Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Направления реформирования системы военно-технического сотрудничества

Владимир КУДАШКИН — кандидат юридических наук, руководитель группы законодательного обеспечения деятельности ФГУП «Рособоронэкспорт»

Механизмы осуществления государственного управления в области военно-технического сотрудничества были созданы в 1993-1998 годах, когда объективно требовалось обеспечить возврат России на мировой рынок оружия, создать жесткую систему контроля за сделками и другими аспектами взаимодействия с иностранными заказчиками. Эта система и поныне остается в стадии своего развития, т.к. пока все еще не полностью соответствует времени, требованиям мирового рынка, государственным интересам.

Большой вклад в ее развитие внес Указ Президента Российской Федерации от 1 декабря 2000 года. Был создан Комитет Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами (далее КВТС России), подчиняющийся напрямую главе государства.

Национальная безопасность в области военно-технического сотрудничества обеспечивается не столько жесткостью административных мер, сколько их адекватностью объективным потребностям. Пока же чрезмерное использование «административного ресурса» приводит к низкой эффективности функционирования всей этой системы. Вот почему нужны реформы.

Ключевым элементом государственного управления в области военно-технического сотрудничества является разрешительная система, которая включает два управленческих уровня: 1) разрешительный порядок совершения сделок и исполнения обязательств по ним; 2) разрешительный порядок вывоза и ввоза продукции военного назначения, в котором задействовано до 15 федеральных органов государственной власти.

Основные причины неэффективности системы государственного управления в области военно-технического сотрудничества связаны с двумя блоками проблем:
•отсутствием дифференцированных подходов к формированию механизмов принятия решений о поставке продукции военного назначения иностранному заказчику в зависимости от ее стоимостных критериев и номенклатуры:
•несовершенством действующих механизмов подготовки и принятия решений на поставку продукции военного назначения иностранному заказчику и лицензирования вывоза и ввоза этой продукции.

Вот по этим двум направлениям и должно вестись совершенствование организации военно-технического сотрудничества.

Что же касается контроля, то его действенность напрямую не зависит от количества участвующих в его осуществлении государственных звеньев. Напротив, именно в упрощении механизма государственного контроля в области военно-технического сотрудничества без ущерба интересам национальной безопасности и соблюдении принципов государственной монополии заключен наиболее существенный резерв совершенствования процесса принятия решений о поставке продукции военного назначения и, соответственно. эффективности сотрудничества в целом.

При поставках продукции военного назначения следует принимать в расчет вероятность нанесения ущерба обеспечению национальной безопасности в зависимости от свойств поставок по их номенклатуре и объемам.

Для упрощения системы государственного контроля в этой сфере целесообразно:
•оставить действующую двухуровневую разрешительную систему на поставку продукции военного назначения, когда необходимо решение КВТС России или Правительства Российской Федерации. При цене контракта от 5 млн. долл. США до 50 млн. долл. США поставки следует осуществлять на основании решения Комитета, а свыше 50 млн. долл. США -на основании решения Правительства Российской Федерации;
•поставки продукции военного назначения при цене контракта менее 5 млн. долл. США (до 90% всех контрактов) должны осуществляться на основании лицензирования ввоза-вывоза этой продукции, т.е. без принятия решения Комитета или Правительства. Тогда существенно упростится осуществление внешнеторговой деятельности при соблюдении государственной монополии, установленной Федеральным законом «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами».

Вообще сегодня ключевой проблемой повышения эффективности торговли оружием является совершенствование процесса подготовки и принятия решений на поставку военной продукции за рубеж, лицензирование ее вывоза и ввоза. Как показывает практика, прохождение необходимых для этого документов в Комитете по военно-техническому сотрудничеству и в Правительстве Российской Федерации связано с чрезмерной заорганизованностью. Так, установленный Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2000 года 20-дневный срок рассмотрения официальных обращений иностранных заказчиков и подготовки проектов решений на поставку продукции военного назначения ни разу не был соблюден и составляет в среднем от одного до трех месяцев.

