Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Юрист для госаппарата

Сергей КОДАН — кандидат юридических наук, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Уральской академии государственной службы

ЮРИСТ ДЛЯ ГОСАППАРАТА КАК СКЛАДЫВАЛАСЬ СИСТЕМА ИХ ПОДГОТОВКИ В ЦАРСКОЙ РОССИИ.

В первой половине XIX в. в России начинает складываться система подготовки служащих для государственного аппарата, намечается переход к специализации юридических учебных заведений.

Преобразования в государственной системе первой четверти XIX в., создание Государственного совета, формирование процедуры издания законов получили свое логическое продолжение в 1820-1850-е годы в систематизации законодательства, завершившейся изданием Полного собрания (1830) и Свода законов (1833) Российской империи. В дальнейшем было упорядочено военное законодательство и увидел свет Свод военных постановлений (1839), приведены в систему узаконения о Прибалтике, которые вошли в Свод законов губерний остзейских (1845), кодифицированы в рамках Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845) уголовные законы. Модернизированная законодательная система становилась все менее доступной малообразованным чиновникам государственного аппарата, узаконения нередко оседали мертвым грузом в присутственных местах, а для решения дел подбирались лишь «подходящие» законы. Управление страной, регулирование отдельных сторон ее жизни, юридическая практика требовали привлечения специалистов в области законодательства. Потребность в подготовке юристов для государственного аппарата была неразрывно связана с юридической политикой российского самодержавия, касавшейся различных сторон законодательной деятельности — от издания законодательных актов до их реализации.

В этот период сформировались учебные заведения по подготовке юристов общего, универсального характера (юридические факультеты университетов и ведомственные, обеспечивающие подготовку юристов для Министерства юстиции. Министерства внутренних дел. Военного министерства — Училище правоведения. Аудиторское училище и др.). Были созданы также юридические лицеи отраслевого профиля, выпускавшие специалистов в области торговли и промышленности.

Основным звеном подготовки юристов для государственных учреждений являлись юридические факультеты университетов. Еще в 1755 г. в открытом по инициативе М.В.Ломоносова Московском университете в числе факультетов был и юридический. Основу обучения составляли три предмета, преподававшиеся по одноименным кафедрам: «Натуральные права и узаконения древнейшей и новой истории» («вся юриспруденция»): «Юриспруденция российская и внутренние государственные права» и «Политика» («взаимное поведение, поступки государств и государей между собой, как были в прошедшие века и как состоят в нынешнее время»).

Первые 10 лет существования юридического факультета единственным его профессором был Филипп-Генрих Дильтей, который получил степень доктора права в Венском университете. Он преподавал на французском языке «право натуральное» и «естественное право», причем не владея русским языком и не зная в должной мере российского законодательства, Дильтей вначале использовал в качестве основы своих лекций европейскую юридическую литературу. Позднее при помощи первых русских профессоров права С.Е.Десницкого и И.А.Третьякова он разработал и читал курсы военного, морского, вексельного и уголовного права, а также историю русского права. Среди других юристов-иностранцев следует назвать И.Пургольда, Ф.Баузе, Х.Штельцера.

В 1790 г. профессором «российского практического законоискусства» в Московский университет был принят З.А.Горюшкин — признанный знаток российских законов, привнесший практическую направленность образования, столь необходимую для государственной службы1.

Университетский устав 1804 г. определил организацию и уровень подготовки юристов в университетах: студенты здесь обучались на философско-юридических отделениях «нравственных и политических наук». Семи кафедрам соответствовали одноименные учебные дисциплины: «Права знатнейших как древних, так и новых народов», «Право гражданское и уголовное судопроизводство Российской империи», «Право естественное политическое и народное», «Дипломатика и политическая экономия», «Умозрительная и практическая философия», «Богословие догматическое и нравственное», «Толкование Святого писания и церковная история». Кроме того, студенты обучались французскому, немецкому и английскому языкам, «приятным искусствам» (литература, поэзия, изобразительное искусство), занимались «гимнастическими упражнениями», в том числе фехтованием2.

