Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Народ и власть в зеркале реформ

Михаил ГОРШКОВ — доктор философских наук, директор Института комплексных социальных исследований РАН

Обычно отношение народа к институтам власти, политическим лидерам определяется в результате изучения реакций общественного мнения на конкретные события, явления и процессы повседневной действительности. И в целом это оправдано, поскольку именно анализ условий текущей жизнедеятельности людей позволяет понять качественные особенности различных состояний массового сознания.

Вместе с тем, важнейшим индикатором определения степени общественной удовлетворенности жизнью, того, как и в каком направлении идет развитие страны, а следовательно, интегративным индикатором отношения общества к власти является оценка широкими слоями населения исторически значимого прожитого периода, тех сопутствующих ему достижений и потерь, которые существенным образом сказались на уровне и образе жизни народа.

Подобного рода индикатором может служить прошедший десятилетний период российских реформ, а точнее отношение различных социальных групп к их общим и частным результатам. С целью выявить, как, в каких качественно-количественных показателях социально-экономические и политические изменения последнего десятилетия запечатлелись в сознании наших сограждан. Институт комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН) в конце 2001 г. — начале 2002 г. провел социологическое исследование «10 лет российских реформ глазами россиян». По общероссийской квотной выборке, во всех территориально-экономических районах страны было опрошено 1750 респондентов, представляющих 11 основных социально-профессиональных групп. Что же показало проведенное исследование?

Россияне делят прошедшее десятилетие на два периода, которые оцениваются ими диаметрально противоположно: «ельцинский» и «постельцинский». Причем негативизм в оценках обращен прежде всего к эпохе Б.Ельцина, а надежды — к нынешнему Президенту России В. Путину. Символично с этой точки зрения то, что в перечне самых значимых событий последнего десятилетия наиболее положительно оценивается уход Б.Ельцина с поста Президента России (86%) и избрание Президентом страны В. Путина (73%).

Один из ключевых вопросов: как оценивают россияне свое прежнее и нынешнее отношение к реформам начала 90-х годов. Так, почти половина наших сограждан заявили о том, что десять лет назад они в той или иной степени поддерживали начавшиеся тогда экономические и политические реформы, тогда как 34, 0% либо сомневались, либо были категорически против них.

Отвечая же на вопрос о своем нынешнем отношении к реформам, наши сограждане оказались более сдержанными и критичными. В результате негативные оценки десятилетнего периода реформ оказались преобладающими (см. диаграмму).

Нынешнее отношение россиян к реформам
В процентах от количества опрошенных

ДиаграммаКак и следовало ожидать, изменили свою точку зрения прежде всего те, кто заявлял о том, что еще на начальном этапе реформ занимал колеблющуюся позицию. Вместе с тем и среди бывших твердых сторонников реформ оказалось достаточно много тех, кто изменил свое отношение к реформам со знака плюс на знак минус, — более 40%.

На оценки россиян в данном вопросе оказывают большое влияние их идеологические предпочтения. Так, 77% либералов («сторонников рыночной экономики») десять лет назад поддерживали переход России к рынку и почти столько же (76%) продолжают поддерживать курс реформ и сейчас. Напротив, сторонники коммунистов и тогда были против (73%), и по прошествии десяти лет (92%). Определенное влияние на отношение к реформам оказывают также тип поселения, где проживают наши сограждане, и их возраст: поддерживали и продолжают поддерживать реформы в большей степени более молодые возрастные группы и жители мегаполисов. И наоборот, отрицательно относятся к реформам люди старших возрастов (51-60 лет и старше), проживающие в малых городах, райцентрах и сельской местности, то есть те, кому в начале реформ было 40-50 лет и более, и кто оказался не востребованным в прошедшее десятилетие.

Что же заставило россиян изменить свое отношение к реформам? Это позволяют понять ответы наших сограждан на вопрос: «Что, с Вашей точки зрения, можно назвать самым большим приобретением, а что — самой большой потерей за десять лет российских реформ для общества и для себя лично?».

Среди самых больших потерь, которые понесло общество, в первую очередь отмечается снижение уровня жизни населения (53, 6%). На втором месте — падение морали (35, 1%), далее — снижение авторитета России в мире (30, 4%). Среди личных потерь с заметным отрывом «лидируют» снижение жизненного уровня и утрата чувства защищенности, уверенности в завтрашнем дне (см.Табл. 1).

