Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Роль человеческого капитала в стратегии планирования благосостояния малых городов

Валентина НОВИКОВА — кандидат экономических наук, доцент кафедры конкретной экономики и финансов РАГС

Статья представляет научный и практический интерес для исследователей, занимающихся проблемами формирования и развития человеческого капитала, а также для руководителей городов (регионов), разрабатывающих собственные стратегии развития с ориентацией нарост благосостояния населения. В работе использованы материалы, полученные в ходе реализации проекта МЕРИТ-1 по программе Тасис по муниципальной социально-экономической реформе для содействия шахтерским городам России в решении социальных и экономических проблем. связанных с их реструктуризацией.

Идеи А.Смита об «экономическом человеке» до сих пор будируются даже в научных кругах, настаивая на том, что общество движется в накоплении материально-вещественного богатства. Именно с этим накоплением пытаются связать успехи таких стран, как США, Япония, Германия. Однако отмеченная форма накопления была характерна для экономической практики XVI-XX веков, но не для сегодняшнего дня.

В современном мире силу все больше приобретает тенденция, в рамках которой главным фактором устойчивого развития становится человеческий капитал, причем вложение в этот капитал рассматривается не как вспомоществование, а как стратегическая линия, обеспечивающая повышение эффективности экономики. В частности, расчеты Всемирного банка свидетельствуют. что в 92 странах человеческий капитал составляет около двух третей накопленного национального богатства. При этом в странах Северной и Центральной Америки, Западной Европы и Восточной Азии он составляет около трех четвертей накопленного богатства. В то же время воспроизводимый капитал составил в 92 странах в среднем лишь 16 процентов накопленного богатства1.

Проблема человеческого фактора в экономике, которую трактовали в разных аспектах мыслители прошлого: А.Смит. Дж.С.Милль. К.Маркс и Ф.Энгельс. Н.Мордвинова. М.Туган -Барановский, В.И.Ленин, стала одной из самых актуальных в современных условиях. В 60-80 гг. за рубежом появились новые теории экономического роста (Р.Лукас. Г.Беккер, Т.Шульц), доказывающие, что основным фактором экономического роста является человеческий капитал. Уровень развития общества определяется как господствующими типами хозяйства, так и установившейся иерархией ценностей и интересов, характеристиками населения, т.е. «человеческим капиталом». Он включает способности, знания, умения работников, которые дают им возможность функционировать в экономической среде. Инвестирование в развитие человеческого капитала, как правило, приводит к повышению производительности труда, росту эффективности производства. Практика свидетельствует. что повышение человеческого капитала с помощью образования, улучшения медицинского обслуживания и питания влияет на экономический рост прежде всего в странах (регионах) с низким уровнем доходов и ограниченных человеческих возможностей.

Проведенная по методологии Всемирного банка денежная оценка национального богатства показала, что на каждого жителя России приходится от 40 до 50 тыс.долл. воспроизводимого капитала. 150 тыс.долл. — природного и 200 тыс.долл. человеческого капитала, что сравнимо с уровнем его накопления в развитых странах2.

Итоговая оценка в 400 тыс. долл. свидетельствует, что Россия остается богатейшей страной мира. Человеческий капитал даже в бедных регионах превосходит капитал воспроизводимый. включающий материально-вещественные условия воспроизводства.

Для того чтобы оценить, как на местном уровне можно использовать возможности человеческого капитала, рассмотрим стратегию возрождения российских регионов (малых городов) на основе инновационных подходов. Эффективные стратегии разрабатывались для содействия шахтерским городам России в решении экономических и социальных проблем, связанных с их реструктуризацией. Программа осуществлялась по модели Tacis муниципальной социально-экономической реформы. Использован проект MERIT-1, в котором автор принимал непосредственное участие в качестве эксперта по проведению тренингов.

Нашей целью является определение показателей человеческого развития для стратегического плана развития города, на основе которых можно определить направления инвестиций в человеческий капитал для обеспечения благосостояния населения. Модель развития поможет создать такое муниципальное образование. которое, подобно государству благосостояния (в микромасштабе), способно обеспечить, выражаясь словами К. Маркса, «качество действительно человеческой жизни» всех его членов3.

