Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Воссоздание Янтарной комнаты

Репортаж за месяц до официального ее открытия в Государственном музее-заповеднике «Царское Село»

27 мая 2003 года — исполнится 300 лет со дня рождения Санкт-Петербурга. Это не просто юбилей дорогого для всех нас города, а событие, значение которого выходит далеко за рамки национальных границ.

Кульминационным моментом скорее всего станет официальное открытие Янтарной комнаты. Здесь побывают главы ведущих государств мира — членов и кандидатов Европейского Союза, стран восьмерки, СНГ, Китая, Индии, руководители ООН, ЮНЕСКО, которые получили приглашение на юбилейные торжества в город на Неве от Президента Российской Федерации Владимира Путина.

Предполагается, что первыми счастливцами на открытии Янтарной комнаты станут жители блокадного Ленинграда, для которых уникальное создание древних мастеров долгие годы являлось символом утрат культурных ценностей нашей страны в годы Второй мировой войны.

Возможно, кому-то удастся посмотреть фильм Аксенова о многочисленных предположениях исчезновения подлинной Янтарной комнаты. Каждый сможет тогда выбрать для себя одну из самых загадочных, интересных и таинственных версий похищения шедевра.

Редакция же журнала «Государственная служба» расскажет только об одной версии — версии не детективного, а созидательного характера: как в течение многих лет отечественными учеными, архитекторами и мастерами шаг за шагом воссоздавался интерьер прекрасной Янтарной комнаты, которую прусский король Фридрих I подарил когда-то русскому царю Петру I.

Первоначально это был янтарный кабинет, принадлежавший Фридриху. Его площадь не превышала 36 м(2) (многочисленные источники называют разные цифры). Русскому царю было подарено 12 янтарных и 12 цокольных панелей.

Елизавета, дочь Петра I, пожелала, чтобы были не янтарные, а агатовые стены (в XVIII в. на выбор камней для украшений сильное влияние оказывало увлечение минералогией), но нужного количества агата, чтобы облицевать им комнаты, не оказалось. И тогда вспомнили о немецком янтарном подарке. Солдаты на руках перенесли панели, и все было сделано так, как это видят сегодня современные посетители. А видят они вот что: Янтарная комната площадью стала едва ли не в 8-10 раз больше прежней — 100 м(2). Но прусское янтарное изящество от этого увеличения не пострадало. Знаменитый Растрелли предложил расширить размеры уникального янтарного кабинета Фридриха за счет верхних пилястров, так называемых подмалевок — холстов, раскрашенных под янтарь. Вставил зеркала. Эффект получился потрясающий.

А потом случилась трагедия — в годы минувшей войны Янтарная комната исчезла.

Когда поиски подлинной Янтарной комнаты не увенчались успехом, то увлеченные янтарем люди решили сами сделать недостающие панели и детали (эти первые пробы отечественных умельцев и поныне хранятся в музее Калининградского янтаркомбината). Даже недоверчивые и осторожные партийные лидеры того времени, осмотрев любительскую работу, убедились в том, что наши ребята способны воспроизводить такие же художественные изделия, которые с большим трудом создавались в Пруссии в XVII-XVIII вв. Так появилось Постановление Совмина РСФСР о воссоздании Янтарной комнаты. Было это в 1979 году.

Вот тогда-то за дело взялись уже ученые. Они приступили к разгадке многочисленных секретов древнего искусства. В природе, например, существует только один цвет янтаря, напоминающий цвет квашеной капусты. А в янтарных изображениях мы видим 13-15 его оттенков — от желтого, солнечного до рубинового. Соотношение красок по тону и насыщенности цвета подсказывало исследователям, что янтарь подкрашивали, то есть колорировали его.

И вот встала задача: распознать цветовую гамму Янтарной комнаты. А как? Сохранились, правда, черно-белые фотографии комнаты. В распоряжении мастеров находились янтарные пластинки, которые осыпались со стен, их вовремя подобрали и передали на госхранение.

Кстати, первая попытка реставрации Янтарной комнаты была предпринята еще перед войной. Комната находилась в плачевном состоянии. Пустоты красили лаком, олифой рыжего цвета. Некоторые части покрывали лаком, олифой рыжего цвета, сургучом или гипсом и раскрашивали под янтарь.