Таблица 1 Мнения россиян об основных потерях за десять лет реформ
В процентах от количества опрошенных

Для общества Для себя лично
Отход от идеи социализма 15,1 7,6
Снижение уровня жизни населения 53,6 46,2
Утрата стабильности, безопасности 27,1 36,1
Падение морали 35,1 18,5
Снижение авторитета России в мире 30,4 6,1
Утрата чувства защищенности, уверенности в завтрашнем дне 13,5 45,1
Отсутствие должного порядка в стране 22,2 15,6
Резкое деление общества на богатых и бедных 21,9 23,7
Нет больше справедливости 6,0 18,9
Развал передовых отраслей промышленности,основанныхна науке и новых технологиях 27,7 6,6
Человеческие жертвы в войнах, вооруженных конфликтах 18,4 11,9
Распространение в России такого явления, как теракты 13,1 12,2
Не видят никаких потерь 0,7 3,8

Что же касается достижений, то первым по значимости достижением реформ для страны в целом, причем с большим отрывом от всех остальных, россияне считают насыщение рынка товарами (53, 5%). Далее называются приобретения, связанные со свободой слова и мысли (27, 7%), прекращение гонений на церковь (22,1%), свобода выезда за рубеж (21,9%) и только затем — возможность зарабатывать без ограничений (20,4%).

Существенно иная иерархия плюсов реформ выстраивается при оценке их результатов для себя лично: возможность зарабатывать без ограничений наши сограждане рассматривают как самое большое достижение реформ. Примечательно в этой связи, что в своем Послании Федеральному собранию РФ Президент страны В. В. Путин подчеркнул, что «основное сейчас — это создание условий, при которых граждане России могут зарабатывать деньги»1. К другим достижениям реформ россияне отнесли товарное изобилие (37, 1%), возможности для самовыражения и личной карьеры (22, 0%) и др.

Значительная доля населения (17,2%) не смогла найти для себя лично никаких позитивных сдвигов за последние десять лет. Эта доля увеличивается в составе «социальных аутсайдеров» — тех, кто считает, что он проиграл от реформ (28, 5%), среди бедных слоев (31, 1%) и у тех, кто считает, что их жизнь в ближайшее время должна ухудшиться (34,2%).

Причем при оценке достижений реформ четко просматривается влияние того, удалось или нет гражданам освоить лично для себя какие-либо из данных приобретений и достижений. Прежде всего это относится к таким позициям, как возможность зарабатывать без ограничений, возможность личной самореализации и успешной карьеры, возможность жить ярче, интереснее. Так, наиболее преуспевающие группы населения (высшие и средние слои, те, кто выиграл от реформ, и те, кто с оптимизмом смотрят в будущее) по сравнению с теми, кто не смог адаптироваться к новой ситуации, в 2-3 раза чаще отмечают появившиеся возможности как наиболее существенные достижения реформ (см.Табл. 2).

Таблица 2 Значимость некоторых личных приобретений в ходе реформ
В процентах от количества опрошенных

Новые приобретения (возможности)
зарабатывать без ограничений жить ярче, интереснее самовыражение и личная карьера
Слои населения:
— высшие 70,5 24,4 23,1
— средние 54,8 30,0 30,7
— малообеспеченные 38,6 19,4 21,7
— бедные 31,6 7,7 12,2
Выигрыш/проигрыш
от реформ:
— скорее выиграли 68,9 34,7 35,1
— скорее проиграли 27,5 9,1 16,3
Считают,
что их положение
в ближайшие годы:
— улучшится 55,8 30,7 30,9
— ухудшится 22,2 7,3 12,6

Значительные, хотя и меньшие различия имеются и при оценке значимости для себя лично тех потерь, которыми сопровождался десятилетний период реформ. Прежде всего это относится к снижению жизненного уровня населения. Однако в отношении того, насколько значимы те или иные потери для общества в целом, различные группы населения демонстрируют высокий уровень согласия. И наиболее благополучные, и средние, и бедные слои населения примерно в равной степени негативно оценивают снижение уровня жизни населения, развал передовых отраслей промышленности, падение морали, снижение авторитета России в мире, утрату стабильности, безопасности и отсутствие должного порядка в стране. То же самое можно сказать и о позициях, занимаемых разными возрастными группами.