Разработка и осуществление проекта МЕРИТ-1 были связаны с тяжелым положением российской угольной промышленности. которая пережила в 90-е годы драматические перемены. Более 500 тыс.шахтеров остались без работы в результате реструктуризации угольной промышленности и приватизации предприятий. Многим уволенным рабочим все еще приходится заниматься поиском новой работы, а процесс закрытия нерентабельных шахт продолжается и ныне. Проект МЕРИТ-1 основывался на тесном сотрудничестве с государственным унитарным предприятием «Соцуголь», созданным правительством РФ для оказания поддержки деятельности по снижению социальной напряженности в угледобывающих регионах. В проекте было задействовано пять шахтерских городов: Кизел Пермской области, Копейск Челябинской области, Венев Тульской области, Киселевск Кемеровской области и Новошахтинск Ростовской области.

Основные направления, на которых были сосредоточены усилия проекта МЕРИТ-1:

— инициатива по поддержке и развитию предпринимательства;

— привлечение инвестиций;

— проведение обучения и разработка учебно-методических материалов;

— планирование муниципального развития и стратегическое планирование.

Нельзя не отметить те положительные явления, которые произошли в результате проекта. Это. на наш взгляд, создание новых рабочих мест и поддержка начинающих предпринимателей с помощью образования бизнес-центров и бизнес-инкубаторов, развитие и подготовка кадров для реализации стратегического плана. В Кизиле, Киселевске и Копейске бизнес-центры организовали тренинги по развитию навыков пользования компьютерной техникой для местных преподавателей и безработных. Ими также оказывается содействие деятельности местных центров занятости и социальной адаптации (предоставляются помещения и квалифицированные консультанты). Фактически проект МЕРИТ-1 стал обучением партнерству, где ключевую роль играют муниципалитеты, защищающие интересы города, взаимодействующие с населением и учитывающие его пожелания.

Однако проект выявил и недостатки, которые сказались на качестве разработки стратегических планов. Разработанные планы, безусловно, важны для реализации краткосрочных интересов города, но в том виде, в котором они составлены (а значит и будут реализовываться), мало пригодны как проект развития будущего города, как возможная модель роста благосостояния. Как отметили участники проекта из шахтерских городов, практически все заинтересованы в реализации стратегических планов, которые охватывают насущные интересы людей. Однако многое зависит от муниципалитетов, руководящий состав которых (и это показало проведенное обучение) не готов к переменам, а главное — не хочет их, чему во многом препятствует бюрократическая структура управления. боязнь в случае реализации тех или иных проектов остаться без работы.

Конечно, шахтерские города оказались в выгодном положении: проект полностью финансировался зарубежными инвесторами, как мы полагаем, не без пользы для них. Другим городам, разрабатывающим свои стратегии, в этом плане будет гораздо сложнее, хотя разумнее всегда ориентироваться на реальные собственные возможности и только затем на иностранный потенциал.

Стратегические планы городов, подобно многим федеральным, к сожалению, не отразили формирование человеческого капитала в регионе — фактически главного их богатства. Планы составлены в целом для города, в них нет места отдельному человеку как личности, а инвестиции предусматриваются только в материальные отрасли. Стратегический план не учитывает многих факторов человеческого развития, использование системы показателей уровня человеческого развития. Уместно отметить, что провал всех предшествующих хозяйственных реформ состоял именно в том, что человеку отводилась второстепенная роль ресурса, а не главной цели. И сегодня начисто забыт гениальный тезис К.Маркса о том, что в будущем обществе естественные и гуманитарные науки соединяются в одну науку — науку о человеке.

К сожалению, здесь сказались и рекомендации иностранных экспертов, которые не знали местных условий и особенностей российских регионов, а предлагали готовые рецепты исходя из опыта западных стран. С другой стороны, если ООН рекомендует использовать показатели человеческого развития, то почему бы в стратегических планах российских регионов не разработать подобный критерий с учетом местных условий? Однако ни в одном из разработанных планов пяти городов этого нет. Они все удивительным образом похожи один на другой, как братья-близнецы. Возможная причина тому лежит в методике обучения, единой при подготовке специалистов муниципалитетов по разработке стратегических планов и фактически исключающей инициативу на местном уровне.

