Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Государственная языковая политика

Анатолий БЕРДАШКЕВИЧ — кандидат биологических наук, сотрудник аппарата Комитета Государственной думы по образованию и науке

Нормативные и законодательные акты о языках неизбежно затрагивают общественно-политическое сознание населения и оказывают воздействие на социальные, экономические и культурные стороны жизни граждан. Особенности правового регулирования по отношению к порядку использования языка могут привести к далеко идущим последствиям.

Известно, что многие республики Российской Федерации ввели на своей территории по несколько языков в качестве государственных, а некоторые дополнили свое законодательство специальными законами о языках. При этом правила законодательного регулирования в различных республиках достаточно неоднородны. Например, закон «О языках народов Республики Бурятия» устанавливает, что на предприятиях, в учреждениях и общественных организациях республики «делопроизводство ведется на государственном языке Российской Федерации». Республика Коми, которая ввела статус государственных для двух языков, приняла иные правила. В частности, здесь допускается использование русского языка в области государственного управления.

В республиках Марий Эл, Хакасия, Кабардино-Балкария соответствующие законы предусматривают использование на равноправной основе государственных языков этих республик или «иных языков по взаимной договоренности».

Такое положение вряд ли можно признать нормальным. Органы государственного управления, организации и граждане должны взаимодействовать на всей территории страны по установленным правилам и в упорядоченном пространстве информационного обмена. Между тем, как свидетельствуют приведенные примеры, в законодательной практике субъектов РФ можно найти нормативные акты, не в полной мере удовлетворяющие этому требованию. Очевидна, таким образом, необходимость проведения в стране государственной языковой политики.

Конституцией Российской Федерации в качестве государственного признается русский язык, что накладывает на властные органы и иные субъекты публичного права определенные обязательства, совокупность которых может быть положена в основу государственной политики по отношению к русскому языку.

Важность разработки такой политики усугубляется еще и тем, что в России поддержке языка по-прежнему уделяется недостаточно внимания. Для сравнения укажем, что в большинстве крупнейших европейских стран существует стандартное представление национального языка в виде набора словарей (DUDEN, Standartwerk zur deutchen Sprache — в Германии, Standart Reference Books — в Великобритании и т.д.). Серия подобных справочных пособий рассчитана на широкого читателя и издается дешевыми массовыми тиражами. В набор обязательно входят орфографический, орфоэпический, этимологический, стилистический. фразеологический. цитатный словари, словарь синонимов. а также ряд словарей. представляющих специфику национальной лингвистической традиции. Тезаурус отражает в текстовых фрагментах классических художественных произведений практически все стороны жизни. Так выглядит обязательное. контролируемое государством предъявление идеологического и культурного минимума, который рекомендуется каждому гражданину.

В Российской Федерации нет эквивалентных стандартов государственного языка. Процедура его формирования в виде нормативного, кодифицированного языка трудоемка и не дешева. К тому же не консолидирована позиция российских ученых-языковедов. Достаточно напомнить нашумевшую дискуссию по поводу написания «заяц» или «заец», а также раздающиеся время от времени призывы вернуться к нормам правописания, действовавшим до 1917 г., с «ятями» и «ерами». Некоторые тенденции в языковой политике России вызывают беспокойство ученых, не склонных ни к излишней революционности, ни к искусственной архаизации1.

Попытаемся определить основные принципы формирования и реализации государственной языковой политики. Для этого необходимо прежде всего установить правовой статус языка как объекта правоотношений и сопоставить его различные терминологические квалификации.

О некоторых терминологических квалификациях языка

Закон «О языках народов Российской Федерации» определяет все языки народов нашей страны как «национальное достояние Российского государства». В статье 3 Закона употреблена формулировка «равные права всех языков народов Российской Федерации». Законодатель тем самым указал, что языку может быть придан статус субъекта права. Такая концепция перекликается с мнением исследователей, рассматривающих язык как социальный институт с ярко выраженными социальными характеристиками. К числу основных терминологических квалификаций можно отнести следующие: титульный язык, официальный язык, язык народов России, язык межнационального общения, один из мировых языков. государственный язык, родной язык.

Обсудим каждую из терминологических квалификаций по отношению к использованию определяемых ими объектов в качестве статусных. Под правовым статусом языка будем понимать его правовое положение как юридического объекта, место в социальной системе, определенное законом и выполняемыми функциями2.

