Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Единая европейская валюта: процесс интернационализации

Антон ОЛЕЙНОВ — аспирант кафедры мировой экономики МГИМО МИД РФ

Есть все основания полагать, что в будущем евро станет более крепкой и более динамичной валютой, чем сегодня. Уже в первые годы своего существования единой европейской валюте удалось поколебать тридцатилетнюю монополию доллара на международном рынке государственных облигаций.

Введение единой европейской валюты уже первоначально было задумано не только как закономерный этап интеграции западноевропейских стран, но и как адекватный ответ Европейского союза глобализационным процессам в мировой экономике. Общеевропейская валюта появилась в то время, когда в международной валютно-финансовой системе сложились все предпосылки для кардинального изменения ее архитектуры. В 90-е годы глобализация международных финансовых потоков в условиях повсеместного распространения плавающих валютных курсов и либерализации рынков капиталов способствовала увеличению внутренней неустойчивости доллароцентристской международной валютно-финансовой системы.

Появление единой европейской валюты придало мощный импульс тенденции к созданию биполярной международной валютно-финансовой системы. Сегодня, спустя три года после введения общеевропейской валюты, мы являемся свидетелями набирающего силу процесса интернационализации единой европейской валюты, с соответствующим распределением ролей и зон ответственности между евро и долларом.

Объединяя пятнадцать государств с общей численностью населения более 370 млн человек, ЕС является одним из крупнейших в мире торговых блоков и одним из трех основных и наиболее развитых субъектов мировой экономики, наряду с США и Японией. Даже с учетом того обстоятельства, что в Европейский экономический и валютный союз (ЭВС) вошли не все государства ЕС, его экономический и финансовый потенциал вполне сопоставим с американским и японским (см. Табл. 1).

Таблица 1. Сравнительные показатели экономических потенциалов ЕС,стран ЭВС, США и Японии, 2000 г.

ЕС ЭВС США Япония
Общая площадь (тыс. кв. км) 3 191 2 493 9 373 378
Население, млн чел. 377,9 304 274,2 127
ВВП, млрд долл. США 7 859 6 052 9 873 4753
Доля в мировом ВВП, % 20,0 16,0 22,0 7,3
ВВП на душу населения, долл. США 20 550 19 028 35 069 37 528
Внешнеторговый оборот, млрд долл. США 4 281 3 449 2 198 829
Доля в мировом экспорте товаров и услуг, % 36,0 28,7 14,2 7,0
Объемы валютных резервов, млрд долл. США 226,1 169,4 43,4 272,4
Золотой запас, млн унций 403,6 379,8 261,6 24,6
Государственный долг, % ВВП 68,1 72,8 57,3 130,7
Источник: European Commission, World Bank, IMF.

В настоящее время страны Европейского валютного союза играют одну из ключевых ролей в мировой экономике. На страны ЭВС приходится около 16% мирового ВВП и около 29% мирового экспорта. Европейский валютный союз имеет несколько большее население и немногим меньший объем ВВП, чем США. Торговый оборот между странами ЭВС и остальным миром (без учета торговли внутри ЭВС) значительно превышает соответствующий показатель Соединенных Штатов. Кроме того, западно-европейская экономика имеет сравнительно высокую степень открытости. Отношение экспорта к ВВП в странах Европейского союза составляет 35,1%, в странах ЭВС 36,5%, в США -11,1%, а в Японии — 10,2%. Если исключить внутреннюю торговлю между странами ЕС и ЭВС, то этот показатель для ЕС и ЭВС существенно понизится, но все равно будет несколько выше, чем в США и Японии, составив 11,2% и 12% соответственно1.

Сопоставимость экономических потенциалов США и ЭВС позволяет предположить, что единая европейская валюта двенадцати стран ЕС в будущем вполне может трансформировать существующую сегодня монополярную модель международной финансовой системы в биполярную (доллар — евро). Роль единой европейской валюты в процессе трансформации мировой валютно-финансовой системы во многом будет обусловлена масштабами интернационализации евро, тем, насколько полно и эффективно новая европейская валюта будет выполнять основные функции международной валюты.