Шахтерские города, с одной стороны, являются малыми городами, которые объединяет единство преобладающей угледобывающей отрасли, являющейся для них градообразующей. Даже после реструктуризации в ней занято более 50% всего работающего населения. С другой стороны, эти города представляют своего рода мини-регионы, так как включают в себя все подсистемы, входящие в понятие «регион», а именно: население, хозяйство, органы управления, среду обитания, взаимодействующие между собой и находящиеся в равновесии. Следовательно, они вполне экономически способны выработать свою модель устойчивого развития, если будут ориентироваться на инвестиции не только в материально-вещественный, но и в человеческий капитал.

В настоящее время для исследования используется «индекс человеческого развития», позволяющий учитывать межстрановые (межрегиональные) сопоставления.

Индекс человеческого развития (ИЧР) разработан специалистами ООН4 на основе данных по 173 странам и введен в практику с 1991 года. Он подтверждает важность обобщающих измерений благосостояния во взаимосвязи с общеэкономическими показателями. Индекс отражает не только потребление материальных благ, но и возможности для развития человека, обеспечиваемые системами здравоохранения и образования. ИЧР измеряется от 0 до 1. Считается, что страны с ИЧР менее 0, 5 имеют низкий уровень человеческого развития: от 0, 5 до 0, 8 — средний уровень: 0, 8 и выше — высокий уровень развития.

Во второй половине 80-х годов в международном лексиконе появился новый критерий — индекс развития человеческого потенциала. включающий ожидаемую среднюю продолжительность жизни, доступность образования, ВВП на душу населения5.

По данным наших расчетов, в РФ имеется уровень человеческого развития, составляющий только 85% от среднего уровня промышленно развитых стран. и наблюдается спад по этому показателю. начиная с 1990 г. В 5 шахтерских городах, которые исследовались нами, наблюдается самый различный уровень человеческого развития. Но среднестатистические данные в этих угледобывающих регионах приравниваются к уровню человеческого развития в Восточной Европе (Эстония, Хорватия, Беларусь, Болгария) и в некоторых развивающихся странах (Мексика, Малайзия).

Надо отметить, что хотя в угледобывающих регионах России есть серьезные социальные проблемы, они стоят на одном уровне с теми странами, которые недавно стали кандидатами на вступление в Европейский Союз. Равный рейтинг российских угольных регионов и стран Восточной Европы предполагает. что структурный подход к развитию, которого придерживается Европейский Союз, послужит надежным фундаментом для российских угледобывающих регионов.

Показатель человеческого развития является, на наш взгляд, подходящим индексом. с помощью которого можно оценить благосостояние. Но поскольку он имеет целый ряд недостатков, когда применяется в отношении бывших социалистических стран в переходный период, необходимо включать дополнительные факторы, которые бы отражали уровень занятости и качество основы для промышленного производства. Для этого нами были разработаны такие показатели для измерения социально-экономических условий на уровне городов, чтобы иметь более точную картину их развития. Полагаем. что эти показатели подходят и для регионов в их социокультурном измерении.

Всю систему показателей надо начинать строить с подсистемы населения, т.к. именно его благосостояние является целью функционирования всей системы «Регион». которая является локальным социокультурным пространством. Так, при разработке стратегических планов в шахтерских городах прежде всего была определена стратегическая цель развития, которая, например, в Киселевске звучала следующим образом: «Кардинальное изменение благосостояния и качества жизни населения на основе динамичного развития экономики и социальной сферы города»

При исследовании социальных проблем в городах в ряде случаев используется антропометрический подход, в рамках которого признается все возрастающая ценность человека и его деятельности6. Человек представляется и как ресурс развития общества, и как носитель социального (человеческого) капитала. который является резервом и импульсом общественного развития.