Титульным языком принято обозначать язык этноса, по которому названо национально-государственное или национально-территориальное образование. Это понятие достаточно формально и условно. Действующим законодательством введено понятие «язык (языки) народов России» и, как уже отмечалось, установлено равноправие между ними. Для такой многонациональной и многоязычной страны, как Российская Федерация, статус «титульный язык» по отношению к любому языку некорректен, это может быть расценено не только как юридическая, но и как социально-политическая ошибка. Правовая норма о равных правах языков народов России исключает любую процедуру выделения одного языка в сравнении с другим в качестве титульного.

Экспертами ЮНЕСКО в 1953 г. было рекомендовано разграничить понятия «national language» и «official language». Под «national language» подразумевался язык. выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной жизни общества: под «official language» — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства. Возможно, под воздействием этих представлений в российское законодательство вошли термины «официальный язык» и «государственный язык». Статья 4 Закона «О языках народов СССР» гласит: «С учетом исторически сложившихся условий и в целях обеспечения общесоюзных задач русский язык признается на территории СССР официальным языком СССР и используется как средство межнационального общения». В Федеральном законе «О языках народов Российской Федерации» понятия «официальный язык» и «средство (язык) межнационального общения» уже исключены. Можно согласиться с логикой законодателя. Выделение русского языка как особого «средства межнационального общения» — неправомерная процедура, нарушающая «равные права языков народов России». Введение понятия «официальный язык» через процедуру «межнационального общения» необоснованно и ничего не разъясняет.

Мировой язык

На планете наличествует более 3 тыс. языков, из них развитую письменность имеют около 300. Наиболее распространены 1500 языков, на 22 говорят 75% землян, на 7 — 50%. По утверждению Р.Белла, язык можно представить как набор передаваемых через культуру моделей поведения, общих для самой большой группы индивидов, то есть общества3.

Множество «мировой язык» постоянно расширяется4. Источниками пополнения служат исторические или иные научные исследования, а также «языковая жизнедеятельность» общества. При этом важнейшее качество множества — сохранение всех своих элементов.

Русский язык, будучи одним из мировых языков, может быть представлен в виде совокупности языковых объектов устной и письменной речи, которые были созданы за все время его существования5. Носителями данного множества являются все русскоязычные люди, архивные материалы, письменные, аудио-, видео- и иные произведения, свидетельства и документы. Поскольку понятие «мировой язык» определяет некоторое идеальное, виртуальное множество и не имеет и никогда не будет иметь закрытого списка, в котором были бы перечислены все относящиеся к нему объекты, не существуют и монопольно владеющие им субъекты. У него не может быть общего носителя, единой трактовки произношения. единых правил написания. Наиболее полно социально-правовой статус понятия «мировой язык» может быть раскрыт через категорию объектов мировой истории и культуры6.

Будучи важнейшим средством объективации культуры, язык активно участвует в производстве. хранении, распространении духовных ценностей и, наконец, в их восприятии, то есть потреблении индивидуумом. Проблема трансляции духовных ценностей. доведения их до адресата является составной частью более общей темы — «язык и культура», в рамках которой она занимает совершенно самостоятельное и притом очень важное место. Именно это и составляет главный смысл культурного обмена как внутри социума, так и за его пределами — добиться, чтобы достижения культуры стали достоянием индивидуума, были до него доведены. Исследовательское поле данной проблемы весьма широко. Наряду с вопросами, остро дебатируемыми в литературе, оно включает аспекты, которые ждут своего рассмотрения и для решения которых необходимо использование комплексных, интердисциплинарных методов.

Язык народов России

В одном социокультурном пространстве, на территории одной страны существует множество языковых систем. Один человек может быть участником нескольких систем и входить в разные речевые общности, подобно тому, как один индивид имеет несколько социальных статусов и входит в разные большие группы.

Рассмотрим русский язык как составную часть множества «языки народов России» и проанализируем возможность использования данной терминологической квалификации в качестве статусной правовой категории.

Границы множества «язык народов России» столь же трудны для формального определения, как и множества «мировой язык». У «языка народов России» так же нет и не может быть общего носителя, единой трактовки произношения, единых правил написания, он точно так же не имеет и не может иметь закрытого списка. в котором были бы перечислены включенные или относящиеся к нему объекты.