Основные функции международных валют аналогичны основным функциям, которые выполняют деньги в рамках национальных экономик: средство накопления и сбережения, средство обмена и платежа, мера стоимости. При этом различают два уровня международного использования валюты: частный и государственный (см. Табл. 2). Попробуем проанализировать степень использования единой европейской валюты в соответствии с вышеназванными функциями.

Международное использование евро частным сектором1) Евро как средство сбережения. Сегодня евро прочно занимает второе место, после доллара, в международных финансовых операциях: в зависимости от вида операций на евро приходится от 22 до 34% общего использования валют частным сектором в международных отношениях. Евро является также второй наиболее используемой валютой в международных инвестициях, с долей в 22-32%, в зависимости от показателя.

Роль, которую играет та или иная валюта в международных частных инвестициях, обычно определяют по двум источникам. Первый источник — это довольно исчерпывающая статистика банковских операций.

Второй — это периодические, публикуемые различными изданиями (например, журналом «The Economist») данные по инвестиционным портфелям частных инвесторов.

Согласно статистике банковских операций, доля евро в иностранных банковских активах (предоставление ссуд резидентам других государств, предоставление ссуд внутри страны в иностранной валюте и активы в иностранных ценных бумагах) в 1999-2000 гг. выросла с 16% до 22%, что значительно больше доли японской иены (13%), но в то же время гораздо меньше доли доллара США (51%) 2. В 2001 году в условиях глобального экономического спада, когда резко сократился спрос на межбанковские кредиты, евро оказался единственной валютой, которая во втором квартале 2001 года имела положительные показатели на международном рынке межбанковских заимствований. К концу сентября 2001 года, согласно данным Банка международных расчетов, доля евро в иностранных банковских активах составляла 30%, доля доллара — 43,5%, иены — 7% 3.

Что касается доли евро в международных частных инвестиционных портфелях, то изменения этого показателя характеризовались в основном причинами спекулятивного характера. После резкого роста в конце 1998 — начале 1999 гг. с 22% до 42% последовал такой же резкий спад до 28%. А на протяжении последующих двух лет доля евро в частных инвестиционных портфелях оставалась довольно стабильной в пределах 27-32% (см. Табл. 3).

Таблица 3. Доля отдельных валют в частных инвестиционных портфелях

Конец
1998 г.
Начало
1999 г.
Конец
1999 г.
Начало
2000 г.
Конец
2000 г.
Доллар США 46% 36% 49% 44% 47%
Национальные валюты ЭВС 28%
Евро 42% 28,5% 27% 32%
Иена 11,5% 7% 15% 18% 14%
Источник: «The Economist», ECB.

Аналогичные изменения доли евро в течение 1999-2001 гг. можно было наблюдать и на рынке международных долговых обязательств (как частных, так и государственных). В 1994-1998 гг. средняя доля европейских валют, предшественниц евро, на этом рынке составляла 19%. После введения единой европейской валюты доля евро резко выросла. Если в начале 1999 года она составляла в среднем 31% (на доллар США приходилось в среднем 38% международных долговых бумаг, на японскую иену — 15%), то в конце года доля евро на международном рынке облигаций и обязательств превысила долю доллара США. В 2000 году во втором квартале произошло временное падение доли международных долговых бумаг, выпущенных в евро, связанное с началом аукционов по продаже лицензий мобильной связи третьего поколения. Сокращение доли евро и одновременное сокращение доли доллара США, вызванное опасениями возможной рецессии, привело к временному росту доли японской иены. В среднем за год доля евро составила 25%, доллара США — 35%, японской иены — 22% 4.

Если к долговым обязательствам, выпускаемым в иностранной валюте для страны-должника, добавить выпуск долговых обязательств, номинированных в национальной валюте страны-должника и предназначенных для размещения на международных финансовых ранках, то доля евро и доля доллара будут значительно выше доли японской иены. Так, до 1999 года доля выпущенных в евро облигаций и векселей составляла в среднем 26%, а в 1999-2001 гг. 36% (см. Табл. 4).

Таблица 4. Доля отдельных валют на международном рынке долговых обязательств

1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.
Доллар США 51% 44% 46,5% 48,4%
Евро 28% 38% 34% 35,6%
Иена 6% 7% 7,6% 6%
Остальные валюты 15% 11% 11,9% 10%
Источник: BIS, Quarterly Review, Basle, 1999-2002; расчеты автора.

