Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Возвращение к исторической символике

По замыслу Основателя города на Неве, Санкт-Петербург должен был олицетворять собой «окно России» в Европу.

Яркая метафора приобрела исторический смысл и надолго овладела умами просвещенных людей.

Но с годами оказалось, что это «окно» не менее красиво, чем сама Европа. И не случайно стало восприниматься как «окно для Европы» в Россию.

Но если Санкт-Петербург — это и есть современная Россия, если город — «окно для Европы», значит между Россией и Европой должен существовать особый язык взаимопонимания — такая коммуникация, благодаря которой многое становится понятным.

Из разнообразных средств такой коммуникативной связи мы обратили внимание на язык геральдики — не только потому, что в минувшем году исполнилось 10 лет восстановления геральдической службы России и что в Санкт-Петербурге сейчас особо пристально следят за геральдическим оформлением 300-летнего юбилея города. Наш интерес был вызван еще и тем, что здесь живет и работает Георгий Вадимович Вилинбахов — заместитель директора Эрмитажа по научной работе, председатель Геральдического совета при Президенте Российской Федерации.

Увлечение оловянными солдатиками в детстве переросло у Вилинбахова в страсть. Не прекращая коллекционировать любимые предметы, он овладел искусством геральдики и стал признанным специалистом в этой области языка — языка особых знаков. Вырос от музейного работника до крупного государственного чиновника.

Если, скажем, Москва, Киев, Владимир, Псков, Новгород значительно старше Петербурга и, естественно, у них гораздо раньше сложились геральдические традиции, все же здесь, в городе на Неве, к национальной эмблематике отношение особенное.

Трудно однозначно ответить, почему так происходит. Причин много. Рискнем назвать одну из главных.И Георгий Вилинбахов, и главный художник Академического Большого драматического театра им. Г.А.Товстоногова Эдуард Корчегин, и другие их коллеги считают себя продолжателями традиций Герольдмейстерской конторы, созданной в Петербурге в 1722 году, вернее, целого ряда направлений ее деятельности, дополненных и обновленных, конечно же.

Мелочей здесь нет. Наша бригада сотрудников журнала «Государственная служба» дважды побывала в Санкт-Петербурге (в начале и середине марта), и мы наблюдали, с какой тщательностью готовятся к празднику геральдисты Санкт-Петербурга.

Здесь, по словам Георгия Вилинбахова, недопустима какая-либо неряшливость, неточность либо некорректность. К сожалению, все это случается. Самое распространенное нарушение, с которым сталкивается Геральдическая служба России, — это незаконное использование Штандарта Президента РФ или его изображения высшими государственными чиновниками страны. Уж очень любят и чиновники, и депутаты произносить свои речи на фоне Штандарта Президента. Вероятно, им кажется, что таким образом они то ли подчеркивают свою государственность, то ли демонстрируют собственную лояльность Президенту.

Вилинбахов непреклонен: нарушается Указ Президента «О Штандарте (флаге) Президента Российской Федерации», а значит, это «узурпация должностного знака Главы государства».

Что делается для того, чтобы избежать подобных нарушений? С 2002 года в аппарате каждого полномочного Представителя Президента появился сотрудник, на которого возложены обязанности заниматься вопросами геральдики. Одна из функций этих чиновников — контроль за исполнением законов о государственных символах, в том числе о Штандарте Президента РФ. Геральдический совет регулярно проводит в различных регионах страны семинары и совещания, на которых разъясняет местным должностным лицам сущность государственной политики в области геральдики, правила внедрения в практику исторически и геральдически обоснованных систем знаков, обеспечивающих функционирование государственных структур и органов власти субъектов федерации и местного самоуправления.

Надо отметить, что в советское время обучению геральдике как научной дисциплине и геральдическому искусству не уделялось достаточного внимания. По мнению Г.Вилинбахова, особенно это относится к так называемому геральдическому художеству, которому не обучали ни в одном художественном учебном заведении страны. Были утрачены прекрасные традиции русских геральдических художников, таких как Г.Нарбут, И.Билибин. Вот и появлялись на свет слабые с художественной точки зрения проекты, бедные идеями и символическим языком.

