Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Социальные предпочтения и тревоги в массовом сознании российского общества

Владимир БОЙКОВ — доктор философских наук, профессор, директор Социологического центра, заведующий кафедрой социологии РАГС

Человек и государство

В России (в отличие от экономически благополучных стран Запада) налицо жесткая зависимость социального положения основной массы ее граждан от государства, точнее — от проводимой им социально-экономической политики. В значительной мере она обусловлена как громоздкой регламентацией экономической и других видов деятельности многочисленными инструкциями, так и тем, что массовые слои населения не имеют реальных возможностей, не нарушая законов, своим трудом обеспечить нормальный уровень жизни.

Именно в этой связи систематическое повышение цен и тарифов на продукцию и услуги, потребляемые населением, вызывает болезненную реакцию общества, усиливает социально-психологическое отчуждение граждан от государства. Зависимость рядового человека от продиктованных ему обстоятельств жизни столь велика, что практически лишает смысла участие в акциях социального протеста в защиту своих экономических и социальных прав. Поэтому редкие в настоящее время демонстрации, забастовки и прочие формы привлечения внимания властей к решению проблем той или другой социально-профессиональной группы или территориальной общности представляют собой не столько форму борьбы за реализацию коренных интересов людей, сколько сигнал SOS, обращенный к властям с мольбой обеспечить элементарные возможности выживания.

Общественное настроение чутко реагирует и на социальные тяготы, и на изменения, которые улучшают социальное положение разных групп людей. Например, наведение порядка в выплате пенсий и заработной платы, уменьшение налогового бремени и ряд других мер, осуществленных федеральными и региональными органами власти, способствовали некоторому улучшению социально-психологического климата в обществе.

Судя по данным социологических опросов, именно в последние полтора-два года в общественном настроении стали укрепляться ростки оптимизма. Главное — отходят на второй план во взглядах людей на будущее ожидания социальной катастрофы, доминировавшие в общественной психике в 90-е годы и особенно рельефно проявлявшиеся в 1991, 1993 и 1998 гг.

Тем не менее пока не решены основные проблемы взаимодействия государственных органов и органов муниципального управления с населением, согласования государственной политики с потребностями и ожиданиями большинства граждан. Это проявляется как на уровне общенациональных интересов, так и интересов основных социальных слоев и личности.

Существует мнение, что претензии населения к нашему государству и к охраняемой его органами системе новых отношений обусловлены ментальными качествами российского народа. А именно, укоренившейся у большинства людей привычкой к государственному патернализму, отсутствием инициативности и стремления самостоятельно заботиться о своем благосостоянии, здоровье, образовании, отдыхе, наконец, их традиционным лукавством в его отношении к государству, которое состоит в уклонении от гражданских обязанностей.

Действительно, можно обнаружить много фактов, подтверждающих такое объяснение неэффективности рыночных и иных преобразований, осуществляемых от имени государства. Однако едва ли будет верным гиперболизировать реальное значение этих фактов и делать на их основании вывод о преобладании в российском обществе типа человека, который не мыслит свою жизнь без опекуна, поводыря или, тем более, по природе лентяя и социального иждивенца. Во всяком случае, данные опросов показывают, что люди, как правило, ждут от государства не милостей и подачек. а установление понятных отношений с гражданами, укрепления правопорядка, обеспечения экономической и социальной стабильности и т.п.

Обратимся к материалам общероссийского опроса населения, осуществленного в декабре 2001 г. На вопрос «Можете ли вы рассчитывать на помощь государства в случае потери своего имущества, резкого ухудшения здоровья и в связи с другими жизненными невзгодами?» ответили «Да» 4,1% опрошенных, «В какой-то мере» — 22,9%, «Нет» — 65.8% и затруднились ответить 7,2%. Одновременно с этим 74,7% респондентов считают принципиально важным для себя быть полезными обществу и только 14, 9% выразили противоположную установку, 10, 4% затруднились ответить.