Что касается международного рынка производных валютных инструментов, то после резкого роста в конце 1998 — начале 1999 г. доли контрактов на единую европейскую валюту в 2000 году рынок стабилизировался. С учетом торговли резидентов финансовыми инструментами на национальные валюты своих стран доля евро в 2000 году составила 32%, доллара США — 44%, японской иены 8,6%. В 2001 году эти пропорции в целом сохранились (см. Табл. 5).

Таблица 5. Доля отдельных валют на международном рынке производных валютных инструментов

1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.
Доллар США 60% 46,5% 44% 41,3%
Евро 16,6% 33% 32% 32%
Иена 7% 6% 8,6% 9%
Остальные валюты 16,4% 14,5% 15,4% 17,7%
Источник: BIS, Quarterly Review, Basle, 1999-2002; расчеты автора.

В целом по фондовому рынку (рынок долговых обязательств плюс рынок производных валютных инструментов) с 1998 года к концу 2001 года доля единой европейской валюты выросла с 25% до 34,5% (доля доллара США за этот период упала с 54% до 46%, а доля японской иены выросла с 5,5% до 7%).

В последние годы евро в значительной степени укрепил свои позиции и на внебиржевом рынке деривативов, включающем контракты по валютным операциям (ежедневный мировой оборот — 853 млрд долл. США), а также по процентным ставкам (489 млрд долл. США) 5. В 2001 году, согласно данным Банка международных расчетов, доля основных мировых валют в контрактах по валютным операциям на внебиржевом рынке деривативов была следующей: в евро 35,5%, в долларах США — 92,2% и в японских иенах — 22,3% (поскольку контракты заключаются на валютные пары, сумма долей в операциях, в которых участвует определенная валюта, равна 200%). Что касается контрактов, заключенных на внебиржевом рынке по процентным ставкам, то здесь показатели в евро гораздо выше: 47% ежедневного мирового оборота (доллар США — 31%, фунт стерлингов — 7,5%, иена — 5,6%) 6.

Еще одним показателем, характеризующим степень использования евро частным сектором как валюты сбережения, является использование евро международным банковским сектором в кредитно-финансовых операциях. С конца 1998 года доля евро в иностранных банковских пассивах (выпуск собственных долговых обязательств на международном рынке и депозиты иностранных клиентов) к концу 2000 года выросла на 4,3%, достигнув 22% (доля доллара США — 55%, японской иены — 8%) 7.

Таким образом, с момента своего появления единая европейская валюта прочно заняла второе место в международных частных инвестициях и на международных рынках частных долговых обязательств. Хотя доллар США все еще остается ключевой валютой сбережения для частного сектора, значительный рост доли евро на фондовом рынке и в международных банковских активах за три года безналичного обращения единой европейской валюты говорит о том, что такая ситуация вряд ли сохранится неизменной в будущем. Дальнейший рост привлекательности евро в качестве инвестиционного актива будет зависеть от ряда факторов. В частности, от интеграции финансовых рынков стран ЭВС, от емкости и ликвидности самого рынка евро, от проведения ЕЦБ денежно-кредитной и фискальной политики, ориентированной на поддержание стабильности.

2) Евро как средство обмена и платежа. Как средство обмена валюта выполняет на валютном рынке такую же функцию, что и деньги на товарном рынке: вместо обмена валюты А на валюту В имеет место обмен А на С и С на В. Участники валютного рынка предпочтут такой обмен лишь в том случае, если трансакционные издержки в случае с обменом через третью валюту ниже, чем при непосредственном обмене одной валюты на другую.

В течение долгого времени (на протяжении 60-х, 70-х и начала 80-х гг.) доллар был единственной ключевой валютой (vehicle currency) на международном валютном рынке. Лишь с появлением в 80-х гг. Европейского механизма обменных курсов на международном валютном рынке появилась вторая ключевая валюта — немецкая марка. Сегодня доллар продолжает оставаться ведущей ключевой валютой на мировом валютном рынке.