* Носители языка народов России могут быть расклассифицированы по регионально-территориальной, социальной, образовательной или возрастной принадлежности. Кроме того, существуют и более узкие градации языковых сообщностей. У большинства из них есть своя культурно-речевая среда, под которой понимается речевая общность людей, говорящих на определенном языке, и совокупность используемых ею культурных элементов (обычаев, традиций, символов, ценностей, норм). Семья, половозрастная группа, социальный слой или класс являют собой разновидности культурно-речевой среды. Последняя выступает средой социализации и одновременно консолидации людей. Таковы ее важнейшие функции. Язык социально дифференцирован в зависимости от его носителей (рабочих, молодежи, интеллигенции и т.д.). Московский говор отличен от сибирского, язык ученых или дипломатов не всегда понятен «обычным» людям. То же можно сказать о молодежном сленге, воровском жаргоне, территориальных и социальных диалектах.

Обычно выделяют следующие основные формы языка:
•литературный язык:
•народно-разговорный язык:
•просторечие;
•территориальные диалекты:
•социальные диалекты.

Литературный язык — главная форма существования национального языка, воплотившая в себе все духовные достижения народа, превосходящая другие богатством, отработанностью и строгостью. Им владеет высокообразованная часть общества.

Народно-разговорный язык -стилистически более сниженная, менее нормированная форма. У нее самый широкий языковой коллектив, она доступна индивидам с любым уровнем образования.

Просторечие — нелитературный стиль обиходно-разговорной речи. Ее носители — малообразованные слои и в основном представители старшего поколения. В XIX в. просторечие было языком городских масс. В тот период ученые выделяли, в частности, городской мещанский говор, говор низших слоев, говор необразованных классов.

Территориальный диалект -бесписьменная форма языка, ограниченная бытовой сферой общения, одним географическим районом и социальным классом, а именно крестьянством. Диалекты — исторически самая ранняя форма языка, сложившаяся еще при родоплеменном строе и сохранившаяся ныне в основном в сельской местности. На Земле около 2700 языков существуют в виде диалектов.

Социальные диалекты, или социолекты — условные языки (арго) и жаргоны, носителями которых являются городские социальные группы. Классификация социолектов включает:
1.профессиональные «языки» -набор разрозненных слов и сочетаний, вклинивающихся в обиходный язык. Их называют лексическими системами или профессионализмами. Практически у каждой профессии — рыболова, сапожника, охотника или гончара есть свой «язык»;
2.корпоративные жаргоны -параллельный ряд слов и выражений. синонимичных основному языку. Жаргон — лингвистическое проявление субкультуры (подростковой, студенческой, армейской, спортивной);
3.условные языки (арго) — лексические системы, выполняющие конспиративные функции тайного языка, непонятного для посвященных. Его вырабатывают группы, сознательно стремящиеся изолироваться от окружающих. Цели засекречивания -сохранение «тайн» ремесла, защита в условиях бродячей жизни, желание показать языковое превосходство:
4.жаргон деклассированных -экспрессивно-эмоциональная лексика, стилистически сниженная, грубая, вульгарная речь, изобилующая словами с резко отрицательным содержанием. Жаргон служит средством общения внутри группы деклассированных элементов, опознания «своих» в качестве своеобразного пароля, выражения негативного отношения к социально одобренным ценностям, официальным институтам власти.

Ярким образцом жаргона деклассированных элементов общества является воровской жаргон, выражающий специфическую мораль, которая противостоит общечеловеческой морали. Такова в общих чертах социальная стратификация русского языка, раскрывающая иерархическую структуру общества и его культуры.

Следует отметить, что в отличие от «мирового языка» «язык народов России» не только пополняется, но и теряет объекты из своей совокупности, так как находится под социально-экономическим и культурологическим воздействием современной жизни. Некоторые слова, выражения, обороты речи и даже логические конструкции выпадают из повседневного оборота, заменяются иными. Понятие «язык народов России» может быть отнесено к категории объектов национальной культуры и истории, что позволит более полно раскрыть его социально-правовой статус.

В настоящее время в большинстве регионов бывшего СССР русский язык сохраняет свои позиции в качестве языка межнационального общения. Как государственный язык Российской Федерации он употребляется наряду с национальными языками в разных сферах политической, общественной и культурной жизни. Представляется, что намечается тенденция к разумному, вызванному реальными социальными потребностями, а не предписаниями сверху, применению русского языка. А это, в свою очередь, придаст плодотворность процессам его взаимодействия с другими языками.

В России, с одной стороны, имеются давние традиции использования русского языка, а с другой — нет таких претензий на резкое расширение функций государственных языков, как в других республиках бывшего СССР. Тем не менее чтобы не дать повода для накаливания национальных страстей, внедрять законы о языках в республиках Российской Федерации необходимо поэтапно и осторожно.