Поэтому взамен разрешительного следует ввести уведомительный характер согласования проектов решений на поставку продукции военного назначения, при котором они считались бы одобренными в случае отсутствия согласования или заключения об отказе в согласовании указанных проектов решений соответствующими федеральными органами исполнительной власти в установленные сроки.

Важным управленческим уровнем разрешительной системы в области военно-технического сотрудничества является лицензирование вывоза (ввоза) продукции военного назначения, которое должно стать ключевым элементом и государственного контроля в этой области.

Прежде всего необходима диверсификация лицензирования в зависимости от того, что является его объектом: финальная продукция военного назначения, запасные части, агрегаты, учебное и вспомогательное имущество к этой продукции или проведение работ по техническому ее обслуживанию и ремонту.

В настоящее время действует единая система лицензирования в отношении всей продукции военного назначения без всяких различий, что неоправданно усложняет порядок осуществления военно-технического сотрудничества.

Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2000 года был установлен менее жесткий режим государственного контроля за поставками запасных частей по сравнению с остальной продукцией военного назначения, однако даже это не обеспечивает оперативности при срочной поставке деталей в случае выхода из строя вооружений и военной техники у иностранного заказчика.

Нужна дальнейшая либерализация порядка лицензирования в отношении запасных частей. Правда, тогда неизбежно возникнет проблема создания действенных механизмов для оперативного учета складывающейся обстановки в регионе поставки, позволяющих заблокировать в случае необходимости такую поставку.

В отношении вывоза запасных частей можно было бы установить следующий порядок лицензирования. Прежде всего нужно отказаться от принципа конкретности лицензии. В настоящее время обязательным атрибутом является подробный, точный перечень вывозимой (ввозимой) продукции военного назначения. При плановых поставках в соответствии с закрепленной в контрактах номенклатурой такой подход оправдан. Но если требуется осуществление срочной поставки для восстановлений вышедших из строя вооружения и военной техники, то получение отдельной лицензии, без которой сегодня нельзя обойтись, «съедает» столько времени, что делает оперативную продажу попросту невозможной: согласование конкретной номенклатуры запасных частей объективно приводит к многочисленным ошибкам и затягиванию процесса лицензирования. Результатом этого является нарушение сроков исполнения обязательств и, как следствие, имущественная ответственность Российского субъекта военно-технического сотрудничества.

Решить проблему можно было бы, выдавая лицензии не на конкретную номенклатуру запасных частей, а на вывоз всех запасных частей к продукции военного назначения, поставляемой по соответствующему контракту.

Для осуществления контроля на этапе, предшествующем вывозу, в заявлениях на лицензию и самой лицензии необходимо указывать, что сведения о конкретной номенклатуре, количестве, организациях-разработчиках (производителях) приведены в письменных уведомлениях субъектов военно-технического сотрудничества, которые направлены в Комитет по военно-техническому сотрудничеству России и там зарегистрированы. Эти зарегистрированные уведомления являются основанием для таможенного оформления вывозимых запасных частей. Если Комитетом по военно-техническому сотрудничеству решение о запрете вывоза не принято в течение трех дней, то субъект военно-технического сотрудничества имеет право осуществлять поставку запасных частей. В случае принятия запрещающего решения об этом незамедлительно уведомляется Государственный таможенный комитет России.

Государственный контроль после вывоза запасных частей можно осуществлять благодаря предоставлению в Комитет по военно-техническому сотрудничеству в установленный, например, двухнедельный после таможенного оформления, срок копии уведомления, зарегистрированного в таможенном органе, и других документов. Если эти документы не будут соответствовать таможенным декларациям, то это будет являться основанием для Комитета поднять вопрос о привлечении к ответственности субъекта сотрудничества согласно действующему законодательству.

Таким образом, в случае поступления заявки от иностранного заказчика о срочной поставке запасных частей к ранее проданной продукции субъекту военно-технического сотрудничества, имеющему на руках лицензию, остается только согласовать условия, т.е. подписать соответствующее дополнение к действующему контракту и с соблюдением предложенных выше мер осуществить такую поставку. Указанный порядок реально сократит сроки этих поставок в необходимых случаях до 24-72 часов.