Согласно последнему исследованию Банка международных расчетов, посвященному использованию валют в операциях на мировых валютных рынках (такие исследования проводятся Банком раз в три года), доля евро в валютных операциях в 2001 году составила около 38% (см. Табл. 6), что больше, чем доля немецкой марки в 1998 году (30%), но меньше, чем совокупная доля экю и национальных валют, которые были заменены на евро (53%). Причина столь значительной разницы заключается в том, что до введения единой валюты основной объем операций, в которых участвовали европейские валюты — предшественницы евро, приходился на торговлю между странами-участницами ЭВС. А после введения единой валюты торговля между странами ЭВС превратилась из внешней во внутреннюю, что отразилось на сокращении доли евро в валютных операциях по сравнению с долей предшествующих ей европейских валют. Такое сокращение полностью соответствует тем оценкам, которые были проведены ещё до введения единой европейской валюты8. Доля остальных основных мировых валют с 1998 года изменилась не сильно. Доля доллара выросла с 87% до 90%, а доля иены — с 20% до 23%.

Таблица 6. Доля отдельных валют в валютных операциях (% от валового оборота в среднем за день)

1989 г. 1995 г. 1998 г. 2001 г.
Доллар США 90 83,3 87,3 90,4
Немецкая марка 27 36,1 30,1
Французский франк 2 7,9 5,1
Национальные валюты ЭВС и ЭКЮ 4 15,7 17,3
Евро 37,6
Японская иена 27 24,1 20,2 22,7
Другие валюты 50 32,9 40 49,3
Сумма в %* 200 200 200 200
Источник: BIS, Triennial central bank survey of foreign exchange and derivatives market activity in 2001, Basle, March 2002. P. 7.

* Поскольку в любой операции на валютном рынке участвуют две валюты, сумма долей в операциях, в которых участвует определенная валюта, равна 200%.

Стоит отметить, что до введения евро в наличное обращение операции с евро на мировом валютном рынке были не так удобны, как операции с долларом.

Налогообложение и сборы при конвертации евро в другие валюты, и прежде всего в доллар, снижали привлекательность евро для валютных операций. В частности, в годы безналичного обращения единой европейской валюты перевод евро в доллары на электронных валютных торгах был в среднем на 40% дороже перевода в доллары немецких марок. Дополнительные затраты времени и средств сдерживали спрос на евро и препятствовали превращению евро в реального конкурента доллара как средства платежа на валютном рынке.

Что касается роли евро как средства платежа в международном обмене товарами и услугами, то согласно данным Европейской Комиссии, доля евро во внешнеторговых расчетах в 1999-2001 гг. составляла порядка 15-17%, что значительно ниже, чем доля европейских валют — предшественниц евро (25% в 1995 г.). Основной причиной такого несоответствия является то, что после создания валютного союза торговля между странами ЭВС превратилась из внешней во внутреннюю, что не могло не отразиться на сокращении доли евро, поскольку более половины всей торговли стран-членов ЭВС приходится на торговлю в рамках валютного союза9. Кроме того, в течение 1999-2001 гг. большинство контрактов продолжало заключаться в национальных валютах стран ЭВС. Отсутствие наличных евро на протяжении 19992001 гг. было одним из значительных психологических факторов, препятствовавших открытию фирмами счетов в евро (в частности, даже в канун введения общеевропейской валюты в наличное обращение количество счетов, открытых европейскими фирмами в евро, составляло лишь 20,3% от общего числа10).

Введение наличных евро может значительно повысить значение единой европейской валюты как средства платежа в международной торговле (хотя бы за счет доли национальных валют стран ЭВС). В краткосрочном плане использование доллара остается более выгодным по причине более низких трансакционных и информационных издержек. В среднесрочной и долгосрочной перспективе фундаментальные факторы будут способствовать укреплению позиций евро. Удельный вес евро в обслуживании мирового экспорта сегодня приблизительно в два раза ниже удельного веса стран ЭВС в общем объеме мирового экспорта, а доля доллара в расчетах по экспортным операциям почти в четыре раза превышает удельный вес в этих операциях самих США. Следовательно, снижение доли американского доллара во внешнеторговых расчетах и рост доли евро вполне реальны, хотя это и будет происходить постепенно. Наибольшие перспективы у евро в сферах международного товарооборота, более характерных для европейских стран (в частности, в торговле между странами ЕС и остальными европейскими странами, а также странами Азии и Африки).