Для сохранения языкового мира в России, составляющей основу русского языкового пространства, нужна взвешенная и продуманная языковая политика. которая, не ослабляя позиций русского языка, содействовала бы подъему и расцвету всех языков многонациональной страны.

РОДНОЙ ЯЗЫК

С античности и до наших дней предлагались различные объяснения природы языка: божественность его происхождения (в теологии), врожденность отдельных сторон речеязыковой способности (Платон, Декарт), конвенциональность, то есть условленность между людьми в употреблении языковых форм (Дж.Локк, Ф. де Соссюр).

Современная наука возлагает немалые надежды на исследование речеязыкового онтогенеза. Сложилась своего рода теоретическая альтернатива. Одни ученые считают, что овладение речью в детском возрасте происходит в результате усвоения («присвоения») языка, на котором говорят окружающие. Это может быть путь социальных «культурно-исторических» воздействий (по Л.С.Выготскому), когда язык усваивается в результате «вращивания» первоначально внешней деятельности говорения во внутренний психический мир ребенка. Свидетельством справедливости этой точки зрения полагается тот факт, что младенец начинает пользоваться тем языком, на котором говорят вокруг него. Другие делают основной упор на врожденных способностях человека. Старинные представления (Платон, Аристотель) о присущей человеческому существу способности постигать суть вещей и связанные с этой сутью имена трансформировались и конкретизировались в современную проблему: какие именно языковые способности могут считаться врожденными.

Русский язык как «родной язык» может быть представлен в виде совокупности языковых объектов устной или письменной речи, которые использует конкретный индивидуум.

Человек по определению лишен возможности объясняться или переписываться на «мировом языке» или на «языке народов России». В отличие от этих множеств, для которых не существует общего выразителя или носителя, применительно к понятию «родной язык» не существует соответствующего единого множества. Множеств «родной язык» ровно столько, сколько русскоговорящих граждан признали русский язык своим родным языком. Как отпечатки пальцев индивидуальны для каждого человека, так и «родной язык» присущ гражданину в конкретной, личностной модификации стиля, почерка, говора или иных языковых объектов устной или письменной речи. Следовательно, большинство норм, регламентирующих использование «родного языка», связано с личными правами граждан.

Государственный язык

Данное понятие всегда функционально. Достаточно вспомнить, например, что в древнем Риме социальные катаклизмы привели к слиянию италийских племен и функционированию единого государственного языка — латыни. Статус русского языка как государственного языка Российской Федерации установлен Конституцией РФ. В соответствии с накладываемыми на него законом функциями он должен рассматриваться как специфический объект правоотношений.

Это не только механизм реализации прав и свобод россиян, но и необходимый элемент осуществления единообразия управления и понимания государственной воли. Поэтому его использование на территории страны обязательно при реализации полномочий, являющихся предметом ведения РФ или предметом совместного ведения РФ и субъектов Федерации, а также установленных действующим законодательством прав граждан.

Таким образом, государственный язык Российской Федерации — это системообразующий фактор сохранения целостности страны, инструмент для выражения воли народа и каждого гражданина, необходимый элемент осуществления единообразия управления и понимания государственной воли. механизм для реализации прав и обязанностей населения России, национальный признак в международных правоотношениях.

Что касается государственных языков республик Российской Федерации, то их употребление не является обязательным для государственного органа власти, если функционирование последнего не обусловлено некими специальными целями.

Сложившиеся в общепринятом деловом обороте различных государственных служб и систем языковые стандарты неодинаковы. Скажем, язык военнослужащих и военных уставов отличен от языка дипломатов-международников или судей. Если эти стандарты вдруг отменить, взаимопонимание и, соответственно, взаимодействие между различными уровнями внутри соответствующих служб может быть нарушено. Профессиональная однородность языковых оборотов, стиля и словарного запаса среди представителей каждой государственной системы в известной степени разнообразит государственный язык, который обязан содержать в себе все «ведомственные» языки, в противном случае государственное управление окажется затруднительным.

Государственный язык Российской Федерации базируется на современном литературном русском языке, поэтому уместно остановиться на таком вопросе, как правописание.

Как известно, в русском правописании XIX и начала XX в. накопилось немало противоречий. Орфографическая реформа 1918 г. не могла их полностью устранить, а впоследствии случаи орфографической двойственности увеличились. Орфографический разнобой расшатывает общую систему правописания и вызывает множество затруднений в работе издательств, в обучении школьников. Чтобы его устранить, в 1954 г. Академией наук СССР, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР был утвержден действующий до сих пор первый полный свод «Правил русской орфографии и пунктуации».