Естественно, это никого не устраивало, и долго продолжаться так не могло. Выход в свет правительственного Постановления 1979 года, о котором мы уже упоминали, подтолкнул исследователей более основательно изучить цветовую гамму исчезнувшей Янтарной комнаты.

Сохранилось 86 черно-белых изображений интерьеров Янтарной комнаты и одно цветное. Исчезнувшие эталонные цветные пятна предстояло сверять с этой «живой» цветовой гаммой. Это было очень трудно. Помогало и то, что кроме отдельных кусочков, в Екатерининском дворце имелась еще коллекция других янтарных изделий: шкатулки, заколки, курительные трубки, скульптурки.

Но кроме плоского набора, в Янтарной комнате были объемные рамы. Их размер узнавали методом отбрасываемой тени, а тут подоспели компьютеры, чья «электронная разведка» пришлась очень кстати.

Именно главному архитектору реконструкции и восстановления Екатерининского дворца А.А.Кедринскому, автору проекта воссоздания Янтарной комнаты, довелось распознать сложнейшие приемы прусского янтарного искусства.

Это было открытие. Сам процесс колорирования, однако, не так уж сложен. Трудность представляло воспроизведение различных пейзажей. Попытайтесь по черно-белым фотографиям узнать цветовую гамму пейзажей? Пошли по пути аналогий. Многие библейские сюжеты нередко повторялись в произведениях декоративно-прикладного искусства. Все это было тщательно изучено.

Интересна история воссоздания флорентийских мозаик. Они появились во времена Елизаветы Петровны и были исполнены в мастерских твердого камня во Флоренции. Итальянские художники по живописным полотнам повторяли копию картин в камне.

В России, которая имеет обширный опыт работы с твердыми материалами, подобным искусством не занимались. На камнерезных фабриках Екатеринбурга, Петергофа изготовляли вазы, камины, другие декоративные изделия. То, что предстояло сделать для Янтарной комнаты, относилось к разряду вечной каменной живописи, максимально приближенной к мозаике живописного оригинала.

Спасибо итальянцам! Они прислали из Флоренции в Питер большие цветные фотографии живописных оригиналов (благо сохранились!).

И вот по этим оригиналам питерские мастера стали воссоздавать мозаики.

«Почему не пригласили тех же немцев, итальянцев?», — спрашиваем мы у директора Царскосельской янтарной мастерской Бориса Павловича Игдалова.

В ответ неожиданное: «То, чем занимаются сейчас российские мастера, — это, к несчастью, одно из умирающих искусств. В мире, — добавляет художник-реставратор, — умерло уже много направлений культуры: классическая живопись, классическая скульптура… Я бы сегодня завел Красную книгу искусств», — с горечью заключает мастер.

Вообще-то Борису Игдалову, художнику-реставратору высшей категории, члену Бранденбургского клуба резчиков по янтарю, члену Международной ассоциации резчиков по янтарю, пессимизм не свойственен. Некогда тратить на это душевные силы. Они уходят на осмысление проблем воссоздания древних шедевров.

Несколько лет назад в германском городе Бремене был найден подлинник одной из четырех флорентийских мозаик — аллегория «Осязание и обоняние». Три остальные картины с аллегориями вкуса, слуха и зрения найти не удалось. Аллегорию «Осязание и обоняние» сравнили с мозаикой, исполненной в мастерской Игдалова, вот тогда довелось мастеру изрядно поволноваться. Слава богу, обошлось благополучно. Международная экспертиза, проведенная в Потсдаме, приняла российскую мозаику как подлинник. Скажем мягче — почти не отличишь копию от подлинника. Игдалов присутствовал при этом «опознании».

Если на исторических мозаиках использовался материал, найденный в окрестностях Флоренции, — маримский кремний (есть на этих картинах и зарубежные образцы камней), то в российских мозаиках — камни отечественного происхождения, собирали их по всему бывшему СССР: яшму, агат и др. Игдалов объездил все месторождения цветных камней — от Калининграда до Находки, от Кольского полуострова до Кавказских гор. Была собрана великолепная палитра. которая позволила решать художественные задачи в технике флорентийской мозаики. Вначале на одну картину специалисты затрачивали 24 месяца. Теперь, когда опыт накоплен, можно то же самое делать быстрее. Подбор материала и техника его обработки — самое главное в этом искусстве.