Антропометрический подход перемещает предметное поле исследования в сторону анализа проблем благосостояния людей. что вполне вписывается в понятие человеческого капитала и показателей человеческого развития. Однако человек живет в определенном экономическом пространстве или территории и взаимодействует с окружающей средой через представленные социальные институты общества. прежде всего через институты местных органов власти, что нельзя не учитывать при стратегии развития городов и что учитывал проект МЕРИТ-1 по муниципальной социально-экономической реформе. Поэтому вполне обоснована, на наш взгляд, экоантропоцентрическая парадигма, исходящая из того, что нормы и образцы поведения, деятельности, общения людей создают сами люди. Этот процесс происходит в процессе коммуникаций, формируя глобальное и локальное социокультурное пространство7.

Социальная сфера в трансформационном периоде является сложным объектом государственного регулирования, в том числе и на региональном уровне. Она включает в себя целый комплекс проблемных полей, которые являются показателями социальной ситуации в обществе, — демографическое положение, занятость, социальная помощь, здравоохранение, образование, коммуникации, участие в управлении и т.д. В комплексе они являются показателями качества жизни людей, которые выступают основным фактором устойчивости и развития социальной сферы. Повышение уровня и качества жизни населения, в частности города, должно быть целью и результатом труда местной власти, который можно было бы оценить с помощью подходящих индикаторов или критериев.

Поэтому для городов может быть предложена система измерителей человеческого развития (использование которой дает несколько иную оценку реальных процессов в России и ее регионах, чем показатели ООН), рекомендованная Советом Федерации и взятая нами за основу при определении качества жизни8.

Сводный индекс благосостояния рекомендуется рассчитывать на основе ожидаемой продолжительности жизни, располагаемых доходов, расходов на социокультурную сферу, что отражает более реальную картину человеческого развития и на что можно ориентироваться при реализации стратегических планов городов.

Во-первых, ожидаемая средняя продолжительность жизни отражает характеристику демографических процессов, состояние и динамику здоровья населения: этот показатель используется и при исчислении индекса человеческого развития, и, с небольшой модификацией, при расчете индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) на основе данных, которые имеются и по России, и по регионам, и по зарубежным странам. Однако следует иметь в виду, что индекс ожидаемой продолжительности жизни весьма существенно отличается у мужчин и женщин, особенно по регионам РФ, о чем свидетельствуют и статистические данные. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении составила в 2000 г. у женщин 72,2 года, у мужчин — 59 лет9.

Во-вторых, общий располагаемый доход домашних хозяйств — показатель, более точно характеризующий уровень благосостояния, так как ВВП включает накопление и другие элементы. Располагаемый доход — это общий доход домашних хозяйств из всех источников, включая поступление социальных трансфертов в натуральной форме. Общий доход равен фактическому конечному потреблению плюс сбережения и вполне может быть подходящим индикатором, особенно на региональном уровне. Если принять располагаемый доход в 1999 г. в среднем по РФ за 100%, то максимальный располагаемый доход домашних хозяйств был в Москве-241, 4%, а минимальный доход в республике Ингушетия — 25,5%. В исследуемых нами Челябинской и Кемеровской областях — 86,8 и 94,3% соответственно10.

Кроме того, представляет интерес сравнение показателей фактического конечного потребления и располагаемого дохода на душу населения (на члена семьи). Так, расчеты показывают, что в 2000 г. фактическое конечное потребление в общем располагаемом доходе составило в среднем по РФ 84%, а по шахтерским городам эта цифра уже составляет около 100%, т.е. благосостояние падает в связи с отсутствием возможности делать сбережения.

В-третьих, расходы на социокультурную сферу (здравоохранение и социальное обеспечение, образование и культуру, науку и научное обслуживание) более точно отражают общие вложения в человеческий капитал, чем используемые ООН показатели уровня грамотности и продолжительности образования, которые не дают представления о качестве образования, уровне культуры, вложениях в развитие интеллектуального капитала, особенно на региональном уровне.