«Чтобы стать геральдистом, нужно просто любить то, чем ты собираешься заниматься», — так считает Георгий Вилинбахов. Надо, добавляет он, знать историю геральдических знаков, изучать их системы, понять логику развития этих систем.

Язык геральдических систем, как и языкознание, имеет свою грамматику, фонетическую форму и даже свои диалекты. Благодаря этому можно заниматься сравнительной геральдикой и вопросами ее развития. Этим как раз и увлечен сейчас Георгий Вадимович Вилинбахов. Можно сказать, что сравнительная геральдика, то есть изучение геральдических систем разных культурно-исторических регионов, позволяет устранять белые пятна в геральдической науке. Например, сравнительный анализ европейской и японской геральдики позволяет выявить то общее, что между ними существует, и ту специфику, которая есть у каждой национальной геральдической системы.

Мы попросили Георгия Вилинбахова рассказать об особенностях геральдических знаков Санкт-Петербурга: гербе и флаге бывшей столицы Российской империи. Еще раз подчеркнув, что эти знаки хотя и не самые древние и что их появление связано с Петровской эпохой, Вилинбахов в то же время заметил, что в истории создания Герба Петербурга в полном объеме воплотилась культурная традиция Петровских реформ, нормы барочной тематики. Герб лаконичен, точно выражает идею, связанную с замыслом основания города. Известно, что Петербург был искусственно создан Петром, поэтому в Гербе отсутствуют признаки тотемных знаков тех племен, которые жили здесь, на территории будущей столицы.

Детище Петровской эпохи, тех преобразований, которые проходили в России в XVIII веке, город сам стал знаком той реформы, которую провел Петр, — в самом широком смысле этого слова. Все изменения, которые мы знаем, находятся в знаковой системе: это и бритье бород, это и переодевание чиновников, аристократов и дворянства в европейские костюмы, это и введение в армии мундиров европейского образца, это и новое летосчисление. Дело не в том, считает Г. Вилинбахов, как Петр относился к Московской Руси, а в том, какой вектор развития России он выбрал для себя.

Это было направление на сближение с Европой. Россия должна была говорить с ней на одном языке — не только на вербальном уровне. Требовалось добиться, чтобы Россию воспринимали как Европу, и для этого нужны были все эти перемены. Понадобился общий с Европой календарь. Стремясь вписать Россию в контекст европейской культуры, Петр мечтал, чтобы и геральдическая отечественная система была принята и понята европейцами.

Г. Вилинбахов не согласен с теми, кто считает, что геральдика существовала только до 1917 года, а потом рухнула. Он остроумно заметил, что появление таких слов, как «наркомпрос», вовсе не означало исчезновения русского языка.

Просто другой стал геральдический язык в советскую эпоху. Вспомним: герб, флаг, награды, знамена, военно-морские флаги — весь набор присутствовал, но он был иной. Он укладывался в идеологию, которая носила не национальный, а интернациональный характер. Вся система геральдических знаков была не просто интернациональной, она была открыта для того, чтобы могли быть реализованы идеи мировой революции. Любое государство, которое причисляло себя к социалистической системе, становилось ее частью и благодаря тому, что повторяло одни и те же геральдические символы: Красное знамя. Серп и Молот, орден Трудового Красного Знамени, с некоторыми, правда, незначительными национальными элементами. Но не более того.

С развитием СССР геральдика должна была непрерывно нарастать. Невозможность реализации такой идеологии показала война СССР с фашистской Германией, когда отнюдь не весь рабочий класс этой страны встал под красные знамена. Или события в Польше, когда крестьяне защитили свое государство, свою нацию. Идеалистичность советской идеологии была очевидна. Кстати, все страны «народной демократии» оставили себе национальные герб и флаги, которые существовали у них до войны. У ГДР и ФРГ были два одинаковых флага, и они сохранялись как национальные символы.