Утвержденная 17 января 1820 г. Александром 1 «Инструкция директору Казанского университета» подчеркивала, что «цель правительства в образовании студентов состоит в воспитании верных сынов православной церкви, верных подданных государю, добрых и полезных граждан Отечеству». Одновременно определялись и конкретные задачи по «отделению политических наук», на котором готовились юристы. Считалось, что «…благоразумное преподавание политического права покажет, что правление монархическое есть древнейшее и установлено самим Богом, что священная власть монархов в законном наследии и в тех пределах, кои возрасту и духу каждого народа свойственны, нисходит от Бога, и законодательство, в сем порядке установленное, есть выражение воли Всевышнего. Почему один из древнейших христианских мудрецов почтение и покорность, государям принадлежащих, и называет религией второго величества».

Неудивительно, что профессора, пытавшиеся поставить преподавание юриспруденции на основы современной европейской юридической науки и подвергнуть критике с позиций естественного права российское законодательство, существовавшие порядки, оказывались в опале. Вслед за А.П.Куницыным, изгнанным из Петербургского университета за написанную в 1818 г. книгу «Право естественное», кафедру уголовного права Казанского университета был вынужден оставить в 1823 г. и первый русский криминалист Г.И.Солнцев — автор изданной в 1820 г. книги «Российское уголовное право».

Примечательно, что юридическое образование в университетах первоначально развивалось на периферии. Юридический факультет Петербургского университета стал складываться в стенах предшествующего ему Главного педагогического института, в соответствии с Уставом которого от 23 декабря 1816 г. был образован философско-юридический факультет. Преподавали юриспруденцию приглашенные из Австрии так называемые карпато-русы, юристы М.А.Балугьянский, П.Лодий, В. Г. Кукольник. Здесь же получили образование и затем стали преподавать А.П.Куницын, М.Г.Плисов и др. С открытием Петербургского университета 14 февраля 1819 г. структура факультетов (их было четыре) осталась без изменения. Набор на философско-юридический факультет составил 13 студентов. Обучение длилось три года по программе, определенной Университетским уставом. Первые два года преподаватели стремились приобщить студентов к достижениям европейской юриспруденции, особенно выделялся профессор А.П.Куницын.

Подготовка юристов осуществлялась в университетах в рамках общей системы обучения в стране, возглавляемой Министерством народного просвещения. Университет по Уставу 1804 г. рассматривался как «высшее ученое сословие, для преподавания наук учреждаемое. В нем приуготовляется юношество для вступления в различные звания государственной службы». Управлялся университет правлением (под председательством ректора, избираемого профессорами), состоящим из деканов факультетов и одного заседателя из профессоров. Правление решало все административно-хозяйственные вопросы, включая решение «тяжб». Надзор за реализацией решений осуществляло выборное должностное лицо — «синдик». Вопросами «дел учебных» ведал Совет, в состав которого входили ординарные и заслуженные профессора. В компетенцию Совета (под председательством ректора) входили вопросы подбора преподавателей, утверждение ежегодного учебного плана («чтобы науки следовали в естественной их связи»), хода учебного процесса. Совет проводил ежегодное испытание успехов и способностей воспитанников».

Отделение «юридических и политических наук», где преподавались юридические дисциплины, включало по уставу 1804 г. семь профессоров и трех адъюнктов. Руководил отделением декан (старейшина), избираемый Советом. Все университеты имели одинаковую структуру и организацию обучения. Должности профессоров замещались на конкурсных началах посредством выборов. Правом внесения кандидатуры для выборов обладал лишь работающий профессор отделения. В обязанности преподающих соответствующие курсы профессоров входило: «…соединять теорию с практикой во всех науках, в которых сие нужно… Преподавая наставления пополнять курсы свои новыми открытиями, учиненными в других странах Европы… Руководствуя адъюнктов, подавать им способ достигать высшей степени совершенства».

Важное место в подготовке преподавателей отводилось адъюнктам — помощникам профессоров, «под руководством коих стараются достигнуть большей степени совершенства». Адъюнкты «во всех практических трудах профессоров обязаны иметь участие», в случае болезни своего патрона они читали лекции, а лучшие из них, по представлению наставника, могли баллотироваться в экстраординарные профессора. Существовал также «институт почетного членства в ученом сословии университета» — «мужей, прославившихся учениями и дарованиями как из природных россиян, так и из иностранцев», которые должны были доставлять университету научные сведения, входили в состав Совета и получали за это жалованье по 200 руб. в год.