3) Евро как мера стоимости. Одним из показателей международного использования валюты частным сектором как меры стоимости (т.е. использования валюты для установления цены на товары и услуги на внешних рынках) является использование валюты в биржевой торговле товарами. Сегодня, как и до введения единой европейской валюты, в биржевой торговле товарами продолжает доминировать доллар США.

Здесь важную роль играет инерционность товарных рынков, особенно рынков основных сырьевых товаров: нефти и драгоценных металлов. После введения евро на товарных биржах стали появляться фьючерсные контракты по некоторым биржевым товарам, номинированные в евро. Несмотря на то что их число пока ограничено, количество открытых позиций по контрактам, номинированным в евро, постоянно растет (к примеру, за девять месяцев 2001 года число стандартных контрактов в евро на Чикагской товарной бирже увеличилось по сравнению c тем же периодом предыдущего года на 35%).

Стоит отметить, что выполнение евро данной функции во многом обусловлено его возможностями выполнять функцию средства обмена и платежа в международной торговле и на валютных рынках. Рост объема торговли товарами и услугами, выраженными в евро, напрямую зависит от использования евро как инструмента осуществления операций на валютных рынках. Повышение роли единой европейской валюты как меры стоимости будет происходить по мере изменения условий стандартизации и децентрализации отдельных товарных рынков, а также в тесной взаимосвязи с развитием рассмотренных выше двух других функций.

Использование евро государственным сектором

1) Евро как средство накопления и сбережения (доля евро в официальных валютных резервах). Сегодня евро является второй после доллара США ключевой резервной валютой мира. Её доля в официальных резервах стран-членов МВФ на конец 2000 года составляла 12,7% (см. Табл. 7). Относительное сокращение доли евро в официальных валютных резервах по сравнению с долей европейских валют — предшественниц евро, отраженное в официальной статистике МВФ11, объясняется тем, что 31 декабря 1998 года ЕСЦБ перевела часть резервов в золото и доллары США в результате обмена резервов в ЭКЮ на резервы центральных банков стран ЭВС в золоте и долларах США (60,9 млрд. евро). Кроме того, после введения единой европейской валюты официальные резервы ЕСЦБ в национальных валютах стран ЭВС и частных ЭКЮ (19,3 млрд евро) превратились во внутренние активы. Совокупный эффект таких статистических поправок (80,2 млрд евро) примерно равен сокращению доли евро по сравнению с долей национальных валют стран ЭВС и ЭКЮ в официальных валютных резервах стран-членов МВФ (7%) между 1997 и 1999 гг.

Таблица 7. Доля отдельных валют в официальных резервах в 1997-2000 гг.

1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.
Доллар США 62,4% 65,9% 68,4% 68,2%
Национальные валюты стран ЭВС и ЭКЮ 19,7% 14,8%
Евро 12,5% 12,7%
Японская иена 5,2% 5,4% 5,5% 5,3%
Источник: IMF, Annual Report of the Executive Board for the Financial Year Ended April 30, 2001, Washington, D.C., September 2001.

Доминирование доллара в валютных резервах третьих стран объясняется тем, что финансовый рынок США все еще остается крупнейшим в мире, а доллар США — наиболее используемой валютой для интервенций на валютном рынке. Тем не менее привлекательность евро с точки зрения перевода в него части государственных валютных резервов довольно высока. Важным достоинством евро как резервной валюты является высокий потенциал его внутренней устойчивости. Евро опирается на мощную диверсифицированную экономику стран Европейского экономического и валютного союза, по основным показателям сопоставимую с экономикой США, и на один из крупнейших в мире рынков капиталов, обладающий бoльшими возможностями гасить шоковые колебания по сравнению с перегретым американским рынком. Экономика стран еврозоны, хотя и сталкивается со структурными трудностями, тем не менее является более сбалансированной, чем экономика США или Японии. Государства — члены ЭВС имеют профицит текущего платежного баланса, более низкую, чем в США, инфляцию и хорошие перспективы экономического роста.

В этой связи интересными являются выводы экспертов Международного валютного фонда. В отчете МВФ за 2000 год12 отмечается, что размеры еврозоны и ее вновь созданного единого финансового рынка, а также тот факт, что доля торговли в совокупной величине ВВП региона больше, чем у США, должны привести к усилению роли евро в государственных валютных резервах. По мере роста общей конкурентоспособности входящих в союз стран евро неизбежно ослабит позиции доллара как мировой резервной валюты и, постепенно заменяя доллары в валютных резервах центральных банков, приведет к их возврату обратно в США.