В настоящее время Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2002 года определены три вида субъектов военно-технического сотрудничества:

1) государственный посредник;

2) предприятия — разработчики и производители продукции военного назначения, осуществляющие внешнеторговую деятельность в отношении продукции собственного производства, в том числе и финальных изделий;

3) предприятия — разработчики и производители продукции военного назначения, осуществляющие только поставки запасных частей, агрегатов, учебного и вспомогательного имущества к ранее поставленной продукции военного назначения, а также проводящие работы по техническому обслуживанию и ремонту этой продукции.

Анализ показывает, что в те годы, когда состав субъектов военно-технического сотрудничества, в том числе государственных посредников, расширялся, Россия имела наихудшие показатели по объемам экспорта продукции военного назначения. Так, в 1994 году внешнеторговую деятельность осуществляли три государственных посредника («Оборонэкспорт», «Спецвнештехника» и ГУСК) и 11 спецэкспортеров из числа производителей и разработчиков военной техники. Объемы экспорта были тогда самыми низкими и составили 1, 72 млрд. долл. США. Затем наблюдался рост выручки от продаж. В 1997 году право внешнеторговой деятельности в этой сфере было предоставлено 24 организациям, из них трем государственным посредникам — ГК «Росвооружение», «Промэкспорт» и «Российские технологии». И объемы экспорта вновь снизились с 3, 56 млрд. долл. США в 1996 году, когда был один государственный посредник. до 2, 6 млрд. долл. США.

Это происходило из-за недобросовестной конкуренции, возникавшей прежде всего между государственными посредниками, и «распыления» мер протекционизма при экспортных поставках продукции военного назначения иностранным заказчикам. Предоставление разработчикам и производителям права осуществления внешнеторговой деятельности в отношении финальных изделий объективно обусловливает пересечение их сфер деятельности с государственным посредником, что также приводит к конкуренции на внешнем рынке. Именно поэтому Федеральным законом «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» в конечном счете было закреплено недопущение конкуренции на внешнем рынке нескольких субъектов военно-технического сотрудничества посредством разделения сфер их деятельности.

Сегодня ясно, что стратегические задачи и функции в сфере военно-технического сотрудничества может выполнить только государственный посредник, обладающий необходимыми возможностями для реализации политики и представления интересов Российской Федерации в этой сфере, поскольку это не под силу ни одному предприятию, каким бы большим оно ни было.

Логично было бы сократить и число спецэкспортеров, имеющих право торговли финальными изделиями продукции военного назначения.

В то же время для поставок запасных частей позитивно расширение числа субъектов военно-технического сотрудничества, т.к. это позволяет более оперативно реагировать на запросы иностранных заказчиков по ремонту поставленной российской техники и соответствовать требованиям мирового рынка. Но и тут есть ряд неотложных проблем. Так, существующий механизм внешнеторговой деятельности в отношении поставок запасных частей инициирует недобросовестную конкуренцию на внешнем рынке.

Ярким примером может служить соперничество ГК «Росвооружение» и «Промэкспорт» в 1999 — 2000 годах. Теперь же в конкуренцию могут вступать уже не два субъекта военно-технического сотрудничества, а несколько десятков.

Нормативно не определены критерии отбора организаций — разработчиков и производителей для предоставления им прав субъектов военно-технического сотрудничества в отношении поставки запасных частей. Между тем очевидно, что это право следует предоставлять только головным организациям — разработчикам и производителям конечной продукции военного назначения.

Именно головные предприятия имеют и опыт внешнеторговой деятельности, и навык проведения маркетинговых исследований, и знание конъюнктуры рынка, и подготовленный персонал для участия в работе на внешних рынках. Если же открыть выход на иностранных заказчиков предприятиям, участвующим в межзаводской кооперации, то все равно они из-за отсутствия опыта и возможностей неизбежно будут обращаться к посредническим организациям либо к государственному посреднику для обеспечения финансирования внешнеторговых операций. Кроме того, головные предприятия заинтересованы в поддержании общей цены финального изделия, а в результате и запасных частей, в отличие от предприятий, участвующих в кооперации, готовых демпинговать ради поставки на экспорт производимой ими продукции.

