ХVI — ХVII веков. Исследователь обычно волей-неволей идеализирует предмет своих интересов. Что для Вас средневековая Москва?

Забелин: Столица крепостников, где обитали праздность и роскошь.

Корреспондент: А на другом полюсе?

Забелин: Кормилец-земец, который должен был оплачивать каждое свое движение.

Корреспондент: Отсюда периодически вспыхивающий «русский бунт»?

Забелин: Иной раз крестьянская почва не выдерживала этой тяжести, этих опустошений и колебала даже само государство.

Корреспондент: Чувствуется, что Вам не очень симпатично русское дворянство. Почему?

Забелин: С деревни надобно было только исправно получать оброк… На оброчные деньги выстраивались великолепные дома и в городе и в загородных дачах с роскошными садами, оранжереями и т. д., выписывались по дорогой цене из Италии мраморы и картины, из Франции целые библиотеки… заводились крепостные театры, ставились роскошные оперы и балеты… Барин… глубоко был убежден, что такая жизнь может и должна существовать только для него одного, что деревня вообще неспособна и недостойна по своему варварству участвовать в этом пиру… Отсюда все особенные напряженные старания, дабы деревня не просветилась светом европейских идей… отсюда бесчисленный ряд мелких и крупных запретительных уставов и порядков по всем направлениям жизни, отдававших власть в государстве различным приказчикам… Дары цивилизации, вроде почты, театра, общественных садов, даже городских бульваров и т. п., барская образованность устраивала главным образом лишь для одной себя, предоставляя народу по явной уже необходимости пользоваться ими, в самом деле, как бы каким милостивым подарком, милостивым подаянием, на которое, конечно, никто никакого положительного права иметь не может… Белые руки, рожденные поедать чужие труды… Разве каждый барин не есть варвар.

Особенно чтили память Ивана Егоровича в Москве. С 1 января 1910 года была учреждена премия имени Забелина за исследования по истории города. В 1909-1912 годах вышло роскошное 12-томное издание «Москва в ее прошлом и настоящем», посвященное памяти Забелина. В 1910 году открылась городская библиотека имени Забелина, ставившая своей целью полный подбор книг о Москве. 14 декабря 1909 года возникла Комиссия по изучению старой Москвы при Археологическом обществе. После ликвидации общества в годы революции комиссия перешла в ведение Исторического музея, а в 1926 году влилась в качестве секции «Старая Москва» в Общество изучения Московской губернии, где и просуществовала до 1929 года. Здесь чуть ли не каждый вечер вспоминали Забелина… в 1961 году Моссовет присвоил имя Забелина Большому Ивановскому переулку, расположенному близ Центральной исторической библиотеки.

А.А.Формозов. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.,1984.

Корреспондент: В чем, на Ваш взгляд, объективные причины возвышения Москвы, того, что Москва — она Москва, столица?

Забелин: Такие всемирно-исторические города, как Москва, зарождаются на своем месте не по прихоти какого-либо доброго и мудрого князя Юрия Владимировича, не по прихоти капризного счастливого случая, но силою причин и обстоятельств более высшего или более глубокого порядка… Главным двигателем в создании таких городов является всегда народный промысел и торг, ищущий для своих целей добрых сподручных путей или доброго пристанища и который, повинуясь естественным географическим путям и топографическим удобствам международного сообщения, всегда сам указывает, сам намечает, сам избирает место, где и устраивает узел своих работ и действий, именуемый городом. Такой узел-город — всегда существует до тех пор, пока существуют создавшие его потребности промысла и торга. Как скоро они исчезают или переменяют направление своих путей, так упадает, а иногда и совсем исчезает и созданный город.

Москва торжественно и печально проводила в последний путь своего историографа. Его похоронили на Ваганьковском кладбище. Памятник оплатила казна. Именем Забелина был назван Кремлевский проезд у здания Исторического музея (название сохранялось до 1931 года). 22 января 1909 года Мария Ивановна передала музею библиотеку и архив отца. Началась их разборка. В 1938 году 1560 книг было передано в созданную тогда новую библиотеку столицы — Историческую. Архив, коллекции и книги с автографами остались в музее. Марии Ивановне Забелиной была назначена пенсия 3 тысячи рублей в год. Когда в стране установилась Советская власть, Московский Совет рабочих и крестьянских депутатов сохранил ей пенсию.

А.А.Формозов. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.,1984.

Корреспондент: Упадок Киева и возвышение Москвы — изменение путей международной торговли?

Забелин: Постепенный упадок нашего древнего Киева происходил не от разорений во времена княжеских усобиц или татарских нашествий, но, главным образом оттого, что торговые пути к началу ХIII столетия… стали переходить с устья Днепра к устью Дона… Это в значительной мере способствовало возвышению и обогащению Москвы, как средоточия торговых путей внутри Русской страны… почему и самые беспощадные разорения и опустошения Москвы не в силах были истребить возникавшее гнездо великого Государства: оно тотчас же устраивалось и укреплялось в новой силе и славе, помощью неразрывных торговых и промысловых связей и сношений.

Корреспондент: Спасибо за откровенный разговор: в конечном счете, нам важно иметь как можно более объективное представление о самих себе. Москве же, как столице, пожелаем развиваться, наращивать интеграционные связи и процессы, продолжать оставаться центром торговли и производства, духовным, историко-культурным центром, делающим ее Столицей.

Желающим убедиться в правильности ответов И.Е.Забелина и расширить свои знания об этом интересном человеке рекомендуем следующую литературу:

Забелин И.Е. История города Москвы. М.: Столица, 1990.

Забелин И.Е. Записные книжки И.Е. Забелина. 50-е годы ХIХ века // Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах ХVIII-ХIХ вв. Вып.V. М.: Студия «ТРИ-ТЭ» — «Российский Архив»,1994.

Формозов А.А. Историк Москвы И.Е.Забелин. М.: Московский рабочий, 1984.

Сахаров А.Н. Забелин Иван Егорович // Историки России. Биографии. М.: РОССПЭН, 2001.

Материал подготовил кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Российской государственности РАГС Олег ГОРЕЛОВ

Written by admin

Декабрь 5th, 2017 | 3:18 пп