Масштабы этого перетока могут создать для США серьезные проблемы, в частности, ухудшить внутреннюю конъюнктуру и снизить конкурентоспособность национальной экономики (оценки массы избыточных долларов, высвобождающихся в результате сокращения официальных резервов, колеблются в широком диапазоне — от 70 до 200 млрд долл. 13).

Почему же тогда этого не происходит на практике? По данным МВФ, доля долларов в совокупной величине валютных резервов на протяжении последних лет постоянно росла. Эксперты Фонда объясняют этот факт консерватизмом глав центральных банков, а также отсутствием необходимости в радикальном переходе с одной валюты на другую. Как говорится в отчете МВФ, способность поддерживать стабильность цен может быть доказана только в течение некоторого времени, и ЕЦБ еще только предстоит заслужить соответствующую репутацию для того, чтобы отношение к евро изменилось.

Кроме того, выбор резервных валют тем или иным государством обычно определяется тремя основными факторами — валютным режимом страны, географией ее внешней торговли и деноминацией ее долговых обязательств. Динамика официальных резервов обычно следует за изменениями валютных потоков в частном секторе, которые, как свидетельствует статистика, изменяются весьма медленно. Держатели официальных резервов будут руководствоваться в своих решениях здравым смыслом. Риски, связанные с новой валютой, неоспоримы.

Правительства и национальные банки вряд ли вступят в спекулятивную игру, рассчитанную на то, чтобы скупить более слабые валюты и впоследствии с выгодой обменять их на евро.

Нетрудно предвидеть снижение потребности в долларовых резервах в Европейском союзе, странах Восточной Европы и прилегающего к Европе средиземноморского региона. Слож нее оценить воздействие евро на состояние резервов в других регионах мира.

2) Евро как мера стоимости (количество привязанных к евро валют). К 2002 году общее число стран, вне зоны евро, так или иначе ориентирующихся в своих валютных режимах на евро, превысило пятьдесят (см. Табл. 8).

Из Таблицы 8 видно, что страны, имеющие привязку своих валютных режимов к евро, — это в основном страны, имеющие тесные торговые и финансовые отношения с зоной евро. В частности, после введения евро стал основным ориентиром для большинства национальных валют стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. На государстваЕвропейского союза приходится от 60 до 70% внешнеторгового оборота восточно-европейских стран14. Кроме того, большинство стран региона являются официальными кандидатами на вступление в ЕС.

В Африке появление Европейского валютного союза автоматически привязало к евро всю зону франка КФА (франк африканского финансового сообщества в Западной Африке и франк финансового объединения в Центральной Африке), включающую Бенин, Буркина-Фасо, Габон, Гвинею-Бисау, Камерун, Конго, Кот Д’Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал, Того, ЦентральноАфриканскую Республику, Чад, Экваториальную Гвинею, с населением свыше 100 миллионов человек. Поскольку до 70% внешней торговли этих стран осуществляется с государствами ЕС, привязка к евро принесет им определенный выигрыш.

3) Использование евро для интервенций на валютном рынке. Использование евро третьими странами для интервенций на внешних валютных рынках тесно связано с его функцией валюты-привязки.

Объемы и характер проведения интервенций в определенной валюте обусловлены необходимостью центральных банков третьих стран поддерживать в той или иной форме установленные курсовые соотношения своих денежных единиц с этой валютой. Чем сильнее привязана национальная валюта страны к общеевропейской валюте, тем более вероятно, что эта страна будет использовать евро для интервенций. Страны, курсовой механизм национальных валют которых никак не ориентирован на единую европейскую валюту, тоже могут использовать евро для валютных интервенций совместно с другой валютой (например, долларом США), однако это происходит довольно редко.

Учитывая вышесказанное, можно выделить основную группу стран, которым наиболее удобно использовать евро в качестве валюты для интервенций: это Дания, которая с 1 января 1999 года участвует в Механизме обменных курсов — 2 (ERM-II), большинство стран-кандидатов на вступление в ЭВС, страны зоны франка КФА и ряд других (см. Табл. 8). Курсы национальных валют этих стран по отношению к валютам третьих стран двигаются в тесной привязке с курсом евро. Проделанный выше анализ позволяет сделать вывод о том, что процесс становления евро в качестве одной из основных мировых валют уже начался.