Кроме лекций (по 4 часа в день), проводились практические занятия, включавшие изучение и разбор законодательных актов, судебных дел, подготовку документов и т.д. На каждый год в университетах издавались «Каталог преподавания», учебная литература и т.д. Курс обучения ежегодно завершался испытаниями, которые проводил Совет. Особое значение придавалось итоговой проверке знаний. Выдержавшие испытания «с особыми успехами» получали звание «кандидат прав», остальные — «действительный студент». Университетский диплом давал преимущества на продвижение по «Табели о рангах» для дворян и более быструю возможность получения дворянства разночинцам. Выпуск юристов университета в первой четверти XIX в. был невелик и обычно не превышал 40-50 человек в год. Петербургский университет, например, за 10 лет выпустил 79 «законоведцев».

22 января 1828 г. М.М.Сперанский представил Николаю 1 доклад о необходимости реорганизации подготовки юристов прежде всего для обеспечения нужд государственного аппарата. По его мнению, «для установления на твердых основаниях правосудия в государстве нужны: 1) ясные … твердые законы и 2) знающие судьи и законоведцы…». И если первое автор доклада нашел вполне организованным, то о втором предлагал «ПОМЫСЛИТЬ», ибо «обучение российскому законоведению в университетах наших доселе не могло иметь успеха по двум причинам: 1) по недостатку учебных книг и 2) по недостатку учителей. Две учебные книги, одну для учителей, другую для учащихся, необходимо составить… Приготовление учителей представляет более трудности. Здесь должно начать почти с самого первого образования. Должно сперва снабдить каждый университет двумя или хотя одним русским профессором права, приготовленным исключительно для сей чести. К сему приготовлению университеты наши мало представляют способов…»3.

Сперанский предложил конкретную программу решения проблемы подготовки знающих преподавателей-юристов для университетов. Она состояла в следующем: «1) Из Духовных академий С.-Петербургской и Московской заимствовать по три студента по дарованию и поведению лучших и вполне окончивших курс; 2) поместить их в здешний (Петербургский. — С.К.) университет на казенный счет, обязав их слушать только два курса: а) римского права и б) латинской словесности, при сем, сверх общих лекций по сим предметам, … студенты должны иметь приватные и почти ежедневные занятия по означенным предметам у …профессоров; 3) кроме того, каждый день эти студенты должны являться в установленные часы во II отделение и там заниматься уроками публичного российского права, чтением лучших юридических книг с письменными отчетами, а также чтением составленных уже в то время сводов законов. Кроме того, они практически упражнялись бы в делопроизводстве, им поручалось для практики составление подробных записок из старых обширных дел в Сенате решенных, а также систематических алфавитов по мере издания книг Полного собрания законов». Второе отделение Императорской канцелярии, образованное 31 января 1826 г. для систематизации законодательства, его состав, документация, лучшая в стране юридическая библиотека — все это должно было стать базой подготовки новой профессуры для юридических факультетов университетов. Да и выбор будущих преподавателей определялся во многом тем, что сам Сперанский получил духовное образование и считал его наиболее основательным. Срок обучения отобранных слушателей должен был составить два года, за который «всеми сими упражнениями, соединяя ежедневную практику с теориею, они пройдут довольно далеко, чтобы, выдержав экзамен. быть в состоянии давать уроки как публичного, так и частного права, по крайней мере в двух университетах. Таким образом. положено будет твердое начало юридическому в России образованию и, судя по охоте к сему роду учения у молодых людей приметной, можно надеяться, что оно скоро перестанет быть редким»4.