Таким образом, данные исследования показывают, что значительную часть активных и дееспособных российских граждан волнуют те же проблемы, что и другие группы населения. Это дает основания рассчитывать, что в российском обществе есть возможности формирования широкого общественного консенсуса и, в перспективе, преодоления тех проблем, с которыми сталкивалась Россия в течение последних десяти лет.

Причем подобное единодушие не случайно. Как показывают наши исследования, между материальным благосостоянием россиян и их оценками собственной жизни в целом нет жесткой зависимости (см .Табл. 3).

Таблица 3 Динамика оценки россиянами различных аспектов повседневной жизни по данным опросов разных лет
В процентах от количества опрошенных

Материально обеспечены 1994 1995 1996 1997 1998 2000 2001
Хорошо 10,9 7,9 5,7 5,5 4,1 4,9 7,9
Удовлетворительно 53,8 47,1 43,4 39,4 42,0 47,5 48,2
Плохо 35,3 45,1 50,4 55,7 53,9 47,6 43,9
Питаются 1994 1995 1996 1997 1998 2000 2001
Хорошо 21,7 16,2 17,6 14,3 14,5 17,5 23,7
Удовлетворительно 50,6 59,8 60,0 56,5 57,23 55,0 58,2
Плохо 47,7 23,9 22,3 29,0 28,3 27,5 18,1
Одеваются 1994 1995 1996 1997 1998 2000 2001
Хорошо 13,1 10,8 10,3 8,7 8,9 10,6 13,0
Удовлетворительно 59,9 58,8 55,3 51,1 54,6 50,8 57,5
Плохо 27,0 30,4 34,4 40,2 36,5 38,7 29,5
Жизнь в целом складывается 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
Хорошо 13,5 11,0 12,2 11,7 12,0 12,0 14,4 20,3
Удовлетворительно 60,0 61,0 62,0 63,3 61,6 61,6 62,5 64,2
Плохо 19,6 27,1 25,6 24,0 26,4 26,4 23,1 15,5

Как вытекает из данных Таблицы 4, хотя динамика такого комплексного показателя, как «жизнь в целом складывается» и совпадает по направленности изменений с оценкой материальной обеспеченности, их численные значения сильно различаются между собой. В частности, как «плохие» к концу 2001 г. оценивали материальные условия своей жизни 44, 0% россиян, тогда как считали, что их жизнь в целом складывается «плохо», всего 16, 0%. То же самое в полной мере относится ко всему периоду реформ.

Отмеченная тенденция связана с наличием определенных компенсаторных факторов, когда отсутствие либо недостаточность какого-либо важного материального компонента жизни заменяется другими компонентами, связанными с непосредственным окружением человека (семья, интересная работа, друзья и т.д.). Оценка россиянами конкретных сфер своей жизни и деятельности свидетельствует о том, что в наибольшей степени они удовлетворены именно тем, что связано с межличностными отношениями. Несколько хуже обстоят дела с такими сторонами жизни, как здоровье, жилищная ситуация, возможность проведения досуга, возможность отдохнуть в период отпуска. Те же аспекты жизни, которые связаны с уровнем материальной обеспеченности, оцениваются ниже всего.

В то же время нельзя не отметить, что анализ динамики отдельных сторон жизни россиян так же, как и интегральный показатель «жизнь в целом складывается», свидетельствует об улучшении положения населения за последний год. Наиболее заметно сократилась доля населения, испытывающая сильное недовольство качеством своего питания, возможностью приобретения необходимой одежды и возможностью самореализации в профессии.

Основную часть десятилетнего периода реформ российское общество жило в условиях постоянного социально-психологического дискомфорта. Что это такое и как это влияет на все сферы жизни общества, включая экономику, весь мир наблюдает с 11 сентября 2001 г. на примере такой могущественной страны мира, как США. Конечно, в отличие от американцев, россияне, имея богатый опыт выживания в самых разных условиях, более закалены и не столь остро реагируют на негативные сигналы «внешней среды». Тем не менее вся история России XX века убедила наших сограждан в возможности самого невероятного развития событий. Соответственно, в их сознании широко присутствуют страхи, связанные, например, с возможностью гражданской войны. Так, по сравнению с 1994 г. (когда российское общество только отходило от минигражданской войны в центре Москвы в октябре 1993 г.) число тех, кто опасается гражданской войны, выросло с 45% до 54% в настоящее время.