Кстати, та древняя мастерская во Флоренции, на которой были изготовлены мозаики, сохранилась, но работы такого масштаба, как в России, там не ведутся.

Очень хочется верить в то, что воспроизведенная Янтарная комната из символа утраты превратится в символ культурного достояния страны. Ведь Янтарная комната олицетворяет собой отношения двух великих государств — России и Германии — на протяжении 300 лет. Через «янтарную историю», историю бытования этой комнаты можно проследить особый вектор взаимоотношения двух стран.

Да и чисто прагматически — 8,6 млн долларов затрачено на восстановление Янтарной комнаты. И по этому признаку Янтарная комната — национальное достояние.

Но это еще не все. Янтарная комната — возвращенный шедевр. Немецкий концерн «Рургаз» финансировал последнюю стадию восстановления шедевра.

Резчики по янтарю

Воссоздание Янтарной комнаты для царскосельских резчиков по янтарю превратилось в одну общую и трудную работу, в которой не существовало второстепенного. Это был не просто захватывающий всех процесс обработки янтаря, а научная реконструкция исключительного по своим достоинствам произведения искусства.

Подчеркнем это еще раз: научная реконструкция. Каждый прием и метод, которые здесь применялись, нуждались не только в глубоком исследовании, но и утверждались на художественном совете. Делали ли мастера обрешетку, подоснову для панелей или колорировали янтарь, воспроизводили флорентийскую мозаику, — все это имело под собой глубокую научно-исследовательскую и искусствоведческую разработку. Будучи самобытными и очень оригинальными художниками, резчики по янтарю не имели права на индивидуальное творчество. Они столкнулись с серьезной человеческой проблемой, потому что были обязаны не выплескивать душу в свободном творческом порыве, а прятать ее, так как от них требовалось технически безукоризненно пользоваться только теми приемами, которые были приняты в дни создания произведения. Они действовали как актеры, вживаясь в образ ушедшего времени, постигая его дух, чтобы наделить предмет чертами и приметами XVIII века, а не нынешнего. И предмет оживал.

А это уже творчество иного порядка. Творчество тончайшего повтора образцов минувшего. И высшая оценка этой работы — восхищение людей, их вера в Янтарную комнату. Хотя никто Вам не станет гарантировать сходство того, что сделано, с тем, что было. В природе не существует ничего одинакового, камней в том числе.

Заметим: художественная обработка янтаря — дело непростое. Самое главное заключается в том, что это ремесло не имеет российских корней. В России такой культуры практически не существовало. В основе опыта наших мастеров лежит прежде всего работа с объектами реставрации XVI-XVII веков из коллекции Государственного музея-заповедника «Царское Село», которое является наиболее крупным собранием таких вещей в мире.

Процесс воссоздания Янтарной комнаты — внешне однообразная и повторяющаяся картина: историческое исследование объекта, изучение имеющихся фотоматериалов, проектные разработки, предварительная лепка, коллегиальное и авторитетное утверждение проектов, снова лепка уже с утвержденных Художественным советом проектов, снятие формы, перевод изобретения в гипс, доработка гипсового изделия, снятие с него формы, снова гипс… И наконец мастер получает заветную деталь в работу — утвержденную и обработанную в сырье деталь. Трудно сказать, что важнее в этом процессе: предварительная работа или же конкретное воплощение детали в камне. Да и никто из команды Игдалова общую работу не делит на главную и не главную. Прекрасный коллектив специалистов, вобравший в себя опыт утраченного древнего искусства! Закончат они свою Янтарную комнату — что дальше? Эта очень серьезная проблема во весь рост встает перед руководством Государственного музея-заповедника «Царское Село».

Но это уже другая тема — для очерка о перспективах творческого коллектива царскосельских уникальных мастеров — резчиков по янтарю.

Written by admin

Декабрь 5th, 2017 | 2:47 пп