По мнению Г.Вилинбахова, национальная идея появляется тогда, когда нация находится в критическом положении. Он считает, что мы с этим столкнулись в годы Великой Отечественной войны. Именно в это время возвращаются геральдические знаки Российской империи: погоны, например, хотя в Красной Армии еще оставалось немало тех, кто воевал с «золотопогонниками». Однако никто не отказался надевать царские по виду погоны со звездочками. Именно в ту пору появилась пятиконечная колодка для ношения орденов, стали использоваться ленточки ордена Святого Георгия для ордена Славы. Потом на этой же ленточке носили медаль «За победу над Германией». Вернулось наименование для воинских частей — гвардейские.

Вспомнил Георгий Вадимович и о ситуации в нашей стране конца 80-х годов XX века. Общественная жизнь в тот период была расцвечена разнообразными флагами, эмблемами, нарукавными повязками. Казалось, неожиданно геральдика выплеснулась на улицы и площади наших городов. С вопросов о национальной эмблематике, о гербах и флагах начинались споры о государственном суверенитете. В Прибалтике начался выпуск значков, изображающих флаги, причем не только Литвы, Эстонии, но и Армении, Грузии, Азербайджана, Белоруссии, России. Было очевидно, что культурно-исторический феномен геральдики становится важным элементом общественного сознания и политической культуры общества. С помощью геральдики люди выражали свою политическую и гражданскую позицию. Одни носили значки с портретом Ленина, другие — с бело-сине-красным флагом, третьи — с двуглавым орлом.

Вилинбахов предположил, что восстановление национальной геральдики в тот период. возможно, не привело бы к резкому распаду СССР.

С этим можно согласиться или нет, но, бесспорно, Вилинбахов прав в том, что невнимание к геральдике, пренебрежительное отношение к изучению тех процессов, которые связаны с ней, в определенной степени оказывают влияние на решение тех или иных государственных проблем.

Говорили мы с Георгием Вадимовичем и о новейшей системе государственных наград России. По его мнению, сегодня государство может наградить практически за все то, за что должно отмечать ратные и трудовые заслуги человека. Он считает, что дальнейшее количественное увеличение наград не приведет к повышению качества этой системы. Самая большая опасность, которая ей угрожает, — это опасность повторов. Именно это произошло с наградной системой бывшего Советского Союза, когда из-за избытка наград терялась их ценность. Кавалерами ордена Ленина люди становились по 5-6 раз. В 70-80-е годы прошлого века наградная система СССР полностью себя дискредитировала. Ценность была не в самой награде, а в тех льготах и привилегиях, которые она предоставляла. С орденской книжкой можно было получить дефицитный товар. Ответственность и обязательства отступали для лица, удостоенного высшими наградами, на задний план.

«Смысл нашей работы, — говорит Г. В. Вилинбахов, — не в том, чем больше наград, тем лучше, а в том, что в России выработана система геральдических знаков». «Раз и навсегда?» — спрашиваем у нашего собеседника.

«Да что вы! — удивляется Вилинбахов. — Поправки могут и должны быть».

Поводов, оказывается, для этого действительно немало. Вполне возможны, например, изменения в административно-территориальном устройстве страны, которые могут привести к тому, что муниципальных образований станет больше. А они имеют право на собственные гербы и флаги. Или наоборот — таких образований станет меньше. Для Геральдической службы начнется уже другой процесс. Совсем свежий факт: недавний Указ Президента РФ об изменении структуры силовых органов. ФАПСИ и Федеральная пограничная служба вошли в состав Федеральной службы безопасности. Другая теперь должна быть иерархия знаков. Существовали эмблемы ФСБ, ФАПСИ, ФПС. Они имели равнозначный статус. А теперь предстоят серьезные изменения. Так что работы хватает.