Видимо, и в условиях относительно стабильной жизни «глобальные страхи» сохраняются в массовом сознании как некое предчувствие, как гипотетическая возможность очередного срыва России с позитивной траектории развития. Вряд ли стоит переоценивать эти предчувствия (так, например, в 1992 и 1993 гг. гражданской войны опасались, соответственно, 62% и 52% населения, а затем этот страх пошел на убыль). В то же время нельзя их и недооценивать, так как они являются достаточно точным индикатором состояния массового сознания. Так, в первые годы реформ практически исчез страх перед голодом (с 26% в 1992 г. сократился до 7% в 1994 г.), зато вырос страх перед нищетой — с 28% до 43%. То есть показатели испытываемых россиянами страхов свидетельствуют о наличии определенной динамики в освоении ими новых реальностей меняющегося общества, разделении ими различных угроз на действительные и мнимые по мере приобретения опыта жизни в новых условиях. И в этом плане актуализация у населения страха перед гражданской войной, связанная в значительной степени с событиями в Чечне (страх перед гражданской войной испытывает в первую очередь та часть населения, которая в наибольшей степени обеспокоена событиями в Чечне), говорит о многом. Не случайно этот страх гораздо шире распространен в сознании жителей более близкого к зоне военных действий в Чечне Центрально-Черноземного региона (76%), чем, например, у жителей Дальневосточного региона (31%) или Санкт-Петербурга (37%).

В этом отношении симптоматично, что среди основных страхов, испытываемых россиянами в 2001 г.. фигурировал также страх перед ростом преступности (57% — единственный, обогнавший уровень страха перед гражданской войной), страх падения своего уровня жизни (47%) и страх перед мафией (33%). Как видим, за исключением падения собственного уровня жизни, все это «макро»-страхи, имеющие в основе своей единый корень — чувство беспомощности перед беспределом и беззаконием во всех их модификациях. Причем набор основных страхов россиян достаточно стабилен — и в 1994 г., и семь лет спустя пятерка лидеров опасений наших сограждан остается одной и той же. Более того, практически по всем ним показатели возросли. Это свидетельствует о том, что относительная стабилизация и даже некоторое улучшение социально-экономической обстановки в России отнюдь не влечет за собой автоматически роста чувства защищенности и безопасности у наших граждан.

Такое положение далеко не случайно. Судя по тому, что, по собственным оценкам наших сограждан, только за два последних года почти в трети российских семей кто-то стал жертвой различного рода криминальных происшествий (краж, ограблений, избиений и т.п.), широкое распространение чувства незащищенности с сопутствующими ему разнообразными страхами вполне обоснованно.

Впрочем, справедливости ради надо отметить, что при росте одних страхов другие за период реформ все же уменьшились. Так, резко сократилось число опасавшихся падения уровня производства в промышленности (с 36% в 1994 г. до 17% в 2001 г.), гиперинфляции (с 29% до 15%), ухудшения снабжения продуктами питания (с 18% до 8%). Однако это не изменило общий печальный итог — и в 1994 г., и в 2001 г. всего 3% населения не испытывали никаких опасений.

Если пик негативного психологического состояния российского общества пришелся на 1997-1998 гг., то с 2000 г. пошло медленное, но отчетливое его улучшение. Так, в 2001 г. впервые перестали испытывать постоянное чувство того, что дальше так жить нельзя, и чувство стыда за свою страну более половины россиян, вдвое увеличилось по отношению к 1996-1998 гг. число людей, ощущающих себя хозяевами своей судьбы, в полтора раза сократилось число тех, кто часто испытывал чувство несправедливости происходящего.