В январе 1828 г. Николай 1 утвердил предложения Сперанского, в которых были заложены основные принципы не только подготовки преподавателей, но и студентов. Упор делался на знание достижений европейского государствоведения, юриспруденции и ее истоков, одним из которых было прежде всего римское право, изучение теоретических положений и системы российского законодательства, получение навыков в практическом судопроизводстве и делопроизводстве и др. С 14 марта 1828 г. при Втором отделении начала действовать «школа Сперанского», учениками которой были слушатели, набранные из духовных семинарий: Петербургской — С.Н.Орнатский, А.Пешехонов и С.О.Богородский: Московской — В.П.Знаменский, К.А.Неволин и А.А.Благовещенский. В 1829 г. последовал «второй набор» семинаристов, по которому были приняты Н.И.Крылов, А.В.Куницын (Петербургская семинария), а также И.В.Платонов, братья С.И. и Я.И.Барщевы (Московская). В 1830 г. из Дерптского университета присоединились ранее направленные туда (в так называемый профессорский институт) из Петербургского университета П.Д.Калмыков и П.Г.Редкин. Руководили обучением и проводили ряд занятий М.М.Сперанский и М.А.Балугьянский. Учебный курс во Втором отделении читался его чиновниками, бывшими профессорами, изгнанными из Петербургского университета. А.П.Куницын преподавал «русские гражданские законы»; М.А. Плисов — «законы государственного благоустройства»; В. Е. Клоков — «государственные законы». Практические занятия проводили Клоков и М.А.Корф — одни из основных составителей Свода.

Закончивших обучение в Петербурге в 1829 и 1830 гг. «будущих профессоров русского законоведения» после проведенных преподавателями испытаний отправляли для «усовершенствования в науках» в Берлинский университет. Там они слушали курсы лекций по «энциклопедии и философии права, истории и теории государственного права, римскому, германскому, прусскому и европейскому международному праву» виднейших немецких ученых — Г. — В. — Ф. Гегеля, Ф.К.Савиньи, К.Ф.Эйхгорна и др. Первая группа вернулась в Петербург в 1832 г., вторая — в 1834 г.5

12 апреля 1833 г. по докладу Сперанского Николай 1 принял решение провести «испытания» будущих преподавателей и защиту диссертаций на соискание ученой степени «доктора прав» при Петербургском университете: Сперанский и Балугьянский подготовили «Программу для произведения испытаний на степень доктора законоведения Юридического Императорского С.-Петербургского университета». Она включала более 600 вопросов, требующих подготовки в основах философии, истории и действующих отраслях отечественного и зарубежного права.

После сдачи испытаний в начале 1834 г. выпускники «школы Сперанского» первого набора прошли процедуру защиты диссертации на соискание ученой степени доктора законоведения. С.О.Богородский защитил диссертацию на тему «О философии уголовных законов у древних и новых народов». В.П.Знаменский посвятил свою диссертационную работу вопросам «Откуда и каким образом должно выводить философские начала гражданского права и какой наилучший метод для изложения гражданских прав по тем началам?». К.А.Неволин защитил диссертацию «О философии законодательства у древних». А.А.Благовещенский подготовил работу «История и метод науки законоведения в XVIII в.». Для студентов второго набора было решено отказаться от защиты диссертаций по определенной теме и ограничиться «экзаменом прямо на доктора прав» и защитой тезисов исследования по юридической проблеме. Для А.В.Куницына и А.И.Кранихфельда «в видах скорейшего замещения юридической кафедры» в Харькове ограничились только выпускными экзаменами.

Итак, первые российские доктора и будущие профессора законоведения были подготовлены. Как и планировалось Сперанским еще в 1828 г., их распределили в различные российские университеты: Петербургский, Московский, Харьковский, Киевский.

Систематизация законодательства и выход в свет 15-томного Свода законов Российской империи повлекли за собой изменения в законодательстве об университетах. В 1835 г. император утвердил новый Устав университетов. Общая организация подготовки не изменилась, но вместо философско-правовых отделений были наконец-то созданы полноценные юридические факультеты. Прежний принцип кафедрального распределения изучаемых дисциплин сохранился, при этом существенно изменились их перечень и содержание. Исходную мировоззренческую и теоретическую базу подготовки юристов составляли «Римское законодательство и история оного» и «Энциклопедия законоведения и российские государственные законы». Первая дисциплина закладывала основы понимания классической юриспруденции, вторая — теоретические основы русского законодательства. «Энциклопедия законоведения» (своеобразная теория права) сочеталась с «государственным правом», перебрасывала своеобразный «мост» к правовым нормам о государственном («основные законы» и «государственные учреждения») и общественном («законы о состояниях») строе. В курсе обучения были также «Гражданские законы общие, особенные и местные», «Законы полицейские и уголовные», «Начала общенародного права», «Законы благоустройства», «Законы о государственных повинностях и финансах», «Церковное законоведение».