Прошло почти полвека, и сейчас многие языковеды считают, что назрела необходимость в новом орфографическом руководстве, прежние «Правила» уже не регламентируют отдельных сторон русского письма. Действительно. как писать слово плеер с буквой й или без нее? Или уикенд — слитно или через дефис и какая буква должна быть после к — е или э? Как писать слово мелочевка -через е или о? Закон здесь в прямом смысле слова не писан. Возникают и новые словообразовательные элементы, например, мини-, видео-, аудио- и т.п. Как их писать: слитно или через дефис? Особенно заметен разнобой в области слитных, раздельных и дефисных написаний и в использовании прописных и строчных букв. Некоторые правила противоречат современной орфографической практике. Скажем, мало кто задумывается над тем, что принятое повсеместно дефисное написание «научно-исследовательский» противоречит основному действующему правилу, гласящему, что при подчинительных отношениях соответствующих частей они должны писаться слитно. Значит, нужно либо менять написание, либо иначе формулировать правило.

Другой пример. Никто пока не отменял необходимость сохранения удвоенных согласных перед суффиксом — к(а) в уменьшительных и фамильярных формах личных имен типа Аллка, Эммка, Кириллка, но сплошь и рядом это правило нарушается.

Не находя ответа на интересующий вопрос об орфографии или пунктуации, люди обращаются к различным пособиям и справочникам. Однако содержащиеся в них рекомендации нередко расходятся, порой диаметрально. И поскольку они не имеют законной силы, в конечном счете, разнобой в написаниях остается.

О недостатках действующих «Правил» можно говорить еще много, но. наверное, и сказанного достаточно, чтобы констатировать: это издание устарело, оно не справляется со своей функцией.

Язык находится в непрерывном движении. Письменная его форма, испытывая влияние устной, в чем-то ей противится, а в чем-то непременно уступает, чтобы между ними не возникла пропасть. Это естественный процесс. Наша задача — заботиться о том, чтобы «буква и дух» орфографических и пунктуационных правил русского языка сохраняли единство на всем пространстве России и за ее пределами. Хранителем этого своеобразного Госстандарта традиционно является Академия наук. сейчас это Орфографическая комиссия РАН и сектор орфографии и орфоэпии Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН. Они следят за практикой письма и выявляют сложные и спорные написания, не охваченные действующими правилами, присматриваются к новым словам, изучая их лингвистические свойства, и готовят предложения по их правописанию.

Но вернемся к правовым вопросам, связанным с государственным языком. Учитывая чрезвычайную важность выполняемых им функций, законодательство должно, на наш взгляд, установить гарантии его поддержки и защиты. Речь идет как об обеспечении прав граждан на получение образования, на повышение квалификации, о разработке и реализации специальных программ, направленных на развитие государственного языка Российской Федерации, так и о том, чтобы закон предусматривал наказание за умышленные и неоднократные неправомерные ограничения его использования. Органы государственной власти должны иметь возможность принимать различные меры вплоть до отказа в лицензии организации-нарушителю на территории страны.

Следует подчеркнуть, что для реализации закона о государственном языке нет необходимости предусматривать особые статьи расхода из госбюджета либо иные дополнительные финансовые источники. Система образования определяет государственные стандарты и уровень квалификационных требований к знанию русского языка, в системе делопроизводства установлены общепринятые словосочетания или обороты речи, существуют словари ударений для дикторов телевидения, выпускаются профессиональные и толковые словари русского языка и т.д. Поэтому законодатель может оставить за властными структурами свободу в части установления приоритетов языковой политики или выработки конкретных мер по ее поддержке. Тогда органы власти сами будут полномочны принимать решения относительно объема финансирования различных программ, очередности выпуска словарей и т.д. Главная цель законодателя должна состоять в том, чтобы консолидировать усилия власти на определенном направлении, сделать их системными и организованными.

Государственные образовательные стандарты, учебные планы, методические рекомендации или иные документы, разработанные в системе образования и регламентирующие образовательный процесс, — все это нормативно-правовая база по отношению к изучению и использованию современного литературного русского языка, составляющего основу государственного языка. В качестве стандартов можно рассматривать словари русского языка, а также ведомственные словари, которые, с одной стороны, разъясняют профессиональную терминологию, а с другой -служат примером правильного написания и произнесения профессиональных терминов. Это, в частности, словари юридические, политехнические, словари ударений для дикторов телевидения и пр.