Наиболее заметный позитивный сдвиг в массовых настроениях произошел буквально за последний год. В частности, в два раза сократилась доля населения, жившего с преобладающими чувствами страха и отчаяния. Также в два раза снизилось число тех, кто пребывал в состоянии озлобленности и подавленности. В целом же доля населения, для которого были свойственны сугубо негативные психологические состояния, сократилась за последний год с 43% до 22%. В то же время оставалась стабильной и немного выросла та часть населения, у которого преобладали состояния уравновешенности, спокойствия и даже бодрости и эмоционального подъема. Если к концу 2000 г. таковых в обществе было 52%, то к концу 2001 г.-58%.

В то же время неверно было бы считать, что в социально-психологическом состоянии россиян все уже благополучно. Так, наряду с высокими показателями тех страхов, о которых уже говорилось выше, стабильно высокими остаются на протяжении последних лет показатели чувства беспомощности от невозможности повлиять на происходящее, характерного более чем для 80% опрашиваемых (а ведь это -ярчайший признак отчуждения человека от общества): ощущение заброшенности, чувство того, что никого особенно не волнует, что с тобой происходит (его не испытывали в последние годы всего 15-18% наших сограждан) и целый ряд других негативных ощущений.При этом обращает на себя внимание то, что к ставшему уже привычным за последние годы чувству социальной незащищенности добавились переживания и опасения, связанные с внешнеполитической ситуацией. Так, более 70% россиян к концу 2001 г. испытывали тревогу в связи с угрозой международного терроризма и даже новой мировой войны. Во внутренней политике население опасалось наряду с теми страхами, о которых говорилось выше, нового финансового обвала (52%), перспектив повышения цен на жилищно-коммунальные услуги (52%), затягивания военных действий в Чечне (52%). Таким образом, возможность возникновения новых кризисных ситуаций представляется преобладающей части населения вполне вероятной.

Вопреки расхожему мнению о тотальном разочаровании россиян в демократии вообще и особенно в ее «российском» варианте, отношение населения к этой проблеме, как показывает наше исследование, более сложное и неоднозначное. Прежде всего заметим: каждый второй россиянин продолжает считать, что без демократических институтов и процедур нормальная жизнь в стране невозможна. Хотя колеблющихся и сомневающихся в этом также достаточно много.

Сказанное подтверждает и то, что такие понятия, как «демократия» и «гражданское общество» вызывают скорее положительное, чем отрицательное отношение россиян. Так, 45% респондентов рассматривают понятие «демократия» позитивно — против 15%, рассматривающих его негативно (при 38% оценивающих нейтрально). Понятие «гражданское общество» 44% населения оценивают со знаком плюс и лишь 5% со знаком минус (47, 0% — нейтрально). Для сравнения: такие понятия, как «приватизация» и «либерализм», которые вошли в обиход российского общества одновременно с понятиями «демократия» и «гражданское общество», вызывают гораздо более сдержанное отношение россиян (соответственно: 14%, 56%, 28% и 14%, 22%, 49%).

При этом, как показало исследование, отношение наших сограждан к понятию демократии в достаточно высокой степени дифференцировано в зависимости от того, принесли ли реформы им благополучие или, наоборот, ухудшили условия их жизни. Напротив, отношение к понятию «гражданское общество» уравновешенно положительное во всех опрошенных группах.

Говоря о позитивном в целом восприятии демократии, россияне, судя по всему, имеют в первую очередь в виду те ее элементы, которых не было раньше и которые действительно получили развитие в постсоветской России. Это прежде всего реальная выборность органов власти, свобода слова и печати, свобода передвижения, включая свободу выезда за рубеж, свобода предпринимательства.

Вместе с тем до сих пор в состоянии массового сознания сохраняется возникшая еще в середине 90-х годов линия разрыва — между установками на необходимость демократии, с одной стороны, а с другой — невозможностью обнаружить ее в полном объеме в реальной действительности прежде всего в силу ее «приватизации» экономической и политической элитой. Так, 67% россиян до настоящего времени продолжают считать, что «демократические процедуры — это пустая видимость, а страной управляют те, у кого больше богатства и власти».