Фактически — это индекс интеллектуального потенциала развития общества и его здоровья на различных уровнях его измерения. За период рыночных реформ индекс интеллектуального потенциала снизился с 0,71 в 1989 г. до 0,47 в 1997 г., что произошло в результате сокращения расходов на науку, снижения образовательного уровня молодого поколения. Данная тенденция сохранится до 2003 г., и индекс интеллектуального потенциала общества составит 0,3711.

При анализе сводного индекса благосостояния по регионам России картина получилась весьма неблагоприятная. Разрыв между регионами по уровню располагаемых доходов на душу населения в 2000 году получился 9-кратный (Москва и Ингушетия), а не в 3,4 раза, как при использовании измерителей ООН. В 1999 году разрыв в средней ожидаемой продолжительности жизни мужчин — от 50 лет по Эвенкийскому автономному округу до 66 лет в Ингушетии (при средней по стране — 61 год)12.

Расходы на социокультурную сферу можно оценить по их процентному соотношению к ВВП на основе затрат по бюджетам территорий (см. Табл. 1.1).

Таблица 1.1 Расходы на социально-культурные мероприятия в % к ВВП по территориям РФ

Расходы, всего 1998 1999 2000
Всего 7,5 8,3 6,8
В т.ч. на образование 3,4 3,8 3,1
Культура и искусство 0,45 0,44 0,4
Здравоохранение и физическая культура 2,4 2,7 2,2

Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат, 2000. С.24.

 

Однако для угледобывающих регионов необходим расчет показателей численности безработных и бедных в их процентном отношении к общей численности населения, причем отдельно по социально-демографическим группам. Индексы безработицы и бедности между собой тесно связаны. Как показали наши исследования в шахтерских городах, основанные на данных социального аудита*, при росте уровня безработицы резко возрастает количество бедного населения (и это закономерно, так как падает ВВП по закону Оукена), причем прослеживается примерно такая зависимость: увеличение количества безработных на 1% увеличивает количество бедных (по отношению к действующему прожиточному минимуму) на 3%, так как зачастую работник является единственным кормильцем семьи. При этом надо иметь в виду, что в численность безработных включается контингент населения, не имеющий работу более трех месяцев.

Отслеживание этой зависимости подсказывает местным органам власти принимать необходимые меры по предотвращению создания критической точки безработицы в своем регионе.

Особенно тяжелая ситуация сложилась в шахтерских городах с уровнем безработицы, который продолжает увеличиваться в связи с реструктуризацией угольной отрасли (достигает по расчетам более 20%) и резко увеличивает показатели бедности (более 50%), о чем в частности свидетельствуют результаты проведенного мониторинга в шахтерских городах в период, предшествующий составлению стратегических планов.

Наши расчеты показывают, что по методике ООН ИРЧП составляет в шахтерских городах от 0, 52 до 0, 56, а по рекомендуемой методике — от 0,38 до 0,4**. Корректировка этого показателя учетом роста безработицы дает другие данные: индекс благосостояния колеблется от 0,3 до 0,35.

Следовательно, необходимы безотлагательные меры по повышению качества жизни населения на основе инвестиций в человеческий капитал, которые возможно осуществить по следующим направлениям (см. Табл. 1.2).

 

Таблица 1.2 Направления инвестиций в человеческий капитал (социальные расходы в процентах к производственным инвестициям)

Сфера Направления движения инвестиционных средств
Социокультурная 1. Повышение интеллектуального потенциала, в т.ч. на образование, науку и научное обслуживание, культуру и искусство.
2. Обеспечение жизнеспособности населения и улучшение социально-демографических процессов, в. т.ч. на здравоохранение, социальное обеспечение, физкультуру и спорт.
Социально-трудовая 1. Реструктуризация убыточных отраслей с целью сохранения оптимального количества рабочих мест.
2. Инициирование инновационной деятельности.
3. Создание новых рабочих мест с адекватной оплатой труда.
4. Переобучение, переподготовка и повышение мобильности наемных работников.
5. Повышение мотивационной роли оплаты труда.
6. Развитие сотрудничества и партнерских отношений в трудовых коллективах.
Социально-экономическая 1. Повышение качества жизни (сводный индекс на основе вложений в предыдущие сферы).
2. Расчет человеческого капитала на душунаселения.