Сегодня евро больше используется как инструмент инвестиций, а не расчетов и ценообразования. И отношение разных категорий инвесторов к нему неодинаковое. Если центральные банки в силу своего консерватизма не спешат с переводом резервов в новую валюту и по-прежнему держат большую часть резервов в долларах, то частные инвесторы гораздо более благосклонны к использованию инвестиционных и финансовых инструментов в евро.

Параметры объема и глубины спроса на евро как средства инвестирования и финансирования на мировых финансовых рынках позволяют предположить, что как только будет достигнут необходимый уровень критической массы по таким критериям, как ликвидность, интегрированность, стандартизация и централизация всех сегментов финансового рынка в данной валюте, неизбежно повысится привлекательность евро как международной валюты в остальных денежных функциях.

Первые годы функционирования единой европейской валюты говорят о том, что данный процесс имеет в целом поступательную направленность и большой потенциал для дальнейшего динамичного развития.

Слабость евро по сравнению с долларом на нынешнем этапе, с точки зрения международного использования этих валют, объясняется преимуществами структурного характера американской финансовой системы перед европейской. Введение единой валюты стало значительным импульсом для развития и диверсификации финансовых рынков стран ЭВС. Однако европейский финансовый рынок все еще более космополитичен и потому менее стабилен и более чувствителен к изменениям на мировом рынке, чем американский (кроме того, европейские финансовые институты пока значительно отстают от американских по разнообразию и качеству предоставляемых ими услуг). Создание в странах ЭВС масштабного, единого и эффективного рынка капиталов безусловно позитивно отразилось бы на росте международного использования евро.

Тем не менее есть все основания полагать, что в будущем евро станет более крепкой и более динамичной валютой, чем сегодня. Уже в первые годы своего существования единой европейской валюте удалось поколебать тридцатилетнюю монополию доллара на международном рынке государственных облигаций. При сохранении этих тенденций уже в краткосрочной перспективе укрепление позиций евро на мировой арене может привести к активизации торговли евро на валютном рынке, затем — к росту использования общеевропейской валюты в международном товарообороте и возможному увеличению его доли в валютных резервах центральных банков. Постепенно евро будет приобретать все большее международное значение и составит определенную конкуренцию доллару. Международное использование евро, адекватное экономическому потенциалу стоящих за ним стран, будет не только способствовать стабильности мировых валютных рынков, но и стабильности всей международной валютной системы.


1 European Commission, Directorate-General for Economic and Financial Affairs, Statistical Annex of European Economy: Spring 2002, Luxembourg, April 2002.
2 BIS, Quarterly Review, Basle, 1999-2001.
3 BIS, Quarterly Review, Basle, March 2002.
4 ECB, Review of the international role of the euro, Frankfurt am Main, September 2001.
5 Данные Банка международных расчетов на апрель 2001 г.
6 BIS, Triennial central bank survey of foreign exchange and derivatives market activity in 2001, Basle, March 2002.
7 ECB, Review of the international role of the euro, Frankfurt am Main, September 2001.
8 См. Hartmann P., Currency Competition and Foreign Exchange Markets: the dollar, the yen and the Euro, Cambridge University Press, 1998.
9 European Commission, Directorate-General for Economic and Financial Affairs, EMU: The first two years, European Economy, Supplement A, Economic Trends №2, March 2001.
10 European Commission, Directorate-General for Economic and Financial Affairs, Quarterly Review of the Use of the Euro: Third Quarter 2001, Brussels, 2001.
11 Cм. IMF, Annual Report of the Executive Board for the Financial Year Ended April 30, 2001,Washington, D.C., September, 2001.
12 IMF, Annual Report of the Executive Board for the Financial Year Ended April 30, 2001,Washington, D.C., September, 2001.
13 Шемятенков В.Г. Евро: две стороны одной монеты. М.: «Экономика», 1998 г. С. 310.
14 European Commission, Directorate-General for Economic and Financial Affairs, The economic impact of enlargement, Enlargement Papers №4, June 2001, p. 22.

Written by admin

Май 6th, 2017 | 3:32 пп