Было бы, однако, неправильно считать, что «элитизация» политики — это главное, что беспокоит россиян. Более того, если власть в той или иной степени их устраивает (как это имеет место сейчас), они готовы без особой рефлексии делегировать свои права и полномочия «наверх». Критический же настрой по отношению к российскому варианту демократии связан прежде всего с тем, что он не обеспечивает рост жизненного уровня населения и реализацию социально-экономических прав граждан. Иначе говоря, общество разочаровалось не столько в самой демократии, сколько в своем политическом выборе, сделанном в начале 90-х годов. Поскольку осуществление социально-политического и экономического проекта, на реализацию которого общество предоставило карт-бланш Б.Ельцину, не оправдало ожиданий россиян, негативное отношение к нему было перенесено и на те демократические процедуры и институты, с помощью которых этот проект воплощался в жизнь.

Тот факт, что в представлениях россиян о демократии значительное место занимает социально-экономическая компонента, трактуется некоторыми аналитиками как укоренение в сознании людей патерналистских установок и ожиданий. Представляется, что это далеко не так. Хорошо известно, что стабильная демократия не может существовать без такого уровня экономического развития страны, который обеспечивал бы приемлемый для большинства граждан уровень благосостояния. В условиях, когда 46% населения заявляют о снижении уровня жизни и 45% — об утрате чувства защищенности и уверенности в завтрашнем дне, акцентирование внимания россиян на социально-экономическом аспекте демократии выглядит не только понятным, но и вполне оправданным. Что же касается патернализма, то наши граждане давно научились выживать, не надеясь на государственный патронаж, и не предъявляют государству завышенных требований. Большинство россиян (55%) согласны с той точкой зрения, что государство должно обеспечивать гражданам лишь определенный минимум, а кто хочет получать больше, тот должен добиваться этого сам.

Также трудно согласиться с той точкой зрения, что скептическое отношение к демократическим ценностям и институтам обусловлено низким уровнем политической культуры россиян, который не позволяет им понять суть демократии. Причем сторонники этой точки зрения опять-таки связывают низкий уровень этой культуры с «проклятым» наследием коммунистического прошлого, когда, по их мнению, из сознания народа оказалась искорененной сама память о роли в общественной жизни права, суда, частной собственности, представительной власти, свободы слова и т.д.

И тем не менее, как показало настоящее исследование, у россиян существует вполне адекватное видение нормативной модели демократии и ее основных черт. Так, при ответе на вопрос: «Что есть демократия?» большинство населения апеллирует в первую очередь именно к таким ценностям, как равенство граждан перед законом, независимое судопроизводство, избрание президента страны непосредственно народом, свобода печати, свободные выборы власти и т. д.

Вместе с тем то, что личные свободы, политические процедуры и способы борьбы и отстаивания личных интересов (участие рабочих в управлении предприятиями, право на забастовку и др.) оказались для многих существенно менее значимыми, чем, например, право избрания президента, свидетельствует о поверхностно-формальном восприятии демократии, а также о том, что сама демократия пока еще не воспринимается как инструментальная ценность.

В целом можно констатировать: понимание россиянами что есть демократия, а что нет практически не отличается от общепринятого в мире. Специфика же российской ситуации заключается в том, что, в отличие от интерпретации смысла демократии в западных обществах, в России демократия ассоциируется, во-первых, с порядком, и, во-вторых, с уровнем экономического развития страны. Но самое главное отличие в том, что, несмотря на все разговоры о кризисе демократии на Западе, там подавляющее большинство населения не подвергает сомнению ни сам факт ее существования, ни ее необходимость. В России же существование демократии до сих пор для многих не является очевидным, в том числе и потому, что идеальный образ демократии, сформированный на начальном этапе реформ, разошелся с реальной практикой социальных преобразований и социальными ожиданиями народа.

Одной из важных характеристик укоренения демократических ценностей и институтов в обществе является наличие возможности для политического участия граждан и их личное стремление к такого рода участию. Проведенное исследование отражает довольно высокую оценку политических и общегражданских прав и свобод, рассмотрение их в качестве необходимых атрибутов демократически организованного общества. В то же время реальный уровень востребованности этих прав и свобод, различных каналов политического участия хотя и имеет по ряду позиций тенденцию к росту, тем не менее в целом невысок (см. Табл. 4).