Теперь о геральдическом оформлении праздника в Санкт-Петербурге. Любая официальная церемония так или иначе сопровождается использованием геральдических знаков: Государственного флага, Флага Санкт-Петербурга, Герба города. Воспроизводятся ныне действующие государственные или исторические награды, орденские ленты, ордена, которые существовали в Российской империи либо в советское время. Учитываются также и символы городов-побратимов, которые станут участниками юбилейных торжеств, приглашенных субъектов Федерации. Все будет тщательно обсуждаться. «Все должно иметь смысл», — сказал Г. Вилинбахов.

Ожидается большое торжество в акватории Невы. Внешний вид водного праздника уже существует в рисунках и проектах художника Корчегина, который внес большой вклад в оформление 850-летнего юбилея Москвы. Много работы у районных архитекторов, художников тех фирм, которые занимаются рекламой. И тут бывают нарушения: то ли из-за желания проще и дешевле оформить праздник, то ли по незнанию. Например, Герб Петербурга, где на красном поле изображено два серебряных якоря и золотой скипетр, некоторые художники якоря тоже рисуют желтым цветом, не понимая, что этим они делают другой Герб. Как нам стало ясно, никто из специалистов не требует от руководства районов знания геральдики, но всегда готовы им помогать, подстраховать их, чтобы не допустить ошибок.

Но, подчеркнул Г. В. Вилинбахов, революционные изменения в геральдической службе происходят в периоды кардинальных изменений в жизни страны.

Но даже если их нет, то от этого не теряется смысл работы геральдистов.

Как остроумно заметил Георгий Вадимович Вилинбахов, наличие в русском алфавите 33 букв вовсе не означает, что для писателей и языковедов закрыт путь к поиску.

Точно так же и для языка геральдики — процесс поиска здесь бесконечен.

Георгий Вадимович Вилинбахов

Георгий Вадимович Вилинбахов родился 13 апреля 1949 года в семье потомственных дворян. Его отец, Вадим Борисович Вилинбахов — историк, мать, Вера Николаевна, долгие годы работала заведующей кафедрой химико-технологического института.

Г.В. Вилинбахов окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета. Кандидат исторических наук. С 1969 года работает в Государственном Эрмитаже. С 1970 года является хранителем коллекции знамен и военной графики. Автор более 150 публикаций по истории русской культуры, военной истории и геральдики, в том числе монографии о художнике П.Хессе, образе Святого Георгия, Государственном гербе. Крупный специалист по истории русской военной культуры, общепризнанный знаток российской символики и геральдики, он стал создателем Геральдического семинара, возродившего научный подход к этой отрасли знаний в нашей стране. С августа 1992 года Георгий Вадимович — заместитель директора Эрмитажа по научной работе. В феврале 1992 года Постановлением Правительства Российской Федерации Г.В.Вилинбахов назначен начальником Государственной Геральдической службы Российской Федерации. Он принимал непосредственное участие в разработке концепции и проектов государственных символов и системы государственных наград России. В 1994 году Геральдическая служба была преобразована в Государственную герольдию при Президенте Российской Федерации, и Георгий Вадимович был назначен ее руководителем, государственным герольдмейстером. С 1999 года Г.В.Вилинбахов является председателем Геральдического совета при Президенте Российской Федерации. В качестве официального представителя Президента Российской Федерации в Федеральном Собрании Г.В.Вилинбахов представлял законопроект о государственных символах. Им была организована работа по ведению Государственного геральдического регистра России и созданию геральдических служб в ряде министерств и ведомств. В 1998 году в качестве главного церемониймейстера организовывал и участвовал в церемонии захоронения останков императора Николая II, членов его семьи и приближенных. Государственная должность Георгия Вадимовича сделала Государственный Эрмитаж важным центром современной политической культуры нашей страны. Г.В.Вилинбахов — член исполкома Международной ассоциации военных музеев и музеев оружия, действительный член Международной Академии Геральдики (Париж).

Георгий Вадимович Вилинбахов награжден орденом Почета, орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Георгий Вадимович женат, имеет двоих детей.

Written by admin

Декабрь 5th, 2017 | 2:57 пп