Понятно, что практические действия людей не всегда совпадают с выражением их субъективных позиций. Но несовпадения часто обусловлены не субъективной позицией, а изъянами практической жизни. Например, как показал опрос трудоспособного населения в феврале 2001 г., большинство респондентов отрицательно относятся к теневой экономической деятельности. Но многие из них вынуждены участвовать в ней, без чего им не выжить.

Материалы ряда исследований свидетельствуют о том, что негативные оценки режима власти и функционирования государственных органов, которые высказывает большинство российских граждан, являются формой отрицания не государства самого по себе, а негодной практики его функционирования.

О чем идет речь? Прежде всего о слабости власти в решении проблем экономического развития, социальной защиты населения, преодоления преступности и т.д. Об актуальности одной из названных проблем красноречиво говорят результаты опросов разных лет, изложенные в таблице 1.

Таблица 1. Динамика количества жертв преступлений, которыми стали опрошенные или члены их семей в соответствующем году
В процентах от количества опрошенных

Варианты ответов 1990 г. 1994 г. 1998 г. 2000 г. 2001 г.
Были жертвами преступлений 7,2 16,0 19,3 23,2 24,2
Не были жертвами преступлений 91,5 83,0 80,5 76,5 75,8
Не ответили 1,3 1,0 0,2 0,3

Эти данные существенно дополняют официальную статистику правоохранительных органов о состоянии преступности в стране, в которой отсутствуют данные о регистрируемых преступлениях. То, что каждая четвертая семья в течение года стала жертвой преступности, — свидетельство чрезвычайного положения в области защиты прав граждан.

Поэтому не случайно недостаточная дееспособность власти вкупе с ее коррумпированностью, по данным опросов, соседствуют в качестве источника социальной тревоги с такими неблагоприятными обстоятельствами, как рост цен, угроза увеличения безработицы.

Распределение мнений населения, опрошенного в октябре 2000 г. — в мае 2001 г., о некоторых причинах атрофии государственной власти и муниципального управления представлено в таблице 2.

Таблица 2. Основные причины слабости власти
В процентах от количества опрошенных

Варианты ответов 2000 г. 2001 г.
Коррупция в органах власти 49,1 58,5
Разворовывание государственной собственности и бюджетных денег 37,9 54,9
Оторванность властей от населения 29,9 37,2
Бюрократическая система правления, в которой народу отведена исключительно пассивная роль 35,5 37,1

В принципе, приведенные в таблице данные как бы не новы. О распространенности коррупции, хищений государственных средств нередко высказываются в СМИ губернаторы и другие должностные лица. Но, рассматривая эти материалы опроса, важно обратить внимание на то, что критическое отношение населения к органам государственной власти тесно связано с субъективными установками подавляющего большинства людей на наведение порядка, на укрепление государства и страны в целом.

Порой эти установки трактуются как стремление населения к диктатуре, к «сильной руке» в государственном управлении, являющимися антиподами идей демократии и либерализма. Как представляется, в настоящее время массовое сознание в этом плане не столь однолинейно. В нем достаточно органично сочетаются ценности социального порядка и правовой ответственности с ценностями рыночных преобразований, гражданских свобод и политического плюрализма. На эту мысль наводят, в частности, результаты опроса населения в декабре 2001 г., которые отражены в таблице 3.

Таблица 3. Доминирующие установки массового политического сознания
В процентах от количества опрошенных

Установки Варианты ответов
Очень и скорее важно Скорее и совсем не важно Затруднились ответить
Укрепление государства и обеспечение целостности страны 93,6 2,3 4,1
Достижение равной ответственности должностных лиц и «простых» людей перед законом 93,2 1,7 5,1
Повышение уровня нравственности, укрепление морали в обществе 90,4 4,4 5,2
Развитие патриотизма у граждан 87,2 6,6 6,2
Обеспечение свободы слова и политических убеждений 67,6 20,7 11,7
Обеспечение свободы вероисповеданий 62,5 25,0 12,5

Добавим к сказанному и то, что зафиксированные в таблице доминанты политического сознания вовсе не свидетельствуют о потребительском отношении населения к государству. Напротив, в них выражен мощный потенциал заботы о нем. Реальность такова, что при зачаточном состоянии гражданского общества в России, по мнению людей, государство является единственным институтом политической системы, потенциально способным консолидировать общество и предотвратить его от краха.