Таблица 4 Динамика оценки россиянами эффективности воздействия на власть с целью отстаивания своих интересов
В процентах от количества опрошенных

Способы воздействия на власть 1995 1997 2000 2001
Участие в выборных кампаниях и референдумах 22,4 21,4 22,2 19,8
Участие в митингах, демонстрациях 2,4 6,7 3,5 5,9
Участие в забастовках 4,3 5,9 2,7 6,0
Участие в деятельности политических партий 3,2 4,2 2,4 6,1
Участие в деятельности организаций, выражающих интересы отдельных социальных групп (врачей, учителей, рабочих, предпринимателей, крестьян, инженеров и т.п.) 15,0 6,5 4,2 10,6
Обращение в средства массовой информации 3,7 5,4 7,4 19,3
Самостоятельные действия через свои личные связи 4,2 4,6 4,4 8,3
Обращение в суд 2,8 5,5 9,4 18,2
Считают, что эффективных способов влияния на власть нет 42,0 53,4 56,7 59,6

Особенно впечатляет на этом фоне рост числа тех, кто считает наиболее эффективным способом отстаивания своих интересов обращение в суд. Это свидетельствует о существенной трансформации представлений населения о суде не только как о карательном органе, но и как о своего рода правозащитной организации. В то же время результаты исследования отчетливо демонстрируют то, что индивидуальные действия (участие в разного рода голосованиях, использование личных связей и знакомств и особенно обращение в СМИ и в суд) оказываются явно предпочтительнее, нежели возможности коллективной самоорганизации и коллективного действия (участие в митингах, демонстрациях, забастовках, в деятельности политических партий, общественных организаций).

Отсутствие тяги населения к солидарным действиям имеет много причин. Прежде всего это, конечно, сохраняющийся скептицизм в отношении того, что в принципе на российскую власть возможно как-то повлиять. Такой скептицизм демонстрируют почти 60% россиян. Сказывается и возобладавшее в последние годы, в том числе и среди «продвинутых» групп, отношение к политике как к деятельности, в которой «приличные» люди не должны участвовать. Кроме того, имеет место накопившееся за последние годы раздражение по поводу виртуализации политики, невозможности ее обнаружить практически нигде, кроме как в «телевизоре», где политика и политики также предстают далеко не самым лучшим образом.

Но самая главная причина деполитизации россиян — плюрализация их жизненных интересов в различных сферах жизни, включая профессиональную, образовательную, социально-бытовую и т. д. На этом фоне перемещение политической и общественной деятельности на периферию жизненных интересов большинства людей выглядит вполне естественным.

Хотя период президентства В.Путина небольшой, тем не менее он позволяет говорить о вступлении России в новый этап. Это проявляется не только в изменениях в институциональной сфере, но и в динамике массового сознания, в частности, в тяге к порядку, укреплению государственности, росте интереса к национальным истокам и во многом другом. Сегодня среди идей, которые, по мнению наших сограждан, могли бы сплотить общество, явно выделяются такие, как «укрепление России в качестве великой державы» (48, 3%) и «укрепление России как правового государства» (46, 5%). Эти идеи были привлекательны для общественного мнения и в середине 90-х годов, но тогда они носили скорее бессубъектный характер. Сегодня у этих идей есть конкретный носитель и выразитель — Президент России В. Путин.

При этом массовое сознание отнюдь не считает нынешний режим продолжением «ельцинской эпохи». Скорее напротив, В. Путин воспринимается как альтернатива бывшему президенту, а его политика видится в качестве самостоятельного курса.

Вот как распределились ответы респондентов на вопрос о том, как оценивается курс В. Путина по сравнению с курсом его предшественника:

  • последовательное продолжение реформ, начатых Б.Ельциным — 11%;
  • корректировка реформ Б.Ельцина с целью их углубления и более динамичного развития — 16%;
  • корректировка реформ Б.Ельцина с целью их постепенного свертывания — 12%:
  • это самостоятельный курс реформ, мало чем связанный с реформами Б.Ельцина — 38%;
  • другое — 3%:
  • затруднились ответить — 20.3%.