Университетский устав 1863 г. нормативно закрепил сложившуюся в 1800-1850 гг. содержательную структуру подготовки юристов в университетах. Предусмотренный Уставом учебный план включал три блока дисциплин. Первый обеспечивал общетеоретическую подготовку — «Энциклопедия права» («энциклопедия юридических и политических наук; история философии права») — и изучение мировых основ юриспруденции — «Римское право» («история, догматика, византийское право»): второй — историко-правовую подготовку посредством изучения «Истории важнейших законодательств, древних и новых», «Истории русского права» и «Истории славянских законодательств». Третий блок «приготовлял» студентов к знанию российского законодательства и включал «Государственное право» («теория, государственное право важнейших иностранных государств, русское государственное право»), «Гражданское право, судоустройство и судопроизводство», «Уголовное право, судоустройство и судопроизводство», «Финансовое право» («теория финансов, русское финансовое право»), «Полицейское право» («учение о безопасности или законы благочиния» и «учение о благосостоянии или законы благоустройства»), «Международное право», «Церковное законоведение». Кроме того, существовал специальный курс «Политическая экономия и статистика». Значительное внимание уделялось практической подготовке — изучению делопроизводства, работе в судах, составлению документов и т.п.

Таким образом, в первой половине XIX в. университеты способствовали становлению российского правоведения. Рост потребности в юридическом образовании и повышение интереса к нему способствовали увеличению числа студентов юридических факультетов. В 1830-1850 гг. до одной трети всех студентов составляли будущие юристы, причем, если в 1836 г. на юридических факультетах обучались 438 человек, то в 1843 — 1071, а в 1848-14316.

Благодаря развитию университетского юридического образования стали складываться основные направления правовых исследований, обозначились школы «российских законоведов». Было положено начало изданию учебной юридической литературы7.

Первой попыткой ведомственной подготовки чиновников с юридическим образованием для Министерства юстиции. Министерства внутренних дел, армии было создание при Комиссии составления законов 1 августа 1803 г. на базе Юнкерского института Высшего училища правоведения. Задача училища состояла «в окончательном образовании молодых людей, в университетах или гимназиях уже обучавшихся и в приготовлении их к должностям по судебным делам». Ежегодно предполагалось набирать по 25 слушателей из числа студентов, окончивших гимназический курс при наличии «похвального свидетельства от университета или гимназии» и выдержавших «вступительное испытание». Курс обучения был определен в три года, а учебный план включал изучение на всех курсах «Энциклопедии права и законов прочих народов» и «Общей теории судебных обрядов и практического судопроизводства». «Казенные юнкера» должны были слушать на первом курсе «Естественное право» и «Право римское, разделенное на институты и пандекты», на втором — «Основания права российского» и «Общие законы российские», на третьем — «Общие и частные законы российские». Возглавил училище руководитель Комиссии составления законов Г.А.Розенкампф, в качестве профессоров были приглашены известные правоведы П.Д.Лодий, В. Г. Кукольник и Г.И.Терлач.

Поступивших в училище сразу же зачисляли на службу по ведомству Министерства юстиции с жалованьем (стипендией) в 300 руб. в год. Выпускники назначались в суды с чином коллежского секретаря с сохранением, помимо должностного оклада, установленной на время обучения стипендии. Получившие же «похвальный аттестат» назначались на службу непосредственно в Министерство юстиции. Училище действовало с 1803 по 1809 гг. Занятия были приостановлены в связи с реорганизацией Комиссии. В 1812 г. набор возобновили, но начавшаяся война помешала обучению, а в 1816 г. училище было ликвидировано. За время существования в училище обучались 43 слушателя (29 — из дворян, II-из духовного звания и 3-из разночинцев)8. Часть выпускников была определена на службу в Комиссию составления законов, некоторые стали преподавать юриспруденцию на юридических факультетах университетов. Среди выпускников были О.Я.Горегляд — чиновник Комиссии составления законов, а затем Второго отделения Е.И.В. канцелярии, автор двух книг по уголовному законодательству и помощник Сперанского в подготовке Свода законов Российской империи в части уголовного законодательства, Ф.И.Вознесенский — профессор Московского университета и др.