Таблица 1.3 Направления инвестиций по потенциально трудоспособным группам населения шахтерских городов

Население Направления инвестиций
Молодежь Создание специальных образовательных центров и центров занятости
Создание специальных рабочих мест для молодежи с целью приобретения практических навыков работы
Привлечение молодежи к участию в предпринимательстве города
Создание научных центров для внедрения инноваций на основе трудового потенциала молодежи
Создание психологических центров для оказания социально-психологической помощи молодежи
Безработные Социальная работа и социальная помощь безработным
Создание временных и постоянных рабочих мест
Создание специальных центров по переобучению шахтеров, учитывающих их трудовые навыки
Регулирование рынка труда путем сбалансированности спроса и предложения
Использование моделей прогнозирования уровня занятости

 

Методика подсчета внутренней нормы окупаемости инвестиций в человеческий капитал аналогична вложениям в физический капитал. Для этого надо соотнести дополнительные издержки, связанные, например, с получением образования, и дополнительные выгоды, которые можно получить после обучения, упущенный в период обучения доход и другие издержки. Как свидетельствует опыт. выгоды должны сказаться в повышении постоянного дохода. И если в России такой тенденции еще нет, то в развитых странах существует устойчивая зависимость между уровнем образования и доходом, получаемым в течение жизни. Например, если в США лица с начальным образованием получали в течение всей своей жизни доход 756 тыс.долл., то лица с высшим образованием — 1720 тыс.долл.13.

Таким образом, проведенное исследование позволяет оценить индекс благосостояния на основе рассмотренных показателей человеческого развития в его региональном ракурсе, количественные показатели которого есть возможность изменить в результате реализации разработанных стратегических планов с ориентацией на человеческий капитал.

1 Валентей С.. Нестеров Л. Человеческий потенциал: новые измерители и новые ориентиры//Вопросы экономики. 1999. N 2.
2 Показатели уровня человеческого развития: рол1> в формировании экономической и социальной политики в России. Материалы круглого стола Совета Федерации. М..1999. С. 14
3 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч.. Т.42. С. 169.
4 Human Development Report of 1994. N.Y. Oksford University press., 1994.P.152-156.
5 Жуков В.И. Что такое ИРЧП? К вопросу о человеческом потенциале //Социс. 1996. N4.
6 Российский регион как объект комплексных научных исследований: Сб. научных статей//Под ред. Э.Г.Баландиной и др. Волгоград: ВАГС. 2000. С.48-49.
7 Российский регион как объект комплексных научных исследований: Сб. научных статей//Подред.Э.Г.Баландиной и др. Волгоград: ВАГС, 2000. С.49-51.
8 Показатели уровня человеческого развития: роль в формировании экономической и социальной политики в России. Материалы круглого стола Совета Федерации. М., 1999.С.18-19.
9 Статистическое обозрение. 2001. N 4. С. 71.
10 Рассчитано по: Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат РФ. 2000. С.132-134.
11 Левашов В., Руткевич М. Интеллектуальный потенциал РОССИИ//НГ. 1999. N3. С.5.
12 Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат РФ. 2000. С.58-60.
* Под социальным аудитом понимается изучение ряда социально-экономических проблем, связанных с анализом уровня человеческого развития на основе показателей качества жизни, которые могут быть использованы при формировании стратегии развития региона. Для проведения социального аудита использованы данные мониторинга.
** Расчет индекса благосостояния по рекомендуемой методике для его сопоставимости с индексом благосостояния по методике ООН исчисляется на основе трех показателей — ожидаемой продолжительности жизни, располагаемых доходов на душу населения и расходов на социокультурную сферу и затем только корректируется на индекс численности безработицы и бедности.
13 Марцинкевич В.И., Соболева И.О. Экономика человека. М.\ Аспект-пресс. 1995. С.47.

Written by admin

Май 6th, 2017 | 3:19 пп