Таким образом, за последние годы медленно, но последовательно возникла новая система массовых ориентаций, предполагающая наличие доминирующего в политической системе «центра» — как в смысле ценностей «центризма», так и в прямом смысле «центра власти». Сегодня, когда общество «переболело смутой», власть в России, действующая в рамках общенациональной парадигмы, имеет все основания опереться на те социальные слои, которые были для нее недоступны в последние годы. И это с приходом к власти В. Путина стало давать зримые плоды. За весьма короткое историческое время общественное мнение зеркально перевернулось в отношении того, идет ли Россия в исторический тупик, или же, пусть с трудностями, но начинает выходить из системного кризиса (см.Табл. 5).

Таблица 5 Распределение оценок перспектив развития современной России
В процентах от количества опрошенных

Оценки 1998 2001
Путь, по которому идет современная Россия, даст в перспективе положительные результаты 34,3 58,7
Путь, по которому идет современная Россия, ведет страну в тупик 63,9 38,9

Новые отношения между обществом и главой государства, характеризующиеся высоким уровнем доверия к В. Путину практически всех слоев общества, продолжают удерживаться в течение всего срока его пребывания у власти. Причем, вопреки прогнозам многих экспертов, что по мере активизации деятельности В. Путина его рейтинг будет падать, все происходит наоборот: только в течение 2001 г. общая положительная оценка его деятельности на посту Президента страны возросла с 52% до 70%. Вместе с тем, лишь каждый седьмой россиянин дает деятельности В. Путина безоговорочно позитивную оценку. С другой стороны, и число его безоговорочных противников крайне незначительно (2%). Тем самым, В. Путин мало кому безрассудно нравится, но устраивает подавляющую часть населения. И эта схема взаимоотношений в сегодняшних условиях является более прочной и устойчивой, нежели во многом иррациональная любовь народа к своему вождю, национальному герою, каким в свое время был для россиян Б.Ельцин. Завершение десятилетнего периода реформ характеризуется вообще снижением уровня ожиданий от власти, от которой больше не ждут экономических и политических чудес. Общество «повзрослело» и от власти требует, в первую очередь, поддержания общей стабильности и устойчивых «правил игры».

Рост доверия общества к Президенту имеет и свою оборотную сторону — вся политическая система становится сфокусированной на личности В. Путина.

Вследствие этого растет влияние федерального центра и представляющих его политических и экономических группировок, в то время как большинство государственных и общественных институтов — парламент, профсоюзы, а также сформировавшаяся в предшествующий период партийно-политическая система — продолжают находиться в кризисе. Это проявляется, в частности, в том, что более половины россиян не высказали симпатий ни к одной из действующих политических партий, а уровень доверия к партиям как общественному институту находится на рекордно низком уровне — 9, 8%. То же самое можно сказать и о многих других политических институтах.

В заключение следует подчеркнуть, что в массовом сознании сегодня нет противопоставления «порядка» «свободе», так как именно реальные жизненные свободы и права граждан никак не защищены в условиях слабого государства и верхушечной демократии. Не случайно наряду с такими задачами, как завершение войны в Чечне (57%) и преодоление бедности и нищеты (54%), которые В. Путин должен решать в первоочередном порядке, россияне также называют:

  • преодоление коррупции в органах власти — 42%;
  • наведение порядка во власти — 30%:
  • ограничение влияния на жизнь страны олигархов — 23%.

При этом масштабность задач требует, по мнению россиян, объединения усилий всех участников политической жизни, включая оппозиционные. Не случайно, соглашаясь с тем, что настоящая демократия невозможна без политической оппозиции (71% в той или иной степени разделяет эту точку зрения), россияне в том же соотношении соглашаются с тезисом: «главная задача оппозиции — помогать правительству» (74%).

Иначе говоря, налицо запрос на сильную, доминирующую в политическом пространстве власть как субъект общенациональных стратегических интересов, которые оказались в последнее десятилетие «растащены» между отдельными экономическими и политическими группировками. Ныне же создаются предпосылки для внутрисистемной эволюции политического режима, формирования общенациональной субъектности и самое главное — для снижения «градуса» противостояния общества и власти, а в перспективе — становления механизма их естественного диалога и взаимодействия.


1 России надо быть сильной и конкурентоспособной. Послание Президента РФ В.В.Путина Федеральному собранию РФ. — Российская газета, 19 апреля 2002 г., с. 4.)

Written by admin

Май 6th, 2017 | 3:34 пп