Цели государственной языковой политики

Основными объектами правового регулирования и, соответственно, объектами государственной языковой политики являются: государственный язык Российской Федерации; государственные языки республик Российской Федерации: каждый из языков народов России как мировой язык: каждый из языков народов России как родной язык. Исходя из этого набора правовых объектов можно наметить и главные цели государственной языковой политики.

Прежде всего необходимо определить отношение государства к поддержке, развитию, использованию и ограничению использования государственного языка Российской Федерации. Под использованием языка следует понимать получение или передачу устных либо письменных сообщений, а также любое иное доведение до сведения граждан или должностных лиц информации из общепринятого делового оборота. Тогда требованием, накладываемым на использование языка, является предусмотренное в установленном порядке закрепление грамматических, лингвистических, стилистических или иных языковых форм, в том числе обязательность или, напротив. недопустимость их употребления, а также данного языка в целом. Ограничение использования языка в такой трактовке означает соблюдение обычных разумных правил, которые сплошь и рядом встречаются в повседневной жизни. Все наложенные законом ограничения могут носить профессиональный или ведомственный характер. Например, существуют профессиональные языки общения и, соответственно, политехнические, философские, экономические, юридические или иные словари, словари ударений, словари правописания. Федеральный закон может дать право каждому ведомству по предмету своего ведения выбрать в качестве рекомендуемого определенный набор словарей или пособий из уже существующих изданий. Ведомственными или отраслевыми актами могут быть установлены квалификационные либо иные ограничительные требования, адаптируемые к действительным обстоятельствам в соответствии с законодательством. Предложенным способом могут быть решены основные проблемы нормативно-правового регулирования относительно порядка использования государственного языка Российской Федерации.

Государственная языковая политика должна установить основные подходы и процедуры государственной поддержки принципов равноправия языков народов России, сочетать обязательность исполнения всех основных государственных функций на государственном языке Российской Федерации с учетом многоязычия и языкового равноправия.

В рамках реализации государственной языковой политики предусматривается не только полноценное изучение русского языка, но и целый ряд квалификационно-аттестационных процедур, начиная от школьных выпускных экзаменов и вступительных экзаменов в вузы до разнообразных систем послевузовского образования, правил присвоения ученых степеней или званий, курсов повышения квалификации и пр. Все перечисленные процедуры являют собой различные уровни государственной аттестации граждан.

На наш взгляд, использование понятий «титульный язык», «официальный язык», «язык межнационального общения» в качестве базовых для законодательства нецелесообразно. Что же касается понятии «мировой язык» или «языки народов России», то они являются объектами истории, национальной или мировой культуры.

В заключение подведем некоторые итоги. Итак. язык — это не только продукт социальных отношений и объект правоотношений, но одновременно и многофункциональный инструмент, широко используемый в жизни общества. Каждый из языков народов России, в том числе и русский язык, будучи объектом деловой, общественной, культурной, научной и иной деятельности. является объектом правового регулирования в государственной языковой политике Российской Федерации. Наряду с перечисленными выше функциями государственный язык Российской Федерации выполняет еще и роль инструмента государственного управления, предназначенного для выражения воли народа и государственной воли.

Государственная языковая политика — составная часть государственной международной, образовательной, научной, национальной политики. Для ее успешной реализации необходимо разработать основные принципы и цели, дополнить действующее законодательство нормативно-правовыми актами, регламентирующими использование государственного языка Российской Федерации, а также ввести нормативные процедуры и правила сбережения языка как национального и мирового объекта культуры.

1 Челышев Е.П. Русский язык обретает государственную поддержку//Вестник РАН. 1997. N7.
2 Ермошин Г.Т. От закона о языках народов РСФСР к закону о государственном языке Российской Федерации//Российская юстиция. N4. 1999. С.11-12.
3 Белл Р.Т. Социолингвистика / Пер. с англ. М.. 1980.
4 Алексеев М.П. Русский язык в мировом культурном обиходе// Вопросы языкознания. 1984. N2.3.
5 Костомаров В.Г., Григорьева Л.Н., Хруслов Г.ф. функционирование русского языка: итоги, состояние, перспективы//XII Международный конгресс МАПРЯЛ. М., 1990.
6 Письменные языки мира: Социолингвист. энцикл. М.: Academia, 2000.

Written by admin

Октябрь 7th, 2017 | 3:54 пп