2. Социальные ориентиры населения

Известно, что за 90-е годы уровень жизни российского населения существенно снизился. Произошла также значительная дифференциация социальных слоев по показателям уровня жизни. Так, например, по данным Госкомстата РФ, на долю наиболее обеспеченной 20-процентной группы населения приходится без малого половина (47,6%) всех денежных доходов населения2.

Однако бросается в глаза то, что группировки респондентов по их самооценкам своего уровня материального положения за минувшее десятилетие в основном сохранились. Это иллюстрирует таблица 4.

Таблица 4. Самооценки опрошенных своего материального положения
В процентах от количества опрошенных

Варианты самооценок 1990 г. 1992 г. 1995 г. 1998 г. 2001 г.
Хорошее, нет особых затруднений 11,0 1,9 2,0 0,4 1,2
Неплохое, хотя крупные покупки не по карману 35,2 21,1 26,8 5,3 15,1
Среднее, на питание и одежду деньги есть, а на поездки в отпуск, на бытовую технику и др. их не хватает 37,8 51,5 40,2 41,5 45,6
Ниже среднего или очень плохое (крайняя нужда) 14,0 24,5 30,0 51,5 37,6
Затруднились ответить 2,0 1,0 1,0 1,3 0,5

Устойчивость приведенных самооценок материального достатка явно расходится с данными официальной статистики и материалами других опросов, согласно которым неуклонно увеличивается доля населения, вынужденного отказываться от отдыха в отпускное время, ограничивающего потребление качественных продуктов питания, в целом живущего на грани нищеты.

Как оказывается, основой этого расхождения является тенденция снижения уровня социальных притязаний у многих людей. Она обусловлена безысходностью ситуации, в которой оказались эти люди. Проще говоря, если для них прежде было нормой обеденное меню, состоящее из трех-четырех блюд, то теперь норма уменьшилась, а качество потребляемых продуктов ухудшилось.

Снижение уровня социальных притязаний и стандартов потребления материальных и духовных благ, с одной стороны, обусловливает легендарную терпимость российского населения перед лицом социальных невзгод и предотвращает общество от социальных возмущений. Но, с другой стороны, вынужденное пуританство не может не оборачиваться деградацией материальных и сложных социокультурных потребностей и вследствие этого — ухудшением социальных качеств значительной части общества.

Отмеченный процесс тесно сопряжен с другой столь же неблагоприятной для общества и индивидов ситуацией, суть которой состоит в рассогласовании социально значимых качеств людей (уровня их образования, полученной профессии, обретенной квалификация и т.д.) с их реальным социальным статусом и материальным положением. По данным регулярных опросов, в категории тех, кто имеет средства только на питание и одежду или даже живет в постоянной нужде, часто оказываются высокообразованные представители науки, системы просвещения, здравоохранения, культуры, технические специалисты и военнослужащие, квалифицированные промышленные и сельскохозяйственные рабочие, занятые на умирающих предприятиях.

Иллюстрацией служит следующий красноречивый факт. Среди опрошенных в декабре 2001 г. респондентов, обладающих высшим и незаконченным высшим образованием, более 65% оказались в низкодоходных 20-процентных группах населения, а в числе работников системы просвещения доля таких превышает 80%. Совершенно очевидно, что в такой ситуации общественный престиж образования и высокой профессиональной подготовки резко снижается, что это отрицательно влияет на развитие человеческих ресурсов социально-экономического и духовного подъема общества.Не удивительно и то, что, как показано в таблице 5, умонастроение и поведение большинства людей определяются достаточно скромными предпочтениями в области оплаты их труда.