Опыт деятельности Высшего училища правоведения использовался в 30-е годы XIX в., когда возникла особенно острая необходимость в квалифицированных юристах в судебном ведомстве в связи с введением в действие Свода законов Российской империи. По инициативе Сперанского и принца П.Г.Ольденбургского в 1835 г. было открыто Императорское училище правоведения. Утвержденный Николаем 1 устав о его создании определял, что училище «имеет целью образование благородного юношества на службу по части судебной». Принимались в него только дети потомственных, родовитых дворян, а также военных (не ниже полковника) и гражданских (не ниже 5 класса) чинов. Из 150 воспитанников в возрасте от 12 до 17 лет половина находилась на казенном содержании. Обучение могло быть завершено за шесть лет. Первый курс — «приготовительный» — состоял из трех классов и включал 10 предметов: Закон Божий и церковная история, русский и старославянский языки, европейские иностранные языки (обязательно — немецкий и французский, по желанию — английский и греческий), русскую и зарубежную историю, географию, математику, физику, логику и психологию. Окончательный курс — «собственно юридический» включал «в особенности те предметы, которые необходимы в гражданской службе по части судебной»: энциклопедию законоведения, римское право, государственное право (законы основные, о состояниях и учреждениях), гражданское право и межевые законы, уголовное право, судебную медицину, судопроизводство (гражданское, уголовное и делопроизводство), местные и провинциальные законы, законы финансовые и полицейские (с предварительным изложением политэкономии), юридическую практику (гражданская и уголовная), сравнительное законоведение. Параллельно преподавалось рисование, черчение, иконописание, гимнастика, пение, музыка, танцы, фехтование. По окончании обучения проводилось «строгое публичное испытание во всех предметах, которым они обучались» и решалось, «с каким классом (по Табели о рангах. — С. К.) кто из них должен быть выпущен в государственную службу». После получения «по успехам от 14 до 9 класса» выпускники должны были шесть лет служить в ведомстве Министерства юстиции. В числе выпускников училища не только известные юристы, но и музыканты, писатели — А.М.Жемчужников, И.С.Аксаков, П.И.Чайковский и др.

Для высших государственных учреждений, а затем для системы Министерства внутренних дел юристов «поставлял» Александровский (Царскосельский лицей), открытый 19 октября 1811 г. Ему отводилось особое место среди учебных заведений для дворянства, здесь готовили государственных служащих для высшего эшелона власти России — Сената, министерств, Коллегии иностранных дел и др. Лицей был образован по инициативе Сперанского, поддержанной Александром 1, и имел по Положению от 12 августа 1810 г. цель «образования юношества, особенно предназначенного к важным частям государственной службы». Обучение проходило шесть лет по предметам, «приличных важным частям государственной службы и необходимо нужных для благовоспитанного юноши». Оно включало два класса по три года каждый — начальный и окончательный. Принимались для обучения «отличнейшие воспитанники дворянского происхождения» в возрасте от 10 до 12 лет. По окончании лицея, в зависимости от успехов, выпускникам присваивался классный чин от 14 до 9 класса и определялось соответственное место службы. По Уставу 1848 г. лицей стал готовить чиновников с юридическим образованием «преимущественно для служения по Министерству внутренних дел».

До 1822 г. лицей находился в подчинении Министерства народного просвещения, а затем Управления военно-учебных заведений Военного министерства. В 1843 г. его передали собственной Е.И.В. канцелярии. В 1844 г. Царскосельский лицей был переименован в Александровский и переведен в Петербург. Преподавание в лицее включало общеобразовательный и специальные курсы. В начальных классах изучались богословие, латынь, русский и иностранные (французский, немецкий, английский) языки, логика, история, география, математика, физика, космография (астрономия). Старшие классы составляли «окончательный курс» и предусматривали совершенствование лицеистами иностранных языков, изучение русской словесности, истории западной литературы, отечественной и зарубежной истории, философии, статистики, политической экономии. В качестве специальных изучались юридические дисциплины: энциклопедия права, история русского права, церковное, государственное, гражданское, уголовное, полицейское, финансовое и международное право, а также государственное устройство «восточных держав». Выпуск составлял 30-40 чиновников с юридической подготовкой. Среди выпускников лицея известные поэты, ученые, государственные деятели — А.С.Пушкин, М.А.Корф, А.М.Горчаков и др.