В ситуации, когда состояние рынка запасных частей остается сложным, когда в нем сохраняется значительный «серый» сегмент, необходимо, чтобы предприятия, которым предоставлено право внешнеторговой деятельности, согласовывали свои действия с Федеральным государственным унитарным предприятием «Рособоронэкспорт», что позволит проводить единую ценовую политику, поддерживать престиж российского экспорта продукции военного назначения.

К сожалению, пока критерии предоставления права внешнеторговой деятельности в отношении запасных частей и координации деятельности субъектов военно-технического сотрудничества в настоящее время не имеют нормативного закрепления.

Вообще проблема правового регулирования в сфере торговли оружием остается по-прежнему острой. Так, есть несоответствие номенклатуры, включенной в список продукции военного назначения, которая разрешена к передаче иностранным заказчикам (так называемый «список N 1»), перечню видов продукции военного назначения, закрепленному в Законе о военно-техническом сотрудничестве. Это создает практические трудности в отношении поставки этой продукции за рубеж.

В списке N 1 значатся только три вида продукции военного назначения (образцы вооружений и военной техники, темы НИОКР, передача лицензий), в то время как в Законе — 29 видов продукции, включая такие, как обучение, консультации, показы, освидетельствование, информация военного назначения, картографическая продукция военного назначения и другие, имеющие, как правило, вспомогательный характер по отношению к поставляемым образцам.

Положением о порядке осуществления военно-технического сотрудничества, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2000 года. в отношении значительного числа видов продукции военного назначения не определены механизмы и уровень принятия решений по их поставке.

Есть и другие противоречия в законодательстве в отношении торговли оружием. Преодолеть их возможно путем внесения поправок в Федеральный закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами».

Прежде всего это касается списка N 1, который можно было бы сформировать по запретительному принципу. Тогда Президент Российской Федерации будет утверждать только перечень той продукции, которая запрещена к передаче иностранным заказчикам.Вывоз продукции военного назначения, включенной в указанный список, станет возможным лишь по решениям главы государства. Вывоз же остальной продукции будет осуществляться в соответствии с порядком, определенным Президентом Российской Федерации для каждого вида этой продукции, по решениям Комитета по военно-техническому сотрудничеству либо его лицензиям, то есть сохранив разрешительный характер поставок продукции военного назначения.

Иной вариант, если порядок формирования списка N1 оставить разрешительным, законодательно определив, что в него включаются только вооружение, военная техника и НИОКР, а не вся продукция, как это предусмотрено в Законе о военно-техническом сотрудничестве. Можно обойтись при этом без внесения изменений в Закон. Тогда нужно издать соответствующий Указ Президента Российской Федерации о порядке поставки иностранным заказчикам продукции, не включенной в список N1 (картографическая продукция, оказание услуг по информации военного назначения, военная форма одежды и т.д.).

Еще одним резервом оптимизации торговли российским оружием является разработка механизма срочных поставок, когда этого требуют геополитические интересы нашей страны либо необходимо выполнение принятых международных обязательств. При этом следует сократить количество федеральных ведомств, участвующих в принятии решения об осуществлении срочной поставки, оптимизировать сроки подготовки и принятия решений по этому вопросу, рассмотрения и выдачи лицензий на поставку продукции военного назначения, а также таможенного оформления вывозимой продукции.

Тогда не будет нужды в решениях Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации или Комитета по военно-техническому сотрудничеству по частным вопросам при сохранении действенных мер государственного контроля и соблюдении монополии.

В то же время существенно повысится оперативность принятия решений на поставку, а значит, и эффективность военно-технического сотрудничества в целом за счет ликвидации тех звеньев государственного управления, которые не являются объективно необходимыми, которые создают излишние препятствия для сотрудничества России с ее зарубежными партнерами.

Приложение 1

Схема действующей разрешительной системы в области ВТС
(определена Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2000 г. N 1953)

Приложение 2

Предлагаемая схема разрешительной системы в области ВТС

Written by admin

Октябрь 7th, 2017 | 3:14 пп