Таблица 5. Предпочтения в области оплаты труда
В процентах от количества опрошенных

Предпочтения 1993 г. 1995 г. 1998 г. 2001 г.
Иметь небольшой, но гарантированный заработок и уверенность в завтрашнем дне 44,6 60,2 68,1 53,7
Иметь возможность хорошо зарабатывать сейчас, пусть даже без особых гарантий на будущее 37,7 19,7 17,9 29,8
Затруднились ответить 17,7 20,1 14,0 16,5

Как отмечалось, определенная стабилизация социально-экономической и политической обстановки в стране за последние 2 года положительно повлияла на социальное настроение населения. В декабре 2001 г. 51,1% опрошенных с уверенностью или надеждой выразили мнение, что в 2002 г. их жизнь улучшится, 13,3% — предположили, что их жизнь ухудшится. В предыдущие годы преобладание позитивных ожиданий над негативными было менее значительным. Однако, судя по сопоставимым данным опросов разных лет, синдром социальной тревоги в общественном сознании сохранился (таблица 6).

Таблица 6. Массовость проявления социальной тревоги в связи с неопределенностью будущего
В процентах от количества опрошенных

Варианты ответов 1993 г. 1998 г. 2001 г.
Очень тревожит неопределенность будущего 32,3 77,1 57,6
Немного тревожит неопределенность будущего 48,8 18,1 33,9
Не тревожит неопределенность будущего 15,0 2,6 5,1
Затруднились ответить 4,7 2,2 3,4

Главным источником социальной тревоги является экономическая беззащитность основной массы наших соотечественников, обусловленная чередой экономических кризисов в стране. Об этом свидетельствует как всплеск худших ожиданий, вызванный финансовым кризисом после августа 1998 г., так и результаты мониторинговых опросов. Так, например, низкую степень защищенности от возможных экономических кризисов отметили 77% опрошенных в мае и 61,4% — в декабре 2001 г. В свете сказанного достаточно показательны и данные таблицы 7.

Таблица 7. Распространенность опасений потерять нажитое в связи с ростом цен, возможностью повторения экономических кризисов и др.
В процентах от количества опрошенных

Варианты ответов 1999 г. 2001 г.
Очень опасаются потерять нажитое 32,4 29,3
Опасаются потерять нажитое, но не очень 26,0 36,0
Не опасаются, так как считают, что уже нечего терять 32,9 9,4
Не опасаются, так как считают, что ничего плохого не произойдет 3,2 20,5
Затруднились ответить 5,5 4,8

Естественно, наиболее распространены опасения нищеты в мало- и среднедоходных группах населения, у респондентов старших возрастов и в многодетных семьях.

Недостаточная уверенность в будущем, обусловленная неясными перспективами социально-экономического положения, накладывает глубокий отпечаток на социальные нормы, регулирующие массовое поведение. Именно с утратой стабильности в стране тесно коррелируют процесс маргинализации общества, ослабление социального контроля, увеличение количества преступлений и т.д. И напротив, первые же признаки наведения элементарного порядка реанимируют значение фундаментальных социальных ценностей. Это наглядно показывают сопоставимые данные опросов, представленные в таблице 8.

Таблица 8. Распределение мнений о том, стоит ли при существующих видах на будущее заводить детей
В процентах от количества опрошенных

Варианты ответов 1999 г. 2001 г.
Без сомнений, стоит 24,6 40,3
Лучше пока повременить 33,5 27,8
Определенно не стоит 22,4 14,5
Затруднились ответить 19,5 17,4

Как видим, социальный оптимизм дает ростки даже при нынешних весьма сложных обстоятельствах жизни. Это является важным залогом восстановления и всемерного преумножения потенциала российского народа.


1 В статье использованы материалы общероссийских опросов населения в возрасте 18 лет и старше, осуществленных Социологическим центром РАГС в период с 1990 по 2001 гг.
При проведении опросов применялась репрезентативная многоступенчатая квотная выборка с вероятностным отбором респондентов на завершающем этапе ее формирования и реализации. Объем выборочной совокупности опрошенных в каждом из исследований составлял от 1800 до 2400 человек, адекватно отражающих территориальное размещение населения, соотношение жителей крупных, средних и малых городов, сел и поселков, основные социально-демографические группы.
2 Cм.: Социальное положение и уровень жизни населения России. Статистический сб./ Госкомстат России. М. 2001, С. 130.

Written by admin

Май 6th, 2017 | 3:12 пп