В 30-е годы складывается и система получения военно-юридического образования для подготовки чиновников, специализировавшихся в области военной юстиции. Ранее чиновники для делопроизводства по военно-судным делам (аудиторы) набирались из нижних чинов, писарей и канцеляристов, которые проходили практическое обучение при Аудиториатском департаменте или оронанс-гаузах (комендатурах), а затем (с 1816 г.) сдавали особый экзамен. В 1846 г. школа была преобразована в Аудиторское (с 1867 г. Военно-юридическое) училище. К концу 50-х годов в него набирали до 170 воспитанников в возрасте от 13 до 17 лет из сыновей дворян, офицеров и чиновников военного ведомства. Обучение длилось пять лет. Наряду с общеюридической подготовкой особое внимание уделялось изучению законодательства об армии и флоте. После издания в 1839 г. Свода военных постановлений основным предметом изучения стало военное законодательство (преимущественно уголовное и уголовно-процессуальное). Практическая подготовка обеспечивалась изучением доставляемых в училище военно-судных дел и привлечением воспитанников к ведению делопроизводства в процессах. После окончания курса обучения выпускники направлялись для службы в военную юстицию.

Подготовкой юристов для административно-хозяйственной деятельности в области промышленности, сельского хозяйства, торговли занимались юридические лицеи. Им отводилась «первая степень непосредственно после университетов» с целью «распространения камеральных наук в связи с отечественным законоведением». Первым в 1803 г. был основан Ярославский (Демидовский) лицей на пожертвования П.Г.Демидова — внука известного уральского заводчика Никиты Демидова, получившего образование в Европе и ставшего известным ученым-естественником.

С середины 40-х годов XIX в. в лицеях «курс наук представляет строгую, полную, современную систему образования, необходимую для приготовления юношей к полезному прохождению поприща служебного или к основательному занятию частными делами, собственными или вверенными посторонним лицам». Итак, в первой половине XIX в. в России была в основном сформирована система подготовки юристов для государственной службы в университетах, ведомственных учебных заведениях, а также специалистов с хозяйственно-правовой подготовкой.

1 См.: Томсинов В.А. Развитие юриспруденции в России // Развитие русского права второй половины XVII-XVIII вв. М., 1992. С. 51-64: Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Московского университета. М., 1855. Ч. 1. Здесь и далее данные справочного и биографического характера приводятся по «Энциклопедическому словарю» Брокгауза и Эфрона.
2 Параллельный Свод общих уставов Российских уставов 1804, 1835, 1863 годов и Дерптского 1865 года. СПб.. 1880. (Далее сведения по организации обучения и учебным планам приводятся по данному изданию.)
3 РГИА.Ф. 1251. Оп. 1. Д. 118. Л. 2-8.
4 Там же.
5 Баршев Я.И. Историческая записка о содействии Второго отделения собственной Е.И.В. канцелярии развитию юридических наук в России. СПб., 1876. С. 3-31.
6 Егоров Ю.Н. Студенчество Санкт-Петербургского университета в 30-50-х годах XIX в. // Вестник ЛГУ. Сер. истории, языка, литературы. 1965. N 14. Вып. 3.
7 Нерсесянц B.C. Юриспруденция. М., 1999. С.118-130: Азаркин Н.М. История юридической мысли в России. М., 1999. С. 194-240; Кодан С.В. Юридическая наука в России в 1800-1850-е гг. // Юридическая наука в свете новых задач. Свердловск, 1990. С. 71-87.
8 Пятидесятилетний юбилей Императорского училища правоведения. СПБ., 1886. (Далее сведения приводятся по данному изданию.

Written by admin

Декабрь 5th, 2017